Кинологу. Легавые.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Верность чутья легавых

При экспертизе легавых собак на полевых испытаниях наиболее ответственный момент - расценка чутья собаки. От правильности этой расценки в значительной мере зависит степень присуждаемого диплома, а следовательно, интенсивность племенного использования собаки в будущем.

Экспертная комиссия своим решением как бы открывает для собаки дорогу в пламя, и чем, с точки зрения экспертов, лучше ее качества, тем больший след в породе она может оставить, Поэтому ошибки здесь могут привести, с одной стороны, к неоправданно широкому использованию в разведении посредственной собаки и с другой - к исключению или ограничению количества вязок для отличного полевика.

Как показала практика экспертизы на состязаниях и испытаниях легавых, наиболее сложным и спорным вопросом при расценке чутья является определение "верности" - качества, которое известный натуралист-исследователь, крупный знаток охоты и собак Н. А. Зворыкин в свое время назвал "наиважнейшим элементом чутья подружейной легавой собаки".

Сейчас почти у каждого эксперта, и начинающего, и опытного, есть своя точка зрения по поводу определения этого качества,

Чем вызвано такое положение вещей? В первую очередь понятие "верность чутья" в правилах полевых испытаний легавых сформулировано крайне расплывчато. "Верность чутья - способность собаки сработать безошибочно и точно всех встреченных ею птиц, оказавшихся в пределах дальности ее чутья, с движением прямо на них". "Верность" - это верность, вот и все, что следует из этой формулировки. И эксперты обращаются к "Ориентированной шкале примерных оценок".

"Ориентировочная шкала", действительно, вносит некоторую ясность в оценку этого качества. Из нее узнаешь, что собака с плохой верностью чутья работает птичек, делает твердые стойки по старым набродам и сидкам (пустые стойки), твердые стойки по свежим набродам (следовые работы) и неверно указывает место подъема дичи, задерживаясь на стойке по сидке уже отбежавшей птицы.

Можно ли на основании этого попытаться дать "верности чутья" какое-то более точное определение? Представляется, что да, поскольку все эти перечисленные выше "грехи" вызваны одним и тем же недостатком чутья, а именно, плохой ориентировкой в запахах, слабой их дифференциацией, что обусловливается либо малой опытностью собаки, либо присуще ей с рождения. Основываясь на этом, попробуем сделать следующее определение. "Верность чутья - способность собаки дифференцировать запахи, отличать запах птиц являющихся объектами охоты, от всех прочих, в том числе от запаха следов и сидок". Особенно от запаха следов и сидок, что настойчиво подчеркивал Н. А. Зворыкин; "Способность собаки во всех проявлениях работы отличать запах самого тела птицы от запаха следа составляет одно из важнейших проявлений четкости (верности) чутья". "Стойка по горячему следу представляется явлением нежелательным".

Однако полностью ли перечисленные ошибки собаки определяют неверность чутья? Тот же Н. А. Зворыкин указывал, что верность чутья собаки не в меньшей степени, чем все вышеперечисленное, характеризуется "способностью своевременно отмечать птицу стойкой на такой дистанции, чтобы отнюдь не подпирать ее, оставляя расстояние на подводку". Легавая, прихватившая запах и двинувшаяся к птице, должна вовремя становиться. И вот эта-то своевременность определяется опять-таки ее способностью дифференцировать запахи. Собака прихватила запах и двинулась на потяжке к его источнику. В это время она, во-первых, разбирается в запахах, определяя, является ли его источник объектом охоты, причем делать это легче во время движения, следя за изменением концентрации запаха. Во-вторых, определяет местонахождение птицы.

Когда же легавой следует стать на стойку? Очевидно, тогда, когда процесс торможения нервной деятельности обусловленный доносящимся запахом, достигнет определенного порога, вызывая стойку. У собак с плохой дифференциацией запахов процесс торможения не достигает в некоторых условиях этого порога и она продолжает двигаться вперед, "напирает" на птицу, поднимает ее на крыло.

Надо отметить, что и эксперт всесоюзной категории Б. А. Калачев считал отношение расстояния от птицы, на котором собака делает стойку, ко всей длине прихватки одним из важнейших показателей верность чутья. И вот этот-то важный элемент в современных правилах не учтен. Если его принять во внимание, то предлагаемая формулировка верности чутья будет выглядеть следующим образом: "Верность чутья - способность собаки дифференцировать запахи, отличать запах объектов охоты от всех прочих запахов, в том числе от запаха следов и сидок. Это способность собаки отвечать стойкой только на запах объекта охоты, причем стойкой, сделанной на таком расстоянии от него, чтобы самостоятельно не поднять птицу на крыло".

Однако и это еще не все. На полевых испытаниях часто приходится наблюдать дефект в работе легавых, который охотники называют "спарыванием". "Спарывание" - это подъем собакой непричуянной птицы, находившейся на ветер от собаки в пределах дальности ее чутья. Этот дефект также определяется пороками "верности". "Спарывание" не следует смешивать с "толчком". "Толчок" - подъем собакой птицы, находившейся вне чутья собаки.

На основании всего изложенного к основным ошибкам легавой, вызываемым неверным чутьем, можно, очевидно, отнести следующие: "спарывание" птиц, заведомо находившихся в пределах дальности чутья собаки; подъем причуянных птиц без стойки (конечно, эту ошибку объяснять только неверностью чутья можно в том случае, если собака заведомо обладает стойкой); стойки по птичкам и другим неохотничьим объектам; стойки по старым следам или сидкам (пустые стойки); стойки по свежим следам или сидкам (следовые работы); неточные указания места подъема птицы.

Определив понятие "верности", установив основные ошибки, порождаемые неверным чутьем, необходимо перейти ко второму сложному моменту при оценке "верности чутья" легавой, а именно к самой балловой расценке, которая вызывает не меньше споров. Предварительно необходимо сказать несколько слов о методике оценки рабочих качеств собак. Правила полевых испытаний охотничьих собак предусматривают два методе оценки охотничьих качеств: либо по совокупности работ, либо по определяющей работе, Последняя может быть двух видов: работа, в которой собака показала наилучший результат, или работа с наибольшей ошибкой - максимальный "грех".

На испытаниях легавых "дальность чутья" должна расцениваться по наилучшей работе, "верность чутья" - по наибольшей ошибке, все остальные рабочие качества - по совокупности работ. Многие эксперты не учитывают, что при оценке "верности чутья" нельзя суммировать ошибки, а следует выбрать одну, самую крупную, и по ней расценивать "верность". Из-за этого нередко страдают хорошие охотничьи собаки, получая заниженный балл за "верность".

Сделала, к примеру, легавая собака пустую стойку, отработала птичку м немного неверно указала место взлета дупеля. Верность ее чутья следует расценивать, учитывая только пустую стойку, не обращая внимания на более мелкие промахи, которые как бы перекрывается крупным "грехом".

Как же практически проставляют баллы при оценке "верность чутья"? Здесь есть ряд неясных моментов. Прежде всего, за одну пустую стойку собаке по правилам можно поставить 8 или 7 баллов. Но в каком случае какой - рекомендаций нет.

Руководствоваться здесь можно, по-видимому, следующим. Основным требованием, которое предъявляется ко всем охотничьим собакам и в соответствии с которым построены расценочные таблицы испытаний, является добычливость. Чем меньше времени тратит собака впустую, безрезультатно, тем она добычливее, тем выше ее оценка на полевых испытаниях. Легавой, быстро разобравшейся в том, что в данном месте птицы нет, и немедленно уходящей в поиск после пустой стойки, можно ставить за верность чутья 8 баллов. Другой, начавшей копаться в старых набродах и теряющей на это дополнительное время, ставят -7 баллов. То же самое со "следовыми работами", которые по правилам можно расценить 6 - 8 баллами. 8 получает легавая, которая, сделав стойку по следу, затем быстро, без дальнейших задержек на следу, добирает отбежавшую птицу и поднимает ее на крыло; 6 - собака, сделавшая ряд твердых стоек по следу отбегающей птицы и затем все же поднявшая ее на крыло.

За две пустые стойки ставят по правилам 6 баллов. Нет ли здесь противоречия со сказанным ранее относительно недопустимости суммирования ошибок? Пожалуй, нет. Дело в том, что пустая стойка, в отличие от прочих ошибок, вызываемых неверностью чутья, иногда может возникнуть и не по вине чуть собаки. В определенных погодных условиях, при резком, порывистом ветре, часто меняющем направление, запах птицы может быть отнесен с чутья собаки, и недостаточно хорошо поставленная легавая оказывается не способной вновь поймать запах. Однако именно этой и только этой причиной, то есть погодными условиями, наверняка объяснять данную пустую стойку вряд ли кто возьмет на себя смелость. Поэтому создается сомнительная ситуация. Сомнения же здесь, как, впрочем, и во многих других случаях, трактуются по правилам не в пользу собаки: была пустая стойка. И вторая пустая служит уже как бы подтверждением неверности чутья.

Неточное указание места подъема птицы оценивается в 7 - 9 баллов. Когда ставить 7, когда 8, а когда 9? Рекомендовать здесь можно, очевидно, следующее. Если птица вылетает в стороне от линии подводки, но асе же впереди собаки, за верность ставят 9. Если птица вылетает далеко сбоку от линии подводки или, скажем, позади собаки (бывают и такие случаи), то есть собака долго держала стойку по пустому месту, откуда птица давно сошла, ей ставят за верность чутья 7.

И как же расценивать такие ошибки, как "спарывание птиц" или подъем причуянных птиц без стойки? Советовать в этих случаях что-либо точно обоснованное трудно. Можно лишь ориентировочно предложить оценивать эти ошибки, приравняв "спор" к работе по птичке, а подъем без остановки - к пустой стойке. И еще необходимо отметить, что, как показала практика, у собак с верным чутьем длина потяжек, или расстояние от тонки причуивания до стойки, всегда короче, чем расстояние от стойки до сидки птицы или равно ему.

Во время полевой экспертизы возникают ситуации, правильно разобраться в которых под силу только опытному эксперту, и никакие рекомендации здесь не помогут. Цель изложенного - лишь в какой-то мере устранить разнобой в оценке верности чутья легавых собак на основе единообразного подхода к решению этой достаточно сложной проблемы,

В. БЕДЕЛЬ, эксперт-кинолог всесоюзной категории
Охота и охотничье хозяйство 1981 - 5

=================================================================

  

Стойка - основной признак легавых собак

Охота с легавыми собаками в России возникла и стала развиваться сравнительно недавно - всего около 200 лет тому назад. По сравнению, например, с борзыми и гончими, легавые - это новые породы, некоторые из которых и в настоящее время не полностью стабилизировались, их становление и специализация еще продолжаются. Появление легавых собак в России сопряжено во времени с распространением огнестрельного Оружия. Недаром раньше они назывались подружейными, в отличие от борзых и гончих, с которыми в классической псовой охоте не требовалось ружья. Легавая собака находит дичь, показывает, сделав стойку, и поднимает на крыло по приказанию охотника.

В результате хозяйственной деятельности человека остается все меньше места для обитания дичи в естественных условиях. Охота становится организованной. Преобладают облавные охоты, где главными действующими лицами являются стрелки и загонщики. При этом собака нужна лишь для розыска подранков и их подачи. Поэтому на Западе развитие пород легавых поило в двух направлениях: разведение чистых ретриверов (приносящих дичь) и универсальных собак, которые наряду с этим сохраняют стойку. Однако стойка при подобных условиях охоты оказывается необязательной, поскольку неизбежна потеря непосредственного контакта собаки с охотником м ей дается относительная самостоятельность в обращении с дичью. Таким образом, стойка утрачивает свое главенствующее знамение при работе легавой собаки.

В СССР сохраняют традиции использования легавых собак и первоначальном их предназначении, то есть как подружейных. Для многих охотников-собаководов далеко не безразличен стиль работы легавой, ее темперамент, страстность, выразительность потяжки и особенно стойки и подводки. К тому же у нас еще есть место для дикой пернатой дичи: болотной, лесной и полевой. Специфика нашей охоты пока не требует специальных собак для подачи (ретриверы), их, а успехом заменили разносторонние спаниели, умеющие разыскивать дичь, своеобразно ее показывать, поднимать на крыло и подавать битую с воды и суши. Получили распространение и привезенные из-за границы, главным образом в послевоенное время, континентальные легавые, которых используют отчасти и как универсальных.

Приходится с печалью констатировать несомненный факт, что общее количество легавых собак у нас из года в год уменьшается. Причины, на наш взгляд, следующие. В ряде мест количество дичи, являющейся традиционным объектом охоты с легавой собакой, заметно снизилось. В то же время не используются и имеющиеся возможности охоты по перу. Не всегда оправданно сокращаются сроки охоты на болотную м лесную дичь. Известно, что в России в XIX веке охоту по перу открывали с Петрова дня (середина июля), что, конечно, было слишком рано. После Великой Октябрьской социалистической революции долгие годы разрешали охоту с 1 августа, затем, в шестидесятых годах, наметилась тенденция откладывания начала охоты на все более поздние сроки - вплоть до середины сентября мотивируя экологическими и другими причинами. Это свело время охоты с легавой собакой практически к одному месяцу или 8 - 10 выходным дням в году.

Еще одна причина, объясняющая сокращения поголовья всех охотничьих собак, проблема перевозки и содержания собак в крупных городах, которые одновременно являются и кинологическими центрами, где сосредоточено основное - поголовье кровных охотничьих собак.

В то же время можно с уверенностью сказать, что даже в условиях сильного давления на охотничьи угодья и сокращения пригодных для обитания дичи площадей все-таки количество пернатой дичи и области распространения ее в европейской масти СССР позволяют организовать спортивную охоту с легавыми собаками. Однако это должно сопровождаться мерами по усилению контроля за использованием охотничьих угодий, за соблюдением правил охоты.

Легавую собаку, обладающую твердой стойкой, широким поиском, быстрым ходом, хорошим чутьем и подслушиванием, в наших условиях можно с успехом использовать, доставляя радость любителям охоты. Даже если со временем мы будем практиковать дичеразведение, учитывая просторы России, облавные охоты по перу едва ли могут быть эффективными и, самое главное, не столь интересными в спортивном отношении, как охота с подружейной легавой собакой, обладающей стойкой.

Как известно, селекционную работу по породам у нас ведут с учетом комплекса показателей, причем один из важнейших - результат полевых испытаний, то есть полевой диплом, являющийся обязательным для получения классности и допуска производителей к вязкам. Это делают для постоянного закрепления охотничьих качеств собак из поколения в поколение. В настоящее время действуют правила испытаний легавых собак по болотной, полевой и лесной дичи, утвержденные в 1976 г. Они были тщательно отработаны отечественными собаководами и экспертами м отражают основные требования, предъявляемые к работе легавой собаки.

Остановимся на одном из главных элементов работы легавой собаки - стойке. Правила испытаний охотничьих качеств легавых собак по болотной и полевой дичи определяет стойку следующим образом: "Стойка - основной отличительный, устойчивый, врожденный и типичный признак легавых собак. Стойка ценится уверенная и твердая. Стойка - это остановка собаки о напряженной позе непосредственно перед причуянной и запавшей перед ней дичью". Необходимо подчеркнуть, что, хотя стойка и является врожденной, это не означает, что мы не должны постоянно заботиться о ее закреплении. Именно благодаря тому что на протяжении десятилетий производится строгий отбор собак, обладающих стойкой, последняя превратилась в относительно устойчивый признак, передающийся по наследству. Если же при селекционной работе не обращать внимания на наличие твердой стойки у производителей, она за короткое время может быть испорчена.

Натаска и полевые испытания легавых собак недаром проводят по птице, которая выдерживает стойку, то есть затаивается перед собакой. Поэтому, видимо, следует критически отнестись и той части недавно опубликованных "Правил испытаний охотничьих собак по водоплавающей птице", которые касаются легавых собак. Возникновение таких Правил можно понять, поскольку большое количество охотников, имеющих легавых собак, особенно на юге страны, охотятся по утке и иногда только по утке. Совершенно понято, что этим охотникам хочется квалифицировать своих собак, соревноваться, получать дипломы. Однако такая практика может привести к крайне нежелательным последствиям.

Известно, что водоплавающая дичь, например утка, редко затаивается перед собакой. Она, наоборот, старается быстро уплыть и скрыться, своим поведением горячит собаку и легко провоцирует ее погнаться следом. Только весьма опытная и вежливая легавая может вовремя удержаться от гоньбы и, имея хороший контакт с охотником, поднять ее на верный выстрел.

Нам известны многие примеры прекрасной работы по утке легавых собак, предварительно хорошо натасканных по бекасу или дупелю. В ряде случаев охота с легавыми по утке не препятствует им оставаться хорошими работниками по традиционной болотной дичи. Иногда легавая собака может соперничать а работе по утке с таким специалистом охоты, как спаниель. Однако натасчику нужно помнить, что нет ничего легче, чем испортить молодую и особенно страстную, горячую легавую собаку преждевременной охотой по уткам, то есть приучить гонять, утратив стойку. А без стойки легавая это уже не легавая собака.

И. ТИМЕ, эксперт I категории
А. ЛИЗИРОВСКИЙ, писатель
Охота и охотничье хозяйство 1984 - 4

================================================================

 

У каждой легавой свой стиль

У каждой породы легавых собак свои достоинства, свои специфические качества. Легавых принято разделять на континентальных и британских, различающихся стилем работы. вопросы стиля легавых неоднократно обсуждались российскими кинологами. Интересуют эти вопросы и охотников за рубежом.

 

Работа легавой собаки заключается, как известно, в поиске дичи. Учуяв запах птицы, ваш верный помощник должен "сообщить" вам об этом, став на стойку. Замирание собаки перед близкой дичью - чисто рефлекторное явление. Любой хищник останавливается и как бы сосредотачивается перед тем, как прыгнуть на жертву. Сознательное развитие данной особенности животных позволило селекционерам получить легавых собак, а впоследствии сделать новое качество наследуемым. Но не до такой, правда, степени, чтобы оно не нуждалось в постоянном закреплении. Только с помощью целенаправленной натаски можно создать по-настоящему эффективную собаку-охотницу. Добывание пищи всегда являлось одной из главных проблем людей, и охота позволяла решать ее наилучшим образом. Потому-то испокон веков дикие животные считают человека своим самым злейшим врагом и инстинктивно стараются держаться на безопасном расстоянии от двуногого хищника. Волей-неволей человеку пришлось обзавестись гончими собаками, а лотом и легавыми. Постепенно охота из необходимости превратилась в спорт И в наши дни находится великое множество любителей побродить с ружьем. Однако все больше и больше охотников понимают, что не все средства хороши, и порой даже отказываются от стрельбы, если ситуация противоречит их моральным принципам. Примером тому может послужить случай, происшедший во время прошлогодних финальных соревнований чемпионата св. Губерта. Прошли они в священном для каждого французского охотника месте, а именно в Рамбуйе, на охотничьих угодьях, учрежденных самим Наполеоном. Немудрено, что проведенный там чемпионат стал незабываемым событием для всех ею участников. Так вот один из конкурентов не выстрелил в поднявшегося фазана, а на вопрос удивленного судьи ответил: "Я почувствовал, что собака стеряла запах с чутья. Я мог бы, конечно, выстрелить, но не в Рамбуйе". Прекрасный и благородный поступок, свидетельствующий об истинно спортивном духе и уважении к историческому месту французского охотничьего искусства. И очень радостно сознавать, что именно такое достойное и чисто спортивное использование легавой собаки в сочетании с высокой человеческой нравственностью постепенно начинает завоевывать позиции в нашем обществе. Многим уже небезразличен и стиль ведения охоты, и им доставляет великое эстетическое удовольствие следить за работой той или иной собаки. Ведь все породы наделены специфическими качествами, разные собаки скачут в поиске и отрабатывают птицу на свой лад. Взять хотя бы стойку, что дарит максимальное удовольствие большинству охотников. Спору нет, главное в ней - эффективность, но нельзя забывать и о том, что выполняется она по-разному. И уже немало охотников научились ценить красоту стиля работы собаки.

Британские породы

Все три разновидности британских сеттеров держат голову на одной линии со спиной. Голова пойнтера располагается выше линии спины. Из трех разновидностей сеттеров только у английского, благодаря особой морфологии тела, напряженно вытянутые голова и шея не имеют при беге дополнительного волнообразного движения. Фигура кажется идеально ровной и горизонтальной.

Ирландский сеттер также несет голову на одной линии со спиной. Однако это не столь бросается в глаза, как у его английского собрата, в чем и заключается их основное различие. Мало того, линия спины и головы никогда не остается во время галопа строго горизонтальной. Она находится в постоянном волнообразном движении, подобно судну в штормовом море. И голова ирландского сеттера в отдельные моменты ныряет вниз, как нос корабля в волну. Совершенно иначе бежит сеттер-гордон. Каждое движение относительно прямых бедер поднимает резкими рывками переднюю часть туловища, но голова остается по-прежнему на одной линии со спиной и совершает лишь легкие волнообразные движения.

Что касается пойнтера, то у него при галопе удлиненный прыжок, производимый в основном за счет мощных движений задних конечностей, что заставляет собаку держать голову постоянно над линией спины. Шея далеко вытянута вперед и напряжена. Пойнтер - это яркий пример галопирующего животного, от собаки исходит ощущение физической мощи.

У большинства континентальных собак постав головы постоянно меняется, поскольку так же непостоянен и стиль их хода. Только бретонские эпаньоли и курцхаары держат голову над линией спины. У бретонского эпаньоля галоп быстрый и короткий за счет резких последовательных движений передних и задних конечностей. Курцхаар передвигается легко и ровно, кажется, он может бежать так бесконечно долго. Это ощущение спокойствия коренным образом отличает его скачку от скачки пойнтера.

Шаг, рысь и галоп

Континентальные породы собак обычно противопоставляются английским, в основном по скорости поиска дичи. Считается, что первые, их всего семнадцать, работают медленнее последних. Английские собаки (их четыре: английский сеттер, ирландский сеттер, гордон и пойнтер), используют во время поиска дичи галоп, а остальные их собратья - так называемый континентальный ход. Эти четвероногие охотники могут передвигаться шагом, рысью или галопом. Галоп является естественным аллюром британских пород на охоте. Именно поэтому для краткости и принято говорить, что британские собаки скачут быстрее других европейских, которые порой переходят на рысь, а кроме того, не столь резвы на галопе. Как и всякий спорт, кинологические дисциплины имеют своих лидеров и аутсайдеров. Так сеттер-гордон считается наиболее медлительным из всех британских пород. А "чемпионами" среди континентальных слывут бретонский эпаньоль и курцхаар. Обе собаки обладают энергичным галопом, позволяющим покрывать им в поиске значительную территорию. Разумеется, подобные утверждения весьма абстрактны и только поохотившись целый день, можно разобрать, где миф, а где реальность. Немалые отличия существуют и в поставе головы на стойке у различных пород.

Внимание: рядом дичь

Пластика галопирующей собаки радует глаз тех, кому по душе гармония движений. Но вряд ли сыщется хоть один человек, которого оставит равнодушным вид стойки. Разве можно не прийти в волнение, когда собака резко останавливается, почуяв близость дичи? Без всякого сомнения, такая внезапная неподвижность представляется тем более удивительной, что она противоестественна. Как тут не задать себе вопрос: чем объяснить такое поведение собаки? Самая впечатляющая стойка у пойнтеров. Все необычно у этой породы: и смелый галоп, и величественный постав головы, и прямой прут, и несколько надменная манера вести поиск. Пойнтер, кажется, не ищет, а пытается догадаться, где спрятались птицы и... вдруг замирает с высоко поднятой головой. Резко и неожиданно, как удар хлыста. Впечатляющее зрелище! Совершенно иначе работает английский сеттер. Это, в первую очередь, охотник, ищущий дичь. Отсюда и характерная манера ведения поиска. Собака очень собранна и осторожна. Она буквально стелется по земле, будто не хочет, чтобы ее было видно. Частыми движениями головы ищет запах, то и дело меняя направление скачки. А потом резко переходит на короткие быстрые потяжки, немного скидываясь из стороны в сторону, чтобы точнее определить направление на источник запаха. Корпус английского сеттера опускается при этом еще ниже, словно он собирается прижаться к земле и умереть от полноты чувств возле причуянной дичи! Английский сеттер делает стойку в положении лежа или полулежа, особенно когда дичь находится поблизости. Его действия очень напоминают хищников семейства кошачьих, подкрадывающихся к жертве. Невольно затаишь дыхание! Не менее красиво смотрится и волнообразный галоп ирландского сеттера. Частенько, почувствовав запах, он слегка опускает шею, хотя мочку носа держит по-прежнему высоко, будто желая скрыть свои намерения (возможно, это объясняется раскачиванием туловища при галопе). И потом - переход в стойку! Собака приподнимается всем телом и замирает практически в стоячем положении; голова располагается на одной линии со спиной, нос слегка приподнят. Можно подумать, что темно-рыжее туловище вдруг превратилось в ржавый якорь, застопоривший движение животного. Настоящий артист, этот ирландский сеттер!

Остается сказать о гордон-сеттере. Как мы уже говорили, это самая медленная из всех британских собак. И самая спокойная. Что вовсе не мешает ей во время поиска дичи обследовать такую же территорию, что и остальным.

Собаки континентальных пород не столь зрелищны. Они обычно более уравновешенные животные, а потому не столь динамичны, как их британские собратья. И стойка у них менее четкая. Но по красоте движений и стойка, и подводка выглядят нередко просто превосходно. И я, например, знаю нескольких континентальных собак, которые ни в чем не уступят британским.

Подводка

Сделавшая стойку собака точно знает, где находится дичь. Более или менее высокое расположение головы показывает, как далеко птица находится от собаки. А направление головы и взгляда указывает, где ее нужно искать. Что и делает собака после того, как охотник подаст ей соответствующую команду, или по крайней мере, близко к ней подойдет. Если собака поспешит и раньше времени бросится вперед, находящемуся далеко сзади охотнику не удастся подстрелить птицу.

Подводка прекрасна замедленностью движений и способностью собаки сдерживать природные инстинкты. Именно подводка считается своего рода мерилом качества дрессировки. Поведение собаки во многом зависит от ее характера. В принципе движения на подводке должны гармонично продолжать пластику потяжки и стойки. К сожалению, следует признать, что техника подводки сейчас постепенно унифицируется. А ведь во время весенних полевых испытаний по куропаткам стиль движений собак ценится очень высоко, ведь он является своеобразной визиткой той или иной породы.

Осенние состязания: проверка боем

Во время осенних состязаний со стрельбой по дичи приоритет, напротив, отдается эффективности работы собаки и ее охотничьему чутью. Здесь собаки проходят проверку боем. Главное для участников этих соревнований - результат! Разумеется, охотники обращают внимание и на пластику движений собаки, но в первую очередь их волнует, будет добыта дичь или нет. И они абсолютно правы. Клубные специалисты и кинологи вынуждены таким образом закреплять и развивать практические способности охотничьих собак. Верно и то, что ни одна собака не способна сохранять один и тот же стиль хода в течение целого дня охоты. Даже такая, казалось бы, хорошо тренированная собака, как Мари-Жо Перек, чемпионка Франции и многократная победительница различных состязаний, не в силах показывать совершенную скачку на протяжении всей двухкилометровой дистанции движения охотника.

Так что, друзья-охотники, продолжая любить вашего замечательного нынешнего четвероногого друга, каких бы кровей он ни был, подумайте и о том, что очень приятно иметь породистую собаку с врожденным охотничьим инстинктом и естественной красотой движений. Почему бы не приобрести такую в следующий раз?...

Ж.-М.ПИЛАР, (журнал "Le Chasseur Francais", 1997)
Перевод Виталия Румянцева,
Журнал "Охота" 1998 - 3
проект ИД "Друг"

=================================================================