Кинологу: Испытания, тесты.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Испытания на берлоге

Сравнительно недавно на охотбазе "Россохи" проводились опытные испытания лаек по медведю на искусственной берлоге. Экспертизу проводила комиссия под председательством эксперта первой категории А. А. Васильева в составе эксперта II категории В. А. Торопова и стажера А. А. Вахренева.

В ясный солнечный день с умеренным ветром на небольшую лесную полянку, оттаявшую от снега, была завезена клетка размером 2х1х1,5 м с двумя медвежатами и установлена на краю поляны, под большой развесистой сосной. Клетку вкруговую обставили елочками и для большей плотности укрытия набросали сверху и с боков елового лапника, так что зверей невозможно было увидеть сквозь зеленую стенку. Исходная позиция для собак находилась в 150 м от берлоги, на лесной дорожке, с подветренной стороны. Экспертная комиссия расположилась на противоположной стороне поляны, в 30 м, в укрытии; поэтому во время работы собак ничто не отвлекало, и вся работа была видна от начала и до конца.

На испытаниях были выставлены 7 западносибирских и 7 русско-европейских лаек в возрасте не старше 2 лет. Из них дипломы получили 6 собак: 4 зсл и 2 рел. Всех собак, прошедших экспертизу, можно разделить по характеру поведения на 3 группы. К первой группе относятся собаки-берложницы, ко второй - собаки, злобные к медведю, и, наконец, к третьей не работающие по медведю. На конкретных примерах попробую охарактеризовать каждую группу.

Наиболее яркая представительница первой группы была зсл - Лада В. П. Шеромова. Она, еще не доходя до исходной позиции, начала поднимать мордочку, ловя струи воздуха, вся ощетинилась и залаяла; отпущенная с поводка, она подбежала на 15 метров к берлоге и стала непрерывно лаять, осторожно приближаясь, а через 15 мин по первой же команде ведущего была отозвана и взята на сворку.

Наиболее ярким представителем второй группы был рел - Алтай В. Н. Самориги, который причуял зверей только тогда, когда выбежал на поляну, но, принуяв медведей, залаял злобно и все время пытался проникнуть сквозь деревья; отзывать его пришлось с трудом.

В последней группе многие собаки просто боялись запаха зверей или не обращали на него внимания. Одна из собак, выбежав на поляну и обойдя ее по периметру, дошла до берлоги, ни о нем не подозревая, а в это время в клетке медвежонок пошевелился. Бедняга, услышав шорох, с визгом залаяла от страха, бросилась, поджав хвост, к хозяину и чуть не сшибла его с ног.

Работу лаек расценивали по существующим правилам как берложниц. Однако присуждение диплома III степени лайке за работу по медведю, которого она видит, как собаке-берложнице, пригодной для разыскивания берлоги, представляется неверным.

Испытания показали, что существующие правила не позволяют в полной мере оценить работу собаки-берложницы, используемой для поиска берлоги. Когда лайка разыскивает берлогу, она пользуется только обонянием - ни зрение, ни слух ей не помощники. В правилах нет таких элементов, как поиск, чутье, голос, послушание, без которых не может быть берложницы. Но в правилах совершенно не нужны такие качества, как злобность и приемистость хваток, смелость и облаивание.

На наш взгляд, нужно подумать и о степени диплома. Очевидно, берложницы бывают разного уровня способностей и нельзя их оценивать единственной III степенью. Подобный вопрос уже обсуждался на страницах журнала "Охота и охотничье хозяйство" (N 3, 1983), в статье Н. Ларионова "Притравка лаек на берлоге, в которой автор предлагает проводить испытания на берлоге и присуждать дипломы II и III степеней.

Наверное, сначала надо уяснить, какие требования мы должны предъявлять к собаке-берложнице: или это собака, с которой разыскивают берлоги, или собака, с которой охотятся на берлогах до выхода из нее зверя, так как характер ее поведения в обоих случаях должен различаться.

Справедливости ради нужно отметить, что собак-берложниц никто и никогда не пытался отбирать, да и охота на берлоге с собаками слабо распространена.

Вот как описывал охоту на берлоге с лайками князь А. А. Ширинский-Шихматов ( "По медвежьим следам", 1900): "Человек, ведущий собак на сворке, должен остановиться с ними, не доходя до берлоги приблизительно сажень за 150 - 200. Это необходимо ввиду того, что зверь может лежать на слуху, и прежде, чем охотник успеет подойти к берлоге, собаки поднимут его, отлично понимая, что на помощь им сейчас же следом идут охотники...

Иногда, чтобы ускорить дело, можно также позвать условным свистом собак, оставленных под присмотром надежного человека; пустив на берлогу собак, нужно быть осторожным: нет ничего легче, как убить собаку вместо медведя при охоте на берлоге".

А вот что пишет В. Н. Каверзнев ("Медведи и охота на них", 1993 г.): "...Для медвежьих охот хорошие лайки являются универсальными собаками, исполняющими самые разнообразные функции. Берлоги промышленниками разыскиваются при помощи лаек, эти же собаки выгоняют медведя из его зимнего обиталища, они же преследуют стронутого или раненого зверя и задерживают его на ходу, а затем облаивают, указывая этим охотнику местонахождение медведя и давая возможность подойти к последнему на выстрел.

Для того, чтобы найти берлогу по запаху, собака должна обладать повышенным чутьем, так как в морозы сила запахов снижается, а погрузившийся в зимнюю спячку медведь должен распространять меньше запаха, чем летом и осенью.

Слишком злобная лайка, зачуяв медведя в берлоге, станет азартно бросаться к челу, проникая иногда в самую берлогу, и почти, наверное, стронет зверя. Поэтому если охотник отыскивает берлогу для будущих охот, то ему следует брать с собой собаку чутьистую, но к медведю незлобную, которую можно было бы легко отозвать от берлоги. Для большей успешности желательно, чтобы собака обладала быстрым и широким поиском.

...Хорошие для розыска собаки, зачуя близость берлоги, занятой зверем, поднимают шерсть на спине, осторожно приближаются к челу и издали, не очень горячо облаивают зверя. По свисту охотника она возвращается к нему, так как дело сделано: охотник осведомлен о находке, а встреча с медведем для них не нужна. Работая с такими собаками, охотник может обнаружить не одну берлогу, не потревожив зверя...

Работа лайки на самой берлоге сводится к тому, чтобы возбудить зверя, заставить его покинуть свое убежище и выйти на охотника".

В. Н. Каверзнев пишет об универсальных лайках для охоты на медведя, которые и разыскивают берлоги и выгоняют из них зверя, а стронутого или раненого преследуют и задерживают. Однако если и встречаются такие собаки, то они чрезвычайно редки. Ибо трудно даже представить лайку, вежливую к зверю при поиске берлоги и злобно-агрессивную во время охоты на него.

Опираясь на опыт знаменитых охотников, наиболее глубоко познавших медвежьи охоты, а также имеющих личный опыт, предлагаю пересмотреть правила испытаний по медведю на искусственной берлоге. На мой взгляд, они должны быть такими.

Правила испытаний лаек по медведю на искусственной берлоге

1. К испытаниям лаек на искусственной берлоге допускаются одиночные собаки.

2. На испытаниях выявляются и оцениваются следующие свойства лаек: поиск, чутье, мастерство, вязкость, голос, послушание.

3. Медведь для проведения испытаний может быть любого возраста и веса.

4. Поиск - определяет поведение собаки в лесу, скорость хода, ширину и дальность, деловитость. Поиск можно проверить в любом лесном массиве, независимо от того, есть там зверь или нет, и если собака в поиске не уходит за пределы видимости, то испытания на этом нужно закончить.

5. Чутье - способность собаки на расстоянии, не видя медведя, причуять его и далее определить (указать) место нахождения зверя лаем.

6. Мастерство - поведение собаки около берлоги до отзыва владельцем. (Она должна обнаружить берлогу на расстоянии и ни в коем случае не должна лезть туда.)

7. Вязкость - настойчивость, с которой собака должна облаивать в берлоге медведя до отзыва владельцем.

8. Голос - его сила, звонкость, доносчивость, породность.

9. Послушание - четкое и безотказное выполнение собакой всех команд ведущего.

В. ТОРОПОВ, Охота и охотничье хозяйство

=================================================================

Испытания по медведю: нужны ли они терьерам?

Сначала анкетные данные одной из собак.

Порода: ягдтерьер
Кличка: Марта
Возраст: 5 лет
Оценка на выставке: "очень хорошо"
Полевые дипломы: второй степени по лисице и барсуку
Племенной класс: элита
Причина смерти: сожрана медведем во время притравки

Взяться за эту статью меня заставило твердое убеждение в закономерности происшедшего и серьезное опасение, что в случае утверждения правил испытаний ягдтерьеров по подсадному медведю подобная судьба ждет многих из них, В связи со сказанным кинологам следовало бы обсудить два вопроса:

1. О целесообразности разработки и принятия правил испытаний ягдов по подсадному медведю.

2. О существующих правилах испытаний и притравок и об укомплектованности станций спасательными и страховочными средствами.

Для работы по бурому медведю всегда использовали одну-единственную группу пород собак - северных лаек. Отбор среди них происходил в течение веков. Выживали и оставляли потомство собаки, не только способные довольствоваться скудной пищей в суровые морозные зимы и пробираться по глубокому снегу и бурелому, но прежде всего те, которые оказывались в состоянии соразмерить свою силу и ловкость с возможностями преследуемого зверя, будь то лось, кабан или медведь. Лайка работает с расчетом не попасть в когти, пасть или под копыто, так как до подхода охотника могут пройти десятки минут. Все это время лайка облаивает зверя, сохраняя достаточно большую дистанцию до него. Это отвлекает внимание зверя и позволяет охотнику незаметно подойти на выстрел. Только после его приближения лайка переходит к имитации атаки и собственно к атаке. Она приближается к зверю, но не подходит к нему и делает хватки, двигаясь по касательной, то есть ни в коем случае не бросается на него прямо в лоб. Именно этим лайка отличается от десятков пород так называемых травильных собак, к которым относятся мастифообразные и большинство терьеров.

Главное отличие лайки - способность атаковать, не забывая о самосохранении.

Конечно, речь не идет о тех случаях, когда этот мощнейший инстинкт отходит на второй план ради защиты хозяина.

Отбор же терьеров, в том числе и ягдов, шел в ином направлении. Это типично травильные собаки, работающие недалеко от хозяина. Травильные псы - старое название большой группы собак, включавшей не только охотничьих, но и некоторых пастушьих. Когда-то их использовали в собачьих боях и для травли пойманных ранее зверей на потеху толпе в специальных загонах (садках), откуда и пошло название испытаний "садки по зверю". Во время садок для собак разного размера и типа подбирались сопоставимые по силам противники, чтобы сделать это мероприятие возможно более зрелищным. Современные породы терьеров являются прямыми потомками таких садочных псов. Именно поэтому, кстати, такие породы, как эрдели, бедлингтоны,ирландцы, керри,були и питбули, даже скотчи, не будучи специализированными охотничьими, легко включаются в работу по зверю на притравках. Эта способность терьеров позволила создать прекрасных псов-тружеников, столь ценимых охотниками. Не заботясь о самосохранении, терьеры атакуют любого противника.

Терьеры - сравнительно молодая группа пород собак, сформировавшаяся на Британских островах, в регионе, где вероятность частых встреч с крупными хищниками невысока. Соответственно, их отбирали именно на способность атаковать любого зверя, не задумываясь о собственной шкуре. Вся работа терьера в норе основана на лобовой атаке, без попыток увернуться, защищаясь при этом прежде всего хватками, что возможно лишь в борьбе с близким по весу и силе противником. Манера атаки терьера, таким образом, противоположна атаке лайки.

Ягдтерьер справедливо завоевал популярность бескомпромиссностью работы в норе и универсальностью. Его работа по норному зверю, как известно, характеризуется обилием хваток (нередко ведущих к гибели лисицы и не всегда безопасных для собаки) и откровенным напором, атакой в лоб, почти без разменов. Все любители этой породы знают, что без "разжимов" удается обойтись редко: собака, сжав зубы, забывает обо всем. Универсальность ягдов настолько общеизвестна, что рассуждать о необходимости доказывать ее дипломами по медведю смешно.

Так стоит ли испытывать этого бойца по подсадному медведю? Ответ на этот вопрос дали первые такие испытания ягдов, организованные в 1989-90 годах по инициативе секции любителей ягдтерьеров Московского общества охотников и рыболовов (с расценкой по правилам лаек, без присуждения дипломов).

Из 30 ранее не притравленных по медведю ягдов 27 показали работу не ниже, чем на диплом третьей степени. Еще один ягд был снят за нападение на медведя в клетке. Это означает, что ягды способны без всякой тренировки обнаружить медведя, указать его местонахождение, облаивать положенное время и т.п. Кстати, таких однозначных результатов не показывают лайки, что вполне объяснимо. Их реакции сбалансированны, так как инстинкт самосохранения блокирует агрессию.

В таком случае зачем нужны испытания ягдов по медведю и, соответственно, притравки? Конечно, я понимаю гордость владельцев по поводу универсальности и бойцовских качеств их собак. Но ведь вопрос стоит так: при испытаниях по медведю закономерно будут гибнуть лучшие по рабочим качествам собаки этой породы. Не будем забывать о том, что испытания - не самоцель, но один из элементов племенного отбора при ведении породы. И если существует реальная опасность того,что в результате испытаний будут гибнуть собаки, а тем более лучшие из них - следует отказаться от этой формы испытаний. Тем более, что для ягдов существует не один и не два их вида.

Второй вопрос: о правилах испытаний и притравок и технике безопасности при работе с медведем, что имеет первостепенное значение прежде всего для лаек.

По роду свей профессиональной деятельности я занималась изучением поведения бурого медведя. Значительная часть материала собрана на медведях, содержащихся в неволе, поэтому я имела редкую возможность наблюдать несколько десятков этих животных в различных условиях содержания и выращивания. Важнейшее свойство бурого медведя - высокий уровень рассудочной деятельности (она сопоставима с таковой у дельфинов и обезьян), что обеспечивает прекрасную ориентацию в обстановке, знание ее и использование всех ее деталей. Медведи знают и используют дистанцию досягаемости и атаки, способны до сантиметров рассчитать направление и силу удара. Во время одного эксперимента, например сопровождавшегося киносъемкой, что раздражало животное, 32-летний бурый медведь поймал лаборанта, стоявшего вне пределов досягаемости, когтем за ремешок часов. К счастью, ремешок оборвался до того, как зверь подтянул руку человека к прутьям клетки.

Поэтому площадка для притравок и испытаний должна быть укомплектована полным набором страховочных средств.

Что же они собой представляют? Во-первых, ружье, а лучше пистолет с холостым зарядом. Далее - ракетница в руках опытного егеря. Металлические шланги с крюками, позволяющие оттянуть зверя за цепь. Отжимы, щиты (куски восьмислойной фанеры с рукоятками на одной из сторон), позволяющие прикрыть собаку или человека. Трос и цепь должны быть натянутыми, а не болтаться по земле.

Все эти средства - не панацея, но они позволят выиграть несколько секунд, необходимых, чтобы выдернуть собаку из-под медведя. О возможности и целесообразности использования газовых баллонов говорить остерегаюсь: их воздействие не только не предсказуемо, но может привести и к обратным результатам.

Следующая группа вопросов касается кормления и содержания медведей. Бурый медведь всеяден, он может использовать в пищу как растительные, так и животные продукты. Его пищевая стратегия отличается консервативностью: он предпочитает использовать в пищу знакомые формы продуктов, а при сезонной смене кормов постепенно (в течение нескольких дней и даже недель) меняет основной предпочитаемый корм. К использованию мяса медведь переходит при дефиците растительных кормов. Следовательно, бурый медведь, используемый для притравок и испытаний, должен быть сыт. Его рацион должен категорически исключать все мясные и сырые рыбные корма

При необходимости поощрить медведя можно использовать продукты, не входящие в постоянный рацион: яйца, орехи, сгущенное молоко. Сытость медведя необходима даже из чисто прагматических соображений, не говоря уж об этических. Только в этом случае вероятность того, что он не будет смотреть на собаку как на источник калорий, максимальна. Соответственно, его реакция будет игровой или оборонительной, то есть безопасность людей и собак возрастает.

По манере поведения собаки вблизи зверя можно также судить о степени его опасности для нее. Хорошая рабочая лайка, атакующая медведя, старается подходить по касательной к нему либо делает выпад с хваткой сзади, заметно вытягиваясь в прыжке в момент касания (на основании анализа видеосъемки притравок и испытаний). Если собака атакует медведя с головы или часто пересекает ему дорогу перед мордой, то опытный эксперт тут же потребует убрать собаку с испытаний или притравки. Но вот все ли эксперты достаточно опытны? А ведь от них зависит жизнь наших собак. Такие моменты должны быть отражены в правилах.

Лайки должны останавливать медведя хватками за гачи, но не лобовой атакой. Для ягдтерьера же такая реакция не типична, он всегда старается забежать и атаковать спереди, а уж если нападает сзади, то виснет, не задумываясь о последствиях. Следовательно, хороший рабочий ягд с первых минут притравки по медведю оказывается в опасном положении. А характер бойца не позволяет ему уступить...

И наконец, еще об одном страховочном средстве. Все тот же высокий уровень рассудочной деятельности бурого медведя обеспечивает пластичность его поведения, позволяя ему очень гармонично использовать целый комплекс реакций во взаимодействии с окружающим миром. Для нас это означает возможность использования УСЛОВНОГО ТОРМОЗА, при возникновении которого медведь прекращает любую деятельность и устремляется в безопасное место. Так, в одном из подмосковных охотхозяйств медведица, когда-то обездвиженная выстрелом из ружья, теперь побаивается его и мигом прекращает возню с собаками, готовясь "эвакуироваться" в безопасное место.

Механизм действия условного тормоза очень прост: у зверя заранее вырабатывается условный оборонительный рефлекс на то, что при подаче сигнала он должен немедленно бежать в клетку или садиться (ложиться) в любом углу, выбранном егерем. Сигналом (после выработки рефлекса его называют условным тормозом) может служить выстрел из ружья или стартового пистолета, свисток определенной частоты, выстрел из ракетницы, вспышка света, определенный гудок или сирена, или любая комбинация звуковых и световых раздражителей. Наиболее рационально, по-видимому, чтобы после подачи сигнала медведь бежал в клетку. Процедура выработки этого такова. Вначале подается сигнал, через несколько секунд следует наказание, продолжающееся до тех пор, пока медведь не забежит в свою клетку, где его, конечно, должно ждать что-нибудь вкусное и пара ласковых слов от хозяина. Следует учитывать, что медведь опасается громких резких звуков, его настораживают неожиданные вспышки света, поэтому включение поисковой фары и автомобильной сирены уже создаст благоприятные предпосылки для того, чтобы наказывать зверя пришлось по минимуму. Нужно также помнить, что при выработке условного рефлекса первостепенное значение имеет точность повторения действий и точность воспроизводства параметров сигнала: нужна одна и та же лампа и одна и та же сирена. Разумеется, все это потребует предварительной работы егеря. Но коль скоро мы платим за притравку, мы вправе рассчитывать на элементарную защиту, по возможности не основанную на убийстве зверя.

Егерь и начальник охотхозяйства должны нести материальную ответственность за гибель собак.

Надо отметить, что условный тормоз, как и любой другой, может действовать только на сытого зверя. Отощавший медведь или прикормленный мясными отходами или тушками отстрелянных в угодьях бродячих собак или лисиц для притравок не пригоден. Такой зверь смотрит на собаку, облаивающую его, только как на пищу. Смею утверждать, что медведь, ранее не пробовавший собачьего мяса, на нападет на собаку, не реагируя не удары, на вход людей в зону досягаемости и т.п. Отсюда еще одно требование: медведи, убивавшие собак ранее, не должны использоваться на испытаниях и притравках, кроме как после письменного согласия владельцев собак.

Таковы основные уроки гибели ягдтерьера Марты.

Анна ШУБКИНА, Журнал "Друг" - проект ИД "Друг"

 

=================================================================

Испытания ретриверов за рубежом

Очень быстрая популяризация ретриверов России (в основном лабрадоров-ретриверов и золотистых ретриверов) связана не только с его притягательными качествами для рядового любителя собак (хороший компаньон, всегда стремится исполнить любое желание хозяина, любит детей, хорошая обучаемость, уравновешенная нервная система и др.), но и с мошной рекламой (пресса и телевидение утверждают, что это - <собака президентов> и вообще лучше ее нет для домашнего содержания). И эта выведенная для охоты собака оказалась в России на диване.

Начинают появляться первые публикации о ретриверах, которые не давали серьезных сведений о них, а скорее напоминали сказки Андерсена. Содержание появлявшихся переведенных статей о ретриверах соответствовало запросам владельцев <диванных> ретриверов с добавкой фантазии переводчиков. И только с середины девяностых годов стала изредка появляться литература о ретриверах интересная для охотников. Да и то почему-то довольно однобокая (только о том, как хорошо ретривер подает битую птицу). Хотя уже в это время в американском журнале "GUN DOG" публикуется огромное количество статей и реклама о разнообразной охоте и испытаниях ретриверов (в Америке самое большое поголовье лабрадоров).

В настоящее время в переводной литературе о ретриверах можно найти работы только двух специалистов-собаководов - Леон Ф.Уитни и Дж. И.Черчиль (этого катастрофически мало). Первый занимается в основном гончими, Дж. И.Черчиль больше заводчик, чем охотник. К тому же женщины очень редко увлекаются ходовой охотой, а охота с Лабрадором как с подружейной собакой - это ходовая охота. Раз такой охотой не занимается, значит, и не пишет об этом. А охотников интересует в первую очередь, как на Западе охотятся с ретривером и как проводят полевые испытания.

В Великобритании проводится очень много разных полевых испытаний ретриверов. Например, первенство в стране проводится в декабре, на которое допускается только 12 или 24 собаки (соответственно 1 день иди 2 дня). Попасть на них владельцу ретривера довольно сложно, так как собаки проходят строгий отбор по рабочим качествам, да и стоит это довольно дорого. Обставляются испытания помпезно.

Испытания проводят по вольной птице. Все участники (ведущие, загонщики и стрелки) растягиваются в линию на 100 ярдов (1 ярд=91.44 см). Линия слева направо расставляется следующим образом: стрелок, загонщик, собака с тренером, загонщик, стрелок, загонщик, собака с тренером, загонщик, стрелок, стрелок, загоншик, собака с тренером, загонщик, стрелок, загонщик, собака с тренером, загонщик, стрелок. Всего 4 собаки с тренерами, 6 стрелков, 8 загонщиков с собаками. Судьи идут позади собак с тренерами. Вся эта линия в довольно быстром темпе движется по полю, на котором, например, есть куропатки или фазаны. Собака загонщика поднимает птицу, стрелок стреляет ее на расстоянии 40 ярдов. В поиск направляется собака, какая названа судьей.

Во время поиска проверяется способность ее по сигналам останавливаться и менять направление поиска. На поиск птицы Лабрадору дается 6 минут. Если птица не найдена, то первая собака отзывается, и судья в поиск посылает другую собаку. Кроме того, если птица опять таки не найдена, то загоншик с собакой должен определить: подранок это или чисто битая птица. Если во время работы первой собаки выпугивается другая птица, то собака не должна на нее отвлекаться, а продолжать работать по своей птице. Стрелок стреляет вторую птицу. Первая собака должна продолжать работать по своей птице. В поиск за второй птицей попылается следующая собака. На этих испытаниях очень важны дисциплина и послушание.

Российский охотник всегда стремился иметь универсальную собаку, так же, как немцы и американцы. Именно поэтому их опыт может оказаться нам очень полезным, а мы не наделаем серьезных ошибок, сохранив у ретриверов их уникальные рабочие качества. О лабрадорах в Германии публикаций в отечественной литературе нет, только от собаководов, ездивших в эту страну, известно, что Лабрадор у них работает как легавая.

В тридцатые годы в Америке при содействии и субсидировании АКС был создан Национальный Ретривер Клуб. С 1931 г. клуб проводит полевые испытаия, которые как две капли воды похожи на полевые испытания в Англии. Из американских журналов и книг хорошо видны два направления разведения, использования и, соответственно, испытаний ретриверов. Лабрадоры только для подачи и как универсальные подружейные собаки.

У нас тоже все больше собаководов и охотников, имеющих лабрадоров, стали понимать, что только подающая собака на охоте малоэффективна (см. рекомендаций Малова О.Л. в отчете о состязаниях по утке на приз <РОГ>, <РОГ> № 34-2000).

Интересно то, что многие лабрадоры еще в щенячьем возрасте, без предварительной натаски, совершенно самостоятельно делают твердую стойку. Для проверки полевых качеств своих собак АРLА устраивает испытания в условиях реальной охоты с отстрелом вольной птицы. Собака в зависимости от степени подготовленности может пройти начальные сертификационные испытания, промежуточные испытания иди получить звание мастер/гроссмейстер.

На сертификационных и промежуточных испытаниях проверяются и расцениваются следующие качества лабрадоров: чутье, поиск, стойка, настойчивость, подача (с земли и воды) и послушание. Все перечисленные качества по своей сути совпадают с нашими. Только понятие стойки значительно расширено. В него вкладывают стиль стойки и верность чутья. Для зачета сертификационных испытаний он должен непременно сделать пятисекундную стойку, а для успешного завершения промежуточных испытаний Лабрадор должен остаться на стойке как минимум десять секунд.

Большое значение придается подаче с воды. Лабрадор должен плыть быстро и энергично. Причем эта подача с расстояния 50 ярдов должна быть выполнена не более чем за 3 минуты. Начинать поиск собака может только после падения птицы в воду и по команде тренера. При проведении промежуточных испытаний Лабрадор выполняет двойную подачу с земли и воды. Птиц собака может подавать в любой последовательности, но во время поиска не должна переключаться с поиска одной птицы на поиск другой. Лабрадор должен выполнить одну подачу птицы и только после этого начинать искать вторую.

Достаточно сложные испытания разработаны для получения титула мастер/гроссмейстер. Они направлены на то, чтобы проверить у лабрадоров в первую очередь надежность стойки и, конечно, остальные качества разносторонней подружейной собаки (поиск, чутье, нестомчивость, настойчивость, разнообразные подачи, постановку, послушание).

Интересно, на что обращают внимание американские судьи при оценке стойки? Оценивается стиль стойки. Стать Лабрадор должен самостоятельно по чутью (с использованием зрения - серьезная ошибка). Стойка должна быть твердая. Поднять птицу Лабрадор должен только по команде. При подъеме птицы собака может посунуться на несколько шагов. Недостатки: пустые стойки, спарывание птицы, стойка на глаз. Любопытно, что они учитывают нестомчивость, но по каким признакам это делают, ничего не пишут.

Требования к таким элементам работы Лабрадора, как поиск, чутье, настойчивость, постановка и послушание нисколько не отличаются от наших. На этих испытаниях усложняются подачи с земли и воды. Обе подачи могут быть двойными, в одной из которых мертвая утка или фазан закладываются в специальную, отмеченную лентой зону. Ведущий направляет Лабрадора в эту зону.

Интересна рекомендация всем участникам испытаний: ретриверам не разрешено наблюдать за испытаниями, особенно за подачей других собак. Повидимому, американцы понимают - испытания это не шоу, а собаки могут перенервничать и взбрыкнуть. Легашатникам известно, как великолепный Микадо после наблюдений за работой других собак сделал 5 пустых стоек.

Давайте же и мы делать для своей охоты таких лабрадоров, какие нужны нам, а не почившим графам и герцогам. Чтобы охота доставляла нам радость. Призываю владельцев лабрадоров писать о том, как и на каких видах охот они используют своих питомцев. Как они ведут себя при встрече с разной дичью. Все это позволит обратить внимание охотников на эту породу. Только подающая собака останется на <диване> и у нескольких охотников, тоже лежащих на диване и выходящих в угодья пару раз в год. Мы должны смотреть на работу ретривера сквозь призму нашей, российской охоты, а не зарубежной.

В.ГРОМЫКО

=================================================================

К правилам испытаний норных собак

С большой тревогой за будущее наших норных прочитал статью Мансуровой о готовящихся изменениях в правилах испытаний норных. Охотники-норники, даже с небольшим опытом, знают разницу при работе собаки в простой норе и сложной многоходовой норе. Убеждать в преимуществах примитивной П-образной норы для испытаний норных могут только люди некомпетентные, не знающие охоты с норными, или незаинтересованные.

За свою охотничью практику я вырастил и воспитал около полусотни собак норных пород и охотился с ними. Исходя из опыта охоты категорически утверждаю: скорость собаки в сложной многоходовой норе имеет не меньшее значение, чем злоба. Это общеизвестно охотникам-практикам. Вот примеры из охоты. Маленького роста такса Малышка, очень быстрая и злобная, выгоняла лисицу из тех нор, где другим собакам было не под силу. Зная это, я даже не пускал других собак в такие норы. Пустая трата времени. Характерно, что гонимая Малышкой лисица обычно не убегала от нор, а старалась спастись в другом отнорке. Очень часто лисица выскакивала из дальнего отнорка и бежала ко мне под ноги к отнорку, над которым я стоял. Лисица была в панике.

Сверхбыстрая в искусственной норе мощная ягдтерьер Жука, догонявшая лисицу буквально через несколько метров, в естественной норе не могла развить такую скорость, потому нередко лисица оставалась в норе не выгнанной.

Огромной выносливости и большой злобы фокстерьер Алан десять часов беспрерывно гонял подшумленную лисицу в многоходовой норе; так и не выгнал. Не хватило скорости.

Из сказанного следует, что требования к скорости норных нельзя снижать ни в коей мере, тем более, что есть собаки, легко догоняющие лисицу в искусственной норе. На охоте это самые продуктивные собаки.

Только в искусственной норе-восьмерке можно проверить "скорость" и "верность" преследования. Думаю, этих двух пунктов достаточно в правилах испытаний, а пункт "вязкость" следует убрать. Любое снижение требований к скорости и выносливости собак непременно приведет к потере этих качеств. Медлительная собака беспомощна в сложной норе, какой бы злобой и прочими качествами она ни обладала. Она просто непригодна для подобной охоты. На П-образной норе такая собака может получить высшую оценку за работу. Характерно, что собаки, сильно работающие в многоходовых норах на охоте, попав в искусственную нору-восьмерку, сразу же показывают высокий класс работы, с первого раза.

Чутье норных собак следует проверять вне норы. В настоящее время чутье определяется фактически с "потолка", и быстроходную собаку так нельзя проверить. Если собака "висит на хвосте" у зверя и видит его, о каком пользовании чутьем может идти речь? Кстати, в ГДР чутье ягдов определяют по следу потаска заячьей шкурки.

Хватку "пасть в пасть" хваткой по месту считать нельзя. Такая хватка на охоте - верная гибель собаки. Хватка "пасть в пасть" бывает при недостаточной подготовке собаки, а бывает и наследственной. Если нет возможности взять зверя "по месту", собака и не должна его брать.

"Тянет" или "не тянет" - проверять надо обязательно. Есть собаки, легко давящие лисицу в норе, но и не думающие ее тянуть из норы. Одни сразу выходят из норы, другие лежат возле мертвого зверя, пока не надоест, помногу часов, потом выходят. Не тянущих, но давящих зверя собак не только к племенному использованию, но и к охоте допускать нельзя.

Замечено, если собака хватает подвешенную вниз головой мертвую лисицу, висит на ней и дергает, сколько хватит сил, такая собака "тянет". Так же она поступает и с чучелом лисицы. Этим способом удобно проверить "тягу" на испытаниях. Если собака на испытаниях взяла "по месту" неходовую лисицу и положенное время на проверку работы не истекло, было бы очень справедливо проверить преследование, заменив лисицу на ходовую. На этот раз проверять только преследование. Так как мелкие собаки обычно раннеспелы в сравнении с крупными, целесообразно норных допускать к испытаниям не с десятимесячного, а с семимесячного возраста. Хорошие щенки ягды в семь месяцев работают на диплом I степени. По нынешним правилам им надо дожидать еще три месяца, чтобы допустили к испытаниям.

Особо об охоте на барсука.

На Украине на барсука не охотятся уже много лет, но барсука больше не стало, много заброшенных нор. Потревоженный собаками барсук при охоте на лисицу чаще всего покидает нору. О его дальнейшей участи можно догадываться.

Возрастающий пресс охоты на лисицу с норными даже косвенно барсуку хорошей жизни не сулит, а если разрешить на него охоту да норы раскапывать? Совсем небольшие следы разрушений около норы отпугивают как барсука, так и лисицу несколько лет, пока следы не исчезнут.

Знаю собак, имеющих диплом I степени по лисице и не работающих по барсуку, да еще и передающих эти качества наследственно! Каждый охотник-практик скажет, что такой собаке на охоте цены нет. Было бы здорово - закрепить это качество в линиях, делая специальную отметку в документах. Это был бы хороший подарок и охотникам, и природе.

А.ЛУЦЕHКО, Охота и охотничье хозяйство 2 - 1993

=================================================================

Комплексная оценка (бонитировка) ретриверов

ТАБЛИЦА
минимальных требований для определения классности при комплексной оценке

Класс Медаль Охотничьи качества Оценка экстерьера Происхождение Количество и качество потомства Общий балл по комплексу

Минимальные требования (основной и дополнительный дипломы)

б

а

л

л

Миним- альные требова- ния

б

а

л

л

Миним- альные требова- ния

б

а

л

л

Миним- альные требова- ния Количе- ство
потомков

б

а

л

л

Элита
Большая
золотая
медаль
Два диплома,
один из которых
не ниже 11 степени по основным
видам использо-
вания ретривера
(по правилам
испытаний рет-
pиверов утв.
14.04.99r., по по-
левой, болотной,
боровой и водо-
плавающей
птице)*
40 очень хорошо 30 четыре
полных
ряда
предков
18**

кобелю

суке

1

2

8

4

96

92

Первый
Малая
золотая
медаль
Один диплом II
степени или два
диплома III по
указанным выше
видам*
35 очень хорошо 30 четыре
полных
ряда
преков
16 не требуется - - 81
Второй
Большая
серебряная
медаль
Один диплом
III степени по
указанным выше
видам*
30 хорошо 20 четыре
полных
ряда
преков
16 не требуется - - 66
Третий
Малая
серебряная медаль
Один диплом
любой степени по кровяному следу
15 хорошо 20 четыре
полных
ряда
преков
16 не требуется - - 51

Примечания:
1.* Дипломы, полученные в России до 1999г. по "Временным правилам полевых испытаний ретриверов", считаются как основные.

2.** Ретриверы привезенные из-за рубежа с родословной не менее 2-х колен, оформленной в стране, откуда вывезена собака, допускаются в класс "Элита" с 16-тью баллами за происхождение.

3. Балловая оценка основного диплома за рабочие качества:
ПЕРВОЙ степени - 40 баллов
ВТОРОЙ степени - 35 баллов
ТРЕТЬЕЙ степени - 30 баллов дополнительный диплом
ПЕРВОЙ степени - 10 баллов
ВТОРОЙ степени - 8 баллов
ТРЕТЬЕЙ степени - 5 баллов

Балловая оценка за экстерьер на основании оценки, полученной собакой только на данной выставке:
"ОТЛИЧНО" - 40 баллов
"ОЧЕНЬ ХОРОШО" - 30 баллов
"ХОРОШО" - 20 баллов

Оценка по происхождению производится на основании родословной собаки. Предки оцениваются максимально в 20 баллов из расчета:
- наличие родителей (отец и мать) всего 2 балла,
- наличие у родителей оценки за экстерьер не ниже "хорошо" всего 4 балла,
- наличие у родителей диплома по охотничьим качествам всего 4 балла,
- наличие дедов и бабок всего 4 балла,
- наличие прадедов и прабабок всего 4 балла
- наличие прапрадедов и прапрабабок всего 2 балла

При отсутствии одного из прадедов, другой предок данной пары не учитывается. При оценке собак по потомству учитываются и оцениваются только их прямые потомки (дети), имеющие диплом за охотничьи качества и оценку за экстерьер не ниже "хорошо".

За каждого потомка кобелю и суке начисляются баллы:
за охотничьи качества
- диплом I степени - 3 балла
- диплом IIстепени - 2 балла
- диплом III степени - 1 балл за экстерьер
- "ОТЛИЧНО" - 3 балла
- "ОЧЕНЬ ХОРОШО" - 2 балла
- "ХОРОШО" - 1 балл

4. Дипломы, полученные собаками за границей по основным видам испытаний, засчитываются как дополнительные.

 

=================================================================

 

Норный спорт: история и современность

Группа собак норных пород в течение последних лет стабильно удерживает первое место по популярности среди охотничьих собак. Эти маленькие, удивительно смышленые, удобные в быту и при транспортировке собаки привлекают внимание не только охотников-норников, но и огромной армии собаководов-любителей, далеких от интересов практической охоты. Элегантный нарядный фокстерьер, черно-рыжий веселый вельш или лукавая такса с ее неповторимой внешностью имеют массу поклонников, формирующих так называемое спортивное направление в работе с этими собаками.

Развитие норного спорта основывается на возможности работать с собаками в искусственных сооружениях - специально построенных норах. Даже когда терьеры и таксы не используются на охоте, они могут реализовать свой охотничий инстинкт, работая в искусственных норах по подсадному зверю.

Норный спорт предусматривает обучение собак в искусственно созданных условиях. Однако они достаточно приближены к естественным, чтобы охотничьи качества терьеров и такс позволяли впоследствии получать от этих производителей потомство, которое с успехом может быть использовано в норной охоте. Такой подход позволяет сохранить породы норных собак в целом как охотничьи. Однако необходимо сказать, что многие представители норных пород в последнее время перешли в разряд декоративных (исключение составляют ягд-терьеры и гладкошерстные фокстерьеры), но это тема отдельного разговора.

Норный спорт - это целая сфера деятельности: обучение (притравка) собак, подготовка их к испытаниям (экзамену), испытания, состязания и соревнования различного уровня. И если цель испытаний - получение собакой полевого диплома, подтверждающего ее рабочие качества, то в состязаниях участвуют лучшие представители пород, которые в упорной борьбе доказывают свое право на звание сильнейшего. Проводимые меж- и внутрипородные чемпионаты привлекают большое количество участников из разных уголков России и стран СНГ. И накал страстей ничуть не меньше, чем на трибунах стадиона во время решающего футбольного матча. Не случайно человек, занимающийся обучением норных собак, зачастую называется тренером.

Норный спорт - это немалая сфера эмоциональной жизни человека. Интересно наблюдать, как на глазах меняется владелец, никогда не собиравшийся заниматься со своей собакой и которого чуть ли не насильно "вытащили" на притравочную станцию. Когда он видит, что собака начала работать, то забывает о своих первоначальных намерениях и выкраивает время для поездок, а в собаке своей начинает видеть нечто особенное, о чем раньше и не подозревал.

Норный спорт - это поддержание в породах необходимого уровня рабочих качеств, получение полноценных для охотничьего собаководства производителей, поскольку без результатов испытаний - полевых дипломов - охотничья собака не включается в разведение. Искусственные норы построены и продолжают строиться практически повсеместно. Крупные кинологические центры имеют в своем распоряжении по нескольку таких нор с большой пропускной способностью. Притравки и испытания проводятся в этих сооружениях круглогодично.

Искусственные норы имеют различные конструкцию, размер, преследуют разные цели. Неодинакова их конструкция в различных странах, изменялась она и стечением времени. Искусственные норы имеют свою историю, насчитывающую более 250 лет. Особенно богата она опытом и традициями в Германии - родине самой старинной породы норных собак - такс.

Одно из первых изображений искусственной норы можно увидеть на гравюре Ф.Флорина 1730 года. Гравюра так и называется "Искусственная нора". А одно из первых упоминаний об искусственных сооружениях, где готовили такс к практической охоте, имеется в старинной немецкой книге "Крупные аристократические роды и дворянские поместья". На территории усадеб выделялись специальные земельные участки для сооружения нор. Трубы ходы) строились из хорошо оструганных досок, укладывались в заранее приготовленные траншеи, забрасывались землей, опавшими листьями и сверху покрывались дерном. Те норы имели достаточно простую конфигурацию. Пользовались искусственными сооружениями для подготовки собак к охоте. Норный спорт появился позднее.


Первая нора сложной конструкции была разработана, построена и запатентована в 1881 году изобретателем Эмилем фон Бошем. Нора фон Боша представляла собой довольно сложное сооружение: пять неравнозначных по длине и сложности профиля лучей, исходящих из одного центрального узла (рис 1). Здесь впервые предусматривались те конструктивные элементы, которыми пользуются при строительстве искусственных нор по сей день: котлы, тупики, крутые повороты, спуски и подъемы, перепад высот. При строительстве своей норы фон Бош стремился к имитации естественных убежищ норных хищников. Нора фон Боша сооружалась из досок и было переносной.

В том же, 1881 году Немецкий охотничий клуб (Берлин) проводит первые испытания такс в искусственной норе. Вскоре это начинание подхватывает Объединение по совершенствованию охотничьих пород (Ганновер). При сооружении пола труб начинают использовать утрамбованную глину, неотъемлемой частью становятся также откидные или съемные крыши, позволяющие проникнуть в нору из любой ее части. В течение года члены Объединения периодически перестраивали входы в нору и котлы, так кок считали, что собаки должны работать каждый раз в новых условиях.

Десять лет спустя немецкие таксятники вводят еще одно новшество. Один из крупных заводчиков такс, старший лесничий Маркус фон Натхьюфиус предлагает конструкцию так называемой зигзагообразной норы (рис. 2). Она предоставляет возможность проверять боевитость собак на изломе - "зигзаге", где зверь имеет очень выгодную позицию для обороны. Более высокие требования, предъявляемые а этой связи к рабочим качествам собак, шли только на пользу породе. Однако эта нора имело и свои недостатки: зверь и собака ставились в неравные условия - явно в пользу первого. При этом одни лисы встречали собаку у входа, другие - в середине норы, а третьи - в конце. В последнем случае собаке оставалось, преодолевая сопротивление зверя, лишь дожать его до последнего, четвертого котла. В целях устранения подобных противоречий члены Объединения предложили использовать заслонку - шибер - для отгораживания зверя, тем самым создавая одинаковые условия всем испытуемым собакам. Таким образом они должны были находить зверя в одном и том же месте. Через некоторое время шибер вынимали и освобождали животным проход по всей норе. Однако испытания, проводимые Берлинским Текель-клубом, показали несовершенство и этого нововведения. Поскольку шибер ставили только позади зверя, он имел возможность встретить собаку у самого входа и оказать ей жесткое сопротивление, подчас резко (и успешно) атакуя даже сильных опытных рабочих собак, не давая им возможности зайти в нору. Поэтому позднее Берлинский Текель-клуб стал отгораживать (фиксировать) зверя двумя шиберами. Когда собака начинала отдавать голос у переднего шибера, вынимали задний и после этого поднимали передний. Зигзагообразная нора использовалась для испытаний такс вплоть до 20-х годов нашего века.

Размер труб зигзагообразной норы был слишком велик (18,5:23,5 см) и стимулировал разведение излишне крупных такс, которые оказывались малоэффективными и практической охоте, утрачивая мобильность на многих участках естественных нор. Поэтому используемые в дальнейшем искусственные норы имели гораздо более узкие ходы. Для этих же целей один из участков норы выкладывался изнутри выступающими камнями, которые зачастую имеются в естественных норах. Особенно это касалось объединений, специализирующихся на разведении рабочих собак. Так, искусственная нора, используемая для испытаний Объединением немецких клубов охотничьих такс, имела размер труб 18:20 см, более узкие участки - 18:18 и 16:16 см, а также сужение метровой длины, имитирующее узкие участки естественных нор, где и зверь и собака должны были буквально протискиваться. Кроме того, эта нора имела специальный вход для кроличьих такс с еще более узкой трубой (9:11 см, рис. 3).


Объединение предпринимает дальнейшие шаги по совершенствованию испытаний такс. Зверя перестают фиксировать недалеко от входа - в естественной норе он в редчайших случаях находится вблизи от входного отверстия, когда в нору входит собака. Зачастую четвероногий охотник долго ищет зверя в его убежище. И иногда не находит вообще. Если плохо ищет и медленно ходит.

Искусственными норами сложной конфигурации и конструкции пользовались не все клубы и объединения. Так, Мюнхенский Даксхундклуб и Немецкий Фокстерьер-клуб устраивали притравки и испытания в искусственной норе, конструкция которой была принята Фокстерьерклубом. Не претендуя но имитацию естественной, нора конструкции крупнейшего в Германии заводчика фокстерьеров М.Фульда ставила целью втянуть в работу "подземных" собак, развить их бойцовские качества в схватках с противником, будучи поставленными с ним в "равные условия". Нора представляла собой в плане ломаную в двух местах линию, снабженную тремя котлами. Котлы с обеих сторон перегораживались шибервми (риc.4).

Вся работа собаки на испытаниях делилась на действия у шибера и после его подъема. При этом оценке подлежали следующие качества и действия собаки:

1. Вход. Смелая собака должна энергично понориться. Но не браковался и медленный, осторожный вход, так как чрезмерно горячая собака могла получить травму. Собака должна была быстро найти зверя, облаивать его и пытаться прихватывать.

2. Залегание перед зверем (удержание) рассматривалось как важнейшая задача работы собаки в норе. Высоко ценились норные, державшиеся в непосредственной близости от зверя, облаивающие его вплотную и настойчиво, что вынуждало хищника отступать.

3. Предпочтение отдавалось сильному, хорошо прослушивающемуся из-под земли голосу собаки (охотник должен иметь информацию о передвижении собаки под землей, о моменте ее встречи со зверем). Вязкость расценивалась тем выше, чем меньше пауз было во время работы. Длительные перемолчки рассматривались как недостаток.

4. Неотъемлемым качеством хорошей норной собаки, имеющим в ее работе особую значимость, считалась злоба. Она определяет манеру нападения и атак собаки на хищника, ломающих его сопротивление.

При работе собаки на испытаниях учитывался не только конечный результат, но И практическая ценность работы.

К месту расположения искусственных нор предъявлялись определенные требования. Их было четыре. Во-первых, искусственная нора должна 6ыла сооружаться в очень доступном месте, куда легко добираться. Во-вторых, рабочая территория норы огораживалась таким образом, чтобы многочисленные зрители оставались на достаточном расстоянии, не мешая работе собаководов. В-третьих, расположение испытательной станции предусматривалось возле какого-либо населенного пункта, жители которого могли бы за определенную плату ухаживать за подсадным зверем. И в-четвертых, участок земли арендовался у землевладельца сроком не менее чем на год.

Существовала и высокая этика поведения охотников-собаководов в отношении подсадного меря. Довольно эмоционально писал об этом крупный немецкий заводчик и теоретик породы Ф.Энгельманн: "Никому не дано мучить ручного хищника или пренебрегать заботой о нем. В этом отношении немецкий охотник должен быть на высоте! О том духе, который царит в объединении, можно судить по содержанию и обращению с подсадным зверем".

Рабочие качества норных собак находились в центре постоянного внимания немецких собаководов. Практическая охота не всегда была доступна владельцам норных собак, да и не все к ней стремились. Заниматься же со своей собакой в искусственных норах могли позволить себе практически все желающие. Таким образом и начал формироваться норный спорт.


Сегодня в странах Западной Европы, где культивируется норное собаководство, используются норы различной конструкции. Этих конструкций довольно много (рис 5) и описать их все в рамках статьи нереально. Для состязаний и соревнований международного уровня используются норы, называемые у нас П-образныв норы, напоминающие в плане начертание нашей буквы "П".

Испытания "подземных" собак в России проводились в основном Русским обществом любителей фокстерьеров и такс (РОЛФиТ) в искусственной норе конструкции М.Фульда с некоторыми изменениями (рис 6). Для обучения молодых собак строили более простые норы. Первые притравки, знакомство начинающих собак со зверем, как правило, проходили о таких учебных норах, но могли проводиться и в норе, предназначенной для испытаний.

В 1907 году русский кинолог А.Тюльпанов писал: "Прежде всего следует победить естественную робость молодой собаки перед темными таинственными ходами в искусственной норе. Если добьетесь того, что ваши собаки влезли в нору половина работы будет уже сделана". Обучение молодняка совершенно исключало грубое физическое воздействие на собаку, в результате которого у нее надолго могла остаться "оскомина" даже от вида самой норы.

Испытания норных собак в искусственной норе проводятся в России с 1896 года. До 1900 года их проводило Общество любителей породистых собак (в Петербурге). Затем функции по проведению испытаний "подземных" собак берет на себя РОЛФиТ. Испытания проводились также в Москва, Новгороде, Прибалтике, Гельсингфорсе. Как и в Германии, сначала обучение собак в искусственных норах носило чисто утилитарный характер - подготовка их к охоте. И дальнейшая ситуация развивалась аналогично немецкой. Растет количество "подземных" собак, увеличиваются ряды их поклонников - начинает формироваться норный спорт, участниками которого в первую очередь становились владельцы норных собак, не используемых на охоте.


В 20-е годы нашего столетия деятельность по проверке охотничьих качеств норных собак у нас в стране заметно сократилась, некоторую активизацию ее следует отнести к 30-м годам. Испытания собак в искусственных (разборных переносных) норах нередко проводились во время выставок, в целях придания зрелищности. Устраивались также соревнования норных собак по двум хищникам - лисице и барсуку. Работа по каждому зверю оценивалась раздельно и раздельно отмечалась наградами. Но соревновались норные собаки в работе не только по хищникам. Организаторы выставок устраивали иногда травлю крыс. Десяток грызунов сажали в большую сетчатую клетку размером 2х2 м, затем туда запускали собаку и включали секундомер. В задачу собаки входило истребить всех крыс в кратчайший срок. Это удавалось далеко не всегда. Норная собака набрасывалась на грызуна, который пытался удрать от нее. Притаившихся же зверьков она подчас не замечала и прекращала работу. В этот момент останавливали и секундомер. Но основе сравнения затраченного времени и количества истребленных крыс выявляли победителя. Работа в качестве крысолова требовала от собаки ловкости, сноровки и обостренного внимания. Такие соревнования проходили, например, в 1931 году на Первой Московской областной выставке. Испытания по норному зверю в те времена проводились в норе простой конструкции, представлявшей собой деревянную трубу с тремя котлами. Мобильность норы позволяла проводить испытания практически в любом месте, куда можно было также подвезти подсадного зверя.

Полевая работа с норными собаками не прекращалась и в военные годы. Ток, в феврале 1943 года состоялись состязания фокстерьеров и такс, в них участвовало 10 собак, в декабре 1944 года в подобных состязаниях приняло участие уже 16 собак.

Норы простой конфигурации использовались у нас в стране до начала 60-х годов. В 1960 году впервые в стране строится кольцевая нора, напоминающая в плане цифру "8". Ее так и называют "восьмерка" (рис 7). Первую "восьмерку" сооружают в подмосковном городе Мытищи. В 1964 году три такие же восьмерки были построены на Украине. С тех пор искусственные кольцевые норы "восьмерки" для испытаний и притравок норных собак по лисице приобрели в нашей стране повсеместное распространение. Восьмерки позволяют отработать и проверить все качество, необходимые норной собаке: поиск и преследование зверя, злобу, вязкость и голос.

Используются у нас и норы международной конструкции - П-образные. В них проводятся притравки и испытания по барсуку, а также испытания по лисице по международным правилам. Первая такая нора построена также в Мытищах в начале 70-х годов, однако особую популярность испытания в норах такой конструкции приобрели лишь в середине 80-х. Правила испытаний по лисице и барсуку значительно различаются, что обусловлено манерой поведения и способами обороны обоих хищников. В настоящее время на хорошо оборудованных притравочных станциях стремятся строить две норы, получая, таким образом, полный спортивно-притравочный комплекс "восьмерка" - для работы по лисице, П-образная - для работы по барсуку и лисице по международной системе.

Маpия Муpомцева

 

=================================================================

О новых правилах испытаний охотничьих ретриверов

Исторически так получилось, что после 1917 года ретривер оказался в России невостребованным, да и до революции их было мало, так как русский охотник по своему духу больше тяготел к универсальным, а не узкоспециализированным собакам. И вот сейчас мода на ретриверов с Запада докатилась до нас. Мода модой, но какой нужен ретривер охотнику для эмоциональной и добычливой охоты в наших условиях?

В течение 1998 г. были апробированы Временные правила испытаний, по которым ретривер должен только аппортировать дичь. Однако бюро экспертов при МООиР (Московское общество охотников и рыболовов) создало комиссию для написания новых Российских правил испытаний ретриверов, отвечающих нашим условиям охоты. Эти правила должны служить как охоте, так и кинологии. Их, безусловно, нельзя копировать с английских, американских, австралийских или Буркина Фасо. У нас не Гайд-парк с подстриженной травкой, а бескрайние просторы и болота Мещеры, Вологодчины, Новгородчины, не говоря уже о Сибири. Способы охоты у нас другие, значит, и испытания должны быть другими. Кто будет загонять мне дичь в этих болотах, чтобы мой ретривер мог только подавать? Я не знаю. Но нам упорно "вешают" ортодоксальные заветы "старины", а критика и иные мнения принципиально отвергаются. В прошлом веке Кеннель-клуб решил вот так, и не моги внести ничего нового. Многие клубы на Западе не очень интересуют полевые собаки. Для них испытания скорее спорт или даже "шоу", в котором все зависит от муштровки и дрессуры. А где здесь охота? С таким победителем на охоте в поле и болоте одна нервотрепка, если Вы собираетесь бить дичь, а не любоваться собакой.

Кинология с помощью правил испытаний должна дать российскому охотнику собаку, наиболее пригодную для целей охоты: послушную, с хорошим поиском, чутьистую, выносливую, способную найти и принести дичь в любых угодьях, обладающую разносторонним охотничьим умом и не узко специализированную. Ни для кого не секрет, что многие охотники ограничены в средствах и не имеют возможности держать несколько узкоспециализированных собак.

После нескольких месяцев упорной работы Комиссии, созданной по решению Бюро экспертов МООиР в составе эксперта всероссийской категории Евреинова А.Г., эксперта всероссийской категории Смирнова Е.Н., эксперта республиканской категории Смолдырева В.Л., эксперта 1 категории Михайлова Г.Ф., члена бюро секции ретриверов Громыко В.К, были созданы "Правила полевых испытаний ретриверов", которые были утверждены на Бюро экспертов 14.04.99 г. и признаны действующими на 1999 г.

10 июня 1999 г было сделано первое опробование этих правил. Испытания проводились в Щелковском районе в очень тяжелых погодных условиях: при температуре 28-30?С, без росы и при полном безветрии. Только поздним вечером, когда выпала небольшая роса собакам работать стало легче. Выставленные ретриверы показали разный уровень подготовленности. Подготовленные показывали неплохие поиск, послушание, следовую работу, четко подавали отстрелянную из-под них птицу. Недочеты были, но их можно объяснить тем, что это первые такие испытания как для собак, так и для организаторов. Был один лабрадор, который получил диплом в испытаниях на подачу, но которого не готовили к испытаниям по новым правилам. И что показательно, он не подтвердил, что <подача> - это его породное качество, а вот после первого показа вольной птицы этот молодой пес продемонстрировал энергичную следовую работу.

Любые правила испытаний охотничьих собак требуют еще и специальной их подготовки для испытаний по этим правилам. Не говоря об общей подготовке (дрессировке), необходимо с раннего возраста (2 - 4 месяца) постоянно тренировать собаку в "поле", вырабатывая поиск челноком, заинтересованность крепкими местами, подачу битой птицы в любых условиях, знакомство с видами дичи, по которой проводятся испытания, выносливость и т.д., чтобы выполнить требования пунктов правил и получить высокий диплом. Отсюда следует, что каждый владелец должен быть знаком с правилами испытаний охотничьих собак как можно раньше и в соответствии с ними воспитывать своего питомца.

Проведенные испытания показали:
1. Новые опробуемые правила достаточно сложны и близки к реальной охоте.
2. Собака меньше виновата в плохой работе,чем хозяин.
3. У ретривера хорошо выражены все рабочие качества подружейной собаки (поиск, подъем дичи и отыскивание ее после выстрела).
4. Не надо пытаться "натянуть" на ретривера "костюм" легавой или спаниеля, у него специфические особенности работы, отличные от легавой и спаниеля (от спаниелей характером поиска и мощью, а от легавой отсутствием стойки).

В.Н. Громыко, член бюро секции ретриверов МООиР, РОГ № 50, 1999 г

=================================================================

О новых правилах полевых испытаний

Опубликованы новые правила испытания борзых, гончих и легавых собак, принятые Российской федерацией охотничьего собаководства для членов этой организации. Всякий раз, когда принимаются новые инструктивные документы, от них ждешь улучшения старых, разъяснения каких-то неясных моментов, конкретизации, уточнений, ликвидации спорных мест и т.п. Во всяком случае новые документы не должны повторять недостатков старых и уж, конечно, не должны быть хуже их. Любые изменения должны быть направлены на совершенствования ими, сведение к минимуму возможных ошибок. Корректировка ради корректировки, изменение ради изменений на пользу делу не идут. Посмотрим же с этой точки зрения на новые правила испытаний охотничьих собак.

Безусловно, новые правила испытаний гончих - шаг вперед в регламентации испытаний собак этой группы пород. Правила четки, конкретны, понятны, не допускают разночтений и произвола. К заслуге разработчиков надо отнести и то, что расценочная таблица и таблица дипломов, действующие уже несколько десятилетий и выдержавшие испытания временем, оставлены ими без изменения.

Правила допускают присуждение дипломов высоких степеней за работу по лисице и шакалу. На этот счет существуют разные точки зрения и, по-видимому, данное решение разработчиков может быть оспорено. Также может быть оспорен пункт 19 Правил, в соответствии с которыми гончим на испытаниях предоставляются два напуска. Если экспертам ясны рабочие качества собак после первой работы, зачем давать вторую? Ведь при двухразовом напуске испытания одного номера в принципе могут продлиться более 4 часов, а с учетом времени на подлавливание собак или перехода на новые месте и еще больше. Следовательно, в день эксперты смогут отсудить не более двух номеров, что нерационально.

Приходится отмечать нечеткость определения в правилах понятия "чутье". В пункте 8 говорится: "Чутье - способность гончей с помощью обоняния находить и гнать зверя". Разве способность гончей гнать зверя это чутье? Представляется, что чутье - это способность собаки и помощью обоняния находить зверя, не теряя его след во время движения и выправлять сколы.

Наконец, приходится отмечать крайне небрежное редактирование опубликованных правил. В них после пункта 32 и перед таблицей 4 вдруг вставлен фрагмент правил бонитировки гончих на выставках, таблица к пункту 23 вставлена в текст пункта 22, в таблице 4 столбец 4 назван "Ориентировочный бал оценки", а музыкальность (фигурность) голоса названа в пункте 6.2 "фигуристость". Заканчиваются Правила таблицей минимальных требований для определения классности при комплексной оценке, никакого отношения к испытаниям гончих не имеющей.

Правила испытаний борзых вызывают гораздо большие нарекания. Прежде всего, эти правила, как и старые, лишены четких определений качеств борзых, проверяемых на испытаниях. Далее. Ряд пунктов Правил делает испытания некоторых пород борзых вообще невозможными. Так, в пункте 4 раздела 1 говориться, что "Представленных на испытаниях борзых разбирают на группы для одновременного испытания. Группы составляют из двух или трех собак одного или разных владельцев..." Сам пункт возражений не вызывает: борзые всегда испытывались группами. Но вот в примечаниях к пункту 3 того же раздела устанавливается, что собаки разных пород могут объединятся в группу только в случае, если они принадлежат одному владельцу, т.е. составление групп из собак разных пород, принадлежащий разным владельцам, запрещено. Как же быть эксперту, если на испытания явились владельцы грейхаунда, уипетта, афгана, хортой, тазы и тайгана и каждый с одной собакой? Это отнюдь не редкий случай. Объединять их нельзя, а испытывать в одиночку тоже нельзя, так как это будет противоречить пункту 4 о групповом проведении испытаний.

Мало того. Из ориентировочной шкалы (раздел VIII) при оценке резвости исключено требование о снижении балла за резвость до 18, если борзая проявит "длительную доскачку без заметного превосходства резвости зверя, заканчивающуюся поимкой", как было в старых правилах. Исключение этого требования закрывает дорогу к дипломированию практически всем среднеазиатским борзым, да и афганам, которые большей частью берут зверя именно после длительной доскачки без гонок. В какой-т остепени это касается и хортых.

Складывается впечатление, что Правила разрабатывали любители псовых и только для псовых. Зачем ж было их называть тогда "Правилами испытаний борзых"? Нельзя же закрывать глаза на то, что у нас в стране существуют не только псовые.

Наконец, и еще один пункт Правил поставит эксперта в тупик. Речь идет об оценке "участие в ловле и поимистости" по пункту 5 раздела VIII. Здесь в колонке "недостатки" говорится, что за ловлю зверя после 3-4 угонок с максимального балла 15 сбрасывается 2 балла. Таким образом, если собака ловит зверя на 4-5 угонках (т.е. после 3-4), ей надо ставить 13. Однако строчкой ниже сказано, что за ловлю на 4-5 угонках надо ставить 11. Где же логика и здравый смысл?

Сомнителен срок начала испытаний борзых, устанавливаемый пунктом 2 (1 сентября). По прежним правилам испытания начинали с 1 октября, и это более приемлемо. В сентябре слишком тепло, листва с деревьев еще не опала, и зайцы держатся в лесах и опушках. Поэтому гонять борзых в лесостепенной зоне по пустым местам - занятие бесцельное. Мало того, во многих областях испытания борзых приравнивают к охоте (и это в принципе правильно), охота же на зверя нигде не начинается ранее первой половины октября. Зачем же вызывать конфликты борзятников с местными охоторганами?

Не меньше нареканий к редактированию и в правилах испытаний борзых. Что такое "представитель экспертной комиссии" (раздел II)? Почему в Правилах эти комиссии называются то экспертными, то судейскими? Ведь уже давно понятие "судья" у нас существует только в охотничьем обиходе. Почему строй борзятников - "равняжка" пишется в Правилах через "о" - "ровняжка"? Что такое "Поведение на" и "поведение вне" (раздел IV)? Наконец, слово "апортировала" пишется с одним "п", а не с двумя, как в Правилах (пункт 9 раздела VIII).

И все же самым вредоносным окажутся после их внедрения новые правила испытаний легавых. Если правила испытаний борзых закрыли дорогу к дипломированию представителям многих пород, то правила испытаний легавых, наоборот, открыли такую дорогу собакам практически с нулевыми рабочими качествами.

Как бы ранее расценили на испытаниях такую, например, работу легавой: трижды она неуверенно становилась на стойку и, будучи посланной, поднимала в 1 метре дупеля, в том числе одного перемещенного? Скорее всего, ей поставили бы за чутье 4-8-4, и на осталась бы без диплома, как бесчутая. По новым же правилам с этой расценкой она наверняка получит диплом третьей степени, а то и второй, если ее чутье будет расценено 4-9-5, что возможно. Другой пример. Собака отработала двух дупелей на 20 метров и сделала две пустые стойки. Ранее ее чутье расценили бы скорее всего 9-6-5, присудив диплом третьей степени, теперь же она может с этой же расценкой рассчитывать и на диплом первой степени.

Почему это происходит понятно. В Правилах безответственно исключены минимумы по составляющим чутья при расценке на дипломы, существовавшие несколько десятков лет и отсекавшие от племенного использования собак без чутья или с неверным чутьем. Теперь же таким собакам дается карт-бланш: чутья не надо, была бы собачка красивая. К чему это приведет легавых собак - ясно.

Нужно отметить, что в проекте новых Правил эти ограничения существовали, и исключены они были уже на стадии принятия и утверждения, равно как были внесены нелепые коррективы в ряд пунктов проекта, например в пункты 8, 15, 16. Плод труда комиссии, состоящей из десяти квалифицированных специалистов, был бесцеремонно испорчен, что в общем-то крайне печально, так как по многочисленным отзывам на проект Правил они гораздо более конкретны и точны, чем старые.

Валерий БЕДЕЛЬ
Охота и охотничьи собаки N 2 - 1996

=================================================================

Описания работ собак

В нашем журнале (М 2/95) в рубрике эксперта-кинолога были опубликованы описания работ двух собак на полевых испытаниях. Мы предложили читателям, а также экспертам по собаководству попытаться по описаниям расценить работы собак, определить степени присужденных дипломов, указать, какие графы по описаниям оказалось заполнить наиболее трудно, и отметить недостатки описаний.

Почта принесла несколько десятков ответов. Наиболее полно на поставленные вопросы относительно гончей собаки ответили читатели Ю.Слесарев из г.Лесной Свердловской области и В.Гладких из п.Ивня Белгородской области, а относительно легавой собаки - читатель А.Беляков из С.-Петербурга.

Подробно разбирая работу гончей, Ю.Слесарев пишет:

"Описание местности сделано хорошо и достаточно подробно. Дата проведения испытаний - 23 октября - говорит о том, что заяц уже белый, лежит крепко, подъем его затруднен. С тем же, что из-за прошедших дождей и грязи на дорогах условия работы гончих усложнились, согласиться не могу, так как влажная тропа для гончих всегда рассматривалась как благо.

Полаз описан достаточно подробно, можно четко представить себе, как работала выжловка в данных условиях. Желательно было бы упомянуть, каким ходом она шла и о контакте с ведущим. На мой взгляд, такой полаз заслуживает 7-8 баллов, в зависимости от того, как гончая ведет себя на свежей жировке, насколько мастеровито она ее обрезает и как быстро выходит на лежку зверя.

Добычливость, без всяких сомнений, может быть расценена пятью баллами, так как и в первый, и во второй раз заяц был поднят в первой половине отведенного времени. Подъем зверя описан достаточно четко в обоих случаях.

Мастерство - наиважнейшее качество гончей, напрямую зависящее от чутья. По описанию трудно точно расценить это качество, так как неясно, сколько было перемолчек и сколов. К тому же нет указаний, насколько ярким и пристальным был гон, или он был просто уверенным? Это очень важно, поскольку определяет степень диплома. Можно предположить, что выжловке судьи поставили 19 баллов. Кстати, настоящего мастерства собака в этих несложных условиях продемонстрировать и не могла. Мастерство проявляется в трудных условиях: в жару, при резкой смене сухой тропы на влажную или наоборот, при гололеде, в сильный мороз с ветром, в высокой траве или по сыпучему снегу, на широких проезжих дорогах и т.п.

Чутье, как и мастерство, одно из важнейших качеств. Категорически не согласен с выводом экспертов, что чутье у выжловки не очень хорошее. Молодая двухлетняя выжловка работает как пришитая к следу, без проносов и "брехни" на сколах - это же отлично! Молодая собака именно так и должна работать. Я бы за чутье ей поставил никак не менее 7 баллов.

Вязкость - врожденное отличительное качество гончих. Описано оно полно, подробно и заслуживает полного балла - 15.

Голос практически не описан, поэтому трудно что-либо сказать о его силе, доносчивости и о музыкальности. Описана только верность отдачи голоса. Сказано, что голос у выжловки "ординарный, но достаточно звучный", но какой ординарный: бас, баритон, альт, тенор, фальцет, визгливый щенячий лай, не сложившийся голос или уже устойчивый, сформировавшийся, но неинтересный, гавкающий, малопородный? Трудно поверить в то, что собака по зрячему погнала с ординарным голосом - этого не может быть. Да и описывать голос надо не в начале работы, а во второй половине, когда собака втягивается в работу и уже настроилась на продолжительный гон до победного конца. Настоящая рабочая гончая вначале отдает голос осторожно, с перемолчками, и лишь "разогрев" зверя, подходя к нему все ближе и ближе, начинает как бы полностью раскрывать свои голосовые возможности. Голос ее устанавливается, он как бы "меднит", собака стонет, плачет, гнусит, иногда подвывает. Ничего этого не сказано. Учитывая, однако, что выжловка более часа шла за зверем, ведя его, "как пришитая", можно предположить, что вряд ли голос у нее был совсем однотонный. Скорее всего его оценили двумя баллами, а может быть, и одним.

В описании сказано, что голос у выжловки "достаточно звучный". Этого мало, ведь надо сказать, доносчив ли он. По-видимому, за силу голоса ей поставили 7 баллов.

Верность отдачи голоса описана хорошо; такая исключительно верная работа заслуживает полного балла - 5.

Паратость охарактеризована неважно, сказано лишь, что выжловка выходит за зверем "вскоре". Вероятно, ей поставили 7 или 8 баллов.

Приездка (послушание) вообще никак не описана. Сказано лишь, что выжловку удалось подловить не скоро. Из практики знаю, что если собака честно гоняла зверя в течение часа и более, притом "висела у него на хвосте", то снять ее особого труда не представляет. Стоит только подстроиться под гон, пропустить зверя, а вывалившей за ним собаке резко скомандовать "Стоять!" и взять ее на поводок. Полагаю, что четырех баллов выжловка заслуживает.

В заключение могу сказать, что точную расценку по этому описанию сделать трудно; по-видимому, ее расценили так:

8.5. 19. 7. 15. 7. 1.5. 7.4=78, диплом второй степени".

В степени диплома Ю.Слесарев не ошибся, однако его расценка все же расходится с расценкой экспертов, судивших собаку.

Испытания этой выжловки проводились 23 октября 1932 года комиссией экспертов в составе Л.В.Деконнора, Р.Ф.Гернгросса и А.Б.Мартинсона в заказнике близ ст.Сиверская Ленинградской области. Эксперты дали такую расценку: полаз - 11(15), добычливость - 4(5), мастерство - 17(20), чутье - 5(10), вязкость - 13(15), голос - 5(15), паратость - 8(10), позывистость - 3(5), приездка - 4(5). Общий балл 70, диплом второй степени. Здесь в скобках приведены максимальные баллы по графам существовавшей в то время расценочной таблицы. Видно, что они отличаются от ныне принятых. Если же попытаться привести эту расценку поближе к современным правилам, то она, по-видимому, станет выглядеть примерно так:

8.4.20.7.13.7.8.3=70. Очевидно, что в те времена эксперты судили построже, чем сейчас, или же их описание не совсем соответствует расценке.

Ниже в качестве образца мы приводим описание работы гончей, составленное экспертом всесоюзной категории С.М.Пашковым.

"8 октября 1995 года. Пасмурное, тихое утро. Температура воздуха около +5'С, в дальнейшем повысившаяся до +11'С. С 8 часов утра накрапывает мелкий дождь, временами прекращающийся, а затем начинающийся вновь, но не мешающий работе гончих. На деревьях еще много не опавшего листа. Тропа мягкая, благоприятная для работы собак.

N4. ВОЛГА 8471/92, русская гончая, выжловка, рожд.5 марта 1990 года от Плакуна 6872 Б.В.Смирнова и Затейки 8152 В.С.Клиннова. Оценка экстерьера "очень хорошо". Владелец А.Ф.Тимофеев, Московская область, г.Черусти. Ведет собаку владелец.

На поводке к месту наброса шла спокойно. Наброшена с песчаной дороги в сосновую посадку в 11.34. Без ошейника стоит, по команде ушла в полаз. Полаз неширокий и неглубокий, рысцой. Придерживается направления хода ведущего.

В 11.45 на старой вырубке с высокой травой побудила матерого беляка с побелевшими уже пазанками. Зайца видели и эксперты, и владелец, и сама выжловка, от которой он встал в 2-3 шагах. Беляк отрос от выжловки, утек в сосновую посадку. Выжловка пошла за ним азартно, отдавая породный, несколько выше среднего по силе, достаточно доносчивый, тенорового тембра, временами двоящийся голос.

Сделав неширокий круг по посадке, беляк возвратился к месту подъема, где был перевиден экспертами в 11.53. Выжловка прошла следом зайца через минуту с небольшим.

В 11.55 беляк, идущий небыстрым ходом по кругу второй раз, вновь перевиден в сосновой посадке; выжловка прошла рысью по его следу, идя в полутора минутах за ним, ведя гон с небольшими перемолчками.

В 11.57 выжловка скалывается, несколько раз отдает голос на сколе, а в 12.05 неуверенно начинает вести гон по удалелому. В 12.06 гон становится ярче, а в 12.07 близ судьи проходит тот же беляк и усаживается на землю, слушая голос приближающейся выжловки, но вскоре неспеша утекает к дороге.

В 12.08 выжловка с голосом проходит рысью чуть в стороне от следа беляка, а затем смолкает, после чего возвращается назад вновь находит след, неазартно гонит метров 70 по направлению к дороге, но в 12.11 вращается назад, к месту, где сидел заяц, отмечает это место голосом, затем обрезает местность и в 12.14 гонит вновь по удалелому, перейдя песчаную дорогу.

В 12.16 гон становится веселей и азартней, идет на небольших кругах в посадке по другую сторону дороги. Выжловка временами отпускает беляка, но затем вновь подбирается к нему и продолжает жаркий гон.

В 12.25 заяц неспеша прошел краем посадки и развернулся навстречу гону. Минутой позже следом беляка рысью прошла выжловка, довольно азартно ведя гон, но в 12.35 скалывается и в 12.37 изредка отзывается в районе скола. В 12.39 выжловка не совсем уверенно повела по удалелому, но к 12.40 подобралась и погнала с редкими небольшими перемолчками, не скупясь отдавая голос.

В 12.42 беляк был выбит из посадки и перешел в смешанный лес; голос выжловки стал более доносчивым.

В 12.45 дан рог об окончании работы. Собака была снята с гона ведущим в 12.50.

Общее время - 60 мин, время работы - 42 мин, время сколов 18 мин.

Расценка: 5.5.18.7.15.7.2.4.7.5 = 75, диплом второй степени по зайцу-беляку."

Испытания легавой собаки (пойнтера Юм И.Г.Новикова) происходили 12 сентября 1939 года под Ленинградом. Судили К.П.Нестеренков, В.Ф.Корндорф и Г.Г.Соколов. Работу собаки судьи расценили следующим образом: чутье - 20, быстрота поиска - 9, манера поиска - 9, потяжка - 4, стойка - 5, подводка - 10, стиль - 14, постановка и послушание - 18. Общий балл 89, диплом первой степени. Читатель А.Б Беляков, наиболее правильно расценивший ее по описанию и верно определивший породу, привел почти идентичную расценку.

Отдел писем
Охота и охотничьи собаки N 3 - 1996

=================================================================

Основные элементы работы гончих

Основная задача полевых испытаний - возможно более полная и справедливая оценка работы собак. Для устройства испытаний необходимо хорошо знать основные элементы этой работы: полаз, добычливость, мастерство на гону и на сколах при исправлении следа, чутье, вязкость, злобность к зверю, голос, паратость, нестомчивость, послушание, а для смычков и стай свальчивость и ровность ног.

Полаз. Это понятие обозначает поиск, его широту и стиль, самостоятельность собаки и т. д.

Основные моменты работы гончей - нахождение зверя, побуждение его и только после этого преследование с голосом. Отсюда вытекают и требования к полазу.

Что можно считать хорошим полазом, заслуживающим высшей оценки, и что плохим? Хороший - это веселый, наметом или на хорошем галопе полаз, который до конца испытаний остается энергичным.

Полаз гончей должен быть осмысленным: метание из стороны в сторону, галопирование вдоль дорожек, просек и опушек недопустим. Считается нормальным несколько замедленный темп, но не бестолковость, когда подъем зверя происходит случайно.

Широта полаза и манера зависят от того, по какому зверю гончие привыкли работать, но существует определенный минимум требований для любой работы: спущенная со смычка гончая должна тут же скрыться из поля зрения ведущего ее охотника; она не должна искать только вблизи, работая на расстоянии 100- 2ОО шагов. Наиболее правильным для охоты по зайцам надо считать такой полаз, когда гончая уходит от охотника на расстояние от 400 до 1000 шагов, сообразуясь с его ходом, переходя то вправо, то влево легким галопом или, как говорят, волчьим "наметом", стараясь обследовать все подозрительные места.

Но манера полаза при работе по красному зверю (волку или лисице) коренным образом меняется. От малейшего подозрительного шума они стараются как можно скорее уйти далеко вперед - "удалеть". Чтобы их захватить, гончая, обрезая путь к просекам, дорогам и опушкам, пытается пересечь выходной след зверя, а наткнувшись, быстро добирается и до него. Поэтому в собаках-красногонах ценится далекий, широкий полаз, охватывающий остров (лес, окруженный открытой местностью) или прорезывающий его в разных направлениях.

Добычливость. Конечной целью полаза является подъем зверя. Однако гончей недостаточно широко и быстро искать, охватывая большую территорию, надо еще, чтобы эти качества применялись ею осмысленно и поиск привел к положительному результату нахождению зверя. Поэтому понятие добычливость нельзя объединять или смешивать с понятием "полаз". Добычливость - умение отыскать зверя, т. е. ее особый навык. Это бывает особенно важно поздней осенью, когда заяц трудно-поднимаем, например при первых порошах. Бывают гончие, которые как будто "знают", где лежит зверь. Эту особенность необходимо отметить в их работе.

Мастерство при сколе и выправление следа. Как только зверь поднят, начинает проявляться еще одно необходимое качество собаки - мастерство преследования.

Если бы зверь двигался только кругами или прямо, то от гончей требовалось бы главным образом чутье и вязкость (настойчивость в преследовании). Однако большей частью заяц начинает хитрить, путает след, делает двойки, петляет и, наконец, западает. Для того чтобы быстро разобраться в этом, гончей необходимо мастерство, умение ориентироваться при сколе (потере следа в течение 20 мин), пробегать довольно значительное расстояние кругами, при работе по красному зверю, и наоборот, если скол произошел по зайцу-беляку, то гончая должна двигаться кругами небольшого радиуса и уметь тщательно поискать у самого места скола, потому что беляк находится обычно где-нибудь поблизости. Здесь нужны опытность, сметка и, конечно, настойчивость. При выправлении скола помогает не столько чутье, сколько именно мастерство - умение ориентироваться при любых обстоятельствах, уверенность, приобретенная опытом. Без мастерства, особенно при охоте по зайцу, скол трудно исправить, а следовательно, нет гарантии успешной охоты. Гон до первого скола превращает охоту в бесцельное занятие. Чем меньше перемолчек (потерь следа в течение 1 мин), чем скорее справляется гончая на сколах, тем совершеннее ее мастерство. Поэтому это качество оценивается выше всех других.

Мастерством считается искусство гончей при. выправлении следа, когда заяц делает характерные двойки, тройки, скидки, петли и т. д., или на сколах, когда след уже потерян, а она его вновь быстро отыскивает. Немаловажную роль при этом играет чутье гончей, помогающее ей быстро определить степень свежести, пахучести следа.

Чутье. Добычливость тесно связана с чутьем, поскольку оно совершенно необходимо для подъема зверя. Мастерство на сколе при исправлении следа также невозможно без чутья. Наглядно чутье проявляется в работе гончей по русаку, который любит двигаться по полю, дороге, иногда по меже. Не раз случалось, что зверь, пробежавший проселочной дорогой или железнодорожным полотном, часто бывал утерян собаками именно с плохим чутьем и в таких случаях наиболее чутьистая гончая выправляла след.

Заяц, по свидетельству профессора П. А. Мантейфеля, выделяет очень мало запаха, чем и объясняется то, что на лежке собака причуивает зверя только за 5 - 10 шагов. Потовые железы зайца находятся в мякишах лап - вот почему на гону он оставляет больше запаха. Этим же объясняется и то, что гончие не подменивают след гонного зайца следом вскочившего шумового. Заяц на лежке выделяет мало запаха. Это значительно увеличивает продолжительность скола по залегшему (упалому) зайцу.

Однако след зайца менее пахуч, чем след красного зверя, поэтому гон по нему всегда ровнее и легче, чем по зайцу. Но запах следа лисицы исчезает быстрее, чем зайца. Гончая даже со средним чутьем должна поднимать зайца не только с утра но и во второй половине дня. У многих охотников сложилось убеждение, что уже к полудню гончим самостоятельно поднять зайца невозможно - для этого нужны собаки-верхочуты либо зайца должен поднять сам охотник.

Верхочутом в охотничьей литературе называлась гончая, обладающая особым верхним чутьем, которая на гону не придерживалась строго гонного следа зверя, а шла сбоку, на значительном расстоянии. На сколе же, вместо того чтобы отыскивать зверя н а кругах, прихватывала сразу же запах запавшего зайца, поэтому сколов у верхочутов почти не бывало наблюдали лишь небольшие перемолчки. По наблюдениям опытных охотников, верхочутая гончая несется с поднятой головой то справа, то слева от следа, беря на чутье самого зверя, она срезает все петли и скидки зайца.

Хорошая гончая даже в дни четко ощущаемого запаха идет по самому следу или может идти сбоку, но всегда с подветренной стороны, а не перемещается с одной стороны следа на другую.

Вязкость. Иногда вязкость понимают как комплекс отдельных положительных качеств, синонимов отличной работы гончей. Такое широкое толкование этого понятия неверно, так как оно не отделяет вязкость от других элементов работы гончей.

Действительно, чутье, мастерство и вязкость тесно связаны между собой, их часто трудно разграничить. Только сочетание всех этих трех качеств дает настоящий верный гон.

Продолжительность гона зависит не столько от одного упорства в преследовании, сколько от наличия у собаки хорошего чутья и ее мастерства. Поэтому не всегда правильно отождествлять верность чутья, длительность гона с вязкостью. Неверно, что плохо гоняющая собака не может быть вязкой и, наоборот, что хорошо гоняющая непременно вязка.

Под вязкостью надо понимать азартность, врожденную жадность к зверю и, главное, настойчивость в преследовании, заставляющие гончую не обращать внимания на след другого зверя, а продолжать гнать ранее поднятого. Гончая может перейти на след другого зверя только в том случае, если гонный след преследуемого зверя перебивается следом более интересного для нее зверя, т. е. при гоне по зайцу - следом лисицы, а при гоне лисицы - следом волка. Такой переход относится к достоинствам собаки. Гончих, которые предпочитают след красного зверя следу зайца, называют красногонами или зверогонами.

Некоторые охотники мало внимания обращают на то, чтобы гончая верно держала след. В местах обилия зайцев плохие гонцы нередко переходят со следа одного зайца на след другого, доставляя своим владельцам радость слушать непрерывный гон. Такую продолжительность гона никак нельзя объединять с понятием вязкости.

Злобность к зверю. Это свойство заставляет гончую предпочитать красного зверя зайцу, бросает ее на след опасного противника - волка, вынуждает не отступать даже от следа медведя. Злобность характеризует ее происхождение. Правда, в любой породе гончих есть собаки, не имеющие наследственной злобности. Эти собаки по красному зверю не гонят.

Голос. Ни одной другой породе собак не присуще это качество - преследования зверя по следу с голосом. Звуки, которые издает гончая во время погони, очень многообразны. Только по голосу гончей охотник может определить местонахождение зверя, предвидеть направление его движения и ожидать встречи. Особенно необходим звучный (доносчивый) голос в ветреную погоду, когда слабый голос собаки можно не услышать.

Разберем несколько наиболее ярких характеристик голосовых данных гончих.

Башур - низкий басовый голос гончей, приближающийся к октаве.

Голос с гнусью, или "томный", - это заунывный "плач" собаки во время гона, звучащий как бы в нос.

Голос с заливам - когда гончая во время гона не ограничивается какой-либо одной нотой, а изменяет тембр - переходит от низких к высоким нотам, и наоборот. Голос у таких гончих как бы не прерывается. Поэтому о собаке говорят "заливается". Когда гончая "с заливом" идет по зверю одна, кажется, что ведут зверя несколько разноголосых собак.

Фигурный голос во время гона меняется, переходя с низкого тембра на высокий и обратно. Такие голоса чрезвычайно разнообразны.

Яркий голос характеризуется частой манерой отдачи, звучностью. Охотники, обладающие музыкальным слухом, утверждают, что звук такого голоса при делении нот на четверти слышен 8 раз в течение одного такта.

Ординарный голос гончей не имеет характерных особенностей, лишен залива, недостаточно напряжен по своему тону.

Редкоскалая - такая гончая, которая, ведя зверя, отзывается очень редко - отдает голос через большие промежутки времени.

Слабоголосая - гончая, отдающая голос не на следу. Часто это случается с молодыми азартными собаками, которые, сбившись со следа, некоторое время продолжают лаять. Слабоголосость в небольшой степени у молодой гончей хотя и нежелательна, но допустима. Однако у слишком возбудимых собак слабоголосость часто переходит в пустобрехство, а это уже является пороком.

Пустобрех - гончая, лающая попусту на тропах и старых следах зверя при потере гонного следа на сколах. Пустобрехство является пороком и редко исправимо. Это свойство особенно вредно при работе гончей в смычке или стае. Такая собака может испортить и других, не говоря уже о том, что удачной охоты с такой гончей не получится.

Голоса гончих в зависимости от того, по какому зверю они гонят, обычно заметно меняются. Так, по зайцу собаки гонят не так азартно, отдают голос реже, чем по лисице. Особенно яркий гон происходит по волку, когда азарт и злоба к зверю заставляют гончую гнать полным голосом, захлебываясь от ненависти, с характерным заревом. Опытный охотник умеет определить по голосам гончих, по какому зверю они гонят.

Паратость. Так называется способность гончей с возможной быстротой преследовать зверя. Однако паратость определяется не резвостью собаки на бегу, а ее чутьем, мастерством и темпераментом. Любители пеших (медлительных) гончих считают, что из-под них гораздо легче добыть зайца: он идет тихо, часто садится, прислушивается к гону, поэтому стрелять в такого зайца на тихом ходу гораздо легче, чем в стремительно бегущего из-под паратых гончих. Кроме того, пешие собаки легче на тихом ходу разбирают заячьи хитрости, чем паратые в быстром аллюре. Однако это неверно. Пешая гончая старается гнать зверя так же, как и паратая. Существует мнение, что паратой собаке высокий темп скачки мешает улавливать запах зверя, нарушает дыхание. Но то же самое происходит и с пешей. В действительности обе собаки одинаково прилагают максимум усилий, организм каждой из них напряжен независимо от того, которая из собак оказывается более резвой (исключая тех пеших гончих, которые недостаточно азартны к зверю и гонят его не в полную силу, им, конечно, легче чуять след зверя на прямых или даже на крутых поворотах, чем собакам паратым). Паратые скорее могут пропустить след, но зато и запах зверя до пеших доходит более остывшим, чем до паратых. Под пешей гончей зверь ходит тихо, но далеко от нее, поэтому определить по гону его ход и местонахождение порой затруднительно. Под паратыми гончими перехватить зверя удается гораздо быстрее, поскольку по голосам гончих почти точно можно определить его местонахождение. Зверь идет обычно впереди паратых собак, в 50 - 100 шагах. Успешная охота бывает только с паратыми гончими, особенно если охотиться в незнакомых местах, где лазы зверя заранее не известны.

Желательно, чтобы паратость сочеталась с хорошим чутьем, иначе частые сколы будут неизбежны. В таких случаях охотники говорят: "Чутье не по ногам".

Говоря о паратости гончей, важно представлять себе, хотя бы приблизительно, с какой же скоростью преследуют гончие зверя? Заяц, например, проходит в минуту 1,5 км и больше; матерый волк идет быстрее зайца - даже борзые не могут поспеть за ним.

Нестомчивость. Это понятие обозначает неутомимость гончей, готовность бодро идти в полаз и азартно преследовать зверя не только к концу дня, но и при двух-трехдневных охотах. Встречаются гончие, которые сбивают лапы уже через несколько часов работы и к полудню начинают, по образному выражению охотников, "плести лапти".

В охотничьей литературе можно встретить утверждение, что есть гончие, способные гонять ежедневно, целую неделю, не сбавляя первоначальной паратости. В действительности же ни одна собака, ни одна стая не выдержит недельной работы без отдыха. Самое большое, чего можно от них добиться, - три дня работы от зари до зари, да и то только в благоприятные для гона осенние дни. После этого им необходим отдых. В сильную жару, при тяжелом грунте, в гололедицу продолжительность гона может сократиться.

Позывистость и приездка (послушание). Слово "приездка" сохранилось с древних времен, когда стаи гончих применяли исключительно в псовой, а не в ружейной охоте.

В комплексной псовой охоте, состоявшей из свор борзых и стаи гончих, находились доезжачий и выжлятики. Поскольку на псовой охоте непременным условием было наличие верховых лошадей, становится понятным и термин "приездка", тесно связанный с лошадью: у ее ног доезжачий обычно вел стаю.

К гончим предъявляли следующие требования:

1. Стая на смычках или без смычков должна следовать за лошадью доезжачего. Это объяснялось условиями охоты на волка, когда важно было, как в старину говорили, насадить стаю на "гнездо". Для этого подводили стаю к логову как можно ближе, чтобы с напуска ни одна гончая не погнала зайца. Но вести стаю на смычках по лесу через чащу было невозможно, к тому же позвякивание смычков при их сжатии было нежелательно. Поэтому собак держали несомкнутыми. Стаю приучали передвигаться тесным клубком. Помощники доезжачего - выжлятники строго наказывали арапниками непослушных гончих, которые благодаря этому не смели бросаться даже за случайно выскочившим зверем.

2. Гончая должна подваливать (присоединиться) к гону первой побудившие зверя собаки. Это вызывалось необходимостью, чтобы стая гоняла кучно, не разбивалась. Когда доносились первые звуки гона одной или нескольких собак, задачей доезжачего или выжлятников было подманить собак как можно скорее к уже гончим свалить стаю. Для этого выжлятники хлопали арапниками и кричали: "Слушай! Вались, вались к нему!". После чего гончие, замешкавшиеся где-либо в острове, спешили подвалить к гону.

3. Гончие должны быстро реагировать на окрик "Стой, гончие, стой!"; Это было важно, когда стая прорывалась за зверем в поля, мешала борзым и грозила срывом всей охоте. Нужны были также большое умение и мастерство доезжачего и выжлятников, чтобы вовремя, успев заскакать наперерез стае, остановить ее, если зверь уводил собак за линию расположения стрелков или борзятников. Для этого требовалась большая работа с гончими: не всегда легко остановить "обазартившихся" собак. В старое время считалось большим недостатком упустить стаю. Часто матерый волк уводил ее очень далеко, и тогда охота прекращалась.

4. "Вежливость", терпимость к домашним животным необходимые качество гончих, когда они не бросаются на пасущийся скот, даже если проходят через стадо.

5. Гончим должна быть присуща позывистость - выход на призыв голосом или сигнал рога. Это качество собакам прививалось подачей призывного сигнала перед кормлением, накликом на свежий след зверя, прикормкой и лаской.

В настоящее время, когда большинство охотников охотится с одной гончей или смычком и лишь в редких случаях со стайкой из трех-четырех собак, встает вопрос о целесообразности и необходимости приездки, поскольку не только верховых, но и пеших выжлятников специально при гончих сейчас нет.

Какие же требования предъявляются к гончей на ружейной охоте?

1. Ходить на смычках, позади хозяина без всякой сворки.

2. Спокойно относиться к скоту.

3. Позывистость в ружейной и псовой охоте.

4. Назывистость - вываливание на накрик охотника, который старается наставить гончую, находящуюся в полазе, на след.

Свальчивость и ровность ног. Эти два условия работы гончих относятся лишь к смычкам и стаям. Свальчивость совершенно необходима: если одна гончая помкнула зверя (нашла след и подала голос), а вторая не перестает самостоятельно добывать себе другого и не присоединяется к первой, то такие гончие не составляют смычка или стаи - они одиночки, явно мешающие друг другу в работе.

Б.В.Дмитриев "Гончие"

 

=================================================================

Оценка легавых собак в поле

Любители легавых признают, что прелесть охоты с ними заключается не столько в добычливости, сколько в красоте, и эффектности работы собак в поле. Поэтому полевые испытания и состязания легавых все больше привлекают внимание собаководов не только как способ отбора классных собак, используемых для ведения породы, но и как спортивные мероприятия, в которых участвуют лучшие полевые работники. Рассматривая полевые соревнования, необходимо внести соответствующие поправки и в принципы их организации, и в методические основы оценки собак в поле, добиваясь возможно большей объективности этих оценок.

Рассмотрим организационные вопросы состязаний легавых собак, которые обычно бывают командными или командно-индивидуальными. При формировании экспертных комиссий {председатель и два ассистента) необходимо соблюдать положение 1981 г. об экспертах.

Для обеспечения наибольшей объективности судейские комиссии должны быть сформированы таким образом, чтобы председатель экспертной комиссии из какого-либо города, области, спортивного общества мог проводить экспертизу собак только из тех городов, областей или обществ, к которым он сам не принадлежит.

Перед состязаниями их организаторы должны представить участникам соревнований экспертные комиссии, что не всегда выполняется и может привести к недоразумениям.

Примером хорошей организации полевых состязаний является матч городов Москва, Тула, Ленинград, проведенный в 1963 г. в охотхозяйстве "Проба" под Ленинградом. Экспертная комиссия работала в составе Б. А. Калачева (Москва), И. И. Тиммана (Тула), И. А. Фетисова (Ленинград). Председателем комиссии был Б. А. Калачев. Однако при оценке московских собак решающий голос был предоставлен И. И. Тимману, при судействе ленинградских собак - Б. А. Калачеву и тульских - И. А. Фетисову, что способствовало объективности судейства. Этот матч проходил в присутствии большого количества зрителей, что помогало популяризации легавых собак и налаживанию товарищеских контактов между охотниками-любителями.

При организации полевых соревнований легавых собак, очень важно позаботиться о широкой гласности. Приходится констатировать, что собаководы у нас до сих пор не имеют собственного печатного органа, то есть специализированного журнала по собаководству, в котором и должна публиковаться информация о проводимых мероприятиях.

При проведении полевых состязаний их организаторы и судейская комиссия должны приветствовать и поощрять присутствие зрителей. Это может быть хорошей школой для начинающих собаководов, и понемногу заставит экспертные комиссии с большей ответственностью выносить свои оценки, так как их придется серьезно аргументировать перед лицом общественности.

В правилах полевых испытаний легавых собак указано, что полевые испытания не проводятся при безветрии (штиле), сильном шквальном ветре, при затяжном и сильном дожде, при температуре воздуха выше +30'С, а также до рассвета и после наступления сумерек. Однако в правилах не сказано, какие наименьшие скорости ветра должны быть и каким образом их замерить. Абсолютного штиля в природе практически не бывает, при любом затишье всегда можно обнаружить какое-то колебание воздуха и под этим предлогом заставить выступать собак. Известен случай, когда на крупных состязаниях экспертная комиссия начала испытывать собак при почти полном штиле. Во всяком случае, определить устойчивое направление движения воздуха не удавалось и одну и ту же собаку посылали в поиск то в одном направлении, но в противоположном. Естественно, в подобных условиях невозможно выявить природные качества собаки, в особенности такое как чутье. Экспертные комиссии должны иметь анемометр и в протоколе указывать измеренную скорость ветра. В правилах полевых испытаний следует указать предельные минимальные и максимальные скорости ветра, при которых можно проводить испытания. По нашему мнению, ветер должен быть устойчив по направлению, а скорость его от 0,5 - 1 до 15 м/с. При этом замеры необходимо производить на расстоянии 0,5 - 0,7 м от поверхности земли, что примерно соответствует росту собаки.

Другим фактором, существенно влияющим на результативность работы легавой собаки, является влажность воздуха. По наблюдениям ленинградского эксперта И. Г. Боброва при относительной влажности воздуха ниже 60 % легавая собака резко снижает показатели чутья, а именно дальность и верность причуивания. Это подтверждается и нашим опытом. Не останавливаясь здесь на объяснении этого явления, считаем, однако, необходимым обратить внимание экспертов на данное обстоятельство и, по возможности, фиксировать относительную влажность воздуха в процессе испытаний с помощью несложного прибора психрометра.

Как уже упоминалось, критической температурой, выше которой полевые испытания, согласно правилам, не проводятся, является +30 'С. Однако температуру воздуха нельзя рассматривать изолированно от других метеорологических условий, а именно скорости ветра и относительной влажности. Если ветер очень слабый, а относительная влажность низка, то и при +25 'С редкая собака сможет нормально работать. Поэтому ограничение по температуре воздуха не должно быть формальным, а необходимо учитывать комплекс показателей, в том числе скорость ветра, влажность, состояние испытываемой собаки.

Характер местности, в которой проводятся испытания или состязания, также существенно влияет на работу легавой собаки в поле. При испытаниях по болотной дичи идеальной местностью является ровный кошеный потный луг с небольшой отавой, встречающийся обычно в поймах рек. Серьезные препятствия представляют для работающей собаки некоси или крупный кочкарник, а также густые кусты. В таких угодьях собаке труднее проявить свои природные данные - быстроту хода, чутье. Поэтому, если имеется возможность, при испытаниях и особенно состязаниях необходимо их избегать, а если этого не удается сделать, то путем жеребьевки нужно попытаться выровнять шансы выступающих собак и команд, которые они представляют.

При оценке дальности чутья собак надо учитывать конкретные условия местности, где была сработана птица. Если птица сидит в канаве или - у кромки леса, со стороны которого идет ветер, или в крупном кочкарнике, то аэродинамические завихрения воздуха, несущие запах птицы, могут быть весьма сложными и собака не всегда справится с причуиванием. Это нужно учесть при оценке чутья собаки или предоставить ей птицу в более благоприятных условиях.

Уместно напомнить, что вопросам экспертизы легавых собак в поле и, в частности, анализу влияния окружающей среды на работу легавых собак в кинологической литературе и ранее уделялось внимание. Например, А. А. Рази в полемических заметках "Очерки кинологии. К реформе полевых испытаний" (Ростовна-Дону, 1929) в разделе критики правил полевых испытаний легавых подружейных собак, утвержденных на Всесоюзном съезде кинологов в 1925 г., подчеркивал большое влияние метеорологических и других условий на проявление резкости и верности чутья.

Наиболее важными элементами при оценке собаки являются чутье, стойка, постановка и послушание. По каждому из этих элементов установлены минимальные баллы, необходимые для полонения диплома той или иной степени. Оценка чутья во многом определяет степень присуждаемого диплома и потому наиболее заслуживает специального рассмотрения. Как известно, чутье легавых собак принято разделять на три элемента: дальность, верность и верх (или манера причуивания). Дальность чуть определяется как расстояние между местом начала причуивания и местом подъема заведомо не бежавшей птицы. Поэтому для определения дальности необходимо предоставить собаке возможность работать по перемещенной птице. Согласно правилам, работа по перемещенной птице требуется только, если собака претендует на диплом I степени. Но как быть с оценкой дальности чуть при отсутствии перемещенной птицы, когда собака претендует на дипломы III или II степени? Расстояние от места причуивания до места подъема не перемещенной птицы носит условный характер, так как нет гарантии, что птица не бежит. Очевидно, что более определенно и достоверно можно судить о дальности чутья тех собак, которые подают птицу на крыло быстро и решительно, не давая ей возможности бегать. Собака с тугой подводкой ставит судей в более трудное положение, поскольку больше вероятности, что птица бежит под собакой. Необходимо учитывать также, по какой птице работает собака. Например, если легавая собака работает перемещенного гаршнепа на расстояние 6 - 7 м, то любой эксперт согласится, что у нее хорошее чутье. Однако формально, согласно правилам испытаний по болотной дичи, чутье не может быть расценено выше чем на диплом III степени. По нашему мнению, расстояния причуивания гаршнепа могут быть смело удвоены без риска завысить оценку чутья по таблице, рекомендованной правилами полевых испытании по болотной дичи. Дальность чутья собаки невозможно оценить при работе птицы "на глазок". Поэтому судьи должны быть абсолютно уверены, что собака не заметила места посадки птицы, по которой ее посылают работать. Дальность чутья определенным образом связана также и с ее верностью, то есть способностью точно указывать саму птицу и отличить охотничью птицу от неохотничьей (жаворонки и другие). Поэтому при увеличении дальности причуивания штрафы за неточное указание птицы уменьшатся, то есть большой дальности, как правило, должна соответствовать и высокая верность. Например, нелепо выглядит оценка чутья собаки 9 - 5 - 5, указывающая на высокую дальность (9) при умении работать верхом (5), но при баллах за верность (5) ниже проходного на диплом III степени.

Важнейшим элементом работы легавой собаки, отличающим ее от других пород, является стойка. Самостоятельное продвижение собаки со стойки при подходе ведущего должно расцениваться более строго, особенно если это заканчивается подъемом птицы. Пусть лучше собака дождется ведущего на стойке, даже потеряв на время птицу с чутья, Но если после посыла она быстро найдет отбежавшую птицу, это не должно приводить к снижению оценки верности чутья.

Постановка и послушание в 100балльной, таблице оценки легавых собак в поле составляют 20 (10+10) баллов, что говорит о большом их удельном весе в общей оценке. Эти графы - так называемый "егерьский балл" - отражают степень подготовленности и уровень постановки собаки. К сожалению, в последнее время участились случаи выступлений на полевых испытаниях и даже состязаниях плохо подготовленных собак. В результате они снимаются либо за гоньбу птицы, либо за непослушание. В действующих правилах для получения дипломов II и III степени за постановку и послушание необходимо получить не менее 12 баллов, а для диплома ! степени - 14 баллов. Нам представляется, что для получения дипломов высших степеней необходимо повысить проходной балл за постановку и послушание и установить его для диплома II степени - 14 баллов и I степени - 15 баллов. Это должно поднять весомость полевых дипломов высших степеней, что особенно важно, поскольку последними изменениями в правилах бонитировки требования к присвоению классности собакам существенно снижены.

Оценка за постановку легавой собаки непосредственно связана и с оценкой за манеру поиска. Поиск челноком, как наиболее целесообразный для легавых собак, достигается настойчивой дрессировкой и поэтому от правильности поиска должна зависеть также и оценка за постановку,

Кульминационным моментом в работе легавой собаки в поле является подъем птицы после подачи и выстрел. Согласно правилам испытаний при броске собаки за взлетевшей птицей не расстояние более 10 м она снимается с испытаний. Однако, если она посунулась за птицей на более короткое расстояние, часто может получить полевой диплом и даже высших степеней. На спортивных состязаниях при оценке постановки собаки по ее отношению к взлету птицы и выстрелу необходимо существенно повысить требования. Например, на диплом I степени может претендовать лишь собака, которая не сдвинулась с места после взлета птицы и выстрела. Иногда на полевых испытаниях для производства выстрела пользуются не охотничьим ружьем, а стартовым пистолетом. На состязаниях должно применяться только охотничье ружье, поскольку опытная собака прекрасно понимает его назначение и может вести себя совершенно иначе.

У некоторой части владельцев легавых собак бытует мнение, что требования, предъявляемые к собакам на полевых испытаниях, якобы не нужны на охоте. Этого ошибочного мнения придерживаются, как правило, владельцы, собаки которых имеют те или иные дефекты в натаске. Наиболее распространенным из них является бросок собаки за взлетевшей или упавшей птицей. Другим недостатком может быть неуправляемый или бессистемный поиск, который приводит к пропуску значительного количества дичи, что также не способствует эффективности охоты.

Повышение спортивного значения полевых состязаний позволит собаководам добиться более устойчивого и высокого уровня подготовки охотничьих легавых собак, доставит еще больше радости в работе с ними.

И. ТИМЕ, эксперт-кинолог республиканской категории
Охота и охотничье хозяйство N 1 - 1988

 

=================================================================

Полевые испытания ретриверов

Во Франции, Великобритании, Нидерландах, Соединенных Штатах и во многих других странах Европы и Америки проходят испытания собак по апортированию дичи. Краткий обзор этих испытаний по странам делает английский журналист (журнал "Chien de Chasse", май 1996).

Италия

Просмотрев множество итальянских охотничьих изданий, я не нашел в них ни единой строчки, посвященной испытаниям ретриверов по апортированию, хотя в них подробно описывались испытания легавых, спаниелей, терьеров...

Франция

Здесь уже давно проводятся соревнования по апортированию вольной дичи, но, насколько мне известно, ретриверы на них выставляются редко.

Голландия

 

Как и во Франции, испытания ретриверов тоже проводятся по вольной дичи. Охотники движутся цепью по полям, в основном по полям сахарной свеклы. Само собой разумеется, что на местности, испещренной таким количеством каналов и рвов, наполненных водой, ретривер должен работать хладнокровно и не совершать без особой необходимости героических подвигов.

Дания и Швеция

В Дании все происходит точно так же, как в Голландии, другими словами, местные жители охотятся на вольных птиц и одновременно испытывают по ним собак. В Швеции же порядки довольно странные. Сами территории, где происходят состязания, очень напоминают местность для испытаний в Великобритании: такие же необъятные пространства сахарной свеклы и прочих сельскохозяйственных культур, где водится видимо-невидимо фазанов, в основном диких, и зайцев. Несмотря на идеальные, казалось бы, условия, шведские собаководы предпочитают обходиться без выстрелов и используют уже "холодную" дичь, то есть убитую заранее. И шведским ретриверам приходится весьма непросто. Наиболее логичное объяснение столь непонятной на первый взгляд привычки таково: шведские любители ретриверов интересуются, скорее, собачьими конкурсами красоты, нежели рабочими дисциплинами. В большинстве своем они не являются настоящими охотниками, вот потому их вполне и устраивает такая форма испытаний.

Соединенные Штаты

Из всех полевых испытаний ретриверов, какие только проходят в мире, именно американские вызывают у англичан наибольший ужас. Что за странная идея выращивать фазанов в неволе, а затем выпускать на свободу и расстреливать? Столь же категорично мы выступаем против применения на испытаниях электрического ошейника. Что же касается длительной работы в воде в немыслимо длинном канале (собака должна проплыть чуть ли не стайерскую дистанцию, прежде чем она доберется до дичи), то и это дело пустое. Тут и гадать нечего, на настоящей охоте охотник вместо того, чтобы сразу посылать собаку в воду, принуждая ее совершать марафонский заплыв, всегда пройдет по берегу поближе к упавшей дичи. Таким образом, американские состязания по апортированию являются спортом в чистом виде. Главное - чья собака лучше поставлена, об охоте никто даже и не вспоминает.

Великобритания

 

Я думаю, что буду объективен, если скажу, что британская система полевых испытаний лучшая в мире, хотя она и основана на типе охоты, в настоящее время уже нигде не практикуемом (охотники идут шеренгой за собаками). Обычно в испытаниях у нас участвуют 6 охотников и 3-4 судей. Если судей трое, каждый действует самостоятельно, а если четыре, то они разбиваются на две группы. Используются поля, засаженные сахарной свеклой, другими сельскохозяйственными культурами, а теперь еще и поля под паром. Фазаны, а иногда и куропатки взлетают по мере того, как к ним приближаются охотники. Судьи считают, что каждая собака должна найти собственную дичь, но всегда ! особо выделяют ту, что сумела отыскать дичь там, где другие ее проморгали. Важный момент соревнований - поиск птиц, не способных летать. Американцы называют таких птиц "cripple", то есть инвалид. Но не такие уж они и инвалиды! "Бескрылый" фазан может преодолевать достаточно большие расстояния, да еще не обязательно по прямой! Вольная птица (или же вольерный фазан, но выпущенный в возрасте б недель) прекрасно ориентируется на местности и знает буквально каждый квадратный сантиметр территории.

Состязания с ретриверами могут проходить в Великобритании и во время обычных загонных охот. 1 В этом случае собаки должны вначале просто спокойно сидеть возле охотников и ждать, когда загон окончится. В большинстве случаев убивается больше фазанов, нежели требуется для испытания собак. Кроме того, некоторые фазаны падают чересчур близко от собак, и хотя этим можно проверить терпение и хладнокровие собаки, о ее способностях искать и подносить дичь вряд ли что узнаешь. Короче говоря, от судей требуется немало здравого смысла во время соревнований по апортированию, проводимых в ходе загона. А кроме того, нужно держать в запасе определенное количество собак, не участвующих в соревнованиях, дабы найти и принести всех сбитых птиц. Надо сказать, что соревнования, проводимые в таких условиях, очень полезны, ведь они позволяют проверить поведение собаки сразу по нескольким параметрам, и ее выдержку, и умение находить дичь чутьем, и умение сдерживать свои эмоции, то есть попросту говоря, не скулить и не лаять. В этом случае собаке лишь указывают направление, куда упала дичь, и дают команду "Ищи!". Все остальное зависит от собаки.

Кейт Ирландсон
Австралия

Я думаю, вы легко сможете представить себе мое удивление, когда во время поездки в Австралию я совершенно неожиданно получил по почте письмо с приглашением посетить полевые испытания собак на подачу... Получилось так, что после прибытия на место я оказался предоставленным самому себе и мог самостоятельно наблюдать за подготовкой к проведению испытаний как судей, так и участников. А интересного вокруг было очень много. Прежде всего, это, конечно, собаки. Наиболее многочисленными были ретриверы: как лабрадор-ретриверы черного и палевого окрасов, так и золотистые ретриверы - красивые длинношерстные собаки. Кроме них, было еще несколько курцхааров, дратхааров и веймарских легавых.

За столом члены экспертных комиссий ведут последние приготовления к предстоящим испытаниям. Ассистенты судей получают у распорядителя необходимое оборудование и дичь. Дичь битые голуби, хотя правила проведения испытаний допускают использование и других видов (перепелов, уток, куликов, кроликов, зайцев и фазанов). Получив все необходимое, ассистенты отправляются обустраивать места проведения испытаний. Им предстоит довольно большая работа. Нужно оборудовать "контрольные точки" и "стрелковые позиции", установить специальные машинки (я бы их назвал рогатками за сходство с обыкновенными игрушками наших мальчишек как по принципу действия, так и по внешнему виду) для подбрасывания дичи и сделать необходимый запас дичи для каждой такой машинки, установить смотровые вышки для судей там, где это нужно, и т.д.

Заканчиваются приготовления. Наступает ответственный момент - жеребьевка участников, которая проводится совсем как у нас на большинстве испытаний, только вместо традиционной шапки здесь используют пластиковый ящик, в который складываются жетончики с номерами. После окончания жеребьевки владельцы собак разбиваются на группы, которые будут выступать в разных классах испытаний и, возглавляемые соответствующей судейской комиссией, отправляются непосредственно на место их проведения.

Когда мы прибыли на место испытаний, все владельцы отвели своих собак в специальную зону, указанную им ассистентом судьи. В непосредственной близости от места испытаний, в соответствии с правилами их проведения, могут находиться лишь те собаки, которые выступают в данный момент. Все остальные должны находиться в отдалении и быть надежно привязаны для того, чтобы полностью исключить возможность помехи с их стороны для выступающей собаки.

В описываемых мною испытаниях каждой собаке в классе "всех возрастов" предстояло выполнить три различных упражнения по розыску и подаче битой дичи в такой последовательности:

- двойная подача с двумя замеченными птицами;

- тройная подача с суши с двумя незамеченными птицами и одной замеченной;

- двухптичная подача.

При этом к выполнению второго упражнения допускаются только те собаки, которые успешно выполнили первое, а к выполнению третьего упражнения - безукоризненно выполнившие первые два соответственно. Вообще же собак допускают к полевым испытаниям в классе "всех возрастов" при условии, что эти собаки были уже победителями полевых испытаний в классе "новичков" или занимали какое-либо из первых трех мест на полевых испытаниях в классе "ограниченных полевых испытании". Кроме того, в программу полевых испытаний в классе собак "всех возрастов" обязательно должно быть включено упражнение по розыску и подаче дичи, полет и место падения которой собака не могла видеть. К особенностям же данных испытаний следует отнести то, что в программе их проведения специально оговаривалось выполнение упражнений по розыску и подаче дичи как с суши, так и с воды.

Итак, ведущий с собакой, имеющие первый порядковый номер, приблизились к "контрольной точке", отмеченной двумя белыми вешками. В этом месте их уже ждали судья и два его ассистента.

Один ассистент в присутствии судьи проверил правильность всех записей в протоколе испытаний, а другой принял от ведущего поводок и ошейник собаки, а ведущему выдал ружье и два холостых патрона. С этого-то момента и начинается работа собаки и ее ведущего и расценка отдельных элементов этой работы судейской комиссией.

Выполнение упражнения по подаче двух замеченных птиц состоит в следующем:

- ведущий с ружьем в руках и собакой у ноги, но не на поводке, направляется от "контрольной точки" к "огневой позиции", которая отмечена двумя вешками красного цвета;

- когда ведущий остановится на "огневой позиции", собака должна остановиться рядом с ним; при этом она может лежать, сидеть или стоять. Ведущий без указания судьи, а собака без команды ведущего не имеют права покидать "огневую позицию";

- по знаку судьи его ассистенты, которых ни ведущий ни его собака видеть не могут, подбрасывают высоко в воздух по очереди двух птиц (просто стреляют этими птицами из своих рогаток) таким образом, чтобы полет и место падения этих птиц были хорошо видны ведущему и его собаке;

- ведущий должен постараться произвести по этим птицам выстрелы из ружья в тот момент, когда птицы находятся в высшей точке своего полета;

- после выстрелов ведущий посылает собаку подать по очереди обеих птиц;

- после возвращения собаки к ведущему со второй птицей он собирает всю поданную в этом упражнении дичь и с собакой у ноги возвращается в "контрольную точку где сдает и дичь и ружье ассистенту судьи и получает назад поводок и ошейник;

- взяв собаку на поводок, ведущий отводит ее в "зону ожидания".

На этом выступление в первом упражнении заканчивается. После короткого совещания судейской комиссии и подведения промежуточных итогов ассистент судьи, ведущий протокол испытаний, сделал небольшое сообщение по результатам первого упражнения. Он рассказал, за что были сняты с испытаний собаки, не справившиеся в полном объеме с заданием, и объявил об изменении порядка выступлений в следующем упражнении, в соответствии с которым первым к его выполнению должен приступить ведущий с собакой, занявший первое место в предыдущем упражнении. Остальные участники были расставлены в порядке, соответствующем занятому им месту.

Второе упражнение - тройная подача с суши с двумя незамеченными и одной замеченной птицами. Это упражнение состоит в следующем:

- ведущий с собакой на поводке подходит к "контрольной точке", где опять отдает ассистенту поводок и ошейник, а у него получает ружье и три холостых патрона;

- оставив собаку без поводка в "контрольной точке", ведущий с ружьем в руках направляется на "огневую позицию", которая на этот раз даже не видна с "контрольной точки", скрытая кустами, и находится метрах в шестидесяти от последней, с которой и производит два выстрела из ружья.

- один из ассистентов в поле заранее выкладывает двух битых голубей на расстоянии примерно сто метров от "огневой позиции" и метрах в двадцати друг от друга, в направлении, заранее оговоренном с судьей;

- после выстрела ведущий перезаряжает ружье и командой подзывает к себе собаку;

- по сигналу судьи второй его ассистент в поле подбрасывает третью птицу в воздух таким образом, чтобы она упала метрах в сорока от первых двух, а ее полет и место падения были хорошо видны ведущему и собаке;

- во время полета птицы ведущий должен успеть выстрелить по ней;

- после выстрела ведущий посылает собаку подать по очереди всех трех птиц, начиная с последней;

- собрав всю поданную в упражнении дичь, ведущий с собакой у ноги возвращается в "контрольную точку".

На этом заканчивается выступление участника во втором упражнении.

На испытаниях в Австралии каждой собаке в классе "всех возрастов" предстоит выполнить три различных упражнения по розыску и подаче битой дичи в такой последовательности:

- двойная подача с двумя замеченными птицами; суши с двумя незамеченными птицами и одной замеченной;

- двухптичная подача.

Выполнение третьего упражнения предусматривало подачу дичи с воды и через воду, и поэтому все мы покинули лес и направились на берег достаточно широкого ручья.

В соответствии с правилами проведения испытаний двухптичная подача представляет собой следующее:

- ведущий с собакой у ноги и ружьем в руках находится на "огневой позиции";

- ассистент судьи по указанию последнего подбрасывает в воздух птицу на виду у ведущего и собаки;

- ведущий производит выстрел по птице и посылает собаку подать ее;

- когда собака возвращается к ведущему с этой птицей, ассистент судьи подбрасывает в воздух вторую птицу, по которой ведущий тоже стреляет с таким расчетом, чтобы собака хорошо видела ее полет и место падения, которое, кстати не должно быть ближе сорока метров от "огневой позиции ";

- собака должна подать ведущему первую птицу, не отвлекаясь на вторую, за которой она может отправиться только после соответствующей команды ведущего. На этих испытаниях в третьем упражнении "контрольная точка" и "огневая позиция" находились на одном из берегов ручья. Первая птица подбрасывалась на противоположном берегу и там же падала на сушу примерно в сорока метрах от воды. Вторая птица подбрасывалась с маленького островка, расположенного посреди ручья и падала на воду метрах в десяти от противоположного берега. Ширина ручья в месте проведения испытаний составляла метров двадцать пять, глубина же была всего сантиметров пятнадцать - двадцать (т.е. не доходила собакам до локотков). Однако у противоположного берега имелось глубокое место, где собакам приходилось немного проплыть.

Олег ОБУХОВ, "Охота" 1998 - 1
- проект ИД "Друг"

 

=================================================================

Ретриверы на испытаниях и охоте

Мой личный опыт охоты с Лабрадором подтверждает, что в условиях России ретриверы (в частности лабрадоры) имеют полное право на признание их универсальными птичьими собаками. Для полной ясности хочу сообщить, что я с Лабрадором, кроме утки, успешно охочусь еще и по дупелю, бекасу, гаршнепу, коростелю, перепелу, по выводкам серой куропатки и по тетеревиным выводкам.

Некоторые охотники - владельцы лабрадоров - мне говорили, что использовать эту собаку по выводкам невозможно, так как у нее силен инстинкт подачи дичи и она гонит выводок весь сразу, разгоняя птицу. Однако я утверждаю, что это не так, потому что мой Лабрадор, найдя выводок, отрабатывает каждую птицу в отдельности. Здесь все зависит от натаски, в ходе которой вырабатывается у собаки навык подачи только по команде.

Ознакомившись с новыми правилами испытаний ретриверов, я понял, что не смогу по ним полностью оценить работу своего Лабрадора. Правила нуждаются в уточнении. В них сказано, что собака должна по следу разыскивать и поднимать птицу на крыло. Но ведь собака должна сначала напасть на след птицы. А как быть в том случае, если птица не бежит, а сразу взлетает, оставляя только свой запах на месте сидки? Кулики, например, сидя в болоте, не бегут перед собакой, а сразу взлетают, и найти их без верхнего чутья собаке практически невозможно. И как быть собаке в том случае, если битая птица упала не на виду у собаки? Ни о какой работе по следу в этих случаях не может идти речь. Мой Лабрадор, идя в поиск, сначала ищет верхним чутьем, а уловив запах птицы,ее след, переходит работать нижним чутьем, вплоть до ее подъема на крыло.

Если ретривер может работать верхним чутьем, то какой должна быть дальность этого чутья, и как проверить точно верность чутья, если собака будет искать низом только следы, проходя мимо сидящих и затаившихся птиц?

Описывая в правилах манеру поиска, указывается, что собака должна обыскивать угодья преимущественно челноком. Но собака, работающая челноком с нижним чутьем, движется медленнее, чем собака с верхним чутьем.

Из правил неясно, какой должна быть быстрота поиска птицы. Как недостаток указывается только на недостаточно быструю рысь (п.2 пп."а"). Вытекает ли из это-го, что для ретривера при поиске характерен аллюр в виде рыси? У меня Лабрадор ведет поиск дичи в поле или на болоте при использовании верхнего чутья галопом, но по следу идет рысью (может чередовать с галопом). В высокой и густой траве, на болотных кочках галоп является единственным аллюром Лабрадора, так как на этой скорости ему легче обыскивать угодья.

Меня также очень интересует вопрос о наличии или отсутствии у ретриверов таких элементов работы, как потяжка и подводка. Или это является исключительной особенностью отдельных представителей породы, не характерной для всей породы в целом? О близости птицы я сужу по поведению собаки, по ее "оживленности", в особенности по движению ее хвоста. Чем ближе собака к дичи, тем более учащается вращение хвоста. Перед самым подъемом птицы хвост превращается в "пропеллер". Идя по следу за бегущей птицей, собака движется рысью, но если птица ближе, собака может переходить в галоп, а приблизившись непосредственно к птице, в какой-то момент вдруг застывает в стойке, а затем делает один-два прыжка в ее сторону, чем вынуждает птицу подняться на крыло.

За три года охоты с Лабрадором я оказался свидетелем того, как моя собака в высокой траве дважды делала "свечки" (что характерно для спаниелей). Это было потрясающее зрелище. Все выше описанное не относится к работе собаки по утке, где у нее совершенно иная манера работы. Кроме того, я заметил у Лабрадора одну особенность. При длительном отсутствии птицы он порой утрачивает азарт. Поэтому Лабрадор больше подходит не для разведки неизученных мест, а для охоты в заранее освоенных местах. Хочу указать на один момент: у Лабрадора очень хорошая память на отработанные в натаске элементы, в частности челнок. На разных охотах моя собака более или менее соблюдает челнок, лишь корректирует его в зависимости от местности.

Из выступлений Валерия Громыко в печати я вижу, что сторонники разнообразного использования лабрадоров на охоте по птице имеются, и, наверное, можно определить единую характерную манеру работы ретривера. В правилах особо четко описана работа собаки при подаче дичи, а остальные элементы работы не дают представления о характерных особенностях работы ретривера. Не знаю, согласятся ли все с таким использованием ретривера на охоте, но каждый владелец вправе использовать заложенные в собаке способности, помочь ей раскрыть их в полной мере, тем более, что это самой собаке не в ущерб.

К сведению, в мае 1998 года мой Лабрадор (единственная рабочая охотничья собака этой породы в Калужской области) на калужских областных испытаниях по полевой дичи (перепел), выступая в самых неблагоприятных для нас условиях - после всех легавых и спаниелей, в 30-градусную жару, когда дичь почти вся была разогнана и таилась - смогла сработать двух птиц и получила диплом третьей степени.

Игорь КАЛЬЧЕНКО
Калужская область, с.Износки.
Журнал "Охота", №2, 2000 г

=================================================================

Состязания лаек

Расширение использования охотничьих лаек - одна из тенденций развития отечественного собаководства. Например, добыча пушных зверей с лайками ведется главным образом в лесной зоне, но при охоте на копытных лайки применяются повсеместно. С точки зрения специалистов охотничьего хозяйства наиболее целесообразен отстрел копытных в сентябре - октябре. Однако охота по чернотропу без лаек малодобычлива. Поэтому при недостатке собак, работающих по крупному зверю, сроки охоты вынужденно переносятся на более поздние снежные месяцы, то есть отстрел копытных начинается тогда, когда его следовало бы уже заканчивать. В последние годы в ряде областей возросло поголовье бурых медведей, на которых также охотятся с лайками. Все это вызывает возрастание спроса на зверовых лаек. Для приобретения щенков от собак зверовых линий охотники готовы ехать за сотни километров. Но куда ехать? Где лучшие зверовые лайки? Для ответа на эти вопросы большое значение имеют региональные состязания лаек по крупному зверю.

До последнего времени в РСФСР практиковались состязания лаек только по пушному зверю. Первые межобластные состязания по вольерному кабану и медведю были проведены по инициативе секции любителей лаек Московского общества охотников и рыболовов в 1988 г. В них приняли участие несколько обществ центральных областей. В 1989 г. правление Кировского областного общества организовало межобластные состязания лаек по крупному зверю с названием "Киров-89". Эти состязания в отличие от первых проводились по медведю, кабану и кровяному следу. Считаем нужным отметить, что методики проведения подобных состязаний нет, начинать ее разработку надо именно с этих вятских состязаний, так как они более полно отразили суть работы лаек по крупному зверю.

Обширный, с крепкими местами вольер для кабана, в центре - будка, от которой в разные стороны расходятся просеки и визирки, позволяющие перевидеть зверя и работающую лайку. Один из экспертов постоянно находится при ведущем, председатель комиссии по мере необходимости тоже подходит к местам остановки зверя, третий эксперт следит за работой лайки из будки. Такие условия предоставляют возможность наблюдать и оценивать все элементы работы собаки по кабану. Кабан переводился в вольер только перед испытаниями, троп и отстойных мест в вольере не было.

Площадка для испытаний по медведю была оборудована двумя стальными столбами на бетонном фундаменте с натяжным устройством для поддержания троса. Длина троса 50 м, натягивается он на высоте 3 м. К каретке на тросе прикреплены цепь и две веревки, при помощи которых зверь может быть проведен. Экспертная комиссия располагалась в 60 метрах от площадки, на опушке леса. Состязания обеспечивались двумя медведями. Один крупный, десятипудовый, и второй - медвежонок весом до 60 кг.

След прокладывали для каждой команды (три номера). От места напуска до площадки были проложены две тропы, по которым проводили медвежонка, кстати, очень удобным способом, названным нами "проводка на штанге". Во время работы очередной команды медвежонок находился в клетке, прицепленной к мини-трактору. После окончания работы команды, клетку подвозили к месту напуска, выводили медвежонка и прокладывали след до площадки, до пересечения со следом основного зверя, после чего медвежонка усаживали в клетку и отвозили в отдаленное укрытие. Один из экспертов находился на следу, расценка производилась после окончания работы всей команды.

Среди участников и организаторов состязания не было единого мнения о целесообразности включения в программу испытаний по кровяному следу. Многие считали этот вид работы не характерным для лаек.

В состязаниях приняли участие семь команд, каждая из которых выставила по кабану и медведю два одиночных номера и одну пару, по кровяному следу - три одиночных номера. Все 28 лаек имели разные дипломы по кабану и медведю, и лишь некоторые лайки Кировского общества - по кровяному следу. Западносибирских лаек было 18, русскоевропейских - 10; кобелей - 22, сук - 6. Представляется целесообразным, чтобы состав команд был разнополый. Возрастной состав участников оказался неожиданно "молодым". 18 лаек были моложе трех лет, а лаек старше пяти лет было всего четыре. Наиболее высокие результаты показаны по кабану. Из 21 номера дипломы получили 14, из них девять - Ii степени и пять - III степени. Лучший результат у пары западносибирских лаек Грея и Вайды (владелец и ведущий В. Торопов, команда Кировского общества).

Менее высокими оказались результаты по медведю. Присуждено всего девять дипломов, из них восемь III степени. Большинство лаек работали без хваток - это основной недостаток. Лучший результат при дипломе II степени у западносибирского Вулкана (Пермское общество).

Низкие результаты были показаны при испытаниях по кровяному следу, всего пять лаек получили дипломы III степени. Однако дипломы существенно повлияли на результаты первенства, особенно индивидуального, по комплексу трех видов. До последнего дня состязаний было не ясно, как распределятся призовые места в индивидуальном и командном первенствах. Претендентами были команды Кировского, Марийского, Пермского, Чувашского, Удмуртского обществ. Первое место заняла команда Кировского общества, выступившая очень ровно, особенно по кабану. Всего два балла уступила ей команда Чувашии, которая была укомплектована крупными, мощными западносибирскими лайками. На третьем месте оказалась команда Пермского общества. "Не повезло" команде Удмуртии. В первый день на испытаниях по медведю не пошла по следу Лайма В. Воронина, а выступавший вне зачета Байкал А. Митюкова получил диплом II степени при 79 баллах. На второй день состязаний, когда команда выступала по кабану, Лайма была заменена Байкалом, но на этот раз он не нашел зверя и был оставлен без диплома.

В индивидуальном первенстве первое место занял русскоевропейский Дек, владелец и ведущий С. Колеватов из команды Кировского общества (диплом II степени по кабану, дипломы III степени по медведю и кровяному следу). На втором месте - Амур А. Бахтина из Чувашского общества (три диплома III степени) и на третьем - русскоевропейские кобели из команды Кировского общества Кунум и Соболь, ведущий А. Балезин (дипломы III степени).

Эти состязания выявили и положительные и отрицательные стороны работы с лайками. Мы увидели ряд хороших работ лаек по медведю и кабану, что, конечно же, в дальнейшем приведет к обмену племенным материалом, к совместным усилиям собаководов разных регионов страны по созданию зверовых линий лаек. И было очень приятно, что ежедневно участники состязаний обменивались впечатлениями и рассказывали о работе на местах. К негативной стороне следует отнести неявку ряда команд, которые были приглашены, и, конечно, состав команд, судя по разговорам с участниками, мог быть более сильным.

Давно пришло время судьям и всем, кто близок к охотничьему собаководству, собраться и поговорить о путях развития лайководства. Есть очень много предложений, которые следует обсудить, и, на наш взгляд, больше всего в этом нуждаются правила испытаний. К сожалению, ушли из жизни лидеры, старые, именитые кинологи, которые могли бы за это взяться и авторитет которых был непререкаем. И вот в данной ситуации хочется сказать большое спасибо всем, кто организовывал и проводил эти состязания, начиная со встречи и размещения участников и конча торжественным их закрытием с вручением дипломов, грамот и ценных призов победителям, заслуживающим самой высокой оценки. Особенно следует отметить председателя Кировского общества охотников и рыболовов. Е. Братухина, кинолога В. Шатунову, эксперта-кинолога В. Попова и многих других общественников и штатных работников, их четкую работу.

Считаем, что было бы очень полезным проводить такие состязания хотя бы раз в два года, и не только в Центральном и Волго-Вятском районах, но и в других регионах страны.

А. ГОЛУБЕВ, эксперт всесоюзной категории
Ю. АНТОНОВ, эксперт республиканской категории

Охота и охотничье хозяйство N 8 - 1990

 

=================================================================

Электроника - беспристрастный и объективный судья

В начале 70-х годов на страницах журнала "Охота и охотничье хозяйство" была развернута широка дискуссия, касающаяся перспектив развития отечественного охотничьего собаководства. О будущем его высказывались кинологи, охотоведы, писатели... Сегодня можно сказать, что мы смотрим на эту дискуссию из того самого будущего, которое хотели увидеть ее участники. Вот один из прогнозов: "Породы норных собак, по нашему мнению, имеют завидную перспективу для усиленного их применения в будущем на охоте по лисицам... Жизнь заставляет обратить особое внимание на норных собак" (Гринев Л, Учитывать объективные факторы, N 8, 1972). Что ж, время показало, чьи "предсказания" оправдались - группа норных пород сейчас действительно одна из наиболее многочисленных. Помимо бурного количественного роста, она пополнилась двумя породами. Кроме традиционно используемых в те годы жесткошерстных (с явным их преобладанием) и гладкошерстных фокстерьеров и такс, активно разводят вельштерьеров и ягдтерьеров - породы для нашей страны сравнительно новые.

Численность пород безусловно неодинакова, однако общий продолжающийся рост поголовья заставляет обратить самое пристальное внимание на их обучение, подготовку к практической охоте, племенное использование. Отсюда - интерес к работе искусственных нор. Если еще полтора десятилетия назад такие сооружения имелись лишь в крупных кинологических центрах, да и то подчас по одному, то теперь искусственные норы построены и продолжают строиться практически повсеместно. Крупные же кинологические центры имеют в своем распоряжении по нескольку "нор, обладающих большой пропускной способностью. Причем каждая из них работает с немалой нагрузкой - поток собаководов-норников продолжает возрастать. Многие из притравочных станций гостеприимно открывают свои двери для владельцев собак из других областей и республик. И если раньше испытание в искусственной норе для получения полевого диплома у многих охотников с мест превращалось в неразрешимую проблему, то сегодня решить ее становится вполне реально.

Какие же задания решают притравочные станции? Во-первых, выявление и развитие врожденных охотничьих качеств собак для подготовки их к практической охоте. Имеющая навыки работы в искусственных норах собака, как правило, легко переключается на работу в естественных условиях. Во-вторых, притравка, а затем испытания норных являются неотъемлемым звеном в цепи племенных мероприятий. Испытания и полученные на них полевые дипломы позволяют выявить и отобрать лучших производителей.

Однако существует еще один аспект, который нельзя сбрасывать со счетов: решаются задачи культурного досуга населения. Доступность притравки, полевых испытаний и состязаний собак в искусственных норах дополняются спортивностью, зрелищностью и эмоциональностью этого мероприятия. Привлекая большое количество как охотников, так и собаководов-любителей, искусственная нора может в полной мере продемонстрировать красоту, рациональность и особенности работы наших питомцев.

Существующие притравочно-испытательные станции в основном отвечают всем требованиям. Однако недостатки все же имеются. Для максимально объективной оценки работы собаки экспертной комиссии (да и зрителям тоже) необходимо видеть все, что делается в норе. Но не делать же нору прозрачной! Работа собак в искусственных сооружениях должна быть максимально приближена к естественным условиям! И вот здесь на помощь собаководам пришла электроника, способная устранить все противоречия, беспристрастная и объективная, значительно упрощающая работу экспертов и одновременно доставляющая максимальное удовольствие зрителям. Именно она - завтрашний день подготовки норных.

Первый опыт использования электроники уже есть. Информационно-контрольная система с дистанционным управлением разработана В. П. Дунаевским и смонтирована на Назарьевской испытательной станции Московского областного совета "Динамо". Эта система обслуживает кольцевую искусственную нору - восьмерку. Нора расположена на возвышенном месте, выложена из красного кирпича. Большое кольцо диаметром 36 м, малое - 18 м, переход - 2 м. Вход в нору со стороны большого кольца имеет наклон 45' и длину 2 м. Очертание ходов норы строго кольцевой формы без видимых изломов. Пол труб глинобитный (смесь глины и песка), кирпичные стенки заполированы. Все котлы, кроме контрольного, круглой формы и по высоте равны высоте труб. Нора построена на мощной дренажной искусственной подушке, состоящей из слоев песка и гравия. Деревянные крышки общей толщиной 60 мм имеют светоизолирующие переходы. Крышки чередуются: несъемные длиной 40 см и съемные 80 см. Нора по внешнему и внутреннему периметрам отсыпана грунтом и гравием. В центре большого кольца расположена судейская будка, остекленная с трех сторон и снабженная светозащитным козырьком. Смотровые окна контрольного котла и малого круга обращены на юго-восток.

Электронное табло размером 2,2X1,2 м находится возле малого кольца и расположено на высоте двух метров на опорах таким образом, чтобы его было хорошо видно членам экспертной комиссии, а также зрителям, находящимся за рабочей территорией норы. Во внерабочем состоянии табло закрыто створками. При включении системы на нем загорается секундомер, отсчитывающий время работы с момента ее выхода в нору. Секундомер учитывает врем подхода собаки к зверю. Кроме того, табло в световом изображении копирует "рисунок норы, только в уменьшенном масштабе. По всему периметру колец вмонтированы 50 датчиков, плотность расположения которых соответствует информативности отдельных участков норы. Например, в районе узлового котла установлено 7 датчиков: непосредственно в котле, у входов в котел с двух сторон, на подходах к нему - на расстоянии 25 и 50 см. Таким образом, усиленная плотность расположения датчиков предусмотрена на наиболее ответственных участках. Максимальное расстояние между датчиками - 2,5 м на проходных участках труб (установлены сигнальные фонари специальной герметической конструкции). Плотное расположение датчиков у котла и в нем самом позволяет экспертам и зрителям объективно оценивать злобу работающей собаки, а также увидеть и поведение лисицы в котле. Если горит фонарь на расстоянии 80 см, то в соответствии с действующими правилами собака не добирает по злобе проходной балл на диплом III степени. Датчики, установленные на самой норе и управляющие световой индикацией на табло, дают возможность увидеть меру активности зверя при работе собаки у тупика - лежит, стоит или энергично сопротивляется, заняв активную оборону. Так, например, если работают датчики, фиксирующие положение зверя в середине котла или у дальней стенки тупика (то есть у противоположного входа в 1 котел, перекрытого шибером), а также работают датчики, отмечающие положение собаки на расстоянии 25 см от котла, где собака отлавливает свое положенное время, то для любого зрителя очевидно, что собака при такой манере работы может получить по злобе не выше 17 баллов и рассчитывать на диплом только III степени.

Кроме большого табло, расположенного непосредственно у норы, миниатюрная копия его имеется в судейской будке, где установлен пульт управления системой, вмонтированный в стол. Система работает в полуавтоматическом режиме.

Внимание! Система включена! Идут испытания! В нору запущен зверь. На системе появляется световая информация о начале и месте его нахождения. Понорилась собака, тут же включается секундомер, и на табло прослеживается ее движение по норе. Одновременно загорается сигнальная лампа "Начало работы", которая выключается только после подхода собаки к зверю. Таким образом по секундомеру определяется врем вхождения собаки в контакт со зверем.

Проверка поиска и преследования. Система обеспечивает непрерывный контроль места расположения животных во время работы. Достигается это тем, что в системе отображения сигнальная лампа каждой точки контроля выключается при достижении собакой или зверем последующей или предыдущей тонки. На табло перемещение лисицы обозначается включением (а затем выключением) лампочки одного цвета, собаки - другого. В динамике ("сбегающие" цветные лампочки) это выглядит достаточно наглядно и позволяет судить о стиле работы и собаки, и зверя. На табло, например, отчетливо видно, как некоторые лисицы "отбегиваются" от собак, что нередко случается с тихоходными собаками в сложных по конфигурации барсучьих городках. При работе у тупика на табло хорошо видно расстояние, не котором работает собака - загораются сигнальные лампы, выделенные разным цветом, на расстоянии 50, 25 см и у входа в котел. При входе собаки в котел последовательно гаснут лампы 50 и 25 см. Размен фиксируется по соответствующей дальнейшей динамике световых указателей на табло. Работа окончена. На пульте нажимается определенна кнопка - останавливается секундомер м включается надпись "Окончание работы". Система приводится в исходное состояние и она готова к работе следующей собаки.

Информационно-контрольная система находится пока в опытной эксплуатации. Однако уже сейчас очевидно, какие преимущества она дает. Значительно повышается объективность оценки работы собаки. Появляется возможность притравливать норных собак, не пользуясь "телевизорами". Хорошо прослеживаются манеры и характерные особенности работы собаки и подсадного зверя на всех стадиях. Время работы притравонной станции становится практически неограниченным: при быстром наступлении темноты и осенью и зимой система отображения дает полную картину работы и фиксирует ее время. А общего подсвета, исходящего от светового табло, вполне достаточно для запуска собаки, ее извлечения из норы и смены зверя. Использование электроники дает прекрасные возможности для значительного повышения спортивно-зрелищного уровня полевых мероприятий. Теперь практически любое количество зрителей сможет с равным успехом наблюдать за всем, что происходит в норе. Вполне естественно, что такая наглядность будет способствовать дальнейшей популяризации норных пород, даст возможность проследить особенности рабочей манеры той или иной собаки.

Кроме того, использование электронной системы делает вполне возможным разрешение ряде назревших вопросов в деле совершенствования правил испытаний и методик притравок. Так, смотровые окна могут быть забраны заглушками. Наличие электронной системы, позволяющей на табло фиксировать положение зверя в норе, делает реальным свободный поиск при запуске собаки, что, в свою очередь, улучшает возможности проверки ее чутьистости, когда надо работать не по стереотипу - подойти к котлу, где находится лисица, а действительно найти зверя. При подобной системе притравок и испытаний можно прояснить и один из, спорных вопросов - о скорости, "Рысистые бега" действительно не нужны, но электронная система наглядно показала, что все-таки полностью отказаться от проверки скорости нельзя, как уже говорилось, лисица даже в искусственной норе от слишком тихоходных собак "отбегивается".

Конечно, электроника только еще делает первые шаги в нашем собаководстве. В дальнейшем, очевидно, будут выявлены те новые возможности, которые она сможет дать при использовании ее на искусственных норах.

М.МУРОМЦЕВА, эксперт I категории
В.ДУHАЕВСКИЙ, эксперт II категории

Охота и охотничье хозяйство N 4 - 1989

 

=================================================================