Кинологу: Гончие.

Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 

Пороки и недостатки гончих

Ни к одной породе охотничьих собак охотники не предъявляют столько требований, как к гончим. Им необходимы тончайшее чутье и послушание - основные качества легавых, железные ноги м скорость - главные достоинства борзых. Красота гона зависит от силы и певучести голоса, а также от неутомимости преследования до тех пор, пока зверь не будет добыт метким выстрелом. Особенно ценно, когда эти качества сочетаются с добычливостью, паратостью, а главное, с мастерством гончей.

Классики нашей охотничьей литературы, знатоки гончих сошлись в том, что чутье, вязкость и голос - важнейшие наследуемые качества гончих, исправить порочность которых нагонкой нельзя. Поскольку все эти три элемента существуют в тесном единстве, до сих пор непонятно, почему вязкость и чутье не вошли в таблицу минимальных баллов. Это иногда приводит к тому, что порочная, никуда не годная гончая, бросающая зверя с прямого и горячего следа, может получить диплом.

Приведу пример. Гончая, проработав на гону 40 минут и затратив на выправление сколов 18 минут, бросает гнать перевиденного зверя с прямого следа, и, как говорят, "плетет лапти" - ходит возле хозяина. Эксперт должен все-таки присудить такой невязкой гончей, которая гоняет "по охотке", "дипломчик" III степени, даже если за вязкость она получит самый низкий балл при нормальных остальных баллах. Эксперт, соблюдая правила, тем самым наносит вред породе, так как при двух дипломах III степени такая гончая пройдет на малую золотую медаль и в первой племенной класс, будет передавать в потомстве свою невязкость. Примеров у нас было немало. Охотиться с такими гончими - сущее наказание. Для простого охотника ценнее та собака, которая проработала на гону пусть 30 минут, но не бросила след, и сверх положенных на выправление скола 20 минут продолжала искать зверя. Из такой гончей охотник "сделает" собаку, а из невязкой - никогда. Если бы вязкость, так же как и голос, была своевременно введена в таблицу минимумов, невязкие гонцы с золотыми медалями исчезли бы с наших выставок.

В 1965 г. в журнале "Охота и охотничье хозяйство" N 1 Н. П. Пахомов сетовал, что у нас слишком много невязких гончих. Он писал: "У наших современных гончих остается одно темное пятно - недостаточная вязкость. С этим недостатком мириться нельзя. Мы обязаны приложить все усилия, чтобы деревенские охотники не издевались бы над кровными красавцами". Однако до сих пор эти кровные красавцы остались. Если бы дали больше прав эксперту, тогда бы этих красавцев не было. Можно, например, вообще ввести в правила нулевую оценку по любому элементу работы гончей. Если эксперт даст нулевую оценку за вязкость, за голос, за послушание и так далее - гончая лишается диплома. Если осенистая гончая, многократно бывавшая в лесу, помкнув зверя, отгонит, бросит след и вернется к хозяину и больше гнать не пожелает (если она не больна), такая гончая невязкая, заслуживает нулевую оценку. Это ни в коей мере не относится к молодой гончей, которую только начали наганивать.

Про невязкую гончую охотники говорят: "не гоняет, а отгоняет", или "гоняет до первого скола". Только вязкость до убоя, когда зверь будет словлен или отстрелян, дает собаке право называться гончей. Один сгоненный или взятый из-под яркой многочасовой работы заяц приводит истинного гончатника в больший восторг, чем пять добытых с лежки.

В наших правилах несколько раз меняли силу голоса - то 5 баллов, то 6 баллов, меняли степень диплома по лисице и никто не взял на себя смелость ввести вязкость в графу минимальных баллов. Пока мы этого не сделаем, вязкие гончие будут такой же редкостью, как и сейчас. Только сочетание вязкости, силы, верности голоса и тонкого чутья делают охоту с гончими добычливой и приятной.

О чутье. Любителям гончих известно, что по пестрой тропе, в болоте, по инею гоняют только чутьистые собаки. Бесчутая гончая - порочная. Признаками слабого чутья является гон в пяту, частая отдача голоса на сколе, когда гончая путается по следу, возвращается назад и уныло отдает голос, не зная, в какую сторону слез зверь. Наставленная на след перевиденного зайца минут через тридцать, бесчутая гончая никогда не доберет зверя. При заморозке на чернотропе, или по торной дороге гончая со слабым чутьем никогда "не примет след" и будет бестолково носиться из стороны в сторону, а на песчаной дороге такая гончая обязательно сколется и, если заяц сдвоил, собака даже со средним чутьем едва ли побудит снова. Если вы хотите проверить чутье своей гончей, наставьте ее на вспаханном поле на след перевиденного вами зайца через полчаса ! (лучше - через час). Если ваша гончая без добора стечет след этого слезшего зайца и упалого (запавшего) помкнет - лучше и желать нечего.

Оценивая чутье, нужно учитывать время года, состояние тропы. Разнообразие этих условий бесконечно. Однако согласно правилам при оценке чутья эксперт учитывает добычливость и мастерство. Если мастерство 20 баллов, судьи могут оценить чутье в 9 - 10 баллов. Нередко у мастероватой гончей бывает среднее чутье, поэтому данные на испытаниях баллы за чутье условны. Многие эксперты и старейшие знатоки гончих в прошлом рекомендовали расценивать чутье отдельно, не связывая его с мастерством. Гончая должна быть не только чутьистой, но и уметь пользоваться чутьем.

В дореволюционное время существовало мнение о каком-то особом верхнем чутье гончих, способности гнать зверя с высоко поднятой головой то справа, то слева от следа и выправлять скол, не опуская головы. Таких гончих называли верхочутами. Известные знатоки гончих В. А. Рахманов, К. П. Баковецкий, В. В. Деконнор, позже Н. П. Пахомов, В. И. Казанский доказали, что особых гончих "верхочутов" нет, потому что верхочутость - это порок, так как если такая гончая сколется, она не способна выправить скол и часто бросает зверя и ищет другого. В дни хорошего чутья гончая может гнать несколько в стороне от следа, не опуская головы, но на сколе она работает по следу, разбирая заячьи хитрости, а не носится с высоко поднятой головой. Как показала практика собаководства, из выдуманных верхочутов впоследствии получались гонцы шалавы и пустозвоны.

Рассмотрим пороки такого важнейшего элемента работы гончих, как голос, поскольку в нем заключена прелесть и красота гона, а стало быть, и поэзия охоты.

К безусловным порокам относится пустобрехство, когда гончая, пущенная в полаз, голосит без всякого следа и "орет с напуска" по птице, по следу собаки, по следу хозяина. Это наследственный порок и исправить его невозможно. Пустобрехи - слабоголосые гончие - для охоты не годны, а особенно они вредны в смычке и в стае. С такими горе-гонцами нельзя наганивать молодых выжлят.

Полную противоположность собакам слабоголосым - пустозвонам - представляют молчуны. Гончая-молчун преследует зверя без голоса. Это, безусловно, порок. Нередко молодые выжлята, особенно по первой осени, долго не дают голоса и идут по следу молча, но после упорной нагонки такие первопольники начинают "гонять в голос. Можно смириться с коротким, пешим полазом, недостаточной добывчивостью, нефигурным голосом, но пустобрехство или гон молчком простить гончей нельзя.

К безусловным порокам относится гон в пяту, когда гончая голосит в сторону, противоположную той, куда слез зверь, то есть гонит в сторону его пяток. В пяту могут прогнать первопольные гончие из-за своей азартности, со временем это пройдет. Однако собаки со слабым, порочным чутьем гонят в пяту постоянно и на испытаниях, если они голосят в пяту свыше минуты, лишаются диплома.

Нередко гончие, пущенные в полаз и прихватившие жировочный ночной след зайца, отдают голос. Про таких гончих говорят, что они с добором или "покрикивают в жирах". Длительный добор по зайцу, не оканчивающийся помычкой, безусловно порочен. Добор по красному зверю - лисице - допустим, а для успешной охоты вообще желателен, так как участок жировки лисицы может быть на несколько километров, поэтому гончая без добора часто будит лисицу вне пределах слышимости гона.

Недопустимо выправление скола с голосом. Если гончая отдает голос на сколе, не умолкая, это порок, так как подобная работа сбивает с толку охотника. На испытаниях таким гонцам эксперты ставят за верность отдачи голоса 2 балла.

Встречаются гончие, которые отдают голос даже по свежему следу очень и очень редко. Таких гончих называют редкоскалами, с ними охота малодобычлива и теряет свою красоту, "гонит, словно мучается".

Н. П. Пахомов в книге "Полевые пробы гончих" дает такое определение: "Редкоскалая - такая гончая, которая когда ведет зверя, отзывается очень редко, отдает голос через несколько шагов, а не учащенно, как ведет яркоголосая гончая".

Если гончая отдает голос через несколько шагов, то под гон можно подставиться, с такой собакой можно охотиться, так как легко перевидеть зверя, а если гончая молчит целые участки гона, с такой гончей вы не добудете зверя. Это уже настоящий редкоскал, почти молчун. Кроме того, гончая может редко, а не учащенно отдавать голос по удаленому зверю, также по пестрой тропе, в слепую порошу, когда ляжет снег и в оттепель покроется коркой. По такой тропе гончие настолько редко отдают голос, что их всех можно отнести к редкоскалам.

Как же судить таких собак?

Начинающему любителю гончих или молодому эксперту нужно помнить: если в дни хорошего чутья, когда на чернотропе умеренно влажно и прохладно, гончая помкнет по взбуженному ею зверю и погонит по "горячему" следу, редко отдавая голос на всех участках гона, - такая гончая редкоскалая. По определению П. М. Губина у яркоголосой гончей в одном такте "ах" слышится восемь раз. У редкоскалой гончей это "ах" слышится один, пусть даже два раза, но после наступает длительная пауза, во время которой гончая гонит по следу молча и, лишь пройдя некоторое расстояние, вновь редко и однотонно подает голос. Назвать это гоном нельзя

У редкоскалой, гончей одни перемолчки и сколы (свыше минуты) и, если верно судить, то еще не всякая отдача голоса по следу есть гон. Гончая может отдавать голос на жирах, в добор на сколе. Это не может идти в зачет гона. Гон в нашем понимании - это заливистая, мелодичная или учащенная отдача голоса по взбуженному зверю, гон - это похожее на пение, страстное выражение гончей своих чувств по следу побудившегося зверя. Подобного гона мы не наблюдаем у редкоскала, а потому в графе за верность отдачи такой гончей эксперт должен ставить 2 балла, оставляя собаку без диплома. Если раньше иногда и присуждали редкоскалой гончей диплом III степени, то при современном уровне развития породы это будет только во вред, так как присуждая диплом III степени, эксперт допускает собаку к племенному использованию. Редкоскалость - порок, который передается по наследству.

На полевых испытаниях встречаются гончие с отдельными недостатками, с которыми охотник может мириться. Например, бывают гончие с очень коротким и вялым полазом, постоянно они слушают, не побудет ли где зверя другая собака. С такими гончими охота малодобычлива. Иногда бывает наоборот - полазу гончей широкий, как говорят охотники - заемистый, галопом, самостоятельный, позволяющий обыскивать большее пространство и быстро побудить зверя, а гон вялый, пеший. Такая гончая не только не сгоняет зверя, но охотнику подстать под гон очень трудно, и потому охота малодобычлива.

К недостаткам полевых качеств гончей относится проносистость и отдача голоса на проносах. Проносистость - это такой недостаток, когда собака из-за слабого чутья при каждом крутом изменении зверем направления далеко проносится вперед. За это время зверь, особенно заяц, удалится и накидает столько сметок, что собаке трудно разобраться. Получается не гон, а мучение - сплошное выправление сколов. Кроме того, гончая может проносить след с голосом. Однако необходимо помнить, что паратой гончей с полного маху очень трудно сразу изменить направление. Даже опытные гонцы могут отдавать голос на проносах, но на очень небольшом расстоянии. Поэтому судьи-эксперты должны больше видеть гончую при работе по зверю. Если такой недостаток выловлен, гончей снижается балл за верность отдачи голоса.

В 70-х годах в Озерецком охотничьем хозяйстве мы испытывали очень "веселую собачку". В комиссии были опытные старые эксперты Б. В. Дмитриев и К. А. Марков. Осенистая выжловочка помкнула зайца (мы его сразу перевидели) и так ярко работала без сколов минут сорок, что дело шло к диплому I степени. И вдруг скол, который эта "веселая собачка" выправляла не менее ярко с голосом, на удивление судьям и к великому горю своего хозяина. Если бы Б. В. Дмитриев не увидел работу этой гончей на сколе - быть бы диплому I степени. Поэтому на испытаниях, где выявляются все пороки, недостатки, и где что ни гончая, то новая, не похожая работа со своими особенностями, эксперты должны быть особенно внимательны как к молодым гончим, так и к осенистым.

Часто на полевых испытаниях встречаются гончие, которые вообще не придерживаются ведущего и поднимают зверя далеко в стороне от хозяина. Такие гонцы очень непозывисты и неназывисты. Непозывистая гончая не идет на рог. Неназывистая не идет на наклик своего хозяина, перевидевшего зверя. Такой тип неуправляемой гончей особенно вреден на полевых испытаниях. Все эти недостатки - результат неправильного воспитания и нагонки.

Другим, не менее неприятным недостатком является стомчивость гочней. Ценятся гонцы, которые выдерживают длительную работу, могут гнать зверя не только до конца дня, но и на второй и даже третий день. Однако встречаются гончие, которые после нескольких часов гона по образному выражению охотников "плетут лапти" и не идут в полаз. Такая гончая называется стомчивой. Нередко подобных горегонцов приходится тащить из леса на руках.

Все эти недостатки выделяет экспертсудья на полевых пробах гончих и он обязан творчески оценивать работу собак с учетом погодных условий.

Б. МАРКОВ, Охота и охотничье хозяйство 3-4 - 1992

=================================================================

 

Полевая экспертиза гончих

Полевые испытания гончих составляют основу работы по ведению и совершенствованию собак этих пород, и потому так важна объективная оценка их природных рабочих качеств. Правда, ни на каких других полевых испытаниях не бывает столь грубых и пагубных ошибок, как на испытаниях гончих, этих несомненно самых трудных из испытаний охотничьих качеств собак. Кроме того, разные подходы к полевой экспертизе в отдельных кинологических центрах, сложившиеся традиции, разный уровень грамотности экспертов создают большой разнобой в самом толковании правил и методике их применения. Поэтому, на мой взгляд, давно назрел разговор о практике и методике полевой экспертизы гончих собак.

Полевые испытания требуют от экспертов комплекса определенных качеств и знаний. Испытания можно проводить, только глубоко зная работу гончих, опираясь на большой многообразный опыт их нагонки, охоты с ними и их экспертизы. Экспертизе нельзя выучиться лишь по правилам. Никакое руководство не может подменить опыт эксперта, на основании которого он высказывает с помощью проставленных баллов свое суждение о качестве того или иного элемента работы гончей, выражение которого, в свою очередь, зависит от ее способностей, опыта и тренированности, а также от массы крайне разнообразных условий местности, погоды, вида, возраста, поведения зверя и прочих обстоятельств.

Правила совершенно необходимы как официальный стандарт идеальной работы гончей, а дело экспертов - перевести свои убеждения о степени приближения этих качеств к определенному идеалу на общепонятный язык действующих правил с помощью установленной балловой расценки.

Основа правил - перечень и описание идеальных качеств, оценка этих качеств с помощью баллов. Высший балл, указанный в каждой графе, - это идеал качества, и чем больше мы наблюдаем выдающихся собак, тем объективнее будет наша оценка. Нельзя уподобляться экспертам, дающим одиночкам за паратость 12 (так было на состязаниях в Орде), за фигурность голоса 8 (Воронеж), верность отдачи голоса 6 и чутье 14 (Алтайский край), за добычливость 8 (Воронеж), за послушание 6 (Воронеж, Алтайский край) и 8 (Москва) баллов. Таких экспертов нельзя допускать к испытаниям. Противоречат идее расценки и отдельные высшие баллы, поставленные по каждой графе. Они говорят о некомпетентности или о непорядочности эксперта, так как нет, по совести говоря, на свете таких собак, которых можно было бы оценить в работе на 100 баллов или около этого.

В процессе работы не следует поддаваться эмоциям, необходимы трезвость ума и чувство огромной ответственности перед делом совершенствования наших охотничьих собак. Когда возникают сомнения, иногда лучше занизить, чем завысить балл. Обсуждая окончательные баллы, важно путем взаимного убеждения их согласовать, предварительно коллективно воссоздав картину всей проделанной работы оцениваемой единицы.

Пропорции гона по отношению к общей работе были отработаны за врем испытаний и с 1955 г. включены вначале в приложение, а с 1976 г.- в основной текст правил. Я говорю об оценке мастерства, определяющего в большинстве случаев степень диплома, по пропорции "чистого гона" в 3/4, 2/3, 1/2 ко времени всей работы, не считая последнего скола, или в 75, 65 и 45%, в последней редакции для присуждения баллов соответственно на диплом I, II и III степени.

От гончей требуется, чтобы она как можно быстрее и без помощи владельца сумела побудить зверя и как можно скорее и как можно больше предоставила возможностей его добыть. К сожалению, вынужденная однобокость правил полевых испытаний, заставляющая судить о работе гончей преимущественно по ее голосу, для многих экспертов превращается в механическую регистрацию отдачи голоса и приводит к игнорированию действительной работы на гону.

Не надо забывать, что правила существуют для экспертов, для знатоков этого дела, поэтому в них излагаются только основные определяющие положения и предоставляется известный простор в суждениях и определении некоторых основных деталей работы собаки по косвенным признакам. Действующие правила не свободны и от недостатков, ошибочно трактуя которые, можно извратить или поколебать основные установленные понятия.

Занимаясь экспертизой, мы часто слишком абстрактно начинаем мыслить, разбивая всю работу гончей на составляющие ее элементы в соответствии с существующей таблицей расценок, забывая, что практически принимаем эти качества только в определенном полезном сочетании.

Действительно, без достаточного чуть не может быть работы, но достаточное чутье собаки нужно нам только при удовлетворительной вязкости. Вязкость это главное после чутья качество подружейной гончей, но и вязкость нам нужна только целенаправленная, то есть подкрепленная достаточным мастерством. Нам не нужна гончая, которая, потеряв продолжение следа, готова хоть полдня повторять уже пройденные гоном следы или сломя голову мчаться на место подъема и начинать все сначала. Нам нужна вязкость в одинаковой степени как с чутьем, так и с мастерством, и только такая вязкость заставляет гончую остаться на сколе, упорно его править и в конце концов выправить. А вот сама скорость выправления скола при наличии вязкости всецело зависит от мастерства, то есть способности гончей направить поиски потерянного следа в наиболее вероятную сторону за счет ее природного ума и приобретенного опыта, которые могут проявиться только при достаточном чутье.

Практически в оценку мастерства мы включаем общую оценку - чутья, вязкости и мастерства, придавая ему первенствующее знамение и оценивая в 25 баллов. Чутье в большинстве случаев оценивается косвенно в зависимости от балла мастерства, поскольку обычно нечасто приходится наблюдать в процессе испытаний непосредственное его высшее проявление. О вязкости говорит общая продолжительность гона, а главным образом - упорство в работе на сколе при потере следа и желание во что бы то ни стало разыскать его продолжение, а также отсутствие подмен зверя.

При определении мастерства эксперту надо иметь четкое понятие, что такое "чистый гон", так как в правилах нет толкований понятий "гон" и "чистый гон". В, примечании есть только четкое определение "скола", который начинается с двух минут после потери гонного следа. Правда, в ориентировочной шкале примерных оценок упоминается еще "пристальный и яркий гон", "уверенный гон", просто "гон" и "чистый гон". Но не секрет, что в охотничьей литературе, в обиходе охотников-гончатников бытуют понятия и, так сказать, "нечистого гона", такие как добор, добор по удалелому и мороватый гон, которые имеют четкие свои характеристики. Добор - это отдача голоса гончими по следу еще не стронутого зверя; добор по удалелому - отдана голоса по следам сильно оторвавшегося от гончей гонного зверя, который в большинстве случаев сумел уже залечь и перед собакой не бежит; мороватый гон - сдержанная, копотливая, неуверенная, с частыми перемолчками работа, как правило, по оторвавшемуся от гончей зверю в сложных для гона условиях тропы. Мороватый гон, тем не менее, может быть признан гоном только тогда, когда периоды преследования зверя с голосом по своей длительности больше периодов поисков следа, если даже каждый в отдельности из последних и короче двух минут.

Следовательно, идя от обратного, просто "гоном" можно называть только непосредственное преследование гончей поднятого зверя, когда зверь уходит от собаки, держась на безопасном от нее расстоянии, а она старается настигнуть его по горячему следу. Обычно это расстояние колеблется при пристальном гоне в пределах 100 - 300 м и зависит от паратости собаки, а главным образом от мастерства и чутья, позволяющих ей не задерживаться на поворотах и двойках зайца, ограничивая потери следа не минутами, а секундами. Часто при такой работе заяц-беляк идет под пешей гончей значительно ближе, чем под паратой, так как расстояние безопасности под ней намного короне, что любой зверь прекрасно понимает. Другое дело при звере, который может оторваться, идет смело, не по собаке, а своим ходом, а также имея значительное преимущество из-за задержек собаки на сколах. Тут картина будет иной, и гон пойдет своеобразными волнами: яркими всплесками при горячем следе и постепенным затуханием по мере отрыва зверя.

Конечно, о всех перипетиях гона говорит, в первую очередь, сам характер движения гончей по следу, который у верной на отдачу голоса собаки прекрасно прослеживается и на слух. Другое дело у слабоголосой гончей, голос которой вводит в заблуждение. Тогда о гоне можно судить, только непосредственно наблюдая движение зверя и собаки по его следу. Несоответствие характера отдачи голоса производимой работе у гончих подчас принимает даже маловероятные формы, поверить в которые без личных наблюдений бывает крайне трудно. Меня, например, в 1971 г. поразил на состязаниях под Бугульмой ч. Катай ВРКОС 1165 / рпг А, А. Кирова (Пермь), который пеше и маровато водил беляка, значительно учащая отдачу голоса при каждой потере следа.

Говоря о гоне, о преследовании зверя по следу, нельзя не сказать несколько слов о самом механизме проявления чутья гончей. Ощущение запаха в отличие от ощущения слуха и зрения, направления не имеет, и собака, выслеживая источники запаха, может обнаружить их только в результате целенаправленных поисков. Следовательно, сам гон представляет собой бесконечный поиск запаха гонного зверя, чередование моментов его обнаружения и потерь. Не подлежит сомнению, что, обнаружив по группе следов их направление, собака экстраполирует, продолжает мысленно направление следа, и наверняка, в силу самой природы ощущения запаха, каждая гончая, каких бы высоких качеств она ни была, не может в подавляющем большинстве случаев не потерять запах следа на резком повороте, а тем более на двойке зверя. Поэтому при экспертизе всегда надо помнить, что частота потери следа при удовлетворительном чутье гончей чаще всего зависит от хода зверя. Таким образом, требование в высшей оценке мастерства - показать пристальный и яркий гон с редкими перемолчками - неудачная в общем-то формулировка. Она скорее зависит не от гончей, а от хода поднятого зверя. И если гончей повезет поднять старого самца беляке, да еще весной, и он пойдет смело, широко, прямиками, да подчас и без двоек, то гончая и средних качеств может получить высокий, но часто не соответствующий ее природным качествам диплом.

Вязкость, чутье и мастерство открываются в полной мере только на местах потери следа, и чем быстрее гончая будет их справлять, тем чаще будут иметь возможность эксперты убеждаться в бесплодности заячьих трюков, тем большее поощрение будет заслуживать собака. Конечно, я не имею в виду гончих, которые способны скалываться на прямом следу, а говорю о вполне нормальных работниках, допускающих сколы только на двойках м в местах; трудных для работы чутья.

"Чистым гоном может называться только общая сумма времени, затраченного гончей на гон, исключая врем всех сколов и моментов работы, которые не могут быть названы гоном.

В качестве иллюстрации приведу один курьезный, а в общем-то печальный пример. Мною совместно с экспертами республиканской категории В. Н. Советовым (Минск) и В, В. Деньгиным (Киров) на Всесоюзных состязаниях гончих в 1974 г. проводилась экспертиза русского пегого выжлеца ч. Набата Г. Г. Горозы, после которой владелец обратился с протестом в главную экспертную комиссию, жалуясь на необъективность экспертизы м считая, что эксперты незаслуженно лишили его выжлеца диплома, нему могут служить подтверждением его записи - он эксперт I категории. Экспертами, проводившими испытание, было зафиксировано, что этот выжлец, наброшенный с поля ровно в 6 часов, через 3 минуты начал добирать по жировке, взвывая и грубо взбрехивая, проход многократно по одним и тем же местам. Через 28 минут добора поднял белякя, которого за 16 минут прогнал полтора маленьких кружка, скололся на дороге и затем брехал в районе скола, так и не сойдя с него, еще 32 минуты до снятия. Как и следовало ожидать, главная экспертная комиссия, представители которой также наблюдали работу Набата, полностью согласились с нашими выводами, хотя владелец так, пожалуй, и не понял мотивов отказа. Он остался при своем мнении - выжлец работал на гону 1 час 16 минут. Это тем более странно, что сам владелец неотступно был со мной, и все эти "чудеса", которые он трактовал "гоном", происходили на его глазах.

Многие гончатники, да и некоторые эксперты, исходя из рекомендаций ориентировочной шкалы примерных оценок, приходят к ложному убеждению, считая идеалом мастерстве гон вообще без всяких перемолчек. Это в корне неверно.

Непрерывный гон говорит только об определенной степени слабоголосости гончей и больше ни о чем, так как она не может гнать, не теряя временно след. И у нормальной гончей можно прощать только незначительные проносы в пределах 10 - 15 метров в голос, а все остальное: исправление скола с голосом, повторение в голос уже пройденных гоном следов, значительные проносы в голос, яркая отдача голоса на жирах и просто отдача голоса походя, без всякого следа, являются дефектами работы и, конечно, должны бескомпромиссно исключаться из времени гона и отражаться на балле за верность отдачи голоса.

Яркие примеры неверной отдачи голоса у ранее высоко дипломированных собак можно было наблюдать на межобластных состязаниях гончих 1976 г. Так, полевой чемпион Ленинградских состязаний 1975 г. ч. Альт ВРКОС 1775/рг В. А. Лебедева (Горький), имевший три диплома I и II степеней и два диплома III степени, поднявший беляка и 35 минут голосивший фигурным, ярким и музыкальным голосом, но с верностью отдачи его не более чем на 1 балл, был оставлен без расценки, так как всей работы на гону, то есть непосредственного преследования зайца по следу с голосом, исключая все брехню гонным голосом вокруг следа, едва набралось на 12 минут. Или ч. Флейта В.РКОС 3449/рг Л. Л. Зверева (Ярославль), имевшая четыре диплома I и два диплома II степени, ярким гонным голосом 35 минут разбирала жировку, 10 минут гнала, сделав полтора круга, и еще 30 минут голосила по пройденному гонному следу в пяту полкруга.

Анализ результатов выступления расцененных на этих состязаниях гончих показал, что 26% из них оценены за верность отдачи голоса баллом 3; 64% баллом 4 и только 10% - баллом 5. Интересно, что из 14 расцененных перводипломников не оказалось ни одной гончей с верностью отдачи голоса 5, и, более того, 21% из них получили за верность отдачи голоса 3 балла.

Некоторые эксперты в погоне за непрерывностью и общей "красивостью" гона закрывают глаза на слабоголосость гончей, не утруждают себя обязанностью разобраться в истинной работе, а фиксацией лая ограничивают все изучение охотничьих свойств собаки. Встречается и недобросовестность, когда, стараясь выдать желаемое за действительное, эксперты, понимающие работу, тем не менее намеренно награждают высоким дипломом брехуне, долго и непрерывно лающего в лесу. К сожалению, приходится сталкиваться и с явным невежеством экспертов, твердо уверенных, что только так и должна гонять выдающаяся гончая.

С каким бы из этих порочных подходов к экспертизе мы ни столкнулись, итог получается печальный, так как наряду с действительно выдающимися гонцами, которые продолжают появляться в породах, дипломы высоких степеней получают и собаки, заведомо не пригодные ни для охоты, ни для ведения породы, но которые тем не менее усиленно рекламируются, участвуют а воспроизводстве и хотя медленно, но верно, снижает способности гончих, в частности верность отдачи голосе, Искоренение этого недостатка сейчас очень актуально, поскольку слабоголосость у гончих принимает катастрофические масштабы.

Р. ШИЯН, эксперт всесоюзной категории по испытаниям гончих
Охота и охотничье хозяйство 1979 - 11

=================================================================

Чутье гончих

Чутье - главнейший элемент рабочих качеств гончих собак.

Вот что писал старейший знаток русских гончих Н. П. Пахомов в своей книге "Полевые пробы гончих": "Из всех перечисленных элементов работы три стоят рядом: чутье, мастерство, вязкость". И несколько далее: "В самом деле, посмотрим, чем необходимо обладать гончей, чтобы ее гон можно было назвать вязким в том смысле, как это понимается широкой охотничьей массой, то есть настойчивым и продолжительным. Прежде всего, конечно, чутьем, затем мастерством, чтобы выправить след, когда заяц его запутает или заляжет, и, наконец, вязкостью - упорством в преследовании, нежеланием бросить гонного зверя".

Задолго до введения графы "чутье" в таблицу расценок многие любители и знатоки гончих высказывали мысль о решающем значении чутья для настоящего гонца. Так, еще до первого кинологического съезда старый опытный гончатник В. А. Селюин писал: "Но до тех пор, пока от гончих будут требовать почти только вязкость и полаза и при сортировке не будут обращать внимание на чутье, - хорошие работники среди них будут такой же редкостью, как и сейчас" (О чутье гончих. Ж. "Наша охота", 1910, N 11).

В настоящее время многие нави эксперты считают, что чутье - главнейший и самый важный элемент работы, И действительно, если постоянной нагонкой можно выработать мастерство (конечно, при необходимой вязкости собаки), то чутье никакой нагонкой улучшить нельзя - это врожденное качество, передающееся по наследству.

Я хорошо помню свою первую русскую пегую гончую с родословной по клинке Скрипка. Три раза я выставлял ее на полевые испытания, и все три раза она не получила диплома. Как только заяц удалялся, у собаки явно не хватало чутья, чтобы по уже несколько остывшему следу добраться до косого. Хотя след зверя она не бросала и вязкости у нее хватило бы на трех собак. Тогда я понял, что такое сильное чутье для гончей. Многочисленные испытания и состязания показывают, что в трудных условиях срабатывают на диплом те гонцы, которые обладают сильным чутьем.

Как же мы, судьи, оцениваем чутье на испытаниях? При оценке мастерства в 20 баллов и выше чутье оценивается в 9 - 10 баллов, при оценке мастерства в 18 - 19 фаллов чутье оценивается в 7 - 9 баллов, а при оценке мастерства 16 - 17 баллов чутье оценивается 6 - 7 баллов.

В новых Правилах испытаний гончих в примечании сказано: "Указанные баллы по решению экспертной комиссии могут быть изменены в сторону увеличения с учетом проявления высокого чутья в сложных, трудных условиях (состояние погоды и тропы, на отдельных трудных участках местности), а также с учетом добычливости, паратости и верности отдачи голоса". Наша общая беда сострит в том, что, оценивая чутье, мы очень плохо учитываем эти трудные условия. Можно простить начинающему эксперту, когда он в трудных осенних условиях, давай гончей за мастерство 16 баллов, ставит ей за чутье 6 баллов. Опытный же эксперт обязан судить с уметом трудных, сложных условий и правильно определять чутье гончей, а в отчете обязан указать на силу и слабость чутья, сославшись на конкретные факты по данной испытуемой единице. Однако такое редко бывает. Последнее время а МООиР мы рецензируем отчеты молодых экспертов и ни одном не встречали объяснения, почему за чутье стоит, скажем, 8 баллов. В отчетах эксперты, как правило, описывают почти все элементы работы гончей, кроме чутья.

Одним из самых трудных условий работы для гончей является резкая смена погоды. Скажем, теплый весенний день сменяется резким похолоданием, утром заморозки, тропа колкая, вся покрыта белым инеем. При охлаждении воздуха у холодной поверхности земли нижний слой его задерживается и вверх не поднимается. Из-за такого застоя гончая плохо чует след. Этим же можно объяснить плохой гон весной в заморозки. Как пример могу привести испытания 1968 г. в Пушкинском районе (эксперт Ю. А. Нейман), когда по заморозку не показали хорошего гона выдающиеся русские пегие гончие Подымай 1215 и ч. Рыдай 1214. Если же гончая срабатывает в такую погоду, хотя бы на диплом III степени, ей можно ставить за чутье 8 баллов и выше. Надо ценить таких собак! К трудным условиям относится и гон в болоте или очень сыру погоду, потому что вода слабо адсорбирует (притягивает) молекулы, из которых состоит завах зверя.

Очень важно умение гончей пользоваться чутьем. Известно, что против ветра зона распространения запаха тем меньше, чем больше скорость ветра. Гончая, используя условия, должна гнать с подветренной стороны. Вот что писал В. А. Рахманов (журнал "Охота", 1875, N 6), отвечая опытному псовому охотнику и автору "Записок псового охотника Симбирской губернии" П. М. Мачеваpианову: "...Вообще, эти веpхочуты после двух осенней делаются перечниками, портят все поле, участь их большей частью - петля на шее". А. В. Деконнор в 1908 г. продолжил эту мысль: "...Настоящий гонец в дни особенного хорошего чутья может идти сбоку следа, но всегда с подветренной стороны, а не переносится со стороны на сторону". Заслуживает внимания мнение старейшего знатока собак и большого авторитета Н. П. Кишенского: "Случалось так, - пишет он, - что с утpа ветер дует благоприятный, а гончие гоняют отлично; затем ветер переменяет направление, переходит в юго-западный, а собаки теряют чутье". По его словам, гончие хорошо работают при северном, северо-восточном и восточном ветре.

Приведу еще пример из нашей практики. В 1968 г. на Московских областных состязаниях по зайцу-беляку работала русская пегая гончая Доля 1219. Беляка удалось пеpевидеть пять раз, но собака точно по следу не прошла ни разу, а все время гнала справа с подветренной стороны шагах в двадцати от следа, отдавая породный, сильный, певучий голос. Мнение судей разделилось. Некоторые считали, что надо поставить ей за верность отдачи 3 балла (отдача голоса на проносах). Но эксперт Всероссийской категории Н. М. Назаров убедил всех, что эта собака с выдающимся чутьем и умеет им пользоваться. Доле 1219 был присужден диплом II степени с высокими баллами, в том числе и за чутье.

Каждый эксперт должен очень внимательно наблюдать за работой гончей, стараться увидеть заячьи уловки (петли, скидки), тогда нетрудно будет определить точный балл за чутье, сообразуясь с условиями. В 1969 г. на Дмитровских районных испытаниях, где я был председателем комиссии, по беляку работал русский выжлец Добор Л. А. Титова. Была теплая, сухая погода, уже высоко поднялось солнце, Я стоял на проезжей широкой дороге, как вдруг увидел беляка. Он, сделав на дороге двойку, скинулся в крупный лес и был таков. Полными ногами с голосом вывалил по следу Добор и, не проходя по двойне, сразу же погнал, найдя точно скидку. Вот это чудеса! При дипломе (II степени ему была дана оценка за чутье 9 баллов, и когда отчет обсуждали на бюро экспертов, В. А. Портной, старый эксперт и гончатник, поддержал эту оценку.

Силу чутья можно определить и по добычливости. У многих охотников бытует мнение, что к 12 часам гончая самостоятельно поднять зверя не может. Однако это не так. Вот что пишет В. В. Деконнор ("Семья охотничья", 1908, N 23): "Обыкновенно полагают, след лисицы. Относительно гонного следа быть может и так. Что касается заревых (жировых) следов, то общепринятое мнение неверно. После полудня редкая собака пойдет добором по заревому нарыску, а жиры и след на лежку гончие чуют до вечера". Поэтому, если гончая попала на жировые следы в полдень и побудила зверя, за чутье ей смело можно увеличить балл.

Большое значение для правильности определения оценки чутья имеет возраст зверя и его поведение во врем гона. Известно, что гон по прибылому зайцу труднее, нем по матерому, который ходит более правильными кругами и меньше западает. Очень тяжелый гон по пестрой тропе. При расценке гончих в этих условиях мы всегда увеличиваем баллы за чутье, на что и указываем в отчете.

Вспоминается мне 1966 г. В это время на нашей базе в деревне Пласкинино проходили Московские областные состязания гончих, которые судил эксперт Всероссийской категории Ю. А. Нейман. Из сорока выставленных собак только две русские пегие гончие - Соловей II Н. С. Сорокина и Фишка I братьев Муравьевых (мать ч. Фишки II) смогли сработать на дипломы III степени. Это были гончие с выдающимся чутьем. Тогда стояла изнурительная сентябрьская жара, была очень сухая тропа.

Какая же тропа считается хорошей? Весной, когда достаточно прохладная погода с небольшим ветерком или безветренная и пасмурная, а под ногами умеренно сыро и мягко.

Однако, когда мы составляем план вязок (даже в Москве), мы никогда не делаем отбор по чутью. Мне приходилось заниматься племенной работой в течение многих лет, и я не помню случая, чтобы мы подбирали пары для вязок с учетом чутья. А ведь это нужно делать, если мы хотим совершенствовать породу. Выражаясь словами В. А. Селюгина, надо "сортировать по чутью". Задача улучшения рабочих качеств требует от экспертов, чтобы в отчете о полевых испытаниях обязательно описывались факты, характеризующие чутье гончей с учетом всех условий. Племенные сектора при составлении плана вязок должны подбирать Пары с учетом чутья, то есть делать отбор особо чутьистых собак. В большинстве случаев эта работа проходит стихийно. Если мы хотим иметь настоящих рабочих собак, нужно задуматься о составлении примерной шкалы скидок за чутье, а может быть, увеличить баллы или внести отдельную графу в таблицу минимальных баллов.

В. МАРКОВ, эксперт-кинолог республиканской категории
Охота и охотничье хозяйство 1984 - 11

=================================================================

 

Большие заботы о гончих

Статья А. Д. Романенко "Улучшить рабочие качества гончих" (N 6, 1986) - очень нужна, важна и своевременна. Со многими предложениями автора можно согласиться. Однако стать не решает главного вопроса - коренного улучшения рабочих качеств гончих, поскольку автор не дает ответа - где, когда и почему появляются у нас невязкие, слабоголосые, бесчутые гончие.

Тысячу раз прав эксперт всесоюзной категории Р. И. Шиян, когда он в отчете о республиканских состязаниях указал, что большинство гончих показали посредственную вязкость, а также слабоголосость. Почему же такие гончие оказались на состязаниях? Только потому, что правила полевых испытаний по гончим настолько путано несколько раз менялись, что в конце концов остались такими же несовершенными, как были пятьдесят лет назад.

Часто на полевых испытаниях присуждают диплом гончей, которая, проработав на гону сорок или пятьдесят минут, уходит со скола к хозяину и отказывается работать. Что значит для истинного охотника пятьдесят минут гона? Многие товарищи по страсти согласятся со мной, что для охоты такая гончая почти непригодна. Однако по правилам полевых испытаний судья обязан присудить диплом, и даже второй степени, если голос - 6 баллов, верность отдачи - 4 балла, сколы - не более 18 мин из 50 мин ее работы, снизив лишь баллы за вязкость. Получается, что мы рекомендуем чисто спортивных гончих только для диплома, но не для охоты.

Вывод - нужно вязкость ввести и шкалу минимумов; для диплома I степени - 15 баллов, для II степени - 14 баллов, для III степени - 13 баллов. Этим нововведением мы предоставим большие права судьям, от которых зависит самое главное - томное и объективное определение рабочих качеств. И тогда невязка собака никогда не получит диплом, а на выставке не будет увенчана золотой медалью.

Непонятно почему, но мы снова вернулись к старой оценке - силе голоса при дипломе III степени в 5 баллов. Такую гончую нельзя пускать в породу, а мы ей присуждаем диплом, а то и два, и на выставке она идет на малую золотую медаль! Нужно подумать об изменении правил по силе голоса, а также и о верности отдачи, так как такие гончие за последнее время на испытаниях и состязаниях встречаются довольно часто. Обычно за излишнюю отдачу голоса судья-эксперт ставит такой гончей 3 балла, присуждает ей диплом III степени, а если она еще имеет диплом III степени в смычке, то на выставке она награждается малой золотой медалью. Выходит, что мы поощряем гончих с явными пороками рабочих качеств. Нужно смелее на испытаниях неверную отдачу голоса оценивать в 2 балла без диплома.

Квалифицированное, строгое судейство на полевых испытаниях, постоянное повышение знаний экспертов, их опыта - одно из важнейших условий улучшения рабочих качеств гончих. Судья-эксперт должен всегда помнить, что от его решения зависит успех всей породы. Присуждая диплом невязкой, слабоголосой собаке, эксперт наносит непоправимый вред породе, и потом потребуются десятилетия упорного труда многих заводчиков, чтобы искоренить его ошибку. Самые важные и необходимые качества любого эксперта-судьи - это честность, объективность, глубокие знания и понимание своей роли в деле развития породы собак.

Для улучшения рабочих качеств гончих необходимо резко улучшить племенную работу. В последнее время возросли иногородние вязки. Многие заводчики используют иногородних производителей, высоко оцененных на выставках, не считаясь с тем, подходит ли по всем статям, происхождению и рабочим качествам этот высокоэкстерьерный производитель, каким путем получен этот производитель и каковы его недостатки. Всех этих данных об иногородних производителях наши заводчики часто не имеют и, повязав свою выжловку, нарушают основы ведения породы, впадая в стихийность. В дальнейшем это отрицательно влияет на породу. Так, в шестидесятые годы непродуманно (якобы для освежения кровей) был широко использован в породе русская пега гончая абсолютно нерабочий выжлец Барон - И. Б. Гугеля, а также его сыновья Звонарь, Эк и Леший. Благодаря авторитету и энергии отдельных именитых заводчиков необоснованно широко использовались Тайфун и Сигнал - Г. В. Богува в породе русская гончая. Результаты известны всем любителям гончих. Подобных примеров немало и в настоящее время. Таким образом, нарушаются основные принципы однородного подбора. Для получения вязких рабочих собак с сильным чутьем необходимо включать в план вязок животных с ярко выраженными сходными желательными качествами. Однако часто мы делаем наоборот. В записках псового охотника Симбирской губернии известный псовый охотник П. М. Мачеварианов писал: "...столкновение же одинаковых порочных мастей как в кобеле, так и суке усиливает эти пороки в детях и потомстве до такой степени, что впоследствии трудно (чтобы не сказать невозможно) их уничтожить".

Поэтому заводчику, прежде чем вязать свою выжловку, нужно знать, что хорошего дал в породе избранный производитель, - от этого зависит качество потомства. Не стихийность, а научный подход на основе изучения опыта прошлого необходим как в собаководстве, так и вообще в животноводстве. Большинство знатоков гончих выделяли среди всех основных полевых качеств гончей ее чутье. Так, В. А. Селюгин в журнале "Наша охота" N 11 за 1910 г. писал: "...но до тех пор, пока от гончих будут требовать почти только вязкости и полаза и при сортировке не будут обращать внимания на чутье, - хорошие работники среди них будут такой же редкостью, как сейчас".

Из опыта судейства гончих на полевых испытаниях ясно, что работают в самых трудных условиях только гончие с сильным чутьем.

Выдающийся знаток и теоретик гончих эксперт всесоюзной категории Н. П. Пахомов в книге "Полевые пробы гончих" выделил самые важные качества гончей - чутье, вязкость и мастерство. Однако мы - судьи практически не оцениваем чутье, а связываем его с мастерством, и получается парадокс - одна и та же гончая за один сезон имеет совершенно противоположные оценки за чутье: в одном случае 5 баллов, а в другом - 10 баллов. Неужели за один месяц так может измениться чутье собаки? Вывод: опытный эксперт должен сам определить чутье, за это ему и присваивается звание. Следует подумать об отдельно разработанной шкале примерных скидок за чутье. Если мы желаем иметь чутьистых, вязких гончих, всем нам нужно из поколения в поколение вести однородный подбор, всячески браковать и не допускать к вязкам гончих со слабым чутьем и посредственной вязкостью. Если это правило войдет в строгую систему племенной работы всех обществ охотников, с каждым новым поколением слабочутые, невязкие собаки будут исчезать.

В племенной работе мы часто м почти стихийно применяем разнородный подбор. Поэтому и появляются отрицательные качества. Если у спариваемой гончей (выжловки) слабый голос, с излишней отдачей на сколах, то вряд ли этот порок сразу исправит выжлец с хорошим и верным голосом. Уверен, что большинство щенков в помете будут пустобрехи. От таких гончих вообще нужно избавляться. Однако животных без недостатков не бывает. Племенная ценность животного определяется не отсутствием недостатков, а наличием ярко выраженных достоинств. Ведя подбор, устанавливают главные достоинства производителей. Не надо пытаться исправлять сразу все недостатки при подборе. Следует вести работу постепенно. Вначале искореняют главные из них и только потом, достигнув этого в последующих поколениях, искореняют второстепенные.

Необходимо коснуться одного приема, вызывающего большие споры, то есть спаривание животных родственных. В животноводстве такую форму подбора называют инбридингом. Одни заводчики тщательно его избегают, другие же пользуются инбридингом и добиваются крупных успехов в выведении рабочих гончих. Длительное же применение инбридинга, по крайней мере тесного, приводит к ослаблению конституции, измельчанию собак.

Спаривание полных братьев и сестер - прием рискованный, что подтверждается практикой. Применение такого тесного родства не рекомендуется.

Изучение происхождения охотничьих собак, имеющих дипломы на полевых испытаниях, показывает, что при их получении инбридинг использовали в очень широкой степени, но умеренный - типа III - III. Чаще всего кличка общего предка повторяется не ближе чем в третьем поколении или во втором. Такие инбридинги принято обозначать формулой II - III, III - III и III - IV, где римские цифры обозначает колена родословных, В которых встречается кличка общего предка.

С большим успехом в современном охотничьем собаководстве для получения выдающихся собак применяют метод разведения по линиям. Сущность этого метода состоит в том, что собаководы получают на одно важное качество, а редкое сочетание лучших качеств, присущих только этой линии.

Для закрепления типа линии используют умеренное родственное спаривание типа III - III и II - III. Никаких отрицательных последствий от такого инбридинга не было. Из опыта работы с русской пегой гончей можно смело утверждать о крайней необходимости этого приема в собаководстве. Однако можно получить и отрицательные результаты, если у спариваемых собак путем инбридинга имеются серьезные пороки. - Таких собак лучше не инбридировать. К родственным вязкам можно допускать не только гончих крепких, развитых и рослых, но самое главное, чтобы они были безупречны по рабочим качествам. Кроме того, спариваемые особи (выжлец и выжловка) должны быть типичными для основателя линии - это очень важно. По этому вопросу эксперт-кинолог всесоюзной категории Р. И. Шиян очень верно указывает в своей статье о племенной работе с русскими гончими: "Инбридирование на определенного производителя позволяет сохранить наследственность именно этого производителя и вытесняет влияние других животных, составляющих родословную... Так в результате двойного инбридирования на Казана III - III и на н. Тула ВРКОС 123/г - IV - IV, IV от вязки н. Добыча Соколов с Флейтой Погаревича был получен н. Бушуй Д. Требухина". Выжлец ч. Бушуй впоследствии явился создателем новой линии в породе русская гончая.

Разведение по линиям начинается с выделения родоначальника - выдающегося животного, способного передавать свои качества потомству. Важным этапом является также подбор сук (выжловок). Маточное поголовье должно быть не просто хорошее, а самое главное, чтобы по типу и рабочим качествам оно было сходно или близко подходило к основателю линии. Чем больше линий в породе, тем выше ее уровень. Все линии в породе взаимосвязаны. Используя эту связь, кинологи-заводчики часто применяют спаривание представителей разных линий. Этот метод принято называть кроссом.

Анализируя полученное поголовье рабочих гончих, мы приходим к выводу, что наилучший результат получается в том случае, когда вяжут внуков, но инбридированных на разных основателей - родоначальников линий. Из опыта прошлых лет, например, можно было бы вязать сучку - внучку ч. Бушуя Д. Г. Требхина с внуком, в родословной которого заинбридирован основатель другой линии. Этот вывод подтверждается данными, полученными в коневодстве, когда советские заводчики вывели выдающихся скакунов путем умеренного инбридирования животных разных линий.

Нашим общим недостатком является то, что часто в областном обществе племенную работу возглавляют любители, не всегда сведущие в вопросах кинологии. Зачастую любитель гончих сам выбирает производителя. Дисциплина у нас в этом вопросе очень слаба, и нужны более строгие меры для наведения должного порядка. Необходимо сделать так, чтобы планы вязок составлялись коллективно и утверждались на общем собрании секций. Такой положительный опыт накоплен в секции лаек, ирландского сеттера МООиР.

Заслуживает особого изучения новая система комплексной оценки гончих, предложенная А. Д. Романенко. Можно согласиться увеличить количество дипломов для класса элита, в том числе два II степени в одиночку, причем один диплом любой степени должен быть получен на состязаниях. Это очень важно и крайне необходимо, Для первого класса можно ввести также три диплома, но любой степени в одиночку.

Однако не следует вводить дополнительные баллы за третий диплом. Это усложнит бонитировку. Кроме того, достаточно трех дипломов в одиночку, чтобы заинтересовать владельцев гончих чаще выставлять собак для проверки рабочих качеств. Такая система, с одной стороны, поднимет элитных собак, а с другой - гарантирует прохождение в классе элита только рабочих гончих, прекрасно зарекомендовавших себя в поле. Необходимо также для класса элита увеличить количество классных потомков, как предлагает А. Д. Романенко.

Однако не следует пропускать в первый племенной класс на малую золотую медаль гончих с оценкой "хорошо". Это возврат к прошлому, и такой необходимости нет. При современном состоянии породы и на основе анализа московских областных выставок, а также выставок других областей считаю, что третий племенной класс не нужен, он только усложняет экспертизу и ничего положительного не дает.

Кроме указанных изменений, необходимо провести ряд организационных мероприятий. Надо добиться, чтобы в каждом областном и даже районном обществе был свой, навсегда закрепленный участок леса для круглогодичной нагонки гончих, то есть такой участок, где всякая охота вообще закрыта в любое время года. Я это особо подчеркиваю. Без такого участка невозможно совершенствовать рабочие качества собак, так же как невозможно добиться высоких результатов спортсмену, сидящему дома в ожидании тренировок.

Кроме резкого улучшения племенной работы в секциях, изменений в правилах полевых испытаний, следует проводить ежегодную информацию о полевых победителях. Надо увеличить количество областных и межобластных полевых испытаний и всячески заинтересовать экспертов-судей. Работа судьи в поле - это тяжелейший труд; бессонные ночи, огромная физическая нагрузка и лесу и нелегкое составление и печатание отчетов.

Необходимо подумать о создании сове та по координации плане вязок для элитных собак или только полевых победителей на состязаниях.

У нас в стране тысячи кинологов-экспертов. Однако до сего времени нет специального журнала по кинологии в масштабе страны. Журнал "Охота и охотничье хозяйство" не в состоянии публиковать все необходимые статьи по этому вопросу из-за ограниченного объема. Хотелось бы обратить внимание руководителей обществ на организацию выставок. Последнее время на выставках не организуют ринги выставочного показа. Выдачу призов для полевых победителей на выставках часто превращают в простую формальность.

Собака всегда была другом человека и всегда верно помогала ему. Поэтому хочется, чтобы руководители обществ больше заботились о наших верных друзьях.

Б. МАРКОВ, эскперт-кинолог республиканской категории
Охота и охотничье хозяйство N 8 - 1986

=================================================================

 

Волшебная музыка гона

Самые главные качества гончих - это чутье и голос. Голос гончей - страстное выражение чувств; не лай, а скорее захватывающее пение. Из всех пород охотничьих собак только гончим дан такой необыкновенный дар - мелодично, заливисто, доносчиво гнать зверя. Ничто не может сравниться с теми волшебными звуками на утренней заре, когда в лесу еще росисто и туманно, и вдруг, словно в набат, басовито ударит голос выжлеца, к нему присоединится томный заунывный плач. Дрогнет притихший лес, и закипит яркий гон. Екнет сердце гончатника.

Голоса у гончих бывают: башур, с заливом, с заревом, с гнусью, фигурный, яркий, ординарный, с редкой отдачей, слабый.

Башур - низкий басовитый голос.

Голос с заливом напоминает истерические рыдания широкого диапазона, когда во время гона голос переходит с низких на высокие ноты и наоборот - с высоких на низкие. Кажется, гонят несколько собак, это особенно ценится у гончих.

Зарев - редчайший голос, свойственный выжлецам: сплошной рев на самых низких нотах.

Голос с гнусью напоминает заунывный томный плач.

Фигурный голос - часто меняющийся по высоте, переходящий с низкого на высокий и наоборот.

Яркий голос, когда гончая ведет по зверю ярко, учащенно.

Ординарный голос лишен залива, гончая гонит однотонно.

Голос с редкой отдачей (редкоскалость), когда гончая отдает его редко, а не учащенно, От редкоскала недалеко до молчуна, когда гончая идет по следу молча. Такие собаки не годны для охоты.

Слабый голос лишен музыкальности и доносчивости, обычно глухой или писклявый. Если гончая голосит без следа, попусту, ее называют слабоголосой или с излишней отдачей голоса.

Нередко встречаются гончие, которые голосят в лесу прямо с напуска, иногда вообще без всякого следа. Такая гончая - пустобрех.

Любители ценят фигурные голоса с заливом и верные, то есть с частой, яркой отдачей по следу зверя. Очень важна манера отдачи, которая у гончих бывает горячей, азартной, страстной или, наоборот, скучной и невеселой. Голос гончей звучит по-разному: по жировым следам, в добор - редко, иногда певуче; по зрячему, когда зверь побудился из-под гончей, - сплошной рев, и стон, и визг. "Залилась" - говорят гончатники. Нередко при помычке (при подъеме) бывает страстный яркий голос, а после вдруг гончая голосит редко и однотонно.

Отдача голоса зависит и от зверя. Гон по лисице всегда ярче, азартнее и ровнее; по прибылому зайцу из-за частых сколов и перемолчек менее ярок.

Голос, кроме его захватывающего пения, необходим для определения нахождения зверя и возможного его лаза. По голосу гончей опытный охотник всегда поймет, по какому зверю гонят собаки, далеко ли от него идут. Нередко сила голоса влияет на ход зверя: под паратыми чутьистыми гончими с сильными голосами зверь частенько уходит по прямой на несколько километров, и, если голос доносчивый, охотник успеет его перехватить. Чем сильнее голос, тем лучше для охоты, особенно в ветреную погоду, в овражистой местности, или когда в лесу много снега. Чем голосистее, азартнее гон, тем радостнее охотнику. Недаром в старину ездили только послушать собачек. Яркий пристальный гон с заливом и постоянно на слуху доставляет истинному гончатнику больше радостей, чем убитый зверь. Я знал многих гончатников, которые опускали ружье, особенно на первом кругу захватывающего гона, чтобы послушать гончих и не нарушить эту музыку.

Помню, глубокой и дождливой осенью мы охотились под Кашином со стайкой русских пегих гончих моего друга В Х. Браушкина. Собачки наши с напуска побудили цвелого зайчишку, и гон закрутился в мелочах. Мы встали на дороге. Вдруг я вижу - заяц вылез из мелочей рядом с моим другом и остановился как столбик, Плакун (владелец Е. П. Шалобад, Московская обл.). Чемпион полевых состязаний, дипломы I, II, III ст., оценка отлично. I место в ринге на Московской выставке 1990 года

"Вот счастье, - думаю, - теперь в столицу с зайцем поедем". А прибылой с беловатыми пазанками зайчонок посидел, послушал собачек и снова полез в мелона. Вихрем я подлетел к Браушкину, требую объяснений, а он улыбается и такой довольный от счастья говорит: "...ты, Боря, не серчай, уж больно собачки вязко гнали, ну как тут было убить такую красоту. Не горюй, возьми моего зайца. А мы еще погоняем и собачек послушаем". С тех пор прошло тридцать лет, а и сейчас кажется, я слышу тот заливистый, яркий гон Дуная, Малыша и Волги, и вспоминаю друга - мы еще погоняем.

Для красоты гона важна музыкальность. В каждом породном голосе гончей есть определенный ритм. Одна гончая гонит однотонно, мерно, издавая только один звук, и после него делает паузу - получается однодольное пение; другая издает подряд два отрывистых звука с последующей паузой - ай-ай, третья может гнать с различными ударениями. У некоторых гончих звуки двоятся, сначала короткий - визглявый и слабый, а затем слышен сильный - высокий и продолжительный, причем у одних гончих этот звук короче, у других длиннее. Мне приходилось слышать на охоте в Вологодской области гончую по кличке Динка (А. К. Лыткина), которая сначала брала очень низким пронзительным и коротким голосом, потом почти без паузы - более высоким, и, наконец, за этими нежными очень хватающими за душу мелодичными звуками слышался грубый басовитый вопль. Через некоторую паузу эти звуки ритмично повторялись: то с мольбой, то с грустью, то радостно, то заунывно-плакуче. Создавалось впечатление, что к этой гончей будто подвалились еще две собаки. Словом, исполнялась целая ария. Такой голос называется тройным и ценится очень высоко, его можно оценивать за музыкальность высшим баллом 5. Это очень редкие голоса.

Для эстетического наслаждения, которое испытывает истинный гончатник, слушая собак, важна не только сила, звучность, но, главное, певучесть голоса.

Помню, в 1967 г. на пушкинских полевых испытаниях работал по зайцу русский пегий выжлец Подымай А. А. Кабанова. И как работал! Одно слово - висел на зайце; стоял сплошной стон, плакучие ноты лились неумолкаемо. Я видел, как стоявший со мной Юрий Александрович Нейман снимал очки и вытирал слезы, так его захватывала музыка гона. Не скажу, что голос у выжлеца был громоподобный, но страсть, певучесть и какая-то невыразимая тоска были в этом чудном голосе, который тогда мы оценили 8 - 3 - 5. Думаю, что за музыкальность голоса мы немного поскупились.

Звуки гона по своей высоте также различны: одни гончие издают высокие, нежные, более женственные - дисканты, другие - тоже высокие, но более густого, мужественного тембра - это тенора, есть звуки нежные, средние, называемые альтами; густые и низкие - бас.

Особенно ценил голоса всеми нами уважаемый знаток-эксперт заслуженный деятель искусств Николай Павлович Пахомов. На своем юбилее он однажды сказал: "Очень красочен волнующий момент, когда из-под ваших ног вырывается заяц и вы начинаете накликать собак на горячий след. А самое замечательное - это музыка собачьих голосов: альты, басы, с заливом, с заревом, есть фигурные голоса, когда один голос звучит как три... представляете, что творится! Недаром в старину говорили: ста гоняла так, что шапка с головы лезла".

По Губину, яркоголосой гончей является та, у которой взлай - ах,- слышен 8 раз в течение одного такта, тогда как у редкоскалой гончей это "ах" слышится всего один раз.

Большинство гончих издают от 2 до 5 тонов. Встречаются голоса густые, бархатистые, сочные, чистые, звонкие, но бывают и глухие, сухие, очень короткие и жидкие, или хриповатые, которые особенно неприятны для слуха, причем сила их также весьма различна.

Голос ниже средней силы и доносчивости, особенно слабый, глухой, сиплый или хриповатый, должен всячески браковаться и оцениваться ниже пяти баллов. Однако мы, эксперты, никогда этого не делаем и только потом недоумеваем, почему это у наших гончих такие плохие голоса? А причина - необъективная оценка.

Если голос музыкально певучий, нежный, чистый, звонкий, плакучий или с подголоском, меняющийся по тембру - гончей можно смело ставить за музыкальность 4 балла. Двойной или тройной голос должен всегда цениться высоко, так же как редкие голоса с гнусью или с заливом (5 баллов). Помню, у Дуная 1028 В. Х. Браушкина был редкий зарев, непрекращающиеся вопли на самых высоких тонах. Однако некоторые эксперты оценивали его голос 8 - 3, другие 9 - 4, и никто из судей не отважился дать 10 - 5, хотя он этого вполне заслуживал. Дунай 1028 обладал редчайшим заревом, сначала он громоподобно выкрикивал сплошным воплем - "а-а-а-а", потом издавал стонущие рыдания несколько секунд; казалось, с него снимали шкуру, и тут же рыдания обрывались, мгновение была жуткая тишина, и разом он снова разражался душераздирающими воплями. Впечатление было поразительно-ошеломляющее, очень захватывало это необычайно сильное пение. Словами это трудно передать, мое перо бессильно. Мне и сейчас очень трудно представить и поверить, что эти неистовые, волшебные звуки издавало живое существо.

Прекрасный, очень сильный и певучий голос был у ч. Трубача 1228 Б. С. Тишкина. Голос этого выжлеца состоял из непрерывно льющихся плакучих нот. Это была нескончаема грустная, даже немного гнусавая, очень мелодичная песня. На испытаниях в те времена очень строгий эксперт Ю. А. Нейман оценил голос Трубана 8 - 3, мне кажется, его голос заслуживал большего.

Передавать потомству такие яркие, сильные, с гнусью или с заливом голоса - это величайший дар производителя. Таким даром обладал русский пегий выжлец Пират 1036 Е. Т. Котикова. Голос у Пирата был певучий, сильный, он его устойчиво передавал большинству детей и внуков. Помню на испытаниях его дочь Вьюгу М-430 Н. П. Полизаева, Это был словно орган со звучанием необыкновенной силы, чистоты и высоты. Такой же голос был и у внука Пирата Боя И. Д. Чернова. На московских испытаниях уважаемый эксперт К. А. Марков (мой однофамилец), присуждая Бою диплом. I степени, оценил силу голоса, 9, баллов, музыкальность - 3. Характерно, что большинство его детей и внуков за силу голоса имели 8, а за музыкальность - 3 балла.

Как показывает опыт разведения гончих, в породе установились линии и семейства, родоначальники которых устойчиво передают сильные голоса, Назову линию, Шайтана 1592 Медведева. Редкий зарев был у его дочери Гайды 2050 В. П. Ермолинскрго, Очень сильный голос у его внука Набата 2621. Голос, Шайтана на состязаниях в г.Кирове оценивался в 9 баллов.

Прекрасные голоса у семейства русских пегих гончих ч. Пороши 1009 А. М. Королева и ч. Гайды 11.56 В. Х. Браушкина. Среди их детей и внуков назову гончих, имевших за силу голоса 8 баллов: это Рогдай, 1291 М. Н. Казнова, Доля 1219 В. П.Марксва, Затейка 2063 М. М. Чулкова и ее дети и внуки - ч. Верный 2619 В. Н. Лихачева, Песня 2709 и Гайда 2513 В. П. Солопенкова, Будило 2769 и Разбой Н. П. Полизаева, Набат Е. Л. Шалойод. Выделялась еще Пурга А А. Цыганова, имевшая за силу голоса 9..баллов. Задача состоит в том, чтобы умелым подбором закрепить голоса в породе русских пегих и русских гончих.

Из самых выдающихся музыкально-певучих и необыкновенно сильных голосов отмечу ч. Баяна 762/г Мелихова (на матче Москва - Ленинград авторитетные судьи оценили его голос 9 - 3), Скандала И. Т. Толканева (9 - 3). Необычайно красивы были голоса у чемпиона состязаний Соловья Н. С. Сорокина, Дуная Н. А., Шишкова, чемпиона Страдая и Свирели М.,А. Морозова, Гобоя А. Ю. Волкова. Красив был голос у Султана В. Б. Механтьева. Большинство этих гончих я сам судил и всегда с трепетом слушал, как их волшебная музыка будила уснувшие леса, и всегда с сожалением вспоминал угаснувших прекрасных гонцов, которые доставляли нам и их владельцам много радостных минут и волнующих охотничьих встреч.

Среди русских гончих меня покоряли голоса с заливом - это Сказка Пятова, ч. Альт И. Н. Полякова, Динка А. К. Лыткина и Корнет 6635 В. М. Фролова (г. Вологда). Необычайно красив был голос Затейки А. М. Старостина. Ее голос оценивали 8 - 3 - 5, такой же сильный и певучий голос был у Сказки Пятова, ей присудили в Ленинграде на матче двух городов диплом I степени.

Традиционно сильные и музыкальные голоса у гончих Тулы, Архангельска, Ярославля, Кирова, Перми, Калинина.

Однако часто на полевых испытаниях встречаются глухие, хриповатые, слабые голоса, которые по звучанию напоминают игру ученика на старом разбитом рояле. Если охотник-любитель или эксперт никогда не слышали заливистых голосов или настоящего зарева, они не смогут правильно оценить голос и всегда будут завышать дипломы и, следовательно, наносить непоправимый вред породе.

Для гончих важны манера и верность отдачи голоса, а также его яркость, то есть частота отдачи. Паузы между отдельными взбрехами или фигурами должны быть как можно короче; если паузы продолжительны - гончая редкоскала. К сожалению, точных оценок редкой отдачи голоса в наших правилах нет, а жаль. Безголосые и редкоскалые гончие должны браковаться.

Иногда гончая может редко отдавать голос по удаленому зверю или по жировым следам, а добравшись до лежки, заголосит ярко, часто, может даже с заливом, а потом опять погонит однотонно и скупо. Поэтому голос оценивается после пятнадцати минут работы.

Певучие сильные голоса встречаются очень редко, в основном голоса у наших гончих бывают средней силы, больше однотонные, которые оцениваются за силу 6 - 7 баллов, за музыкальность - 1 - 2 балла.

Слабые голоса с редкой отдачей, или хриповатые, сухие, отрывистые никогда не должны получать высокую оценку. Такие голоса заслуживают пяти, а иногда и четырех баллов. Мы не должны присуждать за них высокие баллы и дипломы, так как гончая со слабым голосом, получив оценку за силу голоса 6 баллов, при дипломе II степени пройдет у нас на выставке в класс "элита" и может стать чемпионом. Стоит задуматься, а что хорошего даст для породы такой чемпион?

Голоса, напоминающие лай дворовой собаки, нужно строго, браковать. Выжлецы, имеющие плохой голос, не должны включаться в план вязок. Но информация у нас настолько скудная, что мы вяжем своих выжловок, абсолютно не обращая внимания на такие качества выжлеца, как сила и верность отдачи голоса. Результат известен - мы потеряли голоса гончих.

Гон надобно уметь слушать и понимать каждый его отголосок. Верно сказал неизвестный автор в своем историческом очерке "Четыре дня в деревне псового охотника": "Если вы, читатель, не охотник, вам трудно понять, как бьется сердце и замирает дыхание, когда слышишь отчаянный вопль дружной стаи и рог доезжачего "по-красному". Вот описание помычки голосистой стаи гончих известным знатоком псовой охоты П. М. Губиным: "...и все замерло в каком-то лихорадочном ожидании, но вот голос повторился, загнусил Томилушко, подвалился Решило, зверь побудился, побежал... подхватила вся стая, дрогнула окрестность, кажется, вся природа ожила и заварилась каша!.. как в котле кипит вся стая!.. и пошла потеха!.."

Гон подобранной по голосам стаи - это чудная гармония захватывающих звуков. В это время не смотрите в глаза охотнику, он весь там, где кипит гон, и звуки гона есть волшебство природы, с которой истый охотник составляет одно целое, и в созерцании этих звуков открывается тайна и суть самой охотничьей страсти.

Большое влияние на голос имеют условия местности, время гона и погода. Самые благоприятные условия - тихое утро, когда начинает заниматься заря и в лесу росно, влажно. В сырую, пасмурную или ветреную погоду голоса гончих звенят не так ярко. Частота отдачи голоса, страсть гончей к запаху зверя во многом зависят и от самого зверя, и от состояния тропы. Гон в болоте обычно мароват и не так ярок. Когда трудная тропа и мало чутья - гон идет с перемолмками и сколами, теряется красота даже ярких голосов. Про такую работу удрученно говорят - гончая не дала голоса.

Для нас - любителей гончих важно сохранить собак с заливистыми, доносчивыми голосами. Н. П. Кишенский в своей книге "Ружейная охота с гончими" утверждал: "Голоса главным образом утрачиваются разведением породы от молодых производителей". Однако опыт разведения гончих говорит обратное. Так, известная выжловка ч. Чайка 1093 С. П. Мололина, поставленная в возрасте двух лет с Пиратом 103б Е. Т. Котикова, дала в потомстве отличные голоса; ч. Забавка 1203, повязанная впервые в таком же возрасте с Караем В. В. Куликова, - тоже. Главное - наследственность и способность производителей к стойкой передаче голоса своим детям, а также подбор пар с очень сильными голосами. Кроме того, нужно учитывать, что нередко хороший голос у молодой гончей может быть испорчен или сорван неправильной нагонкой, а также на охоте в сильный мороз при работе со старой, опытной и паратой гончей.

Наша задача - развивать породу гончих, беречь славные традиции русской охоты с гончими и разводить собак с заливистыми, яркими голосами.

Б.МАРКОВ, Охота и охотничье хозяйство N 1 - 1991

=================================================================

 

Экстерьер гончих

Охотничий язык настолько многообразен, что простое перечисление отдельных статей гончих в стандарте не дает точного и ясного понятия о внешнем виде (экстерьере) собак. Часто для сжатости и четкости определения статей гончих опытные охотники и эксперты применяют особые термины, не всегда понятные охотнику. О них мы и хотим рассказать.

Красив окрас гончих собак. Чепрачный окрас - это когда по основному желтому фону спина и бока покрыты темным чепраком. Иногда чепрак еле заметен. Про такую гончую говорят, что она светло-чепрачная. Бывают гончие багряного окраса и серого. Багряный окрас - это красноватожелтый, по спине чуть темнее, чем и конечностям. Сероватый с подпалинами - это когда на ногах и груди окрас более светлый, отличающийся от более темного окраса спины и боков. Подпалины или подпалы бывают красные, желтые, белесоватые, последние типичны для русских гончих. Чернопегий окрас - это когда по основному белому фону расположены пятна других цветов. Он типичен для русских пегих и эстонских гончих. Иногда на ногах и на туловище по светлому фону у русских пегих и эстонских гончих встречаются маленькие пятна. Про такую гончую говорят, что она в крапе, который нежелателен. Для русских гончих крап - порок.

Особенностью русских и русских пегих гончих является наличие подшерстка - то есть короткого волоса, покрывающего тело гончей под ее наружной псовиной. Про такую гончую говорят, что она хорошо одета.

"Голова - это пробный камень породности гончей. В ней резче всего сказывается посторонняя кровь", - писал Н. П. Пахомов. Про породную гончую говорят, что она с правильной головой. У такой гончей голова сухая, с заметным мягким переходом от лба к морде, линии верхней и нижней части головы в профиль образуют клинообразную форму у русских гончих и прямоугольник у русских пегих гончих. Такая голова среди бывалых знатоков гончих считается исключительным признаком чистокровности. Иногда говорят, что гончая с хорошей головой, то есть подчеркивают ее пропорциональность в линиях и полное соответствие стандарту. Старые эксперты, чтобы выделить породность головы, часто говорили, что голова блещет типом. Это означало особый блеск - восхищение точными, словно нарисованными кистью знаменитого художника, строгими линиями морды, черепной части, а также поставом, формой ушей и карих глаз.

Иногда говорят, что гончая ладистая, то есть у нее все части тела пропорциональны. Такая собака ни низка, ни длинна, ни коротка, ни переляка (с прямой спиной без углубления), с правильной головой и гоном.

Если голова слишком велика, круглая, с коротким чутьем, прилобью и толстой кожей - про такую гончую говорят, что она слишком головаста и грубая. Это большой порок.

Часто специалисты по гончим называют голову гончей слишком борзоватой. Это означает, что нет перехода от черепа и морде с заметным мягким уступом, то есть почти прямая линия. У русских пегих гончих голова значительно объемистее, чем у русских гончих, и нередко, особенно у выжлецов, бывает узкая. Гончатники про такую голову говорят, что она в сучьих ладах. Это недостаток. Бывает голова у гончей очень вострощипая - это когда слишком тонкая морда сильно суживается от основания к вощеку (оконечности носа - чутью). Такая гончая очень некрасива.

Если черепная часть слишком широка, говорят, что гончая широколоба. Морду гончей, то есть часть головы от глаза до кончика чутья, еще называют щипцом, который иногда бывает очень коротким. Тогда говорят, что гончая короткощипа. Вздернутое вверх чутье называется курносостью. Про такую голову скажут, что она с переломом, то есть с резким переходом от черепной части к морде. Иногда черепная часть головы слишком выпукла и образует так называемую прилобь. Все указанные изъяны портят вид гончей.

Большое значение имеет правильное смыкание зубов. Если нижняя челюсть короче верхней - это подуздость, если наоборот - бульдожина. Смыкание зубов - прикус должен быть ножницеобразным.

Отвислости или складки кожи в углах губ называют брылями, которые, как правило, являются верными признаками сырой и грубой головы.

Выразительные темные глаза гончей украшают ее внешний вид. Бывают подслеповатые глаза - когда они глубоко посажены или полузакрыты веками. Нужно особенно обращать внимание на выразительные глаза как на средство передачи мысли.

В меру тонкие и строго треугольником небольшие уши русской гончей делают голову особенно породной. Если уши немного приподняты у основания - "они на хряще". Это явный порок.

Корпус - туловище гончих часто называют колодкой. Если колодка приближается к квадрату - то она сбита. Это признак крепкой, сильной гончей. Сильное удаление туловища от квадрата называют растянутостью колодки, что является недостатком.

Живот от грудной клетки к пахам должен составлять поднимающуюся линию, что называется подрывом. Чрезмерный подрыв у гончих нежелателен.

Если линия спины понижается от переда к заду, то такая гончая высокопереда. Обратное явление называется низкопередостью. Высокопередость - достоинство гончей.

Линия спины может быть с небольшим углублением, "с переслежиной", что является недостатком. Гончих с узкой грудью и недостаточно спущенными ребрами называют еще лещеватыми.

Если у гончей передние ноги не параллельны и локотки не прижаты к груди, про такую собаку говорят, что у нее развернуты локотки, то есть "смотрят в поле". Если нижняя часть ноги от запястья к лапе (бабка или пазанок) подались вперед, то у гончей передние пазанки поползли. Когда пазанки не параллельны, а вывернуты наружу - "ноги гончей в размете". Выступающее вперед запястье называют козинцем, который часто бывает у старых собак. Все перечисленные недостатки в той или иной форме ухудшают экстерьер гончей и отрицательно влияют на ее работу в поле.

Задние ноги должны быть изогнуты под тупым углом - напоминая лук. Излишняя лучковатость - порочна. Если пазанки задних ног сильно подались вперед, у гончей - "подлыжеватость". Таким же пороком или недостатком является и прямозадость, когда задние ноги недостаточно изогнуты.

Гончая, вздернутая на ногах - "цыбастая". Гончая должна быть приземистой. Если у задних ног скакательные суставы слишком сближены, то такая гончая с большим недостатком - коровиной.

Лапа у гончей должна быть в комке - пальцы плотно сжаты. От этого зависит успех гончей в поле. Недостатком является лапа распущенная, когда пальцы не сжаты вместе, а разошлись и лапа плоская, то есть нет высокого бугорка, или русачья лапа с удлиненными пальцами.

Гон (хвост) характеризует породность. По длине гон должен доходить до скакательного сустава и еще лучше не доходить до него. Гончатники про такой гон говорят, что он в окороть. Если гон отклоняется от прямой линии, он "свален или повихнут". Это является недостатком.

Чтобы понимать тонкости экстерьера гончих, собаковод должен безошибочно разбираться в описаниях собак разными экспертами. Применяя все богатство охотничьего языка, старейшие знатоки гончих В. И. Казанский, Б. В. Дмитриев, Н. П. Кишенский, Н. П. Пахомов описывали экстерьер собак кратко, сжато, но достаточно ясно и понятно. Нам нужно учиться у них. Для всех молодых гончатников представляют большой интерес их описания собак. Для сравнения приведу несколько примеров.

В отчете о ленинградских гончих за 1938 г. Н. П. Пахомов так описывает экстерьер русской пегой гончей, получившей большую серебряную медаль: "Скворец, черно-пегий, в румянах, род. 31.03.193! г. от Звонка и Пчелки. Очень породный, типичный выжлец с хорошей, но чуть грубоватой головой, прекрасная колодка и ноги, но пазанки поползли, в спине переслежина. Гон несет энергично, замкнутым на спину".

Чудом сохранились описания гончих Н. П. Кишенским на У Московской выставке в 1903 г. Привожу подлинное описание знаменитых гончих М. И, Алексеева:

"Выжловка "Крутишка". Чепрачная, очень ладная и сравнительно сухая, короткоухая, с хорошими глазами. Правильные и сильные ноги и лапы. Спина с небольшой переслежиной, широкая. Ребра хорошо спущены. Рост 13 вершков с лишним. Большая серебряная медаль и приз". В послевоенное время среди русских пегих гончих Карай Н. Г. Брикошина блистал на многих выставках. Вот как описывает его статьи В. И. Казанский: "Высокопородный, блеский, типичный, голова хороша по линиям, хороши ухо и глаз. Прекрасная могучая колодка. Ноги хорошие, лишь только в пястьи чуть мягковаты. Гон отличный. Держится энергично".

Особенно выделялась знаменита Фишка II Е. К. Чекулаева - чемпион многих выставок. Вот ее описание экспертом Всесоюзной категории В. И. Казанским: "Очень породная, типичная, отлично сложенная. Голова сухая, очень породная, с прекрасным глазом и ровным правильным ухом, Колодка собранная, ребристая, грудь в меру широкая. Ноги правильные, кости достаточно. Окрашена очень нарядно. Выставлена в отличном порядке. Оценка "отлично".

Из этих картинных описаний охотник может представить себе эталон отличной породной гончей.

Б.МАРКОВ, Охота и охотничье хозяйство N 3 - 1989

=================================================================