Натаска собак. Легавые.

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Hатаска легавой собаки

С приближением летнего сезона у каждого владельца щенка назревает острый вопрос: как и где будет натаскиваться его питомец?

У большинства охотников есть стремление устроить своего щенка в натаску к егерю-профессионалу.

Необходимо ли это и нельзя ли обойтись без егерей? Ведь егерей, действительно знающих свое дело, очень и очень мало, они обычно перегружены большим количеством отданных им в натаску собак и не могут уделять должного внимания щенкам, менее одаренным и туго принимающимся в поле.

Кроме того, не следует забывать, что для правильной постановки собаки в поле первенствующее значение имеет рационально воспитание щенка. Это воспитание далеко не исчерпывается лишь выращиванием и хорошим уходом за ним. Важно, чтобы владелец тонко изучил характер своего щенка применял к нему такой подход, который бы помог выработать понятливую и послушную собаку, усвоившую основные требования дрессировки и натаски. Всегда ли можно положиться в этом деле на егеря?

К сожалению, не всегда. Известны случаи, когда собаки, прекрасно поставленные егерями и даже награжденные на полевых испытаниях, попадая в руки своих владельцев, после нескольких же охот выходили у них из повиновения и начинали гонять дичь.

Объясняется это тем, что владельцы зачастую не знают, а иногда и не способны применить те приемы ведения собаки в поле, которые были применены обучавшим ее егерем.

Вывод из этого может быть только один: каждого настоящего охотника вполне может удовлетворить на охоте только та собака, которая воспитана и натаскана непосредственно им самим.

Натаска легавой не так сложна, как это кажется на первый взгляд. Она зависит прежде всего от природных данных щенка и от умелого подхода к нему со стороны воспитателя.

Не останавливаясь на отдельных деталях дрессировки и натаски легавой, которые подробно изложены в первой части настоящего раздела, полезно ознакомить начинающих охотников с некоторыми основными принципами правильной постановки легавой собаки в поле.

Большим залогом для успеха в натаске служит не только кровность и порожистость щенка, но и происхождение его от полевых собак. Последнее требование не менее важно. Если у щенка есть ближайшие родственники по восходящей линии, не работавшие в поле, его природные охотничьи инстинкты могут быть заглушены, и понадобится много труда, чтобы их возродить.

Не менее важно и то, чтобы щенок был взят в возможно раннем (до трехмесячного) возрасте. В этом случае гораздо легче изучить его характер и сообразно с этим применить при его дрессировке и натаске те или другие методы, чтобы полностью подчинить его своей воле.

Во все времена обучения щенка всегда требуется ласковое с ним обращение; наказание может быть применено лишь как крайняя мера, в случае совершения щенком серьезного проступка и только тогда, когда есть полная уверенность, что щенок понимает, за что его наказывают.

До выхода в поле необходимо, чтобы щенок прошел домашнюю дрессировку и четко выполнял приказание лежать при поднятии руки как вблизи, так и на расстоянии, был бы позывист на свисток, шел бы спокойно у ноги и знал бы команды "вперед" и "назад".

Никогда не следует обучать щенка проделыванию различных трюков, которые никогда не потребуются в обстановке охоты. Это только осложнит дрессировку и может повредить, четкости исполнения им действительно необходимых требований на охоте.

Щенок с более смелым, решительным характером и с большой страстью обыкновенно требует более основательной работы над собой, чем вялый и флегматичный. Зато в конце натаски и все преимущества в красоте и четкости работы останутся за первым из них.

Натаска по вольной дичи. Натаску надо начинать, когда щенок достигнет зрелого возраста. Для сук - при их несколько раннем развитии - это десять месяцев, для кобелей - один год.

Лучшим временем для натаски надо считать июль, когда молодые выводки и птиц, недалеко перемещаясь, крепко затаиваются и позволяют молодой собаке хорошо выдерживать над ними стойку.

Первоначальную постановку собаки рекомендуется проводить обязательно по болоту, где на обширном, открытом пространстве можно видеть все элементы работы собаки, а также точно замечать место посадки перемещенной птицы, что столь необходимо для определения одного из самых существенных качеств собаки - ее чутья.

Можно уверенно сказать, что легавая собака, правильно поставленная по болоту, будет хорошо работать и в лесу, между тем как собака, первоначально работавшая по лесу, обыкновенно крайне туго принимается в болоте. Лучшей птицей для натаски легавой надо считать дупеля, который держится в большинстве случаев в нетопких местах, крепко затаивается и, недалеко перемещаясь, позволяет хорошо развить у собаки ее природные данные в отношении чутья и вполне закрепить стойку.

С успехом можно дать работать молодой собаке и по бекасу, несколько более осторожному и обыкновенно ютящемуся в более топких и тяжелых для работы местах.

Если поблизости нет подходящих болот, наиболее удобной для натаски дичью является перепел. Эта птица также довольно крепко затаивается, но она очень быстро и далеко бежит и дает меньше запаха, нежели дупель или бекас, чем и представляет большую трудность в работе для начинающей собаки.

Перед натаской желательно заранее подыскать нетопкое, совершенно открытое болотце, где обитает несколько дупелей или бекасов.

Для розыска дичи можно использовать старую опытную собаку, но в дальнейшем при натаске щенка не следует брать ее с собой. Правда, собака могла бы несколько ускорить постановку щенка по дичи. Но даже опытная собака может быть не лишена тех или иных недостатков, которые могут привиться начинающему впечатлительному щенку. Каждый же владелец всегда вправе полагать, что из его щенка выработается еще лучшая по полевым качествам новая собака, чем имеющаяся у него старая.

Никогда не следует приучать, щенка к выстрелу вне охотничьей обстановки, чтобы не запугать его. Бывали случаи, когда охотники во время привала забавлялись, стреляя в лет по бросаемым предметам, не обращая внимания на отдыхавших рядом собак; в результате собаки с повышенной нервозностью оказывались настолько напуганы, что впоследствии стоило больших усилий отучить их от боязни выстрела.

Лишь после того как собака примется работать по птице, можно делать не более двух-трех выстрелов за выход с нею в поле, но обязательно во время работы ее по птице; тогда собака не обратит никакого внимания на выстрел. Лучше всего на первых порах стрелять уменьшенными, холостыми зарядами.

Если щенок прошел домашнюю дрессировку и отчетливо выполняет все необходимые требования, то это еще не значит, что он будет так же послушен при выходе в поле и особенно при первых встречах с птицей. Необходимо всегда иметь при себе легкий парфорс с не очень длинной (506 м) бечевкой или шнуром, и в случае малейшего ослушания щенка необходимо их использовать, повторяя методы предварительной дрессировки.

Посылать собаку работать следует только при достаточном ветре и пускать ее в поиск обязательно против ветра. Именно при этих условиях легко вырабатывается правильность поиска "челноком", когда собака работает на равномерных параллелях, перпендикулярно ходу ведущего ее охотника. Кроме того, поиск против ветра не приучает ее копаться по набродам и работать по следу, а заставляет приучивать птицу верхом.

Итак, при первых выходах в поле надо быть всегда готовым к тому, что щенок, уйдя на значительное расстояние и не обращая внимания на свистки и окрики "лечь", будет носиться стремглав по болоту, старательно гоняясь за птичками и различными мотыльками.

Ни в коем случае не следует, возвышая голос и усиливая свистки, бросаться вслед за ним и стараться его поймать. В данный момент все это бесполезно. Надо остаться на месте и спокойно ожидать его возвращения. И действительно, спустя немного времени ваш щенок, видя бесполезность гоньбы за птичками, устав от проявленной им излишней горячности, остепенится и сам захочет найти своего владельца. Вот теперь-то и надо Дать свисток, на который растерявшийся щенок опрометью бросится к вам. При подходе же щенка не надо его наказывать, а, приласкав и сказав ему "лечь", уложить около себя. Дав щенку отдохнуть и пристегнув за карабин к ошейнику бечевку, можно снова пустить его в поиск. На этот раз щенок проявит больше хладнокровия, не будет уноситься так далеко и весь его поиск станет осмысленнее.

Вот он уже начинает обыскивать ту часть болота, где накануне вы обнаружили выводок дупелей, и вдруг, внезапно сократив свой ход и постепенно переходя на медленную поступь, начинает жадно ловить против ветра частички неведомого для него, но столь манящего к себе запаха (потяжка) и после нескольких шагов замирает в каком-то оцепенении на месте (стойка).

Необходимо сейчас же подойти к щенку и, взяв на всякий случай за конец пристегнутой к его ошейнику бечевки, дать ему постоять 2 - 3 мин, а затем уверенным словом вперед послать его подать птицу. Если щенок продвинется осторожно на несколько шагов вперед (подводка) и по взлете птицы спокойно останется на месте, то, сказав ему "лечь" и поощрив лакомством, следует дать щенку возможность прийти в себя после первой его встречи с дичью.

Может случиться и так, что после посыла щенок бросится, стремясь ее поймать. Конец бечевки, находящийся у вас в руках, удержит щенка на месте, а слово "лечь" заставит его лечь. Никаких крутых мер в этом случае не следует принимать, а каждый раз при его бросках, осаживая подергиванием за бечевку и приговаривая при этом "тише", "назад" и часто укладывая его словом "лечь", можно в короткое время искоренить в нем этот недостаток.

Гораздо сложнее, если щенок, невзирая на посыл и всевозможные увещания, будет стоять на стойке, не желая двигаться вперед. Зайдя вперед и стронув птицу, следует, не задерживая щенка, позволить ему обнюхать место сидки снявшейся птицы и всячески ласковыми поощрениями понуждать его быстрее двигаться. Избавить собаку от задержанной подводки - дело нелегкое, оно требует терпения и немалого опыта.

При работе собаки в поле требуется большая систематичность. Разумеется, никогда не следует излишне переутомлять собаку, так как это заглушает и ней страсть и может научить ее копаться по набродам и развить склонность к работе низом.

Многие охотники стремятся к тому, чтобы их собаки подавали убитую дичь. Ни в коем случае не следует учить подаче птицы первопольную собаку. Стремление схватить и помять птицу заставит собаку срывать стойку, а по взлете птицы беспощадно ее гнать.

Особенно рискованно дозволять собаке ловить подранка; также всячески надо избегать работы собаки по коростелям, курочкам и молодым утиным выводкам, нередко ютящимся в кочкарнике заливных лугов. Не выдерживая стойки и нервируя собаку, эта дичь приучает ее к следовой работе и тем самым значительно снижает общий стиль ее поиска.

Натаска своего щенка - одно из самых приятных развлечений благодаря ряду неожиданностей, которые приходится переживать любителю охотнику в различных стадиях работы его будущего помощника на охоте.

Насадка по подсадной птице. Отсутствие птицы или большое расстояние от дома до болота обычно ставят натасчика в затруднительное положение. В таком случае приходится прибегать к подсадной птице, которая может оказать помощь в деле первоначальной постановки молодой собаки.

Первоначальная натаска по подсадной дичи имеет даже ряд преимуществ прежде всего из-за близости расстояния, наличия птицы и экономии времени для натасчика. Подсадная птица позволяет проводить натаску собаки регулярно, без каких-либо перерывов. Кроме того, при первых выходах с собакой в поле для успеха в натаске очень важно и то, что собака сразу же попадает на дичь, а не носится попусту, гоняясь за разными птичками.

Лучшей подсадной дичью для натаски считается перепел, которого довольно легко приучить к домашнему содержанию. К тому же перепела не трудно поймать сеткой или сачком. Для того чтобы подсадной перепел далеко не улетел, ему подрезают или связывают по четыре маховых пера на каждом крыле, а чтобы он и не убегал, ему на первое время перевязывают ножки, оставляя между ними расстояние примерно 1 см. Натаску собаки на подсадного перепела лучше всего проводить на открытых лугах, с небольшой отавой или невысокой травой.

Придя на такое место, охотник укладывает собаку, а затем пускает ее в поиск, позволяя ей достаточно набегаться, чтобы несколько сбавить ее горячность. После этого собаку берут на поводок и уже приступают к натаске.

Щенка подвязывают взамен поводка на бечевку длиной до 5 - 6 м, а тем временем помощник (если он имеется) сажает где-либо в отдалении в траву перепела, отметив место посадки небольшим колышком. Затем, взяв щенка к ноге, проводят его некоторое расстояние и, не доходя примерно пятидесяти-шестидесяти шагов до птицы, укладывают его и, пустив в поиск обязательно против ветра, наводят на подсадную птицу (тем же способом, как и при натаске собаки по перемещенной на воле птице). Если же собака начинает во время подводки излишне горячиться, то ее следует одергивать бечевой, приговаривая "тише, тише".

После взлета птицы от собаки обязательно нужно добиваться спокойного поведения, чтобы по команде "лежать" она ложилась, а в случае надобности одергивать ее бечевкой. Подсадной птицей следует пользоваться осторожно, применяя работу по ней не более пяти-шести раз за один выход в поле, иначе собаке надоедают эти уроки. Более того, она может привыкнуть к смирной, небегущей птице, которая после нескольких подъемов станет затаиваться, и в будущем собаке станет трудно справляться с более строгой дичью.

В качестве подсадной птицы можно с успехом использовать И болотную дичь - дупеля и бекаса. Но ввиду того что эти птицы крайне нежные и труднее поддается домашнему содержанию, их нельзя продолжительно использовать при обучении собаки.

Работа легавой в лесу. Во время охоты в лесу все благоприятные условия для работы собаки значительно уменьшаются, а иногда совершенно исчезают. Пользование ветром здесь уже значительно осложнятся вследствие различного рода заслонов. По той же причине нарушаются правильность поиска и наблюдение за собакой со стороны ведущего.

Как бы собака ни была хорошо поставлена, она требует при первых выходах в лес не меньшего внимания, чем при первоначальной ее натаске на открытых местах - по болоту.

Начинать же с ней охоту по лесной дичи следует лишь тогда, когда она достаточно ознакомилась со всеми новыми для нее условиями, а у охотника есть уверенность, что собака точно будет выполнять его распоряжения. Правда, встречаются и такие легавые, которые, попадая в лес, сразу же сокращают свой ход и поиск, приспособляясь к характеру местности.

Но на это не всегда приходится рассчитывать. Одно несомненно; идти в лес с собакой можно лишь в том случае, когда она вполне поставлена и безукоризненно послушна. А это значит, что она позывиста на свисток, идет по приказанию у ноги, по приказанию "лечь" ложится и вполне спокойна после взлета птицы и выстрела.

При первых выходах с легавой в лес, конечно, необходимо принять все меры предосторожности: надеть на собаку ременной круглый ошейник с бечевкой 2 м длиной, иметь при себе плоский металлический свисток (без горошины). В начале следует избегать лесной чащи, предоставляя работать собаке на поросших папоротником сечах, с редким кустарником, и по ягодникам.

При работе в лесу, особенно без длинного поводка, поведение молодой собаки может сразу же измениться. Она или мелькнет на быстром галопе среди кустов и умчится в глубь леса, или, наоборот, сбавив ход начнет приостанавливаться чуть ли не перед каждым деревом, внимательно прислушиваясь к щебетанию сидящих на нем птичек.

В первом случае, если собака, несмотря на призыв свистка, не является, следует осмотреть местность, особенно в том направлении, куда в последний момент удалилась собака: не стоит ли она на стойке, скрывшись за какой-либо густой растительностью.

Если собаки поблизости нет, нужно спокойно присесть, давая ей свистком сигналы. Долго ждать не придется: собака, запыхавшись, примчится с растерянным видом, как бы извиняясь, за свой поступок. В данном случае наказание должно быть совершенно исключено. Наоборот, следует приласкать собаку, на несколько минут уложить около себя, а затем, выбрав наиболее открытое место, снова направить ее в поиск, при этом свистком и жестом руки стараться держать собаку на виду у себя, а при излишней с ее стороны горячности время от времени укладывать. Собака постепенно уяснит, что поиск и свой ход в лесной обстановке следует сокращать и чаще следить за направлением хода своего владельца.

Во втором случае, когда собака проявляет в лесу нерешительность, а иногда робость, следует на первое время освободить ее от бечевки и, ласково поглаживая, энергично посылать в поиск. Если собака все же будет интересоваться всякими птичками, нужно ее отзывать и, быстро двигаясь вперед, жестом руки направлять в поиск.

Наконец, работа с собакой закончена, и охотник приходит с ней в лес на охоту. Примерно после получаса безрезультатной работы собака вдруг оживляется и начинает обнюхивать наброды и, взяв, по-видимому, след торопливо идет на потяжке; без стойки она поднимает снявшуюся с громким клохтаньем тетерку.

Попытка собаки сделать бросок за улетающей тетеркой должна быть предотвращена приказанием лечь, а в случае надобности - и легким одергиванием взятой в руки бечевки. Дав собаке некоторое время полежать и успокоиться, берут ее к ноге и возвращаются к месту первоначальной прихватки. Сделав два небольших круга, собака идет осторожно, потом, повернув против ветра, замирает на стойке. Держа в руке наготове конец бечевки, охотнику следует приказанием "вперед" заставить собаку двинуться дальше и "подать" затаившегося тетеревенка. После правильной работы собаку нужно уложить и приласкать. Если же собака, несмотря на приказание идти вперед, не двигается, словно боясь спугнуть затаившуюся под самым ее носом дичь, следует, не ослабляя внимания к собаке, сделать шаг вперед и заставить птицу сняться, не забыв при этом уложить собаку.

Постепенно можно дать собаке "сработать" всех остальных тетеревят, разместившихся невдалеке друг от друга. После каждой работы полезно заметить направление полета птицы, чтобы легче было искать с собакой перемещенный молодняк. В утреннюю или вечернюю зари рекомендуется выждать около получаса, чтобы молодые тетерева собрались вместе. Это значительно облегчит собаке возможность найти выводок и "сработать" каждую птицу поодиночке. При розыске перемещенных тетеревят рекомендуется особенно следить за тем, чтобы прихваченная собакой старка не отвела ее далеко в сторону и, разгорячив слишком низким своим полетом и громким клохтаньем, не дала повода погнаться за ней.

Не менее хорошую практику для молодой легавой дает работа на моховых болотах по белым куропаткам. Преимущество тренировки по белой куропатке перед тетеревом заключается в том, что моховые болота более открыты и на них легче руководить собакой; кроме того, эта дичь бежит довольно далеко только при первом подъеме, а затем разбитый выводок плотно залегает. К тому же белая куропатка при своем подъеме не так волнует собаку, как тетерев.

Тем не менее, как и при всякой встрече с новой для молодой собаки дичью, необходимо быть готовым ко всяким неожиданностям. Так, например, разбираясь в многочисленных набродах выводка, собака может прежде всего напасть на след петуха, который, быстро убегая, уведет ее далеко. В данном случае при излишне торопливой подводке необходимо, имея в руках привязанную к ошейнику бечевку, слегка одергивать собаку и словами "тише, тише" останавливать ее. В случае необходимости можно даже уложить собаку, чтобы сбавить ее излишнюю горячность. При подъеме из-под стойки петуха, который при этом издает заманчивое для собаки гоготанье, следует ее немедленно же уложить, а при малейшем неповиновении одновременно одернуть за бечевку.

Прекрасной практикой для легавой в лесу может служить работа на осенних высыпках по вальдшнепам. В осенний период вальдшнеп по обыкновению выбирается из сплошных, частых зарослей в более открытые березовые или ольховые рощицы. Благодаря уже и почти опавшему листу и отсутствию травяной растительности работа собаки достаточно хорошо видна, и за ней легко следить.

Осенний вальдшнеп, сильно отъевшийся, затаиваясь, хорошо выдерживает стойку. Перемещается он сравнительно недалеко.

Первые выходы с собакой в лес лучше делать недели за две до открытия охотничьего сезона, когда дичь уже летная, но еще недостаточно взматеревшая и поэтому не так быстро бежит и недалеко перемещается.

Вначале лучше проводить работу с собакой без ружья, чтобы не напугать ее выстрелом. Начать же стрелять следует только после того, как собака вполне освоилась с новой для нее лесной обстановкой и абсолютно спокойна после взлета птицы. Не следует стрелять по случайно снявшейся, так называемой "шумовой" птице, что по обыкновению очень сильно горячит собаку.

При соблюдении указанных требований к открытию сезона охоты собака окажется вполне подготовленной, и с ней можно будет охотиться без риска ее испортить.

Подача дичи. С легавой собакой обычно не приходится охотиться на водоплавающую дичь. Поэтому и подача стреляной птицы в этих условиях необходима лишь в крайних случаях: когда дичь случайно падает и воду или на другую сторону водоема.

По условиям некоторого вида охот, например по фазанам в обстановке густых зарослей, где подранок может быстро убежать подача уже приобретает большое значение в работе легавой собаки.

Однако необходимо помнить, что подача дичи сильно горячит не только молодую, но и старую, опытную собаку. Подача дичи нередко является одной из причин срыва стойки и гоньбы за птицей.

Вследствие этого не рекомендуется разрешать первоначальной собаке подавать убитую дичь, если она даже и способна на это. Подачу можно допустить только собаке многопольной с идеальным послушанием и то в случаях крайней необходимости, когда по условиям местности убитая дичь не может быть взята руками или есть опасение, что подранок либо убежит, либо забьется в такое место, откуда его нельзя будет достать.

Почти каждого щенка нетрудно обучить подаче различного рода вещей, например перчатки, шапки, плетки и т. п. Однако когда дело доходит до подачи птицы, он начинает не только отказываться от этого, но и всячески избегать брать птицу в рот. Многие легавые собаки испытывают отвращение к ощущениям во рту перьев убитой птицы. Поэтому обучение собаки подаче дичи по приказанию - дело сложное; оно требует большого опыта и исключительно осторожного подхода. Малейшее проявление жестокости, особенно если приходится иметь дело с робким и нервным, щенком, может навсегда его запугать и сделать совершенно непригодным для выполнения остальных, необходимых для охоты требований дрессировки.

Некоторые породы легавых собак, например спаниели, имеют природную склонность к подаче дичи, и вполне естественно, что занятия с такими собаками значительно упрощаются.

В обучении подаче дичи важное значение приобретают исключительно ласковое обращение со щенком и поощрение его за четкое выполнение приказания. Но если владелец щенка видит, что тот не поддается обучению подаче, надо немедленно прекратить с ним эти занятия.

Необходимо добиваться, чтобы щенок выполнял приказания не только по своему настроению, когда ему хочется поиграть, но во всякое время и в любой обстановке. Игрой же со щенком следует пользоваться лишь для того, чтобы он освоился с держанием во рту какого-либо предмета и вообще не был бы враждебно настроен к какой бы ни было поноске.

Превопольного щенка целесообразнее всего обучить подаче и поноске лишь тех предметов, которые он охотно берет. Только к концу сезона второго поля, когда у щенка окончательно закрепятся его полевые качества и он окажется безупречным в отношении поведения после взлета птицы и выстрела, можно будет начать с ним занятия по подаче птицы.

Приучать щенка к поноске следует примерно с восьми-десятимесячного возраста, когда он достигнет известного физического развития и будет достаточно смышлен. Нередко приходится наблюдать, как щенок во время прогулки, схватив какую-либо палочку или кость, начинает с нем носиться, играть, временами подкидывать ее в воздух и снова хватать в рог. Нужно подозвать щенка и постараться отобрать у него предмет его забавы. Если же он упорно не хочет отдать этот предмет, надо предложить ему кусочек лакомства, который заставит его выпустить изо рта захваченный предмет. Съев лакомство, щенок вспомнит о взятой у него игрушке и сейчас же подбежит к вам. Если показать ему эту поноску и бросить ее на десять-пятнадцать шагов, то можно будет наблюдать, как щенок опрометью бросится и жадно схватит знакомый ему предмет. В этот момент словесным приказанием подай нужно подозвать щенка к себе и, погладив его за послушание, дать ему лакомство. Такой прием надо повторить раза три-четыре, пока щенку не надоест эта игра Затем нужно незаметно убрать предмет, который подавал щенок.

В летнюю жаркую пору таким же способом нетрудно научить щенка подавать поноску из воды. Для этого необходимо выбрать неглубокое место в речке с отлогим песчаным берегом. Бросить сначала недалеко (на пять-восемь шагов от берега) какую-либо палочку, дав предварительно щенку обнюхать ее, затем приказанием подай послать щенка в воду. Схватив в зубы брошенный предмет, щенок понесет его к берегу. Тут важно не позволить щенку бросить поноску на землю, а успеть взять ее прямо у него изо рта и ласково погладить его. Повторяя систематически данный урок и постепенно бросая предмет все дальше и дальше от берега, по мере того как подача с более близкого расстояния будет выполняться хорошо, можно в довольно короткий срок научить щенка подаче поноски из воды.

После того как щенок научится подавать, полезно во время прогулки приучать его носить нетяжелый предмет, например плетку или палочку, сначала на небольшие расстояния (шагов на пятнадцать-двадцать). Для этого, взяв щенка на поводок, следует одновременно с приказанием "нести" дать ему тот или иной предмет. Если щенок бросит поноску, надо сейчас же, почти не останавливаясь, поднять ее и на ходу вложить ему в рот. Расстояние для поноски постепенно увеличивают. Но нельзя злоупотреблять этим занятием, иначе оно может надоесть, щенку, и он начнет бросать поноску.

Когда щенок научится хорошо носить и подавать брошенную на его глазах поноску, его можно заставлять приносить поноску, положенную на землю в некотором расстоянии от него. Чтобы возбудить внимание щенка, его берут на поводок и, дав ему понюхать поноску, кладут ее при нем на землю. Щенок сейчас же начнет рваться, чтобы схватить поноску, но его успокаивают, оглаживают, отводят на небольшое расстояние и держат около себя 1 - 2 мин, затем спускают с поводка и, подав приказание "подай", заставляют принести поноску; за выполнение приказания одобряют щенка ласковыми словами и дают лакомство. Первое время поноску лучше всего класть на совершенно открытое место, в дальнейшем можно постепенно усложнять ее отыскивание, помещая поноску в густой траве и в кустах.

После того как все перечисленные выше приказания будут выполняться щенком вполне удовлетворительно, не мешает для развития у него большей сообразительности заставлять его приносить поноску, оставленную где-либо скрытно от него.

С этой целью во время прогулки берут щенка на поводок, дают ему понюхать поноску и спустя несколько минут незаметно для него роняют ее на своем следу. Пройдя шагов двадцать-тридцать, показывают щенку, что в руках ничего нет, после чего приказанием подай с одновременным указанием направления движения заставляют щенка принести поноску. Дистанцию, как и в первых случаях, постепенно можно удлинять, если на более близком расстоянии щенок находит и приносит поноску, Описанный способ обучения наиболее применим к отдельным щенкам, обладающим природным влечением к поноске и подаче. При занятиях с более упрямыми и туго поддающимися щенками этот способ не всегда может дать положительные результаты.

Бывают случаи, когда собака, уже начавшая удовлетворительно подавать, вследствие некоторого утомления или отвлечения другой интересующей ее обстановкой отказывается выполнить приказание "подай", а натасчик не настаивает на своем. Такое поведение со стороны натасчика дает собаке повод отказываться от выполнения этого приказания и в дальнейшем. Вот почему необходимо ни разу не допускать ослушания собаки и всячески добиваться выполнения отданного приказания, не проявляя при этом ни малейшего раздражения,

При обучении поноске упрямого щенка или взрослой неподатливой собаки приходится применить несколько иные методы.

Лучше всего начинать с ним занятия в домашней обстановке, а затем уже проводить их на воздухе, на какой-либо огороженной площадке, где щенок не отвлекался бы ничем посторонним. Во время этих занятий на щенке должен, быть надет ошейник в виде удавки (без колючек).

Подозвав к себе щенка и погладив его, отдают ему приказание "сядь". Одновременно (чтобы он не лег) держат его правой рукой за ошейник, а левой рукой легко нажимают на заднюю часть спины (в области крестца), повторяя приказание "сядь" до тех пор, пока щенок не сядет. Продержав его в таком положении 1-2 мин, дают приказание "встань", подзывают к себе и ласково оглаживают. Затем снова отдают приказание "сядь" и постепенно ослабляют нажатием рукой (в дальнейшем при выполнении щенком приказания совершенно не прибегают к помощи руки).

Отдав щенку приказание "сядь", правой рукой со словом возьми дают ему в рот поноску; если щенок, крепко стиснув зубы, не раскусывает рта, то левой рукой быстро разжимают его рот, а правой вкладывают в рот поноску. При этом необходимо следить, чтобы щенок не закусил себе губу: причинив ему боль, легко возбудить в нем неприязненное отношение к поноске.

Когда поноска у щенка во рту, ему говорят "держи". Необходимо, чтобы он продержал ее 1 - 2 мин. На всякий случай держат наготове левую руку под нижней частью морды щенка; если он выкажет намерение наклонить голову и выбросить поноску, сейчас же приподняв этой рукой его морду, строго приказывают ему "держи". Потом оглаживают его левой рукой и, произнося "дай", правой рукой берут у него поноску. Если щенок закусывает поноску и не желает отдать ее левой рукой разжимают его рот, а правой одновременно с приказанием дай берут поноску. В тех случаях когда подмечается склонность щенка крепко зажимать зубами поноску и упорно не давать ее, полезно несколько раз подряд Дать ему поноску, говоря "возьми", и сейчас же взять обратно, говоря "дай". Занятия в течение трех-пяти дней позволят достигнуть такого положения, что при даче щенку поноски он будет раскрывать рот, а по требованию дай - легко отдавать ее.

После того как щенок охотно берет поноску и не выпускает ее изо рта до приказания "дай", можно его заставить носить ее. Для этого усаживают щенка, дают ему держать поноску, зацепляют карабином поводка за кольцо ошейника и с приказанием неси идут с ним небольшое расстояние, внимательно следя за тем, чтобы он не бросил поноску. Если щенок бросит поноску, то тут же на ходу, повторяя приказание "неси", ее снова дают ему и одновременно в виде наказания слегка дергают за поводок. Ошейник сжимается и дает тем самым щенку почувствовать, что он провинился, бросив поноску. Это одно из легких упражнений, которое щенок быстро усваивает, он постепенно привыкает носить данную ему поноску до того момента, когда у него возьмут ее.

Следующим упражнением является подача поноски, которую дали щенку держать.

Усадив щенка, дают ему поноску и с приказанием держи отходят от него на несколько шагов (примерно десять-пятнадцать). Затем жестом подзывают его и при подходе снова заставляют сесть, повторяя приказание "держи". Потом, говоря "дай", берут у щенка поноску, после чего в виде одобрения оглаживают его.

Теперь уже можно считать щенка достаточно подготовленным к началу занятий с ним по самостоятельной подаче поноски с пола. Занятие проводится так. Поноску кладут на пол или на землю и подводят к ней щенка. Наклонив левой рукой его голову, одновременно с приказанием "возьми" вкладывают ему в рот поноску и, приказав "держи", стремительно отбегают от него шагов на десять. Затем, подзывая и приказывая "подай", заставляют принести поноску.

Если щенок во время подачи выбросит поноску, надо сейчас же вернуть его к прежнему месту, дать ему поноску и, подергав за ошейник, помочь ему понять, что он поступил неправильно.

После этого нужно снова отойти от щенка и подозвать его к себе при его подходе со словом дай взять у него поноску, затем поощрять словами и дать лакомство.

Когда щенок твердо усвоит это упражнение, можно положить поноску и, отойдя с ним на небольшое расстоянии приказанием подай заставить его самостоятельно принести поноску. Если щенок не идет за поноской и как бы недоумевает, чего от него хотят, нужно взять его на поводок и, повторяя довольно строго приказание "возьми", заставить его взять поноску. Затем, произнося приказание "подай", надо отбежать на то место, откуда было отдано первоначальное приказание, и, подозвав щенка, взять у него поноску.

Если описанные выше упражнения проводить со щенком систематически и не переходить от одного к другому до тех пор, пока он твердо не усвоил предыдущего, то примерно в месячный срок (в зависимости от развития щенка) можно добиться отчетливого выполнения всех требований, касающихся поноски. В дальнейшем необходимо будет лишь удлинять расстояние подачи поноски.

От легавой собаки подача на охоте убитой птицы, как уже сказано, требуется в редких случаях. Однако если есть желание обучить ее этому, то целесообразнее заняться таким обучением лишь в конце второго поля, предварительно закрепив все ее основные качества работы.

Начиная занятия по подаче собакой птицы, следует иметь убитую мелкую дичь: бекаса, дупеля, кулика или перепела. Принцип обучения тождествен обучению подаче поноски.

Манера подачи, т. е. как и за какое место собака должна брать дичь, обычно определяется самой собакой: она берет так, как ей удобнее. Мелкую дичь собака обычно берет поперек тушки, а крупную (например, тетерева или утку) - за крыло. Важно, чтобы собака не мяла дичь, а это зависит главным образом от индивидуальных врожденных свойств собаки. Собак, у которых наблюдается так называемая "мертвая хватка", лучше не заставлять подавать дичь. Отучить собаку от мертвой хватки крайне сложно. А прибегать к различного рода ухищрениям (например, смягчать прикус путем искусственной поноски, вызывающей при сильной хватке уколы) нецелесообразно, так как они могут привить собаке боязнь поноски и навсегда отучить ее от какой бы то ни было подачи.

На некоторых собак очень плохо действует ощущение во рту перьев, и они всячески стараются освободиться от неприятной поноски. Можно применить такой прием: тушку птицы обертывают тряпкой, слегка закрепляя ее ниткой. После нескольких занятий с такой тушкой, когда собака освоится с незнакомым для нее с ощущением во рту, можно будет проводить занятия и без тряпки.

Не следует думать, что собака, хорошо обученная подаче различных предметов, будет сразу правильно держать, нести и подавать дичь. У нее наверняка возникнут некоторые осложнения. Например, для того чтобы держать во рту птицу, ей приходится довольно широко раскрывать рот. Поднять птицу с земли и схватить ее за наиболее удобное место гораздо сложнее, чем взять какой бы то ни было твердый предмет. Поэтому требуется применять много поощрений и запастись терпением на случай первых неудач. И всегда следует помнить, что если вне охотничьей обстановки собака вполне усвоила приемы подачи птицы, то это еще не значит, что она будет так хорошо подавать убитую птицу и на охоте.

На первых порах заставляют собаку на охоте подавать не больше как один-два раза и только мелкую дичь; в случае ее ослушания спокойно применяют приемы домашней дрессировки. Особое внимание обращают на то, чтобы после удачного выстрела собака не бросалась самостоятельно (т. е. без приказания) подавать убитую дичь. В последнем случае необходимо строгим приказанием лежать уложить собаку. Затем взять ее на поводок, вернуть к месту последней стойки, все время одергивая поводком и приговаривая "назад, назад". После этого следует уложить ее на месте, пойти и взять руками стреляную дичь. При следующей работе собаки нужно быть наготове, имея в руках поводок или бечевку, прикрепленную к ошейнику. Если после выстрела и падения птицы собака попытается броситься за ней, надо одернуть ее за поводок и, произнеся приказание "лежать", уложить. Такой прием предостережет собаку от дальнейших нарушений правильной стойки и учит подавать птицу только по приказанию.

В дальнейшем, когда собака уже достаточно твердо усвоит порядок подачи дичи на сухом месте, можно приступить к занятиям по подаче дичи из воды. К этому времени необходимо добиться, чтобы собака охотно шла в вожу и подавала брошенную туда поноску.

Занятия следует начинать с подачи кулика, бекаса, дупеля. Бросив убитую дичь недалеко от берега на сравнительно мелкое место, приказанием "подай" заставляют собаку принести птицу. Может случиться, что собака упорно не пожелает пойти в воду и подать птицу или, доплыв до нее, не возьмет ее и возвратится обратно.

В этом случае нужно взять птицу из воды, положить ее где-либо в траве на берегу, проделать с собакой упражнения по подаче дичи, после чего снова заставить ее подать дичь из воды. Если собака снова не выполнит приказания, что случается чрезвычайно редко, то следует положить дичь в воду в мелком месте, где свободно можно пройти, подозвать собаку и, наклонив рекой ее морду, строгим приказным "возьми" заставить взять дичь. В случае неповиновения надо рукой разжать ей рот, вложить в него дичь, и, сделав приказание "держи", быстро выйти на берег. Затем ласково подозвать к себе собаку, повторяя при этом приказание "подай". Когда собака подаст дичь, надо ее огладить и дать ей лакомство. Наказания при таких занятиях могут сильно повредить и навсегда отучить собаку от подачи дичи из воды.

Последним и наиболее сложным уроком является обучение собаки подавать убитую дичь, упавшую на противоположный берег.

Проводят его так. Выбирают какой-либо ручей или мелкое место в речке, где можно пройти вброд. Дрессировщик переходит вместе с собакой на другой берег, кладет убитую дичь неподалеку от воды, отдает собаке приказание подать дичь и одновременно с этим быстро возвращается (вброд или по какому-либо переходу) на прежний берег, подзывая к себе собаку, говоря "подай".

Если предшествовавшие уроки собакой были усвоены, то она послушно перейдет или переплывет водоем и подаст дичь. Если же почему-либо она, подойдя к берегу, бросит дичь и явится без нее, следует сейчас же вернуться с собакой к тому месту, где брошена дичь, и заставить ее, строго повторяя "держи", следовать за собой через реку.

Хорошо иметь лодку, при наличии которой можно быстро отплыть на противоположный берег, внимательно следя за собакой и повторяя приказание "держи". Не следует сразу же, как только собака достигнет берега, брать у нее дичь, иначе она привыкнет бросать ее, едва доплыв до берега. Надо быстро отойти от берега на десять-пятнадцать шагов, ласково подозвать к себе собаку и при подходе ее дать приказание сядь и через 1 - 2 мин со словом "дай" взять у нее птицу и ласк погладить.

После того как собака усвоит это упражнение, можно уложить ее и, дав ей понюхать имеющуюся в руках дичь, бросить эту дичь на противоположный берег речки или ручья и следить за тем, чтобы собака без приказания ни в коем случае не бросалась подавать дичь. В случае даже малейшего ее движения следует строго отдать приказание лежать и продержать ее в таком положении 1 - 2 мин. Такое сдерживание собаки принесет пользу: она не будет без приказания бросаться за убитой дичью; кроме того, это сдерживание несколько разгорячит собаку, и она, услышав приказание "подай", охотнее выполнит его.

Если в будущем собака на охоте не выкажет того послушания, какое было во время занятий с ней, то придется временно прекратить охоту и уделить полчаса времени на повторение занятий по подаче дичи. Иначе можно постепенно так избаловать собаку, что даже опытный егерь не сумеет ее исправить.

Исправление недостатков в работе легавой. Даже у первоклассных полевых собак нередко можно подметить те или иные недостатки в работе. Некоторые недостатки, например слабое чутье, вялый ход, быстрая утомляемость на охоте, не поддаются исправлению. Вместе с тем имеется ряд дефектов, приобретенных собаками вследствие плохой натаски и неумелого обращения с ними на охоте. Исправление этих дефектов во многом зависит от опыта охотника и от того, как давно и в какой степени они укоренились в собаке.

Как правило, дрессировке и натаске следует уделить отдельное от охоты время, чтобы все внимание сосредоточить но работе собаки. Прежде всего необходимо проверить дисциплинированность собаки, ее позывистость на свисток и четкость выполнения приказания.

Большим дефектом легавой собаки считается ее неспокойное поведение после взлета птицы и выстрела. Этот дефект развивается постепенно и является следствием проявления страсти у собаки. В самом начале, когда собака при взлете птицы чуть подвигается со стойки, охотник, увлеченный стрельбой, часто совершенно не замечает этого недопустимого поведения собаки и сразу не принимает решительных мер.

При последующих выходах и поле собака начинает делать броски все дальше и дальше и, наконец стремительно несется за улетающей птицей. Избавить собаку от этого недостатка нелегко. Но все же если во всем остальном она достаточно дисциплинирована, то при систематических упорных занятиях можно добиться положительных результатов. Работать с такой собакой следует только на открытых местах, где можно за ней постоянно наблюдать.

Ружье при первых выходах на болото брать не следует, так как охотник ставит перед собой задачу - добиться от собаки спокойного поведения после взлета птицы. Затем же, когда это будет достигнуто, можно уже приступить к последующим занятиям с ружьем.

Пускают собаку в поиск обязательно с привязанной к ошейнику бечевкой 3 - 4 м длиной. Некоторое время рекомендуется пройти с собакой по тем местам, где дичи нет, для того, чтобы проверить ее общее послушание.

Когда же собака прихватила и идет еще на потяжке, необходимо сейчас же подойти к ней и, взяв за бечевку, продвигаться за ней до момента ее стойки. Простояв минуты две, охотник приказывает собаке идти вперед и поднять со стойки птицу. При взлете птицы охотник приказывает собаке лечь. Чем больше рвения будет выказывать собака при подъеме птицы, тем сильнее следует ее одергивать.

С каждым последующим выходом порыв собаки будет ослабевать, и постепенно она приучится вести себя спокойно. Вот тогда-то и можно перейти к занятиям, имея при себе ружье. Эти занятия удобнее проводить вдвоем, чтобы один из охотников стрелял по правильно сработанной собакой птице, а другой в это время, держа на всякий случай собаку за бечеву, следил бы за ее поведением.

Следующий существенный дефект собаки - это боязнь выстрела. Этот дефект иногда бывает обусловлен очень робким характером собаки и ее излишней нервозностью, но в большинстве случаев он является следствием слишком жестокого обращения со щенком в раннем возрасте.

Собака с резко выраженной боязнью выстрела ведет себя на стойке так: при приближении охотника с ружьем она тотчас же бросает стойку и отбегает в сторону, а иногда даже уходит домой.

Обращаться с такой собакой нужно особенно мягко, какое бы то ни было наказание должно быть совершенно исключено.

Приступая к исправлению этого недостатка, охотнику рекомендуется ходить в поле без ружья и прежде всего добиваться чтобы собака, сделав стойку, не покидала ее при приближении охотника. Если с течением времени собака во время стойки не станет проявлять беспокойства, нужно с большой осторожностью проверить ее отношение к выстрелу. Во время стойки собаку следует на всякий случай держать на поводке. При этом, конечно, желательна помощь второго охотника, который, находясь шагах в пятидесяти от собаки, стреляет одновременно с подъемом птицы.

При выстреле, незаметно придерживая собаку за поводок, следует приказать ей лечь; если при этом она не выкажет волнения, надо дать ей возможность спокойно пролежать несколько минут. Если же после выстрела она сделает движение в сторону или проявит попытку бежать, то, удержав осторожно за поводок, ее надо уложить и, ласково поглаживая, успокоить. По мере того как собака начнет все спокойнее и спокойнее относиться к звуку выстрела, расстояние между нею и вторым охотником можно постепенно сокращать.

Встречаются, однако, и такие собаки, которые, несмотря на самый осторожный подход к ним, все же не поддаются исправлению. В этом случае рекомендуется как последнее средство разжечь страсть собаки к дичи настолько, чтобы она забывала о выстреле. При этом, конечно, придется поступиться твердостью стойки и спокойным поведением собаки после взлета птицы. Во время охоты по быстро бегущей болотной птице (курочке или коростелю) большинство собак начинает горячиться, а при подъеме птицы на крыло все свое внимание устремляется на дичь, поэтому выстрел остается незамеченным.

Особенно благоприятно подействует на собаку убитая при этом выстреле птица, которую следует дать собаке понюхать.

Из других, но уже менее существенных недостатков можно указать на неправильную подводку: излишне задержанную, тугую или же слишком быструю, а у некоторых собак, даже порывистую. Как порывистая, так и тугая подводка мешает успеху охоты. При тугой подводке бегущая птица (фазан, куропатка) успевает уйти на большое расстояние, и собаке потребуется много времени для ее розысков. Тугая подводка в большинстве случаев слабо поддается исправлению. Собак с тугой подводкой следует не задерживать на стойке; наоборот, их нужно энергично посылать вперед. Для некоторых собак полезно поработать в местах, изобилующих быстро бегущей болотной птицей. Также полезно позволить собаке работать по бегущему подранку, который горячит собаку. При такого рода работах собака, даже с очень тугой подводкой, начинает горячиться и быстрее подводить.

Злоупотреблять, однако, этим нельзя, так как, исправив один недостаток, можно привить другой - нетвердость при стойке, а иногда и ее срыв. Чрезмерно быстрая подводка при охоте в частых и труднопроходимых зарослях не позволяет охотнику быстро следовать за собакой, и дичь может сняться вне его поля зрения.

Исправления излишне быстрой, порывистой подводки можно достигнуть путем сдерживания собаки во время подводки при помощи привязанного к ошейнику поводка, а в случае порывов собаки вперед одергивать ее, при этом приговаривая "тише, тише". Если собака, несмотря на эти меры, горячится и порывается вперед нужно ее уложить, успокоить, а затем послать вперед придерживая бечевкой и умеряя ее ход.

Постепенно можно достигнуть того, что собака будет подводить не торопясь, достаточно плавно, без каких-либо бросков, что, собственно говоря, и требуется на охоте.

Обучение легавой собаки делать "доклад"*. Прежде чем описать работу легавой собаки, которая в пересеченной густыми зарослями местности делает "доклад", необходимо вкратце указать на то, как у собаки развить это столь ценное качество. В лесу и в различного рода мелких частых зарослях легавая собака с широким поиском, работающая с докладом, гораздо быстрее находит дичь и сберегает силы охотника, который тем временем отдыхает на каком-нибудь пенечке или упавшем дереве в ожидании своего четвероногого помощника.

Какими же наиболее простыми и доступными приемами можно обучить собаку делать извещение о найденной дичи?

Прежде всего, еще занимаясь с щенком, необходимо приучить его не брать пищу без разрешения. Для этого, взяв щенка на поводок, подводят его к чашке с едой и со словами "нельзя" выдерживают вначале очень короткое время (1 - 2 мин) а затем, все удлиняя это время, доводят его до 3 - 5 мин. Затем со словом возьми разрешают щенку взяться за столь соблазнительную для него еду.

Когда это приказание щенок будет выполнять спокойно, дожидаясь разрешения словом "возьми", его следует освободить от поводка, но следить за тем, чтобы он без разрешения не прикасался к еде. Когда этот первый урок будет выполняться безукоризненно, щенка следует пускать в комнату, где стоит миска с едой, уже без поводка. Щенок должен, подбежав к еде, не трогать ее, а ждать разрешения. Если же он по горячности не выполнит этого, а примется с жадностью есть, то необходимо сейчас же, пристегнув поводок, сделать ему внушение словом "нельзя" и снова увести в другую комнату. Затем впустить в комнату на длинной бечевке, и, не доходя одного шага до еды, после команды "нельзя" одернуть, и, приговаривая "нельзя, нельзя", продержать несколько минут перед едой. Потом спустить щенка с поводка со словом возьми и разрешить ему взять приготовленный корм.

Переход от одного урока к другому следует делать только тогда, когда предыдущий урок выполняется щенком безукоризненно. Следующий урок должен состоять в том, чтобы около щенка, стоящего перед пищей, никого не было. В этом случае щенок начнет оглядываться и, повизгивая, ждать, когда подойдет его воспитатель и разрешит ему взять корм. Эти занятия надо вести так, чтобы щенок, подойдя к корму и не видя около себя своего владельца, сейчас же бросался бы отыскивать его и своими нетерпеливыми движениями и повизгиваниями знал бы подойти к корму и разрешить его есть.

Затем следует перейти со щенком на работу во двор или какой-нибудь садик и там повторять этот последний урок сначала на открытом месте, а затем спрятавшись где-нибудь за забором или за деревьями. При этом надо добиться того, чтобы щенок, как и в комнатах, не видя около себя своего воспитателя, бросался бы отыскивать его и звать, чтобы получить разрешение съесть корм.

В одно из следующих занятий если уже щенок научился не брать корм без разрешения, задачу можно усложнить. Дайте кому-либо подержать щенка на поводке, а сами отойдите на небольшое расстояние (шагов на двадцать-тридцать), спрячьте какой-нибудь лакомый кусочек. Вернувшись к щенку и спустив его со сворки со словами "ищи, ищи", заставьте его искать спрятанное лакомство. Достаточно понятливый щенок сейчас же бросится по вашему следу и, найдя вкусное лакомство, остановится перед ним. Продержав его как бы на стойке 1 - 2 мин, нужно разрешить ему взять и съесть лакомство.

После того как это упражнение будет проделываться безукоризненно, следует, пустив щенка отыскивать спрятанное лакомство, остаться на месте и ждать, пока он, найдя кусочек, не явится звать вас за собой. Если же щенок, найдя спрятанное лакомство, не удержится и без разрешения съест, нужно указать на его ошибку. В этом случае так же, как и при обучении в комнатах, следует спрятать кусочек сахара или сухаря, затем взять щенка на длинную (метров десять-пятнадцать) бечевку и пойти с ним в известном направлении, приговаривая "ищи, ищи". При подходе к лакомству, когда уже запах сухаря или сахара будет причуян щенком, следует продержать питомца на этом месте несколько минут, а затем со словом "возьми" разрешить решить взять лакомство. Разумеется, щенка нужно погладить и приласкать за выполнение данного ему приказания.

Такие упражнения следует проделывать систематически, каждый день, но не более пяти-шести раз за выход. Полезно также, чтобы щенок отыскивал, а затем подавал всякого рода легкие и удобные для него мягкие предметы, например перчатку, крыло какой-нибудь птицы, а затем и самое птицу. При этом необходимо следить, чтобы, взяв в зубы, щенок не мял подаваемый им предмет.

Следует не забывать, что уроки по подготовке щенка к рапорту (извещению, докладу) должны проводиться в тесном контакте со всеми другими уроками, а затем, когда наступит время - и с занятиями по натаске.

Время, когда следует с собакой начать занятия по выработке у нее доклада, установить заранее нельзя. Все зависит от ее характера, темперамента, послушания и податливости в натаске а главное, от того, насколько во время работы она находится в контакте со своим воспитателем и безукоризненно выполняем его указания.

Как уже сказано, в первое поле, за редким исключением, не нужно позволять собаке ходить в лес и показывать ей лесную дичь. Когда же наступит время дать собаке практику в лесу, тогда и следует заняться с ней по выработке доклада. Если собака непослушна, не приходит на призыв свистком, а имеет склонность бросаться со стойки и гнать дичь, то с ней нет смысла и начинать указанные занятия: благоприятных результатов они все равно не дадут.

Очень существенно, чтобы для выработки доклада собака работала в мелколесье, с густой травой, где непуганые выводки могли бы крепко затаиваться и подниматься из-под стойки собаки поодиночке.

Итак, собака работает в лесу, обыскивая участки направо и налево, особенно старательно проверяя низинки и частые места, где могли затаиться выводки. Спустя короткое время собака, прихватив запах дичи и как бы преобразившись, подняла голову и, вытянувшись, начала жадно ловить чутьем воздух и вдруг крепко замерла на стойке. Дав собаке минуту-другую постоять и тем укрепить стойку, не показываясь, позовите ее свистком к себе. Если же, прикованная волшебным запахом, она все же будет стоять на месте, дайте ей еще несколько раз настойчивый свисток. Знакомый, столь повелительный тон сигнала выведет собаку из оцепенения и заставит ее, несколько попятившись назад, чтобы не спугнуть птицу, пуститься легким галопом искать место, откуда был дан свисток. При подходе собаки необходимо ее приласкать и дать ей указание рукой идти в том направлении, откуда она только что явилась.

Правильный поиск в этом случае больше не нужен, и собака бросится вперед по прямой, встанет на стойку и оглянется, чтобы проверить, тут ли вы.

Пошлите собаку поднять птицу, Если поднимается старка, которую стрелять нельзя немедленно уложите собаку и дайте ей успокоиться после столь приятной для нее работы. Если же поднялся тетеревенок, то застрелите его, затем уложите собаку, возьмите дичь и дайте ее обнюхать собака, чтобы она поняла цель охоты. После этого, пустив собаку в поиск, возьмите еще одного-двух тетеревят, каждый раз отзывая собаку со стойки и таким образом развивая у нее способность к "докладу".

Может быть и такой случай, когда собака, увлеченная манящим запахом дичи, несмотря на призывные свистки, будет не только стоять, но и двинется вперед Видя такое увлечение собаки, следует сейчас же подойти к ней и, взяв на поводок, отвести ее примерно на сотню шагов назад. Затем, так же как и в первом случае нужно показать ей рукой направление и пустить в поиск; когда птица будет взята, собаку надо поощрить.

Темпераменты у собак, а с ними и наклонности к тем или иным действиям при работе по птице могут быть разные Сообразно с этим и приемы по развитию у собак доклада тоже будут разные, и натасчик должен все это учитывать, чтобы добиться благоприятных результатов.

Вот, наконец охотник со своей собакой в лесу. Пройдя в высоком сосновом бору километра два, он видит, что характер леса изменился: пошли большие частые сечи, по закрайкам которых небольшие полянки, а местами попадаются сыроватые низины, заросшие травой.

Выбрав на одном из сухих бугорков удобное местечко, охотник жестом вытянутой руки и словом ищи посылает собаку на поиски дичи, а сам садится и ждет. Ждать приходится недолго; не проходит и получаса, как на легком галопе появляется ваш пес. Радостно повиливая хвостом, с озабоченными глазами он поворачивается обратно и тем же следом, откуда только что пришел, ведет вас, то и дело оборачиваясь, чтобы проверить, следуете ли вы за ним.

Пройдя густой чащей ельника, а затем березовой рощей с осиновым подлеском, собака сбавляет ход и, наконец останавливается в мелком кустарнике с высоким частым папоротником.

Посланная вперед она после нескольких шагов подводки поднимает взлетающую с клохтаньем старку, а затем трех уже по черному перу тетеревят, из которых один становится вашим трофеем. Снова посланная вперед собака срабатывает еще по двум крупным тетеревам, из которых еще один попадает к вам в сетку.

Сев на траву и закурив, вы примерно час ждете, пока тетерева станут собираться и дадут свежий след.

Что может быть восхитительней такой работы собаки с докладом!

Преимущества собак, способных делать доклад, велики. Такие собаки могут работать на очень широком поиске и, следовательно, находить быстрее и больше дичи. Вся работа собаки становится более содержательной, и у охотника не появляется беспокойства, что она может спугнуть дичь. Это качество каждой легавой собаки исключительно высоко и требует всемерного его развития.

Парная работа легавых собак. Под парной работой разумеется не просто одновременная работа двух, хотя бы и очень хорошо поставленных в поле собак.

При работе парой обе собаки должны иметь один и гот же по быстроте ход и обладать примерно одинаковым чутьем. Кроме того, они должны иметь крепкую стойку и равномерную подводку, быть близкими по темпераменту, дружными между собой и весьма дисциплинированными.

Только при наличии таких данных работу собак можно назвать парной и способной доставить охотнику высшее спортивное наслаждение.

Как правило, готовить собак, подходящих по своим качествам для работы в паре, следует не ранее второго поля. Это необходимо уже и поэтому, что определить точно все перечисленные свойства у первопольной собаки не представляется возможным. Ведь бывали случаи, что натаскивались две в высшей степени интересные по своим полевым качествам собаки, но по окончании натаски выяснялось, что для совместной работы в паре они совершенно не подходят.

В этом отношении некоторую параллель можно провести из работы гончих, где хорошим смычком считается не просто работа двух хороших собак, действующих в одиночку, а таких, которые равны по своим полевым качествам и, главное, по ногам. Такая пара собак идет за зверем сомкнутым гоном, не отставая одна от другой даже на незначительную дистанцию.

При парной работе легавых следует заставлять каждую собаку искать самостоятельно, чтобы инициатива в нахождении дичи принадлежал каждой из них в отдельности.

Для первоначальной парной работы необходимо выбирать открытые места. Перед тем как пустить собак, следует уложить их против ветра так, чтобы они смотрели в противоположные стороны, и одновременно указанием руки пустить их в поиск - одну вправо от себя, другую влево. Поиск их должен быть, как и при работе одиночной собаки, "челноком", т. е. на параллелях, перпендикулярно линии движения охотника.

При одинаковой скорости движения собаки будут встречаться как раз против линии хода охотника и, пересекая свои параллели, захватывать все новые места, не мешая одна другой. В случае если одна из собак изменит направление своего хода и пойдет в сторону поиска другой, следует поднятием руки ее уложить, а затем вновь пустить, дав ей указание к правильной работе.

При посылке со стойки необходимо следить, чтобы ни одна из них не отрывалась от другой и не попыталась бы в одиночку подать птицу. В случае если собака не унимается, а забегает вперед своей напарницы, то ее надо пристегнуть за ошейник и легко одернуть, сказав "тише, тише". Иногда полезно на минуту или две уложить ее, а затем снова послать вперед. Особенно внимательно нужно следить за моментом взлета птицы, когда обе собаки должны лечь или же неподвижно стоять на месте. В случае же нарушения одной из них этого правила следует сейчас же одернуть ее бечевкой на месте первоначальной стойки и наказать: стегнуть ременным поводком, приговаривая "лечь". Чтобы в будущем не повторялись подобные случаи, собаки после каждого взлета птицы и выстрела обязательно должны ложиться.

Подражание работе другой собаки.* Почти у каждой собаки есть врожденное свойство подражать (секундировать). Она обычно встает как бы на стойке при виде другой, работающей с ней собаки, которая остановилась по дичи. Тем не менее многие собаки, увидев другую на стойке, сначала приостанавливаются, а затем тянут к ней. Разумеется, этим они могут помешать ей в работе и даже столкнуть птицу, по которой она работала. Такую собаку для правильной секундировки следует остановить или даже уложить, приказав ей не сходить с места до тех пор, пока дичь не снимется и не будет отстреляна.

Собак, которые не проявляют признаков секундировки (что бывает очень редко), можно приучить к этому. Во время работы двух собак одну из них укладывают незаметно от другой, а затем подзывают другую. И когда та обратит внимание на лежащую партнершу, то ей приказывают лечь. 

источник - Охота и охотничье хозяйство 1981 - 5

=====================================================================================

 

Hатаска легавой собаки по подсадному перепелу

Для легавой собаки безупречное выполнение команд "Место", "Лежать", "Рядом" совершенно необходимо.

Четкое знание команды "Место" поможет вам уложить собаку там, где нужно, и она не будет как пришитая ходить за всеми по охотбазе, скулить в сарае. Твердо усвоенное "Лежать" или "Даун" поможет отучить ее от погонки, ну а знание команды "Рядом" для всякой культурной собаки особенно важно.

Натаска легавых включает в себя отработку послушания, стойки, подводки, манеры поиска и постановку. А также отработку дальности чутья, его верности и манеры причуивания.

С моей тонки зрения, оптимальное время для натаски - конец мая - начало июня, когда уже тепло, птицы вполне достаточно, но травы еще не цветут. В мае птица токует, ее легко найти по голосу и навести на нее собаку, сэкономив таким образом массу сил и времени. Возможна и осенняя натаска, однако в сентябре птицу найти труднее.

Как правило, при крупных кинологических центрах существуют специально выделенные для натаски собак угодья, если же этого нет или они почему-либо вам не подходят, достаточно найти луг с двумя-тремя парами дупелей или перепелов. В этом случае необходимо получить разрешение на натаску, иначе ваши действия будут расценены как браконьерство.

Что касается выбора дичи, мой вам совет - не брезгуйте перепелом. Дупель для натаски хорош, но скрытен. Наминающий натасчик не всегда его найдет. Натаску можно начать с перепела. Его легко отыскать по голосу, он перелетает недалеко и ходьба по нему легкая.

Подбор снаряжения целиком определяется вашими привычками и возможностями. Для собаки необходимо иметь поводок, корду, перчатки (это уже для вас) и свисток.

Корда - это легкий длинный шнур, плоский, шириной 2 - 3 см, длиной около 25 м (круглая или узкая корда может обжечь лапы собаке).

Рассмотрим элементы работы собаки по оценочной таблице полевых испытаний.

Послушание. Высшим баллом - 10 оценивают охотное и быстрое выполнение собакой всех команд на любом расстоянии. Если легавая не реагирует на команды, ее снимают с испытаний за непослушание. Следовательно, необходимо добиться от нее максимального послушания еще до начала натаски. Остальные элементы отрабатывают в процессе собственно натаски.

Стойка. Высшим баллом - 5 - оценивают уверенную стойку по дичи, без самовольного передвижения собаки до команды. Минимальный проходной балл за стойку - 3. Причем три "спарывания", то есть подъема птицы без стойки или с короткой приостановкой - и собаку снимут с испытаний. Начинать отработку этого элемента лучше с подсадным перепелом. Приучать собаку к стойке лучше на прошлогоднем жнивье, где перепел не подпустит слишком близко (вначале убедитесь, что подсадной перепел может пролететь хотя бы 10 - 15 м). К перепелу надо привязать нитку с ваткой и дать обсидеться, чтобы от него успел распространиться запах. В первый раз ваш питомец может и не обратить на птицу никакого внимания. Это не страшно. Подведите ее на поводке на метр-полтора к птице и покажите перепела собаке. Как правило, она "загорается" и пытается схватить птицу. Следите, чтобы это ей не удалось. Заставьте перепела взлететь и скомандуйте собаке "Лежать!". Запомните место посадки и через некоторое время наведите легавую снова. Не позволяйте ей вставать без разрешения, это поможет вам удержать ее от гоньбы. Если собака при виде птицы не "загорелась", дайте понюхать ей перепела из руки, затем подбросьте его на виду у легавой и наведите ее на только что севшую птицу. Если собака и в этом случае не обращает внимания на перепела, значит с подсадным у вас ничего не выйдет и надо искать дикую птицу. В этом случае лучше обратиться к опытному натасчику или охотнику, который поможет вам советом или делом. Но обычно все-таки собака в конце концов реагирует на подсадного.

Если же все идет гладко, смените поводок на корду и пустите собаку против ветра, с командой "Искать". Если у собаки есть интерес к птице, она поймет эту команду. Постарайтесь кордой остановить легавую сразу же, как она причует перепела. Удержите ее в течение некоторого времени, оглаживая и успокаивая. Распустив корду на 1,5 - 2 м, дайте команду "Вперед!". После взлета птицы уложите собаку. Размотайте корду на несколько метров и ждите. Редкий пес настолько выдержан, что не соблазнится близкой птицей. Как только он бросится, резким рывком опрокиньте его на спину. Делайте это до того, как корда натянулась. Затем снова уложите. Повторите этот прием несколько раз, пока не добьетесь полного послушания. Если вы сейчас упустите момент, то потом будете долго отучать собаку от гоньбы, за что легавых снимают с испытаний немедленно и, кстати, происходит это довольно часто.

Манера поиска и постановка. Высшим баллом оценивается поиск легавой на правильных параллелях, перпендикулярных направлению ветра. 10 баллов за постановку получает собака с правильным поведением по всему комплексу испытаний, особенно по отношению к выстрелу. Следует сказать, что почти все собаки выстрела не боятся. Не рекомендую специально "обстреливать" легавую, лучше это делать на охоте.

Челнок. Дайте вашему питомцу набегаться, а затем попытайтесь свистком, жестами или словами направлять его то вправо, то влево, В тот момент, когда собака вас не видит, выпустите птицу. Ваша задача внушить собаке, что вы всемогущи, точно знаете, где сидит птица, и поэтому собака должна беспрекословно следовать вашим указаниям. Убедившись, что собака за вами следит, начинайте двигаться "челноком". Добивайтесь того, чтобы она следила за вашими движениями и повторяла их. Не забывайте подкреплять уверенность легавой в вашем могуществе, наводя ее на птицу, иначе она перестанет вам верить.

Впервые наведенная на вольного дупеля, собака может его и не причуять. Не отчаивайтесь, важно, что вы выработали в ней привычку к стойке и она не гонит. После нескольких встреч с диким дупелем или перепелом она непременно начнет по ним работать. Можно и нужно давать ей обнюхивать сидки и наводить на перемещенную дичь.

Не гоняйте легавую в лугах слишком долго. Достаточно 5 - 6 встреч с птицей утром и столько же вечером, по времени это не должно быть более полутора часов за выход. Начинать работу надо при несильном устойчивом ветре.

Как только ваша собака начинает работать три четверти встреченных птиц, можно ставить ее на испытания. Если вы не получите диплома - не огорчайтесь, опытный эксперт укажет вам недостатки вашей собаки и пути их устранения.

Что касается собственно испытаний, то вначале желательно выставлять собаку в знакомых ей местах. Перед испытаниями дайте легавой отдохнуть, не гоняйте ев в поле. Не спорьте с экспертом и не считайте, что вашу собаку засудили - так не бывает. Если вашу собаку будут судить разные экспертные комиссии, то от различных опытных людей вы получите много мудрых, полезных советов.

М. СЕЛАВРИ, эксперт 11 категории
Охота и охотничье хозяйство 1981 - 5

==================================================================

 

Как вести легавую собаку на охоте

Охота с легавой может быть признана одним из самых интересных и увлекательных способов охоты на пернатую дичь, но при обязательном условии, что собака правильно поставлена поле и что охотник умеет управлять ею. Иными словами, во время охоты необходим самый тесный контакт между собакой и ведущим ее владельцем. Частые нарекания охотников на своих собак за их недостаточную дисциплинированность на охоте всегда справедливы. Если сам охотник недостаточно выдержан и, не уделяя должного внимания работе собаки, думает лишь о том, как бы настрелять побольше дичи, то вполне естественно, что собака, даже хорошо поставленная, после первых же Выходов в поле начнет постепенно разлаживаться и в самый короткий срок может совершенно отбиться от рук и начать гоняться за птицей. Чтобы не испортить старую собаку, а молодой дать нужную ей практику в поле, необходимо следить за работой собаки и при малейшем ее неповиновении сейчас же делать ей строгое внушение, а в иных случаях прибегать и к помощи легкого парфорса. При первых охотах не следует излишне утомлять собаку, у которой после долгой зимней засидки еще не окрепла мускулатура. Только постепенным втягиванием в работу можно обеспечить себя выносливой помощницей на весь охотничий сезон.

Следуя до места охоты на лошади, нельзя позволять собаке бежать сзади или же бесцельно носиться по сторонам. Помимо непроизводительной траты энергии у собаки, это разлаживает правильность ее поиска и крайне вредно отражаться на ее общем послушании. При продолжительных переходах на охоте по различного рода дорогам и по местам, где заведомо нет дичи, желательно, чтобы собака шла у ноги. После тщательных поисков дичи она может начать уделять внимание птичкам или даже делать пустые стойки.

При охоте на широких, открытых местах нельзя позволять собаке уходит слишком далеко в одном каком-нибудь направлении, где она может начать работать самостоятельно, вне сферы влияния ведущего. Если не замечено, что собака прихватила по дичи, надо сейчас же свистком или указанием руки вернуть ее обратно, а затем пустить в поиски в противоположную сторону и проследить за правильностью ее хода.

При охоте с молодой собакой, чтобы не дать ей разгорячиться, надо воздержаться от стрельбы по случайно снявшейся, так называемой "шумовой птице", а также и по птице, при подаче которой собака сделала хотя бы небольшой бросок, не говоря уже о гоньбе за ней. Этим дается собаке понять, что стреляется только птица, правильно ею сработанная.

Если собака не была вполне спокойна после выстрела, то путем немедленного приказания "лечь", а при надобности и применением легкого парфорса дается ей внушение о недопустимости такого волнения. Нередки случаи, когда несдержанный охотник выстрелом и момент броска собаки убивал одновременно с птицей и свою собаку, попадая ей в затылок.

Крайне вредно наказывать собаку, находясь в пылу раздражения. Наказание допустимо лишь в крайних случаях, когда все другие меры воздействия оказались бесполезными; более того, оно должно следовать непосредственно за проступком собаки, чтобы она понимала, за что ее наказывают. Иначе наказание принесет не пользу, а лишь один вред.

Если собака сработала правильно и птица убита, то для укрепления четкости послушания легавой следует немедленно же ее уложить, зарядить снова ружье и только после этого, взяв собаку к ноге, пойти и подобрать в сетку птицу. А если бы птица оказалась подранком и за это время успела убежать, то пущенная в поиск собака немедленно ее найдет и стойкой укажет место, где она затаилась. Зачастую охотники опережают собаку и, в этот момент совершенно забывая о ней, стараются поймать подранка, что в большой траве, а особенно среди высоких кочек, представляет немалую трудность. Подобное недопустимое поведение охотников служит самым верным способом приучить собаку, даже хорошо поставленную, срывать стойку, гонять дичь и беспощадно мять подранков.

Если собака приучена к подаче, то не надо разрешать ей приносить дичь без приказания, так как на охоте по выводку она может распугать затаившихся поблизости птиц. Кроме того, собака может постепенно научиться срывать стойку и даже гнать дичь.

Злоупотребление свистом и частыми окриками вредно отражается на послушании собаки, так как она свыкается с этим и перестает обращать внимание на ваш зов.

Во время подводки собаки необходимо следовать сзади или рядом с ней, выжидая подъема птицы. Бывают случаи, когда собака, проверив наброды, возвращается снова на то же место и начинает обнюхивать землю. Чтобы не приучить собаку копаться, необходимо сейчас же ее отозвать и дать приказание идти в поиск.

Крайне вредно брать легавую собаку (кроме тех пород, с которыми охотятся и за утками) на охоту по уткам и по всякой другой водоплавающей дичи; ничто так не портит собаку, как охота по дичи, которая не выдерживает стойки.

ЛЕОНТЬЕВ В.В. "ОХОТНИЧЬЕ СОБАКОВОДСТВО", Санкт-Петербург, 1996

==================================================================

 

Как пpиучить легавых pаботать в гpуппе

Парная работа легавых, основательно забытая в настоящее время в России, оказывается, достаточно широко распространена во Франции.

Речь пойдет не о собаках, воспитанных со щенячьего возраста вместе, а о взрослых, ранее в группе не работавших. Вряд ли нужно долго объяснять, почему собаке, проохотившейся вдвоем с хозяином два-три сезона, труднее переходить на коллективную охоту в компании со своими сородичами, нежели наоборот - сменить работу в группе на самостоятельную. Да и самому охотнику, чтобы управиться с двумя и более собаками, требуются особые навыки. Помимо вполне очевидных объективных факторов, большое значение имеет и характер четвероногих помощников: завистник, возможно, и заинтересуется стойкой напарника, но только для того, чтобы увести у него из-под носа дичь; властолюбец и гордец способны отказаться от совместной работы: вдруг, не дай Бог кто подумает, что он кому-то подчиняется; эгоист, не повернув головы, просеменит мимо коллеги, замершего на стойке, поскольку до других ему нет никакого дела. В таких случаях и приходят на помощь разнообразные методы дрессировки, позволяющие ослабить или, напротив, усилить те или иные индивидуальные поведенческие особенности животного. Например, частенько приходится играть на стадном чувстве. При этом достаточно лишь поместить собаку в хорошо выдрессированную группу. Такой педагогический прием очень помог одному из моих друзей: его курцхаар не обращал никакого внимания на застывших в стойке собратьев, но после того, как однажды сеттер - ему ассистировали два других сеттера и еще два лабрадора - "зажал" на его глазах вальдшнепа, он что-то, видимо, понял. И у него, можно сказать, проснулся стадный инстинкт.

Бывает полезно показать собаке, не желающей работать в паре, что ей выгодно пересмотреть собственные взгляды. Пускают, например, в поиск опытную собаку, охотно работающую и умеющую продемонстрировать стойку во всей красе. За ней на корде ведут ученицу. Причуянную и отработанную первой собакой птицу отстреливают, но принести ее хозяину заставляют не ее, а вторую. Научившись как следует ассистировать другим собакам во время учебы, ваш питомец сможет потом достойно выглядеть и во время настоящей охоты.

Важно помнить и о следующем правиле: никогда не следует использовать запретительные команды (особенно при помощи электроошейника) с целью обучения собаки "правильному поведению" до того, как она приблизится к своей напарнице, ставшей на стойку. Это можно делать только после того, как она, близко подойдя к первой, двинется дальше или бросится в сторону. Иначе ваш питомец начнет бояться застывших в стойке собак и, едва завидев их, будет норовить ускользнуть от них куда-нибудь подальше. Напротив, если он испытает неприятные эмоции уже после того, как пройдет мимо напарницы, то в следующий раз, вполне возможно, уже предпочтет остаться поблизости.

ЧЕТЫРЕ ЭТАПА

Большинство собак обучается секундиpовать, а затем и помогать своим собратьям за довольно-таки короткий срок при условии, однако, что охота протекает в нормальных условиях, то есть в спокойной обстановке и на местности, где дичь водится в изобилии. Чрезмерное возбуждение, которое приходится нередко наблюдать у собак при коллективном поиске дичи, приводит лишь к развитию соперничества между ними и мешает делу. При охоте в деловой, спокойной обстановке стойка взрослой и более опытной собаки позволяет молодой понять, что впереди находится дичь. Возникает вполне естественная заинтересованность, и это - первый этап. Второй этап: ученик продвигается вперед и поднимает птицу. Третий: он останавливается чуть позже и впереди "учителя". И на последнем этапе обучения собаки учатся работать сообща, по очереди ассистируя друг другу. Для молодой собаки стойка сзади более опытной напарницы становится не выражением подчинения, а просто охотничьим маневром. Постепенно навыки взаимопомощи закрепляются, и собаки начинают работать четко и слаженно.

ИСТОРИЯ ИЗ ПРАКТИКИ

Февраль - идеальное время для охоты по бекасам. Вот мы и отправились в одно вполне подходящее по всем приметам местечко с двумя английскими сеттерами: небольшого росточка двадцатимесячной сукой по кличке Пину, специалистом по охоте на вальдшнепов и фазанов, и сукой Идрен - она и постарше, и поопытней, а кроме того, "на все лапы мастер": может работать и по вальдшнепу, и по бекасу, и по куропатке. Обе собаки ведут поиск дружно, удаляясь от нас на расстояние ста, максимум ста пятидесяти метров. Скачется им легко, поскольку местность открытая, с тщательно скошенной травой, и только многочисленные рвы немного сдерживают их размашистые движения.

Идрен первая обнаруживает бекаса, а вернее, целую группу восемь птиц, схоронившихся в небольшом рву, заполненном водой, доходящей собаке до локтей. Не успел я сделать и двадцати шагов в сторону птиц, как они с шумом взмыли вверх и бросились наутек в разные стороны. Не на шутку разгорячившись, собака азартно бросается за кем-то из них вдогонку, но оступается на кочке. Это явно сердит ее, но в то же время успокаивает, поскольку почти тут же она снова улавливает дразнящий запах и очень уверенно берет на чутье двух бекасов. Я делаю большой круг и останавливаюсь прямо напротив суки. Зажатые с двух сторон птицы наконец взмывают вверх и улетают... поскольку, к их счастью, мы с самого начала заморозков не берем с собой ружей.

Пину тоже без дела не стоит, а находится рядом с Идрен, готовая в любую секунду прийти на помощь. Отлично проявит она себя и в следующем эпизоде, когда, промчавшись стрелой навстречу ветру, вдруг совершенно неожиданно замрет, приняв лежачую стойку. Необыкновенной красоты зрелище! И только после моего вмешательства словно пораженный столбняком бекас взлетает наконец вверх метрах в пяти от собаки. Идрен с большим интересом наблюдает за происходящей сценой и, подойдя на потяжке, встает позади Пину, тоже готовая при первой же необходимости броситься на подмогу. Из статиста она очень быстро превращается в действующее лицо: внезапно обе суки почти одновременно уходят в поиск и через несколько секунд снова замирают перед тремя птицами, спрятавшимися в траве. Но мы подзываем к себе собак и оставляем в покое наших драгоценных бекасов. Пусть себе отдыхают!

Чуть дальше Идрен учуяла еще одну птицу и быстро ныряет в траву. Ее напарница, видя этот маневр, тотчас устремляется за ней. Стоило только Идрен остановиться, как Пину замирает, будто вкопанная, но через несколько мгновений начинает медленно продвигаться вперед и окончательно "успокаивается" лишь в десяти метрах от своей более опытной подруги. А той, действительно, понадобилась помощь: уж больно хитрая птица попалась. Увидев неподалеку от себя непрошеных гостей, она пустилась в бегство, то и дело меняя направление движения, и двум собакам пришлось устремиться за ней на быстрой подводке по следу. Потеряет одна собака след, другая мигом его отыщет. Пройдя таким образом метров двести, вся троица снова останавливается. Птица зажата в клещи и не осмеливается поменять свое пусть и ненадежное, но все-таки укрытие на голую равнину, что тянется впереди нее. Когда я подхожу ближе, птица взлетает вверх, только стреляй! Но ружья у нас нет, и обрадованный фазан-петух торопится поскорее отлететь на безопасное расстояние. Столь быструю и хитроумную птицу с одной собакой, без всякого сомнения, не возьмешь. Тут обязательно требуется вторая собака - ассистент, способная в нужный момент прийти на помощь.

Во время охоты собаки должны работать именно так, и завистливое желание иной собаки опередить свою напарницу и украсть у нее найденную дичь следует пресекать. Польза от такой пары будет невелика. Крупный знаток собак английских пород Поль Гайяр писал в конце прошлого века: "Хорошо дрессированные собаки должны останавливаться одна за другой, но нельзя допустить, чтобы собака, не нашедшая дичь, оставалась далеко позади от своей подруги, замершей в стойке. Она должна обязательно осторожно подойти к ней, чтобы вместе правильно сработать дичь". И чуть позже, описав увлекательную охоту с сеттером на чрезвычайно юркую и увертливую перепелку, добавляет: "Разумеется, если собака не останавливается, заметив стойку своей напарницы, нужно обучить ее этому. Но собака не должна оставаться безучастной к происходящему. Ей следует обязательно подойти к той, что нашла дичь, и в случае надобности помочь ей. Иначе зачем иметь двух собак?" Право, лучше не скажешь!

В качестве заключения отметим, что если речь идет не о полевых состязаниях, а о настоящей охоте, то остановка собак на значительном расстоянии друг от друга в заметной степени снижает эффективность их работы.

Ж.-П. КУМШАСКИЙ (Жуpнал "La Chasse", май 1997 г.), "Охота" 1998 - 4

==================================================================

 

Натаска легавой по зверю

Если процесс охотничьего становления легавой собаки любой породы представляет собой сложную школу, начальной ступенью которой являются воспитание и дрессировка, а высшей натаска по пернатой дичи, то разносторонние легавые должны быть обучены еще и работе по зверю, поиску подранков по кровяному следу и работе по дичи на воде.

Натаскивают по зверю континентальных легавых. Из островных пород лишь шотландского сеттера можно натаскать для охоты на зайца и дикого кролика. Рекомендации некоторых "специалистов", утверждающих, что натаску разносторонних легавых надо начинать с работы по зверю, безграмотны. Полевое обучение этих собак, как и всех прочих пород легавых, необходимо начинать только по птице и после успешного ее завершения можно переходить к работе по кровяному следу и по зверю.

По следу подранка

След подранка пернатой дичи начинается от места падения раненой птицы и уводит к месту ее укрытия. Начинается след обычно каплями крови, разбрызганной при ударе тушки о землю. Скрываясь, подранок оставляет пахучий след на траве и земле вплоть до места укрытия. То же наблюдается и с мелким раненым зверем. Лишь крупные копытные оставляют на кровяном следу в местах вынужденных для отдыха лежек при уходе от преследователей большие пятна и даже лужицы крови.

Натаску следует начинать с повторения команды Искать и апортирования убитой дичи, а прокладывать кровяной след волоком должен только помощник. Надрезав нижнюю половину живота свежеубитой птицы или зайца, он осторожно, без обрывов вытягивает внутренности и тонким шпагатом привязывает их к ногам птицы или задним конечностям зайца. Через освободившуюся полость живота острым ножом в нескольких направлениях прорезаются легкие, и помощник веревочной петлей, привязанной к концу 3 - 4-метрового шеста, захватывает за голову препарированную тушку и волочит ее по земле так, чтобы след волока не пересекался с его собственным следом. Ход следа, а также любой поворот его отмечается помощником заранее согласованным способом: заломом веток, меловыми отметками на стволах деревьев, подвешиванием клочков бумаги или лоскутков ткани. Место препарирования тушки должно стать началом прокладки кровяного следа, отмеченным воткнутым в землю тонким прутиком. Любой кровяной след прокладывается всегда только по ветру.

Прокладку следа ведут в негустом старом лесу с редким подлеском и невысоким травостоем при отсутствии какой-либо дичи и каждый раз по новому месту. Протащив по земле тушку на 80 - 100 м, помощник освобождает петлю, отвязывает и забирает внутренности. Освобожденную тушку, не сходя с места, забрасывает на 1,5 - 2 м от конца следа в кустарник или в густую траву, а сам стороной возвращается к началу волока. Но прежде чем помощник начнет свою работу, натасчик должен дать собаке обнюхать тушку, заставить взять ее в пасть и как положено отдать ему в руки. Затем собака привязывается к приколу так, чтобы не видеть прокладки следа. Через 10 - 15 мин после возвращения помощника натасчик ведет собаку к началу волока и в 2 - 3 м от него укладывает ее для замены прогулочного поводка на следовой, пропускаемый между передних ног, чтобы в поиске при натяжении он не душил ее и не сбивал дыхания.

Затем собаку подводят к началу следа и, указывая на капли крови, командой Искать и жестом руки в направлении волока посылают в поиск. Задача натасчика - сконцентрировать внимание собаки на запахе, оставленном на следу тушкой птицы или зайца. Любое принюхивание и следу одобряйте и продолжайте наводить на него собаку. Как только она, принюхиваясь, пошла по следу с заметным интересом, увеличивайте длину поводка до 5 - 6 м. Поиск по следу легавая должна вести только следовым (нижним) чутьем со скоростью, не превышающей быстрого шага натасчика. Командой "Тише" и сдерживанием поводка ей не дают переходить на, более быстрый ход. Чем с большим азартом тянет собака по следу, тем энергичнее надо снижать скорость поиска, следя лишь за тем, чтобы не сбиться и не потерять след. Рывки поводком при проработке следа недопустимы, проявление чрезмерной строгости и наказание плетью здесь также неуместны. Когда легавая, заканчивая отработку следа, увидит или причует два дичь, отстегните поводок, скомандуйте "Подать" и, как только она начнет чайную брать тушку в пасть, возможно быстрее вернитесь к началу следа. Это приучит ее без команды приносить найденную дичь хозяину, даже когда он находится в движении. Молодая легавая, закончившая проработку проложенного следа апортированием найденной тушки, должна получить вознаграждение. Помогая собаке в отыскании следа и в правильном ходе по нему, вы вселяете в нее уверенность, что ваши команды всегда приводят и положительным результатам поиска, и обоюдный контакт становится теснее.

Постепенно дальность следа увеличивают до 250 - 300 м с поворотами под различными углами, а длительность паузы до 60 мин. Когда легавая станет уверенно выполнять следовую работу, натасчик, пройдя с ней половину или 2/3 волока, освобождает ее от поводка и встречает собаку, апортирующую найденную тушку, в начале следа.

Работа по искусственному кровяному следу развивает в легавой собаке способности поиска подранков. Отработка приема производится с первопольной легавой континентальных пород в конце первого сезона охоты с ней. Кровяной след птицы или зверя, используемый для натаски легавой, может быть искусственным или естественным. Первый закладывается человеком для обучения собаки поиску раненой дичи, второй оставляется подранками охотничьих птиц и зверей при их попытках уйти и схорониться от преследователя. Работая по искусственному следу, собака проявляет меньше охотничьей страсти, но именно поэтому работает уверенней.

По искусственному следу

Для обучения молодой легавой работе по искусственному следу нужны кровь (свежая или консервированная) и туша (макет туши) зверя, на поиск которого в данный момент ориентируется собака. Лучшей для прокладывания следа является кровь только что убитого зверя, так как в ней отсутствуют посторонние запахи. На прокладку следа длиной 120 - 150 м расходуется до 500 мл крови. При отсутствии крови диких зверей используют кровь забиваемых на мясо домашних животных. Впрок кровь заготавливают, пока она не свернулась. В теплую осеннюю погоду собранную кровь убитого зверя подсаливают (10 г поваренной соли на 1 л жидкой крови); поставленная в прохладное место она сохраняется в течение 2 - 3 суток.

Заготавливают кровь впрок следующими способами.

1. Замораживание. В этом виде кровь сохраняется неограниченное время, но, раз оттаявшая, должна быть использована сразу и полностью.

2. Консервирование. Мы предлагаем способа консервирования:

На 500 мл жидкой крови добавляют ложку борной кислоты и 5 г поваренной соли. Последняя предварительно растворяется в воде до состояния густого сиропа.

250 мл жидкой крови смешивают с 250 мл физиологического раствора (0,9% раствор поваренной соли в дистиллированной воде), а затем добавляют 12,5 - 25 мл 6%-го лимоннокислого натрия.

В холодильнике или погребе консервированная кровь сохраняется в течение нескольких недель. Ее разливают порциями по 500 мл в стеклянные банки и надежно закатывают консервными крышками.

Закладываемая в конце проложенного кровяного следа туша убитого зверя должна быть предварительно освобожден от желудка, кишок и мочевого пузыря (в противном случае вкусовые качества мяса будут испорчены), а разрез на животе затянут крепкими нитками. Туша может быть заменена макетом, который делают из свернутой в трубку, шерстью наружу и обвязанной крепким шпагатом, свежеснятой шкуры убитого зверя. В "трубку" кладут солому или веник из длинных веток.
Тушу зверя или ее макет доставляют в конец следа, где подвешивают в тени на час для проветривания. Это время используют для прокладки кровяного следа, затем тушу опускают на землю, а макет предварительно обрызгивают кровью. Возможные лежки зверя на следу отмечают большим набрызгом крови, что обычно означает поворот следа в ту или иную сторону.

На кровяном следу легавая должна работать на поводке длиной 5-6 м, обязательно пропущенном между ее передних ног, и только со следовым чутьем. Для этого кровяной след прокладывают так, чтобы ветер всегда дул в спину и лишь при повороте следа в бок. Требование работать по кровяному следу на верхнем чутье - глубоко ошибочно. И не поощряйте легавую, идущую по кровяному следу, подавать голос - эта привычка будет приводить к тому, что раненый и запавший в укрытие зверь будет из последних сил стараться вновь уйти от преследования.

Кровяной след прокладывают обычно двумя способами. Для первого способа используют палку метровой длины с прикрепленной к ее концу резиновой губкой, размеры которой позволяют ее свободное погружение в банку с кровью. Помощник, обмакивая губку в кровь, обозначает след зверя, касаясь ею земли через каждые два пройденных шага. После 8 - 10 прикосновений к земле губку вновь сманивают кровью. Недостаток способа малый разрыв между следом помощника и проложенным кровяным следом зверя.

Второй способ предусматривает применение стеклянных или пластиковых сосудов-капельниц, в пробках которых имеются отверстия для капельного выхода крови. Капельницу привязывают к длинному шесту горловиной вниз. Набрызг кровяных капель производят также после каждого второго шага пройденного помощником. Недостаток способа - большой расход крови и набрызг части ее на верхушки травы, заставляющий легавую поднимать голову над следом.

После часовой выдержки собаку, находившуюся вне этого участка леса, хозяин подводит к следу и укладывает в 2 - 3 м от его начала. Прогулочный поводок заменяется следовым. После 3-минутной выдержки собаку подводят к началу следа и командой "Искать! Вперед!" и посылают в поиск, предварительно пропустив следовой поводок между ее передних ног. Легавая по кровяному следу должна работать спокойно, обдуманно, идя ровным шагом по ветру и только на следовом чутье. При появлении излишнего азарта ее укладывают на следу и, дав успокоиться, продолжают вместе тропить след.

Ведя собаку по следу, привлекайте ее внимание к каждой видимой капле крови, чтобы она и впредь концентрировала внимание на ее запахе. Не забывайте повторять команду "Искать", а правильные действия одобряйте словом "хорошо". В конце следа освободите собаку от поводка и ошейника и командой вперед пошлите ее на тушу или макет зверя. Собака должна хватать мертвого зверя только за шею, но не позволяйте ей рвать и мять его. Затем прикажите легавой сесть со стороны спины зверя или сзади макета и добейтесь, чтобы она по команде Голос несколько раз облаяла находку. Двух таких тренировок достаточно, чтобы ваш воспитанник усвоил поиск раненого зверя по кровяному следу, после чего проведите еще две-три работы, увеличивая дальность У прокладки следа до 300 и 500 м, каждый с тремя поворотами. Время старения следа доведите до 3 и 5 часов. Заключительный этап обучения рекомендуется проводить на облавной охоте по лосю или кабану после того, как будет убит зверь. Каждый раз заставляйте легавую облаивать тушу убитого зверя.

По следу копытных

По кровяному следу копытных легавая привыкает работать во время охоты, главным образом во время ее завершения. Обучение является практически продолжением охоты. Работе легавой собаки по кровяному следу подранков копытных зверей должны предшествовать обучение ее поиску подранков мелкой пернатой дичи и их апортированию и школа работы по искусственному кровяному следу. Легавая, разыскивающая и апортирующая подранков мелкой дичи и охотно ведущая поиск по искусственному кровяному следу, в определенной мере уже является работающей по естественному кровяному следу раненых крупных зверей.

Разница между работой легавой по подранку птицы или мелкого зверя и кровяному следу крупного зверя заключается в том, что в первом случае ее пускают в поиск сразу после выстрела, иначе она не найдет подранка, а во втором - через некоторое время, необходимое, чтобы зверь, обессилевший от потери крови, залег в укрытие или пал мертвым. Найденную мелкую дичь легавая апортирует охотнику, а о найденной крупной дичи, которую она физически не способна принести, извещает его лаем или анонсом. Любого подранка, найденного живым, независимо от величины, легавая обязана немедленно придушить. Не тратьте время на обучение работе островных легавых по крупным животным: с начала образования этих пород с ними охотятся только по пернатой дичи, и в их наследственности задатки зверовой охоты отсутствуют.

Прежде чем пустить легавую по кровяному следу раненого зверя, следует установить место и степень тяжести его ранения, после чего определить продолжительность задержки до начала поиска подранка. Собака, которой поручают поиск раненого зверя, должна иметь опыт работы по искусственному кровяному следу и, желательно, притравки по вольерному кабану. По окончании перерыва легавую берут на следовой поводок, не забывая протянуть его между передних ног собаки, и, наведя на кровяной след подранка, ведут по нему, время от времени подбадривая командой "Искать". Легавая должна привести охотника по кровяному следу к месту укрытия подранка. В этом ей надо всемерно помогать - и в отыскании следа, и в правильном ходе по нему.

На естественном следе раненого зверя у легавой в большей мере пробуждается охотничья страсть, просыпаются природные инстинкты: она начинает повизгивать и громко лаять. Эти действия надо прекращать командой "Тише", оглаживанием; можно на несколько минут уложить собаку, дав ей успокоиться. Разносторонняя легавая, идущая на поводке по следу раненого зверя, голоса подавать не должна, чтобы не подшуметь залегшего подранка. Только когда подраненный зверь будет найден мертвым или придушен ею, а собака окажется не способной его апортировать, она должна самостоятельно начать подавать голос и анонсировать охотнику, сообщая ему о находке трофея.

Подходя по следу к месту возможной лежки раненого зверя на 25 35 м или увидев его, надо отойти на несколько шагов от следа в сторону и, выбрав удобное для возможной стрельбы прикрытие, приготовить ружье к выстрелу, а затем освободить собаку от поводка и ошейника, чтобы она нигде не могла зацепиться. Командами "Вперед!", "Взять!" поощряйте злобность собаки к убитому или тяжелораненому зверю. Трусливую, боящуюся зверя собаку учить травле раненых крупных зверей бесполезно. Отношение легавой к зверю проверяйте притравкой по вольерному кабану.

Если легавая не в состоянии самостоятельно придушить раненого зверя, пристрелите его. После хваток легавой за шею и горло мертвого зверя посадите ее со стороны спины туши и заставьте несколько раз облаять трофей. Если раненый зверь в предполагаемом месте не обнаружен, вновь возьмите собаку на поводок и продолжите тропление следа. Знайте, что хорошо поставленная разносторонняя легавая с достаточной степенью надежности может работать по кровяному следу суточной давности.

В свободный розыск по кровяному следу крупных копытных можно с определенной степенью риска пускать только опытных в работе по зверю многопольных легавых. Если по следу раненого зверя в свободный поиск пускают одновременно двух собак, то после того, как они его найдут и придушат, более молодую - как менее опытную - берут на поводок, чтобы исключить возможность грызни между ними, если они однополые.

В заключение рекомендую не упускать случая тренировать по кровяному следу копытных уже обученную легавую и периодически притравливать ее по вольерному кабану. Тогда потеря подранков на облавных охотах станет исключением, а успешный их поиск правилом.

Анонс

Доклад о найденной нестреляной дичи (анонс) делают только отлично поставленные, опытные и умные легавые собаки, непрерывно поддерживающие на охоте тесный контакт с хозяином и безукоризненно в любой ситуации выполняющие команду "Ко мне", переданную голосом, свистком или жестом. У некоторых легавых собак, имеющих опыт 2 - 3 сезонов полевой работы: и обладающих высоким уровнем рассудочной деятельности, доклад о найденной дичи может проявиться самостоятельно. Разносторонняя легавая может анонсировать как о найденной на сидке или лежке живой дичи, так и о уже мертвой, которую она физически не в состоянии апортировать.

При желании хорошо воспитанную и обладающую безукоризненным послушанием легавую можно обучить анонсу, отзывая ее из укрытия свистом со стойки. При этом она не должна срывать стойку и гнать поднятую дичь. Когда собака станет исполнять этот прием, она после нахождения дичи, при условии, что хозяин будет в это время вне поля ее зрения, самостоятельно начнет приходить к нему с докладом. Такое обучение возможно проводить лишь с легавой, в крепости стойки и дисциплине которой вы не сомневаетесь. Обычно же обучение анонсу требует значительной затраты времени, выдержки и терпения от обучающего.

Подготовка к анонсу начинается, когда щенка приучают не брать корм без разрешения и безотказно приходить на свист. Затем его приучают приходить с докладом о найденном лакомстве, когда поиск его в домашних условиях хорошо освоен. Обучение этому приему ведется по следующей методике. Щенку показывают и дают обнюхать лакомство, приказывают лечь и прячут кусочек в соседней комнате, чтобы его труднее было найти. Вернувшись, командой "Искать" обучаемого посылают в поиск, следят за ним через открытую дверь. Лишь только он найдет спрятанное, его немедленно отзывают к себе или оттягивают заранее привязанным к ошейнику тонким шнуром, а затем по вторичной команде "Искать" посылают к найденному, идя вслед за ним. Когда он вторично подойдет к спрятанному лакомству, его поощряют командой "Хорошо" и оглаживанием, а затем позволяют съесть этот кусочек. Постепенно прием усложняют - хитрее прянут лакомство, занятия переносят на волю, увеличивают дальность поиска и следят за тем, чтобы щенок, найдя кусочек, каждый раз приходил с докладом. Когда и эти уроки будут усвоены, обучение анонсу продолжают по подсадному перепелу, которого прячут, посадив в маленькую транспортировочную клетку в колке густой травы или в кустарниках.

Отрабатывать доклад о дичи, найденной с молодой легавой, следует в мелколесье или в редких кустарниках с густой травой, по опушкам лесов, граничащих с нескошенными посевами яровых, то есть там, где, разбредаясь на кормежке, могут крепко затаиваться тетерева и куропатки, а в южных районах страны - фазаны. После того как собака в поиске прихватит дичь и, произведя потяжку, замрет на месте, вы, спрятавшись за ближайшим кустом и дав ей для укрепления стойки постоять 20 - 30 сек, сигналами свистка позовете к себе. Если, прикованная к месту волнующим запахом дичи, собака не сходит со стойки, повторите несколько раз свистком команду "Ко мне". Настойчивый и повелительный тон сигнала заставит послушную собаку выйти из оцепенения и подбежать к вам. Обласкав собаку, командой Вперед пошлите ее в направлении найденной дичи и сами без задержки пойдите за ней. Постарайтесь сбить после вторичной стойки взлетевшую птицу или выскочившего зайца. Затем, уложив собаку на месте, сами принесите трофей. Дайте легавой хорошо обнюхать добычу и щедро одарите ее лаской и лакомством. После двух-трех таких работ можно разрешить собаке самой апортировать сбитую после анонса дичь, следя лишь за правильным его выполнением.

Если сигналы отзыва свистком плохо воспринимаются стоящей на стойке в состоянии оцепенения легавой, положительную роль может выполнить помощник. Он должен тихо подойти к стоящей на стойке собаке, взять ее на поводок и аккуратно подвести к хозяину. Последний, не теряя времени, спускает собаку с поводка и, отдав команду "Вперед, "Искать", следует за ней к найденной дичи. Помните: анонс означает, что собака, нашедшая дичь в отсутствии охотника, должна не только доложить ему о находке, но и привести к ней. Для этого подход к дичи после доклада собаки иногда можно делать, ведя ее на следовом поводке, как это было при обучении поиску по проложенному следу. Когда в первый раз собака не сходит со стойки, а помощник отсутствует, подойдите к ней сами, осторожно возьмите на поводок и, проявляя спокойствие, отойдите назад по ветру на 40 - 50 м. Затем, как и в первом случае, показав рукой направление, пошлите собаку и месту стойки, а сами следуйте за ней. И когда она вновь замрет на месте после одобрительного оглаживания, получив команду "Вперед", осуществит подводку и подъем дичи, а взлетевшая птица будет сбита вашим выстрелом, не поскупитесь на поощрения.

Способность анонсировать - докладывать о найденной дичи - является показателем высших охотничьих качеств, достигнутых современной легавой собакой, и ее высокой рассудочной деятельности.

Родиной таких приемов дрессировки и натаски легавых собак, как анонс и сход по команде охотника со стойки по дичи, является наша страна. Среди ружейных охотников бытует мнение, что тот, кто обучил своего четвероногого помощника анонсу, может заслуженно гордиться этим большим успехом. Особенно желателен анонс на охоте в лесу, густых кустарниках и камышовых зарослях.

Доклад легавой собаки о найденной крупной убитой дичи является самостоятельным приемом натаски. Поскольку опыт обучения легавых таким приемам в нашей стране практически отсутствует, методика обучения докладу о найденной копытной дичи дается в основном по методикам, опубликованным в немецкой кинологической литературе.

Доклад о найденной застреленной дичи, которую собака физически не в состоянии апортировать, состоит из двух самостоятельных приемов оповещения охотника: длительного облаивания туши найденного зверя до подхода охотника и доставки анонс-поноски (брингзеля).

Суть первого приема заключается в том, что, найдя подранка мертвым или придушив его, но не будучи в силах его апортировать, собака должна громко облаивать тушу зверя, пока охотник не услышит лая и не подойдет к трофею. Обучение этому приему начинают с побуждения щенка подавать голос при даче корма. Также одобрительно надо относиться к его лаю, когда слышатся чьи-либо шаги или шум за дверьми квартиры, за пределами дома. Непосредственное же обучение молодой собаки приему начинают на макете туши копытного зверя, выкладываемом в лесной местности. При этом поступают так, чтобы он всегда оказывался между натасчиком и собакой. Положив на макет кусок лакомства, натасчик отходит на расстояние 10 м и командой "Голос" заставляет собаку громко и продолжительно облаивать его. За выполнение команды собаке разрешают съесть лакомство.

В последующих занятиях собаку на коротком поводке привязывают к приколу сзади макета туши зверя, а натасчик прячется в ближайшем кустарнике и оттуда подает команду "Голос". Такие приемы могут длиться час-полтора, и тогда собака начинает лаять при любом появлении шума в кустах, считая, что это возвращается натасчик. Далее обучение ведется без привязывания собаки. С расстояния 10 м ее жестом посылают к макету, на котором, как и ранее, положено лакомство. Приблизившись к макету зверя, в силу уже выработавшейся привычки, собака должна встать сзади него, немедля начать облаивание и так долго, пока натасник не позволит съесть лакомство. За десять - двенадцать уроков продолжительность облаивания макета доводят до 10 мин, не забывая о поощрениях. Эти же приемы повторяют, но натасчик прячется в кустах и, будучи невидим для собаки, управляет ею.

На заключительном этапе обучения приему используют туши убитых на облавных охотах копытных зверей. По естественному кровяному следу или следу, искусственно проложенному кровью убитого зверя длиной 120 150 м, собаку пускают в поиск и, когда она увидит тушу лежащего зверя, ее освобождают от поводка и ошейника. Во время броска собаки к убитому зверю натасчик прячется в ближайшей растительности. Если почему-либо собака молчит, то команду "Голос" отдает помощник, заранее укрывшийся неподалеку от убитого зверя.

Второй прием обучения докладу легавой о найденной мертвой или придушенной ею крупной копытной дичи заключается В том, что собака о своей находке сообщает охотнику приносимой в пасти анонс-поноской (брингзелем) и затем приводит его к найденному трофею. Предварительно собаку приучают к ношению в пасти подвешенного к ошейнику брингзеля, представляющего собой обшитую кожей деревянную палочку длиной 200 и диаметром 30 - 40 мм. Чтобы брингзель не запутывался в кустах, его подвешивают на резинке, длина которой должна позволять собаке брать эту поноску в пасть, лежа на земле.

В начале обучения приему брингзель всегда кладут на макет туши убитого зверя. Собаку подводят к макету на поводке и соответствующей командой заставляют взять поноску в пасть, а затем вместе возвращаются к исходному пункту, находящемуся в 10 м от макета, и поощряют ее кусочком лакомства. Часто вместе с поноской на макет кладут лакомство, и тогда собаке сначала разрешают его съесть, а затем приказывают взять поноску и апортировать ее на исходный пункт. Этот прием повторяют 8 - 10 раз, после чего расстояние от исходного пункта до макета туши увеличивают до 20 - 25 м. Как и ранее, поноску кладут на макет на виду у собаки, а лакомство она получает после исполнения приема, вернувшись с поноской на исходный пункт. После нескольких повторений приема короткий поводок меняют на 20 - 25метровую нок-корду, но собаку пускают к макету свободно по команде "Вперед", натасчик остается на исходном пункте и, как только собака достигнет макета, дает команду "Подать". Похлопывая себя по правому колену и потягивая нерезко за корду, он принуждает собаку быстро вернуться к нему и как положено отдать поноску. Этот прием требует повторения от 15 до 20 раз.

Далее легавую учат надежно работать без поводка, самостоятельно, без команды обучающего брать анонс-поноску и также самостоятельно ее апортировать. Расстояние от исходного пункта до макета увеличивают до 50 - 60, 100 - 120 и 150 - 200 м. Когда с исходной позиции натасчику макет туши не виден, вблизи макета укрывается помощник, чтобы корректировать действия обучаемой собаки. Перед тем как продолжать обучение собаки с пристегнутым к ошейнику брингзелем, ей дают поработать на "холодном", двухчасовой давности искусственном кровяном следу, пуская ее со второй половины следа в свободный поиск. Затем, пристегнув брингзель к ошейнику, собаку вновь наводят на кровяной след и, лишь увидев макет туши зверя, командой посылают к нему, освободив от следового поводка. Встав передними ногами на макет, легавая должна взять в пасть брингзель и бежать к натасчику, который должен уже быть на исходной позиции. Обучение второму приему доклада о найденной мертвой дичи проводят на макете, но заканчивают его обязательно в условиях охоты на туше свежеубитого зверя.

Значительная часть немецких охотников считает, что легавая может докладывать о найденной мертвой или придушенной ею дичи без поноски брингзеля. В нашей стране анонсирование брингзелем не принято по ряду причин: у нас не рекомендуются действия собаки с надетым ошейником в условиях лесной местности при свободном поиске раненого зверя по кровяному следу и возможной травле его; привязанный к ошейнику брингзель мешает нормальному ходу собаки на поиске, связывая движения ее передних ног, и особенно при атаках раненого зверя, когда он может стать причиной гибели собаки.

Поведение легавой
на облавной охоте и в засидке

Облавную охоту на зверя можно разделить на две разновидности: нагоном и "котлом". Охота нагоном заключается в частичном окружении зверя (преимущественно крупного копытного) и нагоне его идущими цепью загонщиками на линию находящихся в засаде стрелков. Охота котлом заключается в том, что многочисленная команда охотников берет в кольцо определенный участок охотничьих угодий м, сходясь к центру окруженной территории, стреляет поднятую с хода дичь (преимущественно зайцев, куропаток, фазанов).

Условия работы легавой собаки на облавных охотах сложны. Если раньше на ходовой охоте она оказывалась наедине с хозяином и работала в относительно спокойных для нее условиях, то на облавных охотах присутствие большого числа охотников, собак, крики загонщиков, частые выстрелы и картины бегущей и взлетающей дичи неизбежно оказывают сильное влияние - она быстро теряется в психической ориентации и наконец приходит в состояние крайнего возбуждения. Не меньшей неприятностью и даже опасностью грозит молодой легавой на облаве неумеренная страсть хозяина пострелять по дичи, а не следить за поведением подопечного, проявляя спокойствие и хладнокровие. И никакое наказание за допущенные срывы в поведении на облавной охоте не дает результата, если она видит, что хозяин, требующий от нее должного спокойного поведения, сам его теряет.

На облавной охоте нагоном легавую используют двояко. Во-первых, собака находится в цепи стрелков, лежа у ног хозяина, привязанная к приколу. Она не должна активно реагировать на крики загонщиков, появление зверя и на выстрелы хозяина или других стрелков. Лишь по окончании загона она может быть использована для поиска по кровяному следу скрывшихся подранков. Во-вторых, собака движется вместе с загонщиками, освобожденная от поводка и ошейника, помогая быстрее обнаружить зверя, стронуть голосом с лежки и помочь правильно выставить его на линию стрелков. Собака должна идти за зверем уверенно, не сходя со следа, изредка подавая голос.

На облавной охоте "котлом" собаки движутся вместе с охотниками обязательно на коротких поводках, каждая рядом с хозяином. Собак используют только после окончания загона для поиска и апортирования подранков. В процессе охоты легавая должна сохранять спокойствие, видя поднимаемую охотниками дичь, и не реагировать на выстрелы хозяина и других участников охоты. К стрельбе должна относиться достаточно равнодушно, на поиск подранков идти лишь по команде хозяина после окончания загона.

Охоте на засидке заключается в подкарауливании зверя в местах жировок у солонцов, нор и на зверовых тропах. Чтобы брать легавую в засидку, она должна четко выполнять команды "Лежать" и "Тихо", чтобы не подшуметь зверя, услышав или почуяв его приближение. Поиск раненых копытных зверей по кровяному следу после ночной стрельбы производят лишь с наступлением полного рассвета, а по раненому норному зверю - немедленно, сразу же после выстрела, чтобы не дать ему возможности скрыться в другую нору или отнорок, если он не был убит наповал.

Для облавных охот и охоты в засидке наиболее пригодны разносторонние легавые с уравновешенной психикой, послушные командам хозяина, в меру злобные к зверю и желательно предварительно притравленные по вольерному кабану. Особенно четко собака должна выполнять приемы хождения у ноги на поводке и без него и сохранять выдержку при виде дичи и выстреле.

Работа по хищникам
и занорившимся зверям

Разносторонняя легавая должна быть злобной к любому, особенно хищному, зверю и равнодушной к домашним животным. Злобность к хищникам наследственна. Природный инстинкт заставляет охотничью собаку с максимальной энергией травить, то есть преследовать и душить хищников. Обучение лишь развивает в ней врожденную ненависть и этим видам охотничьей добычи. Цель натаски - научить легавую более рационально работать по хищникам, их следу или в узерку. Увидев зверя, легавая должна настичь и задавить его или поставить под выстрел охотника.

Развивать в собаке злобность к хищникам начинают во дворе дома, поощряя каждый раз стремление щенка броситься на кошку и, загнав ее на дерево, злобно облаивать. Но это не значит, что можно в городах и населенных пунктах или вблизи их травить собакой домашних кошек. К объектам травли надо относить таких зверей, как лисица, барсук, хорь, куница, норка, выдра и одичавшие кошки, в первую очередь пойманных капканами или раненых, в момент их выдворения из нор и других убежищ механическим путем или специально обученными собаками (терьерами, таксами). К работе по хищникам допускаются собаки, прошедшие ежегодную обязательную прививку против бешенства.

Тренировку проводите в первую очередь по одичавшим кошкам, истребляющим в охотничьих хозяйствах большое количество молоди птиц и зайцев. Обнаружив по первому снегу или свежей пороше след зверька, наводят на него собаку и командой "Искать" посылают в поиск, ведя ее на следовом поводке. Обнаруженную и загнанную на дерево кошку вначале дают собаке азартно облаять, а затем, ранив выстрелом в заднюю часть, чтобы зверек свалился с дерева, командой Взять побуждают собаку к атаке. Если легавая волчьей хваткой берет кошку со стороны спины, то после повторения приема ее можно считать подготовленной к работе по мелким хищникам. Если же молодая собака нерешительно идет на раненого зверька, шестом с развилкой прижимают голову кошки к земле и травят ее собакой.

Работая по занорившемуся зверю, опытная легавая, оказавшись у норы или другого укрытия, должна уметь сама определить наличие там зверя и лаем сообщить об этом хозяину.

Н. ВЛАСОВ
Охота и охотничье хозяйство 1994 - 11

==================================================================

 

Основы натаски легавой собаки

Перед первым выходом в поле для натаски молодой собаки по вольной птице натасчик должен осознать и твердо запомнить следующее.

Направление движения. Натаскивая собаку, следует пускать ее в поиск, только двигаясь против ветра. Только при таком движении натасчика создаются, во-первых, наиболее благоприятные условия для причуивания собакой птицы, а во-вторых, предпосылки для отработки у собаки правильного поиска челноком.

Совершенно ясно, что собака, подходящая к птице сбоку или заходящая сзади от нее, не может правильно отработать птицу, не может на нужном расстоянии прихватить ее запах, лишена возможности разобраться в запахах и сделать стойку. Даже если в каких-то случаях собака и причует такую птицу, то, находясь близко от нее, сделает стойку с хода, и нет никакой гарантии, что птица эту стойку выдержит. Но если даже это произойдет, собака продемонстрирует крайне малую дальность чутья, что приведет к чрезвычайно низкой его оценке на испытаниях. На охоте если собака делает стойку с хода, буквально налетев на птицу, у охотника нет времени, чтобы подготовиться к выстрелу, занять более удобную позицию, так как птица вылетит очень скоро. Впрочем, на практике эти стойки с хода сбоку от птицы достаточно редки, потому что мало встречается столь спокойных птиц. Большей частью подходы собаки к птице сбоку оканчиваются самым обычным спором, то вправо, т.е. подъемом ее без причуивания. Собак за это на испытаниях наказывают, а за несколько споров могут и вовсе с испытаний снять, хотя наказывать надо, скорее, ее натасчика, который не вел собаку строго вольной птице на ветер.

Не менее важное значение имеет перемещение строго на ветер и для отработки поиска собаки. Если собака заранее не обучена челноку, то единственный способ ее обучения этому - движение на ветер. Обонятельный аппарат собаки устроен так, что наиболее благоприятным положением для нее во время прихватки запаха, обеспечивающим дальнее причуивание, является ее боковое расположение к ветру. Собака, идущая прямо на ветер, демонстрирует более короткие прихватки запаха, чем собака, находящаяся в момент прихватки боком к ветру. На охоте, да и на испытаниях часто можно наблюдать такую картину. Собака на поиске прихватила запах и двинулась на ветер в направлении источника запаха. Если птица недалеко, собака идет прямо. Если же расстояние значительное, то, развернувшись с челнока и пойдя прямо на ветер, собака в первый момент иногда оказывается как бы в растерянности: запах вдруг же, уменьшился. Неопытная собака замечется на месте, опытная же в этом случае движется вперед, как говорят охотники, "галсами", т.е. сбрасываясь то вправо, то влево на несколько шагов, ловя запах, располагаясь к ветру боком. При дальнейшем перемещении вперед собака вскоре прекращает эти "сбрасывания" и идет на запах прямо, но если до источника все еще далеко, она теперь просто поводит носом то влево, располагая морду боковой стороной к ветру. Как объяснить это явление, т.е. как бы усиление чутья при боковом расположении к ветру, неизвестно. Некоторые считают, что при направлении морды собаки прямо на ветер "молекулы запаха" как бы "проскакивают" в большом количестве прямо в легкие, минуя обонятельные рецепторы. При боковом же расположении морды к ветру большая часть частиц запаха попадает именно в рецепторы, чему способствует дополнительный разрез ноздри книзу; в этом случае собака чует лучше. Так это или как-то иначе, но факт остается фактом: опытные собаки работают именно таким образом, стремясь разобраться в слабых запахах.

Эта особенность чутья собак хорошо известна опытным охотникам. Они, ведя собаку во время натаски на корде к перемещенной птице, никогда не ведут ее прямо, а всегда заставляют идти как бы миничелноком, т.е., двигаясь вперед, ведут ее вправо на несколько метров, затем влево на столько же, давая возможность собаке расположиться к птице боком и прихватить ее запах подальше.

Собаки, даже совсем начинающие, но чутьистые, скоро осознают выгоды бокового расположения к ветру и в поиске сами начинают двигаться именно таким образом. Поэтому большая часть собак, даже никогда до этого не обучавшаяся челноку, в конце концов начинает искать дичь именно челноком, как наиболее выгодным для причуивания, а потому и наиболее добычливым способом движения при розыске дичи. Сказанное подтверждается опытами, проведенными, в частности, С.А.Корытиным. Он пишет: "Совершенному обонянию у собак обычно сопутствует активный поиск... У животных с плохим обонянием малоактивный поиск встречается чаще". Отсюда следует, что по рисунку поиска, его активности и быстроте можно заранее сказать что-то и о чутье собаки, еще не видев его проявления.

Из сказанного однозначно вытекает необходимость для натасчика ходить только на ветер. Чем больше он ходит именно так, тем скорее его собака, если она чутьистая, поймет выгоды движения челноком. Если же натасчик будет перемещаться как-то иначе, то мало того, что его собака будет спарывать дичь, она и челнок освоит не скоро.

Учет силы ветра.В безветрие натаски нет, так как при полном отсутствии ветра собака лишена возможности правильно пользоваться чутьем. Как работает легавая? Находясь в поиске, она все время "просеивает" чутьем множество доносящихся до нее запахов. Их разнообразие буквально бесчисленно. Здесь и разные запахи от почвы, и запахи трав, и запахи удобрений, и запахи ранее прошедших людей. До легавой доносятся запахи дыма с какого-нибудь торфяника, запахи селений во всем их многообразии, запахи шоссе и дорог, а также запахи многочисленной болотной и полевой живности: птичек, ежей, лягушек, мышей и т.д. и т.п. Все эти запахи доносит до легавой ветер, и все она должна проанализировать и выбрать только один - запах охотничьей птицы.

Вот легавая прихватила такой или похожий на него запах. Это заставляет ее прекратить поиск и развернуться в сторону запаха. Теперь ей нужно удостовериться, не ошиблась ли она, не приняла ли запах какой-либо птички за запах дичи. Сделать это она может только во врем потяжки, продвинувшись на ветер, приблизившись к источнику запаха, восприняв более концентрированный запах, чтобы точнее оценить его. Убедившись, что донесшийся до нее запах принадлежит именно охотничьей птице, легавая определяет место, где эта птица находится. Для этого она продолжает движение на потяжке, выбирая наиболее концентрированные струи запаха и двигаясь вдоль них. Наконец концентрация запаха достигает такого предела, который как бы доводит тормозные реакции собаки до определенного порога, заставляющего ее стать на стойку на таком расстоянии, чтобы не спугнуть птицу.

Все эти действия легавая может совершить только при наличии ветра, распространяющего запах. Нет ветра - нет распространения запаха. Однако легавая уже поняла, что в поле ее привели не просто гулять, а искать птицу. И она начинает ее искать, искать единственным доступным в безветрие способом, а именно, "утюжа" землю носом в поисках следов птиц. Один-два дня такой натаски, и низкий балл за манеру причуивания на испытаниях ей обеспечен надолго, а если не принять экстренных мер, то, возможно, и навсегда. Чтобы не применять экстренных мер, чтобы не тратить время на исправление своих ошибок, натасчику лучше не допускать их.

"Заслеженная" собака плоха не только на испытаниях, она плоха и на охоте. Склонность собаки искать следы, а не саму птицу, приводит к крайне большим потерям времени. Ведь чтобы разобраться в следах, найдя их, и выйти на птицу, легавой потребуется не одна минута. Распутать все хитросплетения, а если у легавой и не очень верное чутье, то и постоять в наиболее "горячих" точках на стойке, - отнюдь не быстрое дело. А охотник ждет, он готовится к выстрелу. Собака же, покопавшись в следах и убедившись, что птица уже улетела, уходит дальше в поиск, потеряв время и разочаровав охотника.

Бывает так, что, разобравшись в следах и подойдя к птице, но не чуя ее саму, легавая просто поднимет ее без стойки или спорет. В этом случае охотник разочарован вдвойне: и время потеряно, и птица, вылетев в стороне, ушла.

Мало того, обучение легавой в безветрие не способствует выработке у нее правильной манеры поиска, о чем уже говорилось. Если же собака уже обладает более или менее правильным челноком, то результатом длительного хождения с ней при отсутствии ветра явится утеря ею приобретенных навыков поиска, собака "разболтается", и наставить ее снова на путь истинный будет нелегко и непросто.

Наконец, последнее. Только в ветреную погоду собака может отточить стиль своей работы. Только при ветре развивается и укрепляется стиль манеры причуивания, характерный для каждой породы, а также красота стойки, типичность потяжек и подводок. Как правило, в безветрие собака работает крайне некрасиво, и если значительная часть натаски осуществлялась именно в таких условиях, то эта "некрасивость", нетипичность закрепятся, и бороться с этим станет скорее всего невозможно.

Использование опытной собаки. Брать в поле одновременно с молодой собакой во время ее натаски старую, опытную собаку можно только для розыска дичи. Пускать их обеих в поиск нельзя, так как молода мгновенно скопирует все особенности в работе ранее натасканной собаки.

Мало того. Когда в поиске находятся две собаки, внимание натасчика раздвоено и, хочет он того или нет, меньше внимания уделяется молодой. А ей как раз сейчас надо уделять все внимание, ибо мельчайший ее промах, малейшая ошибка, ускользнувшая от внимания натасчика и повторенная собакой еще раз, станет вскоре нормой в ее работе, исправлять же что-либо гораздо труднее, чем не допустить ошибки. Вот молодая собака развернулась назад в конце параллели челнока, вот она приостановилась, чтобы обнюхать следы, вот она побросилась на пару метров за птичкой, вот она просто-напросто спорола птицу, обойдя ее за ветром. Пока все это мелочи, но, повторенные несколько раз, они могут стать системой, а это уже очень плохо. Натасчик же этого не видит, он следит за старой собакой, которая как раз в этот момент причуяла что-то и перешла на потяжку, а затем стала. Тут натасчик ищет взглядом молодую, чтобы подозвать ее к себе, взять на поводок и подвести к стойке старой собаки, и видит такую картину: молодая собака вдалеке с упоением гонит споротого перед тем дупеля. И все труды натасчика по недопущению гоньбы, все принимаемые им меры по чрезвычайно осторожной отработке молодой собакой птицы в одно мгновение пошли прахом: научить собаку гонять крайне просто, отучить же ее от этого можно только жесткими мерами да и то только в ущерб другим качествам, прежде всего - легкости подводки.

Итак, одновременно пускать в поиск двух собак - натасканную и натаскиваемую - нельзя. Что же касается розыска дичи старой собакой для показа дичи молодой, то и здесь надо соблюдать ряд правил. Прежде всего, надо учесть, что молодая собака, даже находясь на поводке в время работы старой, очень хорошо запоминает отдельные черточки ее манеры работы и, как было сказано ранее, скопирует эти черточки. Это равно плохо и в случае, если старая собака имеет недостатки в работе, и в случае, если она никаких недостатков не имеет. Последнее встречается крайне редко, однако допустить такое можно. Почему же это плохо? Почему плохо, если молодая собака скопирует безупречную работу старой?

Дело в следующем. Старая собака, отрабатывая птицу, строит свою работу на многолетнем опыте, используя приемы, доступные и присущие только ей. Она может отработать птицу, учтя и условия местности, и особенности ветра, и даже поведение птицы в данное время. Многолетние навыки позволяют ей правильно отработать птицу в данных условиях, навыки, которыми молодая собака не располагает. Копируя приемы работы старой собаки, но не обладая ее навыками, молодая не приобретет положительного опыта; ее работа чаще всего окончится конфузом. Более того, она начнет приобретать отрицательные навыки. Егеря, используя старую собаку для поиска дичи, ведут молодую при этом обязательно на коротком поводке и все время отвлекают ее от работы старой - отдергивают, отдают команды "Рядом!", "К ноге!", время от времени укладывают, заводят в высокую траву и т.д. Молодая собака как можно меньше должна смотреть на работу старой.

Есть здесь и еще один момент. Каждая собака - индивидуальность. Лучше, если каждая индивидуальность развивается вполне самостоятельно, без каких-то трафаретов. Только так она сможет развиться полностью и достичь своего потолка. Копирование чего-то, пусть даже очень неплохого, подражание чему-либо, пусть даже выдающемуся, не есть способ достижения высот. Высоты достигаются в результате движения своим собственным, оригинальным путем. Так что не надо ограничивать развитие собаки, заставляя ее копировать что-то; идя своим путем, она, возможно, покажет лучшие результаты.

Метеоусловия. Выходя на работу с собакой в поле, натасчик, кроме наличия ветра и его силы, должен учитывать и другие метеоусловия. Бывает так, что накануне собака работала прекрасно, а на следующий день ведет себя таким образом, будто забыла всю науку: поиск ее ухудшился, голова все время внизу, птиц отрабатывает впритык или вовсе спарывает, не слушается и т.п. Натасчик выходит из себя, злится на собаку, начинает наказывать ее, а она ни в чем не виновата. Виноваты же ухудшившиеся метеоусловия. На работу чутья собаки, а следовательно, практически и на все остальное, метеоусловия влияют весьма сильно. Про ветер и его силу уже говорилось, однако это еще далеко не все. На работу собаки влияют также частота смены направления ветра, давление и влажность воздуха, наличие или отсутствие дождя, приближение грозы, температура воздуха, наличие или отсутствие облачности, а также время дня. Все это должен учитывать натасчик.

Поощрение собаки. Крайне внимательно во время работы с собакой натасчику следует относиться к вопросам ее питания, ибо от этого зависит не только выносливость собаки, но и качество ее работы. С одной стороны, работа в поле, пусть она продлится не более 2-3 часов в день, требует усиленного питания, чтобы компенсировать расходы энергии. С другой стороны, сытая собака труднее в дрессировке: вкусопоощрительный метод в этом случае сработает слабо. Строить же натаску только на механическом методе нецелесообразно, а то и просто невозможно. Выход - в продуманном режиме питания, зависящем от конкретной собаки.

Если собака послушна, мягка, выполняет команды натасчика быстро и точно, то ее рацион должен учитывать только затраты энергии. Если же собака непослушна, трудна в дрессировке, то ее приходится переводить на специальный режим питания. Правила здесь очень просты: в день, когда с собакой намечено заниматься, ее до занятий не кормят. Если собака очень непослушна, ее не кормят и накануне вечером. Как говорят, в поле такие собаки должны идти, глядя одним глазом вперед, а другим - на карман натасчика. В этом и только в этом случае возможно применение вкусопоощрительного метода дрессировки. С собакой, поголодавшей полсуток, ничего страшного не случится - у нее вполне хватит сил поработать 2-3 часа.

А как быть с собаками, которые вообще едят плохо и непослушны? Для таких собак полсуток голодовки - вполне обычная вещь. Некоторые охотники поступают так. Собаке ставят корм, она от него отказывается. Корм убирают и предлагают вновь часов через двенадцать. Если снова следует отказ, еду снова убирают и опять предлагают через двенадцать часов. И так далее, пока собака не съест пищу о жадностью. Вот в таком состоянии, когда собака жадно ест, ее и надо вести для занятий в поле, ограничив, естественно, время занятий. В этом случае за кусочек сушки она выполнит все что угодно. Как известно, одна из основных команд при работе с легавой - это команда "Ко мне!". С собакой, не выполняющей этой команды, в поле просто нечего делать. Усвоение этой команды, ее безукоризненное выполнение достигается только с лакомством, и это лакомство должно быть желанным, особенно действенным, когда собака голодна. Однажды пришлось встретить натасчика, который утверждал, что непослушную собаку вообще дома кормить не следует: необходимое ей питание она будет получать в поле в виде поощрения за правильно выполненные задания.

Переводя собаку на режим голода, не надо перебарщивать. После каждого выхода в поле кормить ее следует обязательно, причем в большем количестве, чем при обычной кормежке. Только перед следующим выходом в поле можно поэкспериментировать с едой, чтобы добиться лучшего послушания.

Поощрение собаки. Из предыдущего пункта следует, что при каждом выходе на работу с собакой в поле натасчик должен иметь при себе лакомство. Что это такое, уже говорилось. Важно, чтобы это лакомство имелось в достаточном количестве. Поощрять собаку надо за каждую точно выполненную команду. До места натаски натасчик ведет собаку на поводке. Она потянула вбок, ей скомандовали "Рядом!". Она выполнила команду - немедленно должна получить лакомство. Пришли на место начала работы. Натасчик командует "Лежать!". Собака выполнила команду - ее награждают лакомством. Собака пущена в поиск. Сразу же следует позвать ее к себе. Собака подошла - и получила лакомство. Так еще до основной работы собаке как бы втолковывается: "Будешь слушаться, будешь награждена". Это как бы откладывается у собаки в памяти, и когда возникнет действительна необходимость в выполнении той или иной команды, соответствующая ячейка памяти сработает, вызвав более охотное и быстрое выполнение команды.

Однако и в этом случае надо не переусердствовать. Бывает, что еще до начала работы натасчик скормит собаке все взятые с собой запасы. Мало того, что он лишится средств поощрения, он еще и накормит собаку до работы. Поэтому за успешное и точное выполнение команд на пути к месту натаски надо применять и другие средства поощрения, а именно, ободряющие слова, оглаживание и т.п. Лакомство должно быть таким же средством поощрения, как и другие его виды.

Принадлежности натаски. Помимо лакомства, натасчик должен иметь при себе и технические средства натаски: парфорс, плетку, поводок и чок-корду, а также, конечно, ошейник с кольцом для пристегивания карабина поводка или чок-корды и свисток.

Парфорс, или строгий ошейник, придется, скорее всего, изготовить самому, так как имеющиеся в продаже металлические парфорсы предназначены для ведения собак на поводке, но не для использования их во врем свободного поиска собаки: они тяжелы и, кроме того, могут соскочить через голову.

Плетка может быть сделана из ремня, у основания она должна быть толстой, постепенно утончающейся к концу.

Чок-корда представляет собой плоский шнур типа парашютной стропы длиной 20- 25 метров с карабином на одном конце.

Свисток следует иметь без горошины, с высоким звуком. Его подвешивают на тесемке, пропущенной через петлицу одежды, или вешают на шею. Свисток - лучшее средство управления собакой. Его звук доносчив и необычен для слуха собаки, поэтому хорошо привлекает ее внимание.

Подзыв собаки. Подзывая собаку к себе во время ее нахождения в поиске, надо давать длинный свисток - во весь запас легких. Если собака не подходит, свист надо повторять до тех пор, пока собака не оглянется. После этого, наклонившись, надо похлопать себя по голенищу сапога или просто присесть. Собака, заинтересовавшись внезапным уменьшением роста ведущего, непременно подойдет к нему. Подошедшей собаке всегда необходимо давать лакомство. Если при этом просто отрабатывается подход собаки на свисток, и ведущий не имеет каких-либо других целей, например, взятие собаки на поводок, ее надо немедленно вновь пустить в поиск, чтобы она не связала подход с непременным ограничением свободы. Такие подзывы на длинный свисток необходимо повторять достаточно часто, каждый раз давая собаке лакомство или иначе поощряя ее, и вновь отправлять в поиск. Это может в значительной степени помочь во врем полевых испытаний, когда для того, чтобы навести собаку в какое-либо место, нет других способов, кроме предварительного подзыва ее к себе.

Управление поиском. Приказывая собаке изменить направление поиска, следует издавать короткие свистки, повторяя их до тех пор, пока собака не оглянется. Когда собака обернется, надо указать ей новое направление поиска и самому сделать несколько шагов в ту же сторону, как бы командуя собаке идти за собой. Постепенно собака привыкнет к тому, что короткий свисток означает сигнал к возможному изменению направления движения.

Укладывание собаки.Если собака погонит птицу, не реагируя на команду "Лежать!", то следует быстро перемещаться за собакой, практически бежать, стараясь срезать расстояние, и перехватить ее по дороге, все время во весь голос повторяя команду "Лежать!". Если собака приучена к выполнению этой команды, она рано или поздно ляжет, либо во время гоньбы, либо на обратном пути к ведущему. Здесь ее надо спокойно поймать за ошейник рукой и, отнюдь не наказывая в том месте, где она легла, отвести к месту начала гоньбы, по дороге дергая за ошейник и укоризненно поругивая. Приведя собаку на место начала гоньбы, т.е. в то место, где первый раз была отдана команда "Лежать!", ее следует уложить принудительно, подавая команду "Лежать!", и сделать серьезное внушение. Интенсивность и метод этого "внушения" должны зависеть от отношения к ним собаки. Некоторым собакам вполне достаточно устного выговора, некоторых же придется выпороть. Следует помнить, что остановка собаки или подзыв ее после гоньбы командами "Ко мне!", "Рядом!" и т.п. - запрещается. В дальнейшем при каждом взлете птицы, сработанной, споротой или даже вылетевшей не от собаки, но поблизости от нее, отдача команды "Лежать!" и выполнение собакой этой команды обязательны.

Использование корды. При первом пуске в поиск собака послушная, находящаяся что называется "в руках", может быть пущена без корды. В противном случае - обязательно с кордой. Пусть корда волочится за собакой по земле. Собаке она не помешает, натасчику же как бы удлинит руки для управления собакой.

Виктор КОЛОСОВ
Охота и охотничьи собаки N 5 - 1996

==================================================================

 

Первые шаги в натаске легавой

В журнале "Охота и охотничье хозяйство" N 5 за 1982г. была опубликована очень хорошая статья С.Бермана "Дрессировка легавых собак". Можно согласиться почти со всеми ее рекомендациями, за исключением степени строгости подхода к дрессировке. По-видимому, здесь играют роль породные особенности собак. Континентальные легавые, опыт работы с которыми излагает С.Берман, требуют более жесткой дрессировки, пойнтер и сеттеры нуждаются в более мягком подходе, основанном скорее, на применении поощрения, чем жесткого принуждения. Особенно это касается отработки команды подхода к владельцу (по команде "ко мне"). Кроме того, наш опыт показывает, что уроки следует заканчивать, пока собаке не надоела натаска. В этом случае она со временем все команды будет выполнять охотно, без принуждающего давления, в тесном контакте с ведущим. И только команду "лежать" или "даун" приходится отрабатывать жестоко, даже с хлыстом, для того чтобы собака ложилась "как подкошенная". Именно в подобном исполнении эта команда нужна при натаске. Как ни жаль свою собаку, для облегчения последующей натаски и успешной работы в поле необходимо приучать ее к беспрекословному и быстрому подчинению.

В упомянутой статье С.Бермана о дрессировке легавых упущены две команды, очень важные для натаски. Это приучение щенка легавой к запретительной команде "нельзя" или "тубо", и к посылу "вперед" ил "пиль". Обучение следует начинать очень рано, месяцев с трех. Дрессировать можно дома, когда щенок делает что-либо недозволенное: рвет обувь, теребит ковер и тому подобное. При этом, резко произнеся запрещающую команду, или довольно быстро его одерните, или легонько шлепните и обязательно уберите предмет, который вызвал нежелательное действие щенка. Затем "нельзя: следует говорить, когда щенок подбежит к корму, удерживая его некоторое время. У миски с едой надо отрабатывать комплекс: "нельзя" - "лежать", и после выполнения этих приемов, сначала очень кратковременных, давать разрешающую команду: "вперед" или "пиль", по которой щенку разрешается начать еду. Если щенок осторожничает, побаивается начинать есть после выполнения двух запрещающих команд, погладьте его ласково, повторяя "вперед, вперед, хорошо, вперед", стимулируйте начать еду, вплоть до того, что подвиньте мисочку с едой поближе. И в дальнейшем этот комплекс команд надо отрабатывать, учитывая психику и поведение щенка: если он решителен, активен и даже упрям - запрещающие команды следует давать резким голосом, зачастую с принуждением. Иногда приходится заранее надевать ошейник, чтобы вовремя дернуть щенка и пригнуть к полу. Такой щенок сразу бросается к еде, как только ему дается разрешающая команда. Здесь его иногда приходится придерживать за ошейник, чтобы к еде он подходил более спокойно. При этом надо приговаривать: "тише, тише" или "тихо, тихо".

Если же щенок нежный, податливый, запрещающие команды давайте тихим спокойным голосом, но настойчиво. Вообще на щенка, а потом и на собаку голос лучше не повышать, даже когда дают запрещающие команды. Собака очень хорошо усваивает интонации, слух у нее отличный, и поэтому крики совсем ни к чему. Кричать на собаку равносильно признанию в своем неумении. Кроме того, собака, приученная к крикам, будет слушаться только криком и при работе по дичи, а уж какая охота с криками?

Итак, в 8-10 месяцев щенок должен знать и четко выполнять все необходимые ля его натаски команды: "ко мне", а параллельно и свисток, "лежать", "нельзя", "вперед", "рядом" или "к ноге", "апорт". Выращивая и воспитывая щенка, внимательно следите за его развитием и помогайте приобретать навыки, необходимые для его дальнейшей натаски. Первыми шагами в натаске будут приучение к стойке. Зачастую щенок начинает сам останавливаться как бы на стойке и долго глядеть на что-нибудь живое - на сидящую муху, стрекозу, шмеля. Это надо поощрять, и, заметив, что пес замер перед мухой, последить за ним, а потом погладить, сказать "хорошо, хорошо", и, если муха не улетела, послать щенка командой "вперед" или "пиль" согнать муху. То же проделывайте и на прогулке, если щенок встал на стойку перед голубями или воробьями. Здесь не следует опасаться, что он приучится делать стойки не по дичи. В охотничьих угодьях при натаске собака быстро определяет где дичь, а где не дичь. Не мешайте в этом развлечении и взрослой собаке, надо лишь довольно быстро снимать ее со стойки не очень строгой командой типа: "балуй".

Перед голубями или воробьями щенка выдерживайте довольно долго (1-2 минуты), а потом, погладив по голове с командой "хорошо, хорошо", пускайте по команде "вперед" или "пиль" на птиц. Все эти упражнения проводятся, только если щенок на поводке. После взлета птиц резкой командой "лежать" или "даун" и, если это необходимо: одергиванием поводком уложите собаку, дайте полежать и успокоиться некоторое время (1-2 минуты). После этого щенка не подводите к месту, где сидели птицы, не давайте обнюхивать сидку, а отведите в другую сторону.

Если же щенок даже не пытается сделать стойку, его надо приучать к этому: увидев голубей или воробьев на земле, тихонько подойдите к ним, ведя щенка на поводке. Как только он заинтересуется птицами и начнет на них смотреть, следует остановиться и, перебирая руками, отпускать длинный поводок, на котором щенок должен тихо и постепенно подходить к птицам. Когда он подойдет довольно близко (на 2-5 м), не давая больше поводка, остановите его (но так чтобы птицы не улетели) и дайте постоять столько, сколько он сможет стоять, глядя на них. Как только щенок начнет отвлекаться от этого зрелища, надо, не сдвигая с места щенка, быстро подойди к нему, приласкать, погладить по голове со словами "хорошо, хорошо", "стоять". Упражнения следует проводить все время, пока щенок не начнет самостоятельно делать стойку на этих птиц. Чтобы щенку не надоело и чтобы его не отвратить от стойки, такую дрессировку проводите всегда, когда есть птицы, но не более двух-трех раз во время каждой прогулки. Иначе щенок стает от напряжения и начинает отвлекаться. Пока щенок самостоятельно не начнет вставать на стойку по птицам, его следует только ободрять и поощрять командой "хорошо", не принуждая ложиться после взлета птиц. Класть следует лишь тогда, когда щенок начнет вставать на стойки не только самостоятельно, но и с увлечением.

Еще один комплекс подготовки собаки к натаске проделать следует до ознакомления с дичью в поле - научить искать "челноком" на параллелях впереди хозяина, перпендикулярно к направлению его движения, стараясь, чтобы собака удалялась вправо и влево примерно на одинаковое расстояние - сначала достаточно метров на 10, а потом расширить поиск метров до 30. некоторые собаки сразу же убегают на 100 метров, и обучать их труднее, но подход ко всем должен быть одинаковым.

Начинайте вырабатывать поиск "челноком" после 6-7 месяцев, хотя зачастую уже трехмесячный малыш начинает "челночить". Но тогда это является проявлением выработанного человеком рефлекса легавой собаки. При выработке поиска челноком подросток легавой должен уже быть довольно "сознательным", имеющим представление об основных азах дрессировки и натаски.

Первые шаги в натаске легавой

В журнале "Охота и охотничье хозяйство" N 5 за 1982г. была опубликована очень хорошая статья С.Бермана "Дрессировка легавых собак". Можно согласиться почти со всеми ее рекомендациями, за исключением степени строгости подхода к дрессировке. По-видимому, здесь играют роль породные особенности собак. Континентальные легавые, опыт работы с которыми излагает С.Берман, требуют более жесткой дрессировки, пойнтер и сеттеры нуждаются в более мягком подходе, основанном скорее, на применении поощрения, чем жесткого принуждения. Особенно это касается отработки команды подхода к владельцу (по команде "ко мне"). Кроме того, наш опыт показывает, что уроки следует заканчивать, пока собаке не надоела натаска. В этом случае она со временем все команды будет выполнять охотно, без принуждающего давления, в тесном контакте с ведущим. И только команду "лежать" или "даун" приходится отрабатывать жестоко, даже с хлыстом, для того чтобы собака ложилась "как подкошенная". Именно в подобном исполнении эта команда нужна при натаске. Как ни жаль свою собаку, для облегчения последующей натаски и успешной работы в поле необходимо приучать ее к беспрекословному и быстрому подчинению.

В упомянутой статье С.Бермана о дрессировке легавых упущены две команды, очень важные для натаски. Это приучение щенка легавой к запретительной команде "нельзя" или "тубо", и к посылу "вперед" ил "пиль". Обучение следует начинать очень рано, месяцев с трех. Дрессировать можно дома, когда щенок делает что-либо недозволенное: рвет обувь, теребит ковер и тому подобное. При этом, резко произнеся запрещающую команду, или довольно быстро его одерните, или легонько шлепните и обязательно уберите предмет, который вызвал нежелательное действие щенка. Затем "нельзя: следует говорить, когда щенок подбежит к корму, удерживая его некоторое время. У миски с едой надо отрабатывать комплекс: "нельзя" - "лежать", и после выполнения этих приемов, сначала очень кратковременных, давать разрешающую команду: "вперед" или "пиль", по которой щенку разрешается начать еду. Если щенок осторожничает, побаивается начинать есть после выполнения двух запрещающих команд, погладьте его ласково, повторяя "вперед, вперед, хорошо, вперед", стимулируйте начать еду, вплоть до того, что подвиньте мисочку с едой поближе. И в дальнейшем этот комплекс команд надо отрабатывать, учитывая психику и поведение щенка: если он решителен, активен и даже упрям - запрещающие команды следует давать резким голосом, зачастую с принуждением. Иногда приходится заранее надевать ошейник, чтобы вовремя дернуть щенка и пригнуть к полу. Такой щенок сразу бросается к еде, как только ему дается разрешающая команда. Здесь его иногда приходится придерживать за ошейник, чтобы к еде он подходил более спокойно. При этом надо приговаривать: "тише, тише" или "тихо, тихо".

Если же щенок нежный, податливый, запрещающие команды давайте тихим спокойным голосом, но настойчиво. Вообще на щенка, а потом и на собаку голос лучше не повышать, даже когда дают запрещающие команды. Собака очень хорошо усваивает интонации, слух у нее отличный, и поэтому крики совсем ни к чему. Кричать на собаку равносильно признанию в своем неумении. Кроме того, собака, приученная к крикам, будет слушаться только криком и при работе по дичи, а уж какая охота с криками?

Итак, в 8-10 месяцев щенок должен знать и четко выполнять все необходимые ля его натаски команды: "ко мне", а параллельно и свисток, "лежать", "нельзя", "вперед", "рядом" или "к ноге", "апорт". Выращивая и воспитывая щенка, внимательно следите за его развитием и помогайте приобретать навыки, необходимые для его дальнейшей натаски. Первыми шагами в натаске будут приучение к стойке. Зачастую щенок начинает сам останавливаться как бы на стойке и долго глядеть на что-нибудь живое - на сидящую муху, стрекозу, шмеля. Это надо поощрять, и, заметив, что пес замер перед мухой, последить за ним, а потом погладить, сказать "хорошо, хорошо", и, если муха не улетела, послать щенка командой "вперед" или "пиль" согнать муху. То же проделывайте и на прогулке, если щенок встал на стойку перед голубями или воробьями. Здесь не следует опасаться, что он приучится делать стойки не по дичи. В охотничьих угодьях при натаске собака быстро определяет где дичь, а где не дичь. Не мешайте в этом развлечении и взрослой собаке, надо лишь довольно быстро снимать ее со стойки не очень строгой командой типа: "балуй".

Перед голубями или воробьями щенка выдерживайте довольно долго (1-2 минуты), а потом, погладив по голове с командой "хорошо, хорошо", пускайте по команде "вперед" или "пиль" на птиц. Все эти упражнения проводятся, только если щенок на поводке. После взлета птиц резкой командой "лежать" или "даун" и, если это необходимо: одергиванием поводком уложите собаку, дайте полежать и успокоиться некоторое время (1-2 минуты). После этого щенка не подводите к месту, где сидели птицы, не давайте обнюхивать сидку, а отведите в другую сторону.

Если же щенок даже не пытается сделать стойку, его надо приучать к этому: увидев голубей или воробьев на земле, тихонько подойдите к ним, ведя щенка на поводке. Как только он заинтересуется птицами и начнет на них смотреть, следует остановиться и, перебирая руками, отпускать длинный поводок, на котором щенок должен тихо и постепенно подходить к птицам. Когда он подойдет довольно близко (на 2-5 м), не давая больше поводка, остановите его (но так чтобы птицы не улетели) и дайте постоять столько, сколько он сможет стоять, глядя на них. Как только щенок начнет отвлекаться от этого зрелища, надо, не сдвигая с места щенка, быстро подойди к нему, приласкать, погладить по голове со словами "хорошо, хорошо", "стоять". Упражнения следует проводить все время, пока щенок не начнет самостоятельно делать стойку на этих птиц. Чтобы щенку не надоело и чтобы его не отвратить от стойки, такую дрессировку проводите всегда, когда есть птицы, но не более двух-трех раз во время каждой прогулки. Иначе щенок стает от напряжения и начинает отвлекаться. Пока щенок самостоятельно не начнет вставать на стойку по птицам, его следует только ободрять и поощрять командой "хорошо", не принуждая ложиться после взлета птиц. Класть следует лишь тогда, когда щенок начнет вставать на стойки не только самостоятельно, но и с увлечением.

Еще один комплекс подготовки собаки к натаске проделать следует до ознакомления с дичью в поле - научить искать "челноком" на параллелях впереди хозяина, перпендикулярно к направлению его движения, стараясь, чтобы собака удалялась вправо и влево примерно на одинаковое расстояние - сначала достаточно метров на 10, а потом расширить поиск метров до 30. некоторые собаки сразу же убегают на 100 метров, и обучать их труднее, но подход ко всем должен быть одинаковым.

Начинайте вырабатывать поиск "челноком" после 6-7 месяцев, хотя зачастую уже трехмесячный малыш начинает "челночить". Но тогда это является проявлением выработанного человеком рефлекса легавой собаки. При выработке поиска челноком подросток легавой должен уже быть довольно "сознательным", имеющим представление об основных азах дрессировки и натаски.

Лучшее место для выработки поиска "челноком" и установления при поиске контакта с хозяином - участок луга без каких-либо птиц. На таком лугу пустите собаку на корде, а сами, определив, откуда дует ветер, начинайте идти "на ветер", привлекая внимание щенка свистком. Когда щенок взглянет на вас, вы должны вытянуть правую руку вправо и немного пробежать направо. Щенок тоже побежит в том направлении, большей частью до конца корды. Как только собака опередит вас, сразу же перестаньте бежать, а продолжайте идти по направлению "на ветер". Когда собака отбежит вправо, дайте знак левой рукой влево, сигнал свистком и сделайте пробежку влево. Щенок обычно тотчас же меняет направление, бежит за хозяином влево, перегоняет его. Перестаньте бежать и опять продолжайте движение вперед "на ветер". Так заниматься со щенком или с молодой собакой следует до тех пор, пока ей не надоест бегать. Некоторые послушные собаки могут приучаться искать челноком и без корды. Но ни в том, ни в другом случае просто бегать по лугу без работы разрешать не надо. Как только началась отработка челнока в открытых, безлесных угодьях, на прогулку без работы в такие места с молодой легавой выходить нельзя. Пускать побегать без поводка или корды ее следует или на привычном с детства выгуле, или в лесу. С этого самого момента в охотничьем угодье собака должна только работать, а не гулять. Приучайте ее к этому со щенячьего возраста.

Постепенно легавая привыкает слушаться жеста, прислушиваться к свистку и вообще следить за действиями хозяина, а это залог отличной охоты на дичь.

Если вы выйдете "в поле" на натаску по дичи с собакой, подготовленной этим способом, работа будет значительно облегчена. Останется только внушить собаке, что от нее требуется, дать понять, что вас интересует, и тренировкой уже в поле научить распознавать места, где может скрываться дичь, находить дичь, пользоваться струями воздуха для причуивания.

Натаску по дичи лучше всего начинать с дупеля, и лишь при невозможности познакомить собаку с этой птицей, можно работать по бекасу или перепелу. Дупель, особенно молодой, неохотно поднимается на крыло, ближе подпускает собаку, да и натасчика. Бекас более осторожен. Он зачастую слетает, не подпустив к себе даже собаку. Работая по этой птице, хозяин дольше не сможет дать понять своему питомцу, что же от него требуется. Перепел имеет привычку или прочно затаиваться, тогда его трудно причуять, или быстро перебегать, тогда собака невольного опускает нос "в землю" и идет по следу. Вообще же хорошие натасчики ухитряются научить собаку работать почти по любой дичи. Иногда используют подсадную птицу, чаще всего подсадного перепела.

Итак, молодая легавая собака полностью подготовлена к выходу "в поле", готова, чтобы показали ей дичь. Перед выходом в охотничьи угодья на натаску подготовьте специальное оснащение: длинную корду (15-25 м), ошейник простой и ошейник строгий (парфорс), кожаные перчатки или грубые рукавицы и свисток. Корда должна быть легкой и не очень запутываться. Для этого можно применять парашютный трос. Перчатки или рукавицы нужны, чтобы корда не обжигала руки при быстром беге собаки.

Самое лучшее, если при первых выходах в поле вы не позволите собаке сделать первый бросок за взлетающей дичью. Хорошо, если у вас найдется помощник с работающей и не гоняющей дичь собакой. В этом случае натаска вашей собаки пойдет быстрее и успешнее. Показывать дичь из-под другой собаки, как правило, приходится всего несколько раз, иногда достаточно одного-двух, чтоб дать понять вашему питомцу, что от него требуется. При натаске хозяин должен обязательно идти на ветер так, чтобы собака "ходила" челноком перпендикулярно направлению ветра. Установлено, что она чует лучше, если ветер дует не прямо в нос, а несколько сбоку.

При натаске, как только работающая собака замрет на стойке, очень осторожно подведите молодую собаку так, чтобы она могла уловить дуновение ветра. Даже если она ничего не причуивает, иногда останавливается рядом с другой собакой (начинает "секундировать"). В этом положении задержите подольше (как когда-то выдерживали перед голубями), пока она не станет отвлекаться, затем пошлите работающую собаку вперед, и после взлета птицы обеих уложите по команде "лежать". Так следует работать с собакой, пока встречается птица и дует ветер. В безветренную погоду натаскивать легавую нельзя.

Если же для первого знакомства с дичью у вас не будет помощника-собаки, начинайте натаскивать сами. В этом случае будет полезно, если вы познакомите своего питомца с подсадной птицей (чаще всего с перепелом). Для этого вы или другой охотник выпускает на луг перепела с частично подвязанными перьями на крыльях и веревочкой или ленточкой длиной 2-3 м на лапке. Обычно такая птица ухитряется пролетит 2-5 м и затаивается в траве. Ее хорошо заметно по веревочке. Молодую собаку на короткой корде пускайте челноком "на ветер" по направлению к подсадной птице. По мере приближения длину корды уменьшают, и наконец собаку подводите к птице на поводке (если она сама раньше на встала в стойку). Не подводя вплотную к затаившейся птице, дайте постоять с командой "хорошо, хорошо". Если она рванулась к птице, сразу же уложите по команде "лежать" или "даун". Уроков с подсадной птицей не должно быть много, так как собака перестает на нее реагировать. Хорошо, если вы добьетесь стойки, но бывает, что собака так и не встанет. И в этом случае знакомство с подсадной птицей полезно - собака начинает учиться причуивать птицу, соображать, что вы от нее требуете.

Если же подсадной птицы нет, выходите в угодье только со своим питомцем. Хорошо, если оно будет богато нужной дичью (дупель, бекас, перепел) и будет мало отвлекающих птиц (мелкие воробьиные, чибисы, другие кулики и утки). Собаку с самого начала надо пускать обязательно на корде и, заставляя искать вправо и влево (челноком), попытаться найти нужную дичь. Если легавая вспугнет и броситься за птицей, резко одерните корду и прикажите лечь, а сами заметьте участок, даже кочку или травинку, куда переместилась дичь. Это лучший вариант самостоятельной натаски: направлять поиск собаки в сторону переместившейся дичи (но идти обязательно на ветер), не доходя метров 30, сократить длину корды до длины поводка и осторожно наводить собаку на замеченную травинку, около которой приземлилась птица. Если вы увидите, что собака что-то причуивает, задержите ее на несколько секунд, а потом постепенно продолжайте движение. Если она встанет на стойку - подержите ее в этом положении несколько минут (1-3), а потом погладьте со словами "хорошо, хорошо", и пошлите вперед на птицу с командой "вперед" или "пиль". При взлете птицы во всех случаях собаку надо уложить, но не резко и не грубо, и после этого погладить, похвалить, поблагодарить за работу. Если же она бросится за взлетевшей птицей, резко осадите поводком с соответствующей командой. Собака никогда не должна гнать дичь. И в этом случае, как только собака ляжет, ее надо погладить.

Некоторые натасчики, даже корифеи натаски, считают, что для того, чтобы развить в легавой охотничью страсть, надо разрешить ей сначала погонять дичь. Они ошибаются. Все имеющиеся у нас породы легавых выведены и культивированы для охоты на пернатую дичь. В процессе длительного отбора и совершенствования пород человек заложил в них охотничью страсть. Даже если она притуплена, то разовьется в процессе работы с собакой по дичи. Разрешение же гоньбы приведет к ненужным осложнениям: придется долго и упорно отучать легавую от этого порока, порой применяя жестокие способы принуждения (хлыст), и никогда не будет полной гарантии, что собака не сорвет работу и не погонит птицу.

Работайте с собакой в поле до тех пор, пока встречается дичь или пока собака не устала и у нее не пропал интерес к работе. Но во всех случаях прекращать работу старайтесь после удачной стойки по дичи с тем, чтобы в конце удачной стойки по дичи с тем, чтобы в конце в ее мозгу запечатлелась удачная встреча с птицей.

Натаска легавой не заканчивается знакомством ее с дичью и даже получением полевого диплома. Натаска, вернее, работа с легавой ее тренировка, продолжается всю жизнь. Но одно нежелательное действие на охоте не должно оставаться без внимания. Если вы хотите хорошо охотиться со своей собакой и получать от охоты удовольствие, при возникновении нежелательных действий у собаки вы должны повесить за спину ружье и все внимание уделить исправлению ее работы.

Л.ГИБЕТ, эксперт всесоюзной категории, кандидат биологических наук
Л.НИКИФОРОВ, доктор биологических наук
Охота и охотничье хозяйство 1983 - 9

 

Лучшее место для выработки поиска "челноком" и установления при поиске контакта с хозяином - участок луга без каких-либо птиц. На таком лугу пустите собаку на корде, а сами, определив, откуда дует ветер, начинайте идти "на ветер", привлекая внимание щенка свистком. Когда щенок взглянет на вас, вы должны вытянуть правую руку вправо и немного пробежать направо. Щенок тоже побежит в том направлении, большей частью до конца корды. Как только собака опередит вас, сразу же перестаньте бежать, а продолжайте идти по направлению "на ветер". Когда собака отбежит вправо, дайте знак левой рукой влево, сигнал свистком и сделайте пробежку влево. Щенок обычно тотчас же меняет направление, бежит за хозяином влево, перегоняет его. Перестаньте бежать и опять продолжайте движение вперед "на ветер". Так заниматься со щенком или с молодой собакой следует до тех пор, пока ей не надоест бегать. Некоторые послушные собаки могут приучаться искать челноком и без корды. Но ни в том, ни в другом случае просто бегать по лугу без работы разрешать не надо. Как только началась отработка челнока в открытых, безлесных угодьях, на прогулку без работы в такие места с молодой легавой выходить нельзя. Пускать побегать без поводка или корды ее следует или на привычном с детства выгуле, или в лесу. С этого самого момента в охотничьем угодье собака должна только работать, а не гулять. Приучайте ее к этому со щенячьего возраста.

Постепенно легавая привыкает слушаться жеста, прислушиваться к свистку и вообще следить за действиями хозяина, а это залог отличной охоты на дичь.

Если вы выйдете "в поле" на натаску по дичи с собакой, подготовленной этим способом, работа будет значительно облегчена. Останется только внушить собаке, что от нее требуется, дать понять, что вас интересует, и тренировкой уже в поле научить распознавать места, где может скрываться дичь, находить дичь, пользоваться струями воздуха для причуивания.

Натаску по дичи лучше всего начинать с дупеля, и лишь при невозможности познакомить собаку с этой птицей, можно работать по бекасу или перепелу. Дупель, особенно молодой, неохотно поднимается на крыло, ближе подпускает собаку, да и натасчика. Бекас более осторожен. Он зачастую слетает, не подпустив к себе даже собаку. Работая по этой птице, хозяин дольше не сможет дать понять своему питомцу, что же от него требуется. Перепел имеет привычку или прочно затаиваться, тогда его трудно причуять, или быстро перебегать, тогда собака невольного опускает нос "в землю" и идет по следу. Вообще же хорошие натасчики ухитряются научить собаку работать почти по любой дичи. Иногда используют подсадную птицу, чаще всего подсадного перепела.

Итак, молодая легавая собака полностью подготовлена к выходу "в поле", готова, чтобы показали ей дичь. Перед выходом в охотничьи угодья на натаску подготовьте специальное оснащение: длинную корду (15-25 м), ошейник простой и ошейник строгий (парфорс), кожаные перчатки или грубые рукавицы и свисток. Корда должна быть легкой и не очень запутываться. Для этого можно применять парашютный трос. Перчатки или рукавицы нужны, чтобы корда не обжигала руки при быстром беге собаки.

Самое лучшее, если при первых выходах в поле вы не позволите собаке сделать первый бросок за взлетающей дичью. Хорошо, если у вас найдется помощник с работающей и не гоняющей дичь собакой. В этом случае натаска вашей собаки пойдет быстрее и успешнее. Показывать дичь из-под другой собаки, как правило, приходится всего несколько раз, иногда достаточно одного-двух, чтоб дать понять вашему питомцу, что от него требуется. При натаске хозяин должен обязательно идти на ветер так, чтобы собака "ходила" челноком перпендикулярно направлению ветра. Установлено, что она чует лучше, если ветер дует не прямо в нос, а несколько сбоку.

При натаске, как только работающая собака замрет на стойке, очень осторожно подведите молодую собаку так, чтобы она могла уловить дуновение ветра. Даже если она ничего не причуивает, иногда останавливается рядом с другой собакой (начинает "секундировать"). В этом положении задержите подольше (как когда-то выдерживали перед голубями), пока она не станет отвлекаться, затем пошлите работающую собаку вперед, и после взлета птицы обеих уложите по команде "лежать". Так следует работать с собакой, пока встречается птица и дует ветер. В безветренную погоду натаскивать легавую нельзя.

Если же для первого знакомства с дичью у вас не будет помощника-собаки, начинайте натаскивать сами. В этом случае будет полезно, если вы познакомите своего питомца с подсадной птицей (чаще всего с перепелом). Для этого вы или другой охотник выпускает на луг перепела с частично подвязанными перьями на крыльях и веревочкой или ленточкой длиной 2-3 м на лапке. Обычно такая птица ухитряется пролетит 2-5 м и затаивается в траве. Ее хорошо заметно по веревочке. Молодую собаку на короткой корде пускайте челноком "на ветер" по направлению к подсадной птице. По мере приближения длину корды уменьшают, и наконец собаку подводите к птице на поводке (если она сама раньше на встала в стойку). Не подводя вплотную к затаившейся птице, дайте постоять с командой "хорошо, хорошо". Если она рванулась к птице, сразу же уложите по команде "лежать" или "даун". Уроков с подсадной птицей не должно быть много, так как собака перестает на нее реагировать. Хорошо, если вы добьетесь стойки, но бывает, что собака так и не встанет. И в этом случае знакомство с подсадной птицей полезно - собака начинает учиться причуивать птицу, соображать, что вы от нее требуете.

Если же подсадной птицы нет, выходите в угодье только со своим питомцем. Хорошо, если оно будет богато нужной дичью (дупель, бекас, перепел) и будет мало отвлекающих птиц (мелкие воробьиные, чибисы, другие кулики и утки). Собаку с самого начала надо пускать обязательно на корде и, заставляя искать вправо и влево (челноком), попытаться найти нужную дичь. Если легавая вспугнет и броситься за птицей, резко одерните корду и прикажите лечь, а сами заметьте участок, даже кочку или травинку, куда переместилась дичь. Это лучший вариант самостоятельной натаски: направлять поиск собаки в сторону переместившейся дичи (но идти обязательно на ветер), не доходя метров 30, сократить длину корды до длины поводка и осторожно наводить собаку на замеченную травинку, около которой приземлилась птица. Если вы увидите, что собака что-то причуивает, задержите ее на несколько секунд, а потом постепенно продолжайте движение. Если она встанет на стойку - подержите ее в этом положении несколько минут (1-3), а потом погладьте со словами "хорошо, хорошо", и пошлите вперед на птицу с командой "вперед" или "пиль". При взлете птицы во всех случаях собаку надо уложить, но не резко и не грубо, и после этого погладить, похвалить, поблагодарить за работу. Если же она бросится за взлетевшей птицей, резко осадите поводком с соответствующей командой. Собака никогда не должна гнать дичь. И в этом случае, как только собака ляжет, ее надо погладить.

Некоторые натасчики, даже корифеи натаски, считают, что для того, чтобы развить в легавой охотничью страсть, надо разрешить ей сначала погонять дичь. Они ошибаются. Все имеющиеся у нас породы легавых выведены и культивированы для охоты на пернатую дичь. В процессе длительного отбора и совершенствования пород человек заложил в них охотничью страсть. Даже если она притуплена, то разовьется в процессе работы с собакой по дичи. Разрешение же гоньбы приведет к ненужным осложнениям: придется долго и упорно отучать легавую от этого порока, порой применяя жестокие способы принуждения (хлыст), и никогда не будет полной гарантии, что собака не сорвет работу и не погонит птицу.

Работайте с собакой в поле до тех пор, пока встречается дичь или пока собака не устала и у нее не пропал интерес к работе. Но во всех случаях прекращать работу старайтесь после удачной стойки по дичи с тем, чтобы в конце удачной стойки по дичи с тем, чтобы в конце в ее мозгу запечатлелась удачная встреча с птицей.

Натаска легавой не заканчивается знакомством ее с дичью и даже получением полевого диплома. Натаска, вернее, работа с легавой ее тренировка, продолжается всю жизнь. Но одно нежелательное действие на охоте не должно оставаться без внимания. Если вы хотите хорошо охотиться со своей собакой и получать от охоты удовольствие, при возникновении нежелательных действий у собаки вы должны повесить за спину ружье и все внимание уделить исправлению ее работы.

Л.ГИБЕТ, эксперт всесоюзной категории, кандидат биологических наук
Л.НИКИФОРОВ, доктор биологических наук
Охота и охотничье хозяйство 1983 - 9

==================================================================

 

Практика натаски легавой

Внимательно изучив изложенные ранее (см. "Охота и охотничьи собаки" NN4,5/96) рекомендации и запомнив их, натасчик может отправляться на работу с собакой.

Начинается натаска, как уже говорилось, сразу же за воротами базы или другого места ночлега. Прежде всего, здесь надо хорошо выгулять собаку, позволить ей побегать достаточное время, сделать как бы утреннюю зарядку. До места натаски от дома собаку следует вести только на поводке, время от времени одергивая ее за возможные провинности, причем одергивая даже более строго, чем обычно во время прогулок, словно втолковывая ей, что она идет работать, а не гулять.

Добравшись до угодий, не следует сразу же пускать собаку в поиск. Где-нибудь с края надо пустить собаку снова побегать минут 10-15, пусть она немного подустанет и проголодается. В это время надо напомнить ей кое-какие команды, например, "Лежать!", "Ко мне!", награждая за выполнение команд лакомством. После этого следует взять собаку на поводок и отправиться в те места, где возможен дупель. Придя на место, надо зайти так, чтобы при движении к птицам ветер был встречным, и здесь снова уложить собаку, да и самому посидеть несколько минут. Если натасчик не уверен в собаке, сейчас он должен пристегнуть к ее ошейнику корду.

Но вот собака пущена в поиск. Теперь в зависимости от уровня предварительной дрессировки, а также от природных задатков собаки, ее темперамента и охотничьей страсти натасчик может столкнуться со следующими вариантами поведения легавой при первых ее выходах в поле и встрече с птицей.

Первый вариант. Собака быстро понимает, что от нее требуется. Она послушна, вскоре начинает прихватывать запахи, делает первые потяжки, короткие неуверенные стойки. Не обязательно все это проявится непременно в первый день, возможно, придется походить и несколько дней. Наконец, после одной из стоек или просто после причуивания собака поднимет птицу. При взлете птицы собака может, во-первых, испугаться. В этом случае ее надо успокоить, погладить, дать лакомство. Перед повторным пуском нужно сделать небольшой перерыв, отвлечь собаку какой-либо игрой. Во-вторых, собака может сделать попытку птицу гнать. В этом случае ее надо резко одернуть командой "Лежать!" или сделать рывок кордой, после чего продолжить обучение, добиваясь укрепления стойки.

Заметив, куда сел очередной переместившийся дупель, натасчик с собакой на поводке заходит к нему под ветер и останавливается метрах в 80-100 от места посадки. Если собака достаточно послушна, чтобы можно было навести ее на птицу, ее можно пускать без корды. В противном случае надо пристегнуть корду и, держа ее конец в руке, двинуться по направлению к дупелю. Не доходя какого-то расстояния до места посадки, собака, уже освоившая неуверенную и робкую стойку, прихватит запах и приостановится. К ней нужно быстро подойти, намотав по дороге корду на руку, и, отдавая попеременно команды "Хорошо!" и "Рядом!", погладить собаку. Собаку следует побудить остаться на месте минуту-полторы, после чего надо попытаться послать ее вперед. Скорее всего, ничего у натасчика не получится: собака останется на месте. В этом случае натасчику нужно, продолжая держать корду в руке и понемногу распуская ее, медленно двинуться самому вперед и поднять птицу. Не следует в этот момент забывать о собаке. Как только птица вылетит, поднятая либо собакой, либо ведущим, надо уложить собаку командой "Лежать!" и продержать ее в таком положении одну-две минуты, после чего, вед ее на корде, продвинуться к сидке птицы. На пути к сидке надо еще раз или два уложить собаку, а подведя ее к сидке, позволить сидку обнюхать.

Вновь на перемещенную птицу надо вести собаку на короткой корде. Не доходя до места посадки метров 15-20, надо начать сдерживать тянущую вперед собаку, используя предостерегающие интонации голоса, как бы давая собаке понять, что надо вести себя осторожно, тем самым активизируя ее внимание. Как только собака проявит признаки прихватки запаха, ее следует провести еще пару метров, постепенно замедляя движение, а затем уложить. Подойдя к ней, следует, используя команду "Рядом!", медленно двинуться вперед до подъема птицы, после чего собаку снова уложить. Собака, ищущая и причуивающая птицу и остающаяся на месте после ее подъема, уже почти натаскана.

Второй вариант. Собака считает, что в поле ее привели гулять. Она интересуется бабочками, скачет за птичками, прыгает около натасчика, на охотничьих птиц внимания не обращает, вернее, не отличает их от жаворонков и трясогузок. Такую собаку надо настойчиво наводить на перемещенную птицу или показать ей подсадного перепела. Охотничью птицу надо показывать до тех пор, пока не появятся первые прихватки запаха и первые потяжки или хотя бы замедление хода у сидок птиц.

Показ подсадного перепела осуществляется следующим образом. У пойманного дикого или инкубаторного перепела подрезают перья крыльев и привязывают к ноге суровую нитку длиной около метра. Перепела сажают в траву и ведут к нему на поводке собаку, идя против ветра. Ее подводят на расстояние 1-2 метра от перепела и, если она не причуивает его, показывают птицу легавой. Если она попытается броситься на птицу, следует дернуть за поводок и скомандовать "Лежать!", обязательно добившись выполнения команды. После этого перепела следует спугнуть, чтобы он перелетел метров на 15-20, причем собака должна в это время лежать. Если же собака при показе перепела не сделает попытки броситься на птицу, ее надо подловить и дать ей понюхать из рук. После этого перепела надо подбросить вверх и дать отлететь, не забыв скомандовать "Лежать!". В обоих случаях после этого следует зайти под ветер от птицы и навести на нее легавую. Как правило, на второй или третий раз собака причует птицу, оживится. В этот момент ее надо уложить и погладить. Затем, прицепив к ошейнику корду, собаку можно пустить в свободный поиск по подсаженному перепелу, всякий раз перехватывая корду в момент причуивания, сдерживая легавую от броска и укладывая на 20-30 секунд. После этого следует послать ее вперед, чтобы она подняла птицу. В случае попытки гоньбы собаку следует резко одернуть и уложить. Повторять подобные упражнения следует до появления у легавой хотя бы намеков на стойку, после чего перейти на вольную дичь. Надо иметь в виду, что не все собаки отрабатывают подсадного перепела, а те, которые работают по нему, не обязательно станут сразу становиться на стойки по вольной птице. Поэтому, если натасчик обнаружит, что его собака, несмотря на многочисленные наведения на подсадного перепела, отказывается приостанавливаться по нему, то ее придется натаскивать по вольной птице.

Третий вариант, самый трудный. Собака ничего не хочет причуивать, птицу спарывает, управляется с трудом, ведет себя так, будто забыла всю домашнюю дрессировку, вовсю гоняет птиц и т.п. Поступать в этом случае следует так. Прежде всего (как и в предыдущем варианте, но взяв собаку на корду) надо настойчиво и неоднократно наводить ее на перемещенных птиц или подсадного перепела, добиваясь зачатков прихватки, не допуская гоньбы при помощи корды. После появления более или менее отчетливых приостановок надо заметить место посадки последней поднятой птицы, взять корду левой рукой примерно посредине, а конец ее намотать на правую руку. Отпустив собаку на длину половины корды, подвести ее из-под ветра к месту посадки птицы. В момент подъема птицы выпустить корду из левой руки и громко скомандовать "Лежать!". Собака, не слушая команды, погонит птицу. Позволив ей выбрать всю длину корды, в последний момент резко дернуть шнур на себя, повторив команду "Лежать!". Остановленную собаку наказать плетью. Далее вновь и вновь наводить собаку на перемещенных птиц, повторяя вышеуказанные действия, пока она не станет отчетливо тянуть и останавливаться, не делая попыток гоньбы. После этого можно пустить легавую уже в вольный поиск, не отцепляя, однако, на первых порах корды.

Если собака делает стойки по птичкам, ее надо отводить от таких стоек на корде или на поводке, говоря что-нибудь при этом укоризненным тоном. Если такие стойки повторяются и укоризненный тон не действует, собаку следует наказать, сопровождая наказание командой "Балуешь!". Однако делать это можно только после того, как собака начнет твердо останавливаться по охотничьей птице.

Если натасчик замечает, что его собака начинает делать так называемые "пустые" стойки, т.е. стойки по старым следам, сидкам или вообще ни по чему, то с этим надо бороться, тоже используя команду "Балуешь!". Если натасчик твердо запомнит сидку случайно, не из-под его собаки, вылетевшего дупеля, то наведя на нее свою собаку где-нибудь минут через 30-40, он сможет проверить, склонна ли она к "пустышкам". Если собака твердо станет по этой сидке, не реагируя на команду "Балуешь!", то для начала ее следует просто отвести от стойки на поводке. Если это действие, повторенное неоднократно, не дает результатов, то в этом случае собака должна быть наказана. Не следует наводить собаку на сидки отработанных ею птиц. Здесь она может сделать стойку по памяти, что не одно и то же с пустой стойкой.

Встречаются легавые с чересчур твердыми стойками, вернее, тугими подводками. Такие собаки стоят "мертво", и никакими силами их не заставишь продвинуться вперед, чтобы поднять птицу. Причин такого поведения три. Первая - собака, испугавшаяся когда-то взлетевшей птицы, продолжает бояться взлета и впоследствии. Вторая - слабость нервной системы животного, когда равенство процессов торможения и возбуждения нарушено. Такие собаки впадают на стойке как бы в каталепсию. Наконец, третья причина, самая распространенная, - излишняя резкость действий натасчика во время устранения гоньбы. У собаки, подвергнутой когда-то при попытке гоньбы чересчур сильному наказанию, образовалась отрицательная связь: подъем птицы - наказание. В первом и третьем случаях действия натасчика по устранению тугой подводки к птице одинаковы. Лучше всего от этого избавляться на охоте, когда падающая от выстрела птица вызывает у собаки такой интерес, что она постепенно гораздо легче начинает двигаться к птице со стойки. Во втором варианте, встречающемся, кстати, довольно редко, рекомендуют действовать следующим образом. Стоящую на стойке и не желающую двигаться вперед собаку стараются как бы отвлечь от птицы, стать между птицей и собакой, рукой закрыть собаке нос, потрепать ее по ушам и т.п. Постепенно собака "растормозится", и после этого ее надо достаточно ласково послать вперед. Надо запомнить, что ни в одном из этих случаев не следует действовать грубо. Не надо кричать на собаку, не надо толкать ее или тянуть за ошейник, ни в коем случае не надо наказывать собаку на стойке по птице. Всем этим можно только окончательно затормозить ее, и тогда уже ей ничем не поможешь. Охотнику же всегда придется самому вытаптывать дичь.

Во время полевой работы натасчику следует быть крайне внимательным и ни на минуту не выпускать собаку из поля зрения. Гораздо легче предотвратить что-либо, чем избавляться впоследствии от нехорошей привычки. Каждое свое действие в поле натасчик должен продумывать, а по возвращении домой анализировать и свои поступки, и действия собаки. Хорошо вести дневник натаски, отмечая в нем ежедневно и свои промахи, и промахи собаки. Не следует стесняться спросить у опытного человека совета по натаске, однако следовать этим советам надо крайне осторожно, помня, что совет дается как бы в общем виде, а каждая собака - это индивидуальность. Не следует отчаиваться, если что-либо не получается с первого раза. Больше всего необходимо в работе с собакой терпенье и трудолюбие. Без этого натаскать собаку трудно.

Ознакомление с выстрелом. Вот уже почти сто лет, как из книги в книгу о натаске легавых кочует раздел "Приучение к выстрелу". Что такое приучить? Словари русского языка утверждают, что "приучить" - значить заставить кого-либо привыкнуть к чему-то. Таким образом, приучение - это процесс, предполагающий применение мер, чтобы заставить приучаемого обрести привычку.

Приучение предполагает то или иное сопротивление приучаемого. Поэтому, если рассматривать часто встречающееся в книгах словосочетание "приучение к выстрелу" в его прямом значении, то картина вырисовывается такая. Натасчик одной рукой палит из ружья в небо, а другой порет собаку, если она не изъявляет желания приучаться и норовит от натасчика удрать. По-видимому, такие уроки "натасчик" должен продолжать до тех пор, пока ему не удастся заставить собаку "привыкнуть" к выстрелам.

В действительности же, самое вредное для собаки, что только может придумать натасчик, это ее "приучение" к выстрелу. Каких только советов не содержится в книгах! Тут и стрельба в подброшенного над головой собаки дохлого голубя, тут и выстрелы, которые совершает стоящий рядом с натасчиком помощник в тот момент, когда собака подходит к натасчику по его команде, тут и вождение собак вокруг тиров, где идет стрельба, тут и следующий шедевр: "Отучить собаку бояться выстрелов очень просто. Для этого ее надо покрепче привязать, чтобы она не сорвалась, а затем начать стрелять у нее над головой. После каждого выстрела ее надо кормить печеньем". Последний совет был опубликован совсем недавно. К чему могут привести все эти способы "приучения"? В лучшем случае, ни к чему, в худшем - испортить собаку на всю жизнь.

Приучать собаку к выстрелам нельзя, но ознакомить ее с выстрелами, проверить ее отношение к ним следует. Дело в том, что встречаются собаки, у которых проявляется наследственная боязнь выстрела. Использовать таких собак в племя нельзя, и каждая собака должна быть в этом отношении проверена. Лучше всего осуществлять эту проверку на полевых испытаниях, что и делается сейчас в соответствии с правилами. Однако прежде чем это осуществить на испытаниях, натасчик должен убедиться сам, что его собака выстрела не боится. Делать это надо крайне осторожно, чтобы не напугать собаку. Наиболее целесообразным следует считать следующий прием ознакомления собаки с выстрелом и проверки ее реакции на него.

После того как собака в процессе натаски обретет твердую стойку, надо пойти в поле с помощником, вооруженным ружьем или стартовым пистолетом. Пустив собаку в поиск, следует попросить помощника, вооруженного ружьем, держаться сзади метрах в ста и внимательно следить за указаниями ведущего. Если помощник располагает стартовым пистолетом, он может идти ближе. Через какое-то время собака найдет птицу и станет по ней на стойку. В этот момент надо дать сигнал помощнику быть предельно внимательным. Подойдя к собаке и погладив ее, следует приказать ей поднять птицу. Собака двинется вперед, и когда птица вылетит, надо дать команду находящемуся вдалеке помощнику выстрелить в воздух. Нужно следить, чтобы выстрел последовал в самый момент подъема птицы, а не тогда, когда она отлетит на порядочное расстояние. Если стойка оказалась пустой, стрелять ни в коем случае не следует. Собаку после взлета птицы и выстрела следует уложить, погладить и некоторое время посидеть рядом с ней, отвлечь ее, запретив помощнику приближаться к ней в это время.

Минут через 10-15 собаку можно вновь пустить в поиск, попросив помощника держаться теперь поближе, метрах в 60 сзади от ведущего, если у помощника ружье, и метрах в 30, если у него стартовый пистолет. При отработке второй птицы выстрел следует повторить опять-таки в самый момент взлета птицы, после чего собаку снова уложить и успокоить.

Большинство собак никак не реагируют на такие выстрелы вдалеке. Если же будет заметно беспокойство собаки, вздрагивание в момент выстрела, то на этом урок ознакомления с выстрелом следует пока прекратить. Собаку нужно увести домой и дать ей день-два отдыха, после чего провести повторный урок в описанном выше порядке.

Если же, и это самый распространенный вариант, собака совершенно спокойна в момент отдаленных выстрелов, а сезон охоты открыт, надо попросить помощника идти рядом и быть готовым к отстрелу следующей отработанной собакой птицы. Желательно, чтобы помощник не промахнулся и сбил птицу одним выстрелом. Отстрелянную птицу надо дать понюхать собаке, предварительно уложив ее, и снова посидеть около нее минут 10-15.

На этом процесс ознакомления собаки с выстрелом заканчивается, и если собака безразлична к нему, то ее смело можно ставить на полевые испытания и использовать на охоте.

Охота и охотничьи собаки N 6 - 1996,

==================================================================

 

Работа с островными легавыми

Итак, ваша собака хорошо выращена, прошла основы комнатной дрессировки, и вы приступили к натаске, то есть фактически к развитию на практике тех задатков, которые заложены природой в вашу охотничью собаку.

Я не буду говорить о натаске, так как есть много литературных источников и статей, посвященных этой теме. Я только хочу поделиться лишь некоторыми своими наблюдениями над островными легавыми, в частности сеттерами, в чисто охотничьей обстановке, чтобы вы уже сами сопоставили их со своими практическими наблюдениями над работой ваших собак во время натаски, на испытаниях и на охоте.

Охотники-собаководы, очевидно, знают (а для новичка это будет интересно), что работа охотничьей подружейной собаки зависит из нескольких факторов: ее чутья, поиска, красоты и осмысленности работы, выносливости, легкости натаски и дрессировки.

Я постараюсь на примере английского сеттера разобрать работу островных длинношерстных собак (сеттеров), так как склонен в данном случае обобщать все породы сеттеров.

Чутье - резкое и большое. Это преимущество вообще всех островных пород легавых собак перед другими. Еще в 1907 году А. Тюльпанов писал про одного английского сеттера: "показал резкое и дальнее для английского сеттера чутье".*

Сеттеры преимущественно, если не исключительно, работают верхом на полном карьере, в отличие от континентальных легавых, которые большей частью легкой рысцой не брезгуют "ковырять" на следах дичи.

Мне часто приходилось читать отчеты о полевых состязаниях и испытаниях легавых собак, как старых кинологов, так и нынешних молодых. В них высоко оценивается чутье собак, в то же время не показавших хода. Встречаются описания работы собак, которые ставят меня в тупик. Например, "собака показала дальнее чутье, прихватывая бекаса или дупеля на болоте (при благоприятном ветре) на 50 шагов". А по расценочной таблице видно: собака не обладает ходом, работает рысью или легким галопом. Ну, как же можно сравнивать дальность прихватки собаки, идущей рысью или легким галопом, с собакой, несущейся карьером, со скоростью скаковой лошади!

Сравнивая в одинаковых условиях работу одних и тех же собак с карьера или с рыси (по бекасу, реже по дупелю), я наблюдал разницу: с карьера собаки прихватывали с 20-30 шагов, а с шага или рыси - с 60-80 и даже 100 шагов. Игнорирование быстроты хода собак при сравнении дальности их чутья и вызывало споры о пределе чутья, которые очень часто происходили среди старых охотников. Их взгляды входят в противоречие с взглядами современных экспертов-кинологов, берущих для своего критерия лучших трайльсовых собак.

В своих преданиях старые собаководы рассказывают о собаках, прихватывающих одиночного бекаса на 100-200 шагов. Правда, такой авторитетный кинолог, как Р. Домманже, считал пределом дальности причуивания собакой одиночной птицы, причем хорошо обсидевшейся в данном месте, - 10 метров. Разница очевидная: 10 метров и 100 шагов.

Поиск. Эту сторону работы собаки можно оценивать линией поиска; собака должна дать уверенность охотнику, что на проверенных ее чутьем участках не осталось непричуянной птицы. Поиск считается наиболее целесообразным, если собака тратит наименьшее количество силы на обследование предназначенного ей для работы участка: для этого она не должна возвращаться назад и пересекать свои же следы. Ширина поиска дает охотнику обыскивать наибольшие пространства с наименьшей затратой своих сил на ходьбу, пользуясь способностью собаки далеко отходить а сторону от пути следования и, в то же время, не терять с ним звукового и визуального контакта. Быстрота ее аллюра сберегает время охотника: из двух собак, обладающих одинаковыми задатками и рабочими качествами, скорее обследует больший участок собака, которая работает более быстрым ходом. А теперь посмотрим, насколько всем этим требованиям соответствует поиск современной (островной) легавой (необходимо учитывать еще тот фактор, что дичи стало не так уж много). Конечно, наилучшим является поиск челноком, при котором собака методически обыскивает угодья впереди охотника, переходя то вправо, то влево по параллельным путям, отстоящим один от другого на расстояние, размеры которого определяются дальностью их чутья (то есть способностью легавой с полного хода прихватить запах дичи, а затем, следуя этому запаху, продвинуться вперед к дичи).

У английского сеттера и других островных легавых такой поиск является врожденным качеством и задача натасчика сводится к закреплению и сохранению того, что дала природа щенкам.

О преимуществах в ширине и быстроте поиска английских островных и, особенно, английского сеттера, говорить не приходится - это азбука. Только хочу обратить ваше внимание на то, что ширина поиска у современных английских сеттеров лежит в пределах 100-200 шагов в сторону от ведущего охотника, правда, ирландские сеттеры и пойнтеры ходят сейчас в поиске почти одинаково с английскими сеттерами, а вот гордоны имеют менее широкий поиск. Таким образом, островная легавая по пути охотника покрывает полосу в среднем шириной около 300 шагов. Сейчас многие считают, что для некоторых охот в средней и северной полосах России широкий поиск островных легавых не только не нужен, но даже вреден, так как сама охота зачастую происходит в лесу и собака все время должна быть на виду, а при широком поиске она неминуемо скрывается от глаз охотника.

Красота и осмысленность работы. О красоте говорить можно много, но каждому дорого свое. Любя английских сеттеров. я не меньше восторгаюсь работой стильных пойнтеров, ирландцев и гордонов. Ведь каждая порода имеет свои особенности и свою красоту, а к наиболее яркому проявлению их нельзя оставаться равнодушным.

И поэтому, быть может, работа немецких легавых и умиляет, и приводит в восторг других охотников, мне же она кажется грубо-практичной. По крайней мере, я могу говорить об этом на основании многочисленных своих наблюдений за работой этих собак не только в России, но и в других странах.

В отношении осмысленности работы английским собакам часто ставят в упрек их манеру всегда и всюду работать широким правильным поиском на карьере при полном исследовании условий местности и дичи, по которой приходится работать собаке в конкретном случае. Но я утверждаю, что островная легавая после нескольких охот (для разных индивидуумов по-разному) в силу своего развитого природного охотничьего инстинкта начинает адаптировать свой поиск к характеру местности и направляется именно туда, где есть вероятность встретить дичь.

Охотясь на болоте, собака свой поиск соизмеряет с шириною болота и в более узких местах сокращает его, чтобы меньше захватывать сухих безнадежных мест. Охотясь на скошенном лугу с разбросанными по нему болотинами и кочками, собаки стремятся именно к этим болотцам и кочкам, надеясь там найти дичь. Совсем иная работа собаки по куриным. В данном случае островные легавые будут проверять голые места, и основное внимание они сосредоточат на некоей, кустиках и т.п. Можно привести примеры захода собаки перед бегущей птицей, причем в обход птицы собака заходит только тогда, когда убеждается, что напрасно преследовать дичь по следу, ввиду медленного продвижения охотника, Причем легавая делает это сознательно.

Выносливость. Английские островные длинношерстные легавые (сеттеры) почти все обладают наивысшей выносливостью.

Выносливость же немецкой легавой, определяемая по способу Р. Домманже, приблизительно одинаково определяется и данными М.Д. Менделеевой, как в два дня из четырех. Но измерять и сравнивать в рабочих часах выносливость английских и немецких легавых нельзя. Ведь если английская легавая отработает определенный участок охотничьих угодий в половину дня, то немецкая легавая может с ним и за целый день не справиться (такой или примерно такой результат я наблюдал у немецких легавых, которых привозили польские кинологи в Белоруссию на соревнования). Вот поэтому выносливость их надо сравнивать раздельно по результатам работы каждой собаки в одинаковый промежуток времени. Такое сравнение дает мне право считать английского сеттера или других островных легавых, по крайней мере, вдвое выносливее немецкой легавой, но я могу сказать, что это только мое сугубо личное мнение.

Легкость дрессировки и натаски. Многие современные натасчики (в основном те, которые держат или держали немецких легавых) считают чуть ли не за аксиому, что немецких легавых гораздо легче натаскать и выставить, чем английских островных (в частности, они имеют в виду английского сеттера). Но, прежде чем в этом убедиться, надо выяснить, что следует понимать под натаской и дрессировкой легавой собаки, так как очень часто приходится наблюдать людей, рассуждающих об этом предмете на абсолютно разных языках.

Один хочет видеть в собаке какуюто машину, не только беспрекословно исполняющую все его приказания, но и угадывающую его мысли, а другой, наоборот, доволен собакой, выпугивающей дичь, и в восторге бывает от собаки, умеющей хватать хлопунцов и подлетков за хвост. И вот при этих крайних взглядах среди охотников на требования, которые предъявляются к легавой, трудно, конечно, сравнивать способность той или иной породы легавых собак к охотничьей дрессировке.

Если за немецкой легавой, умеющей лишь выпугивать дичь, охотник из-под нее может успеть произвести результативный выстрел, то при таком же поведении английской легавой он уже не успеет это осуществить. Вот вам основание того, что подобный охотник будет ругать английских легавых. Примеров таких можно набрать множество, но моя цель - не собрание различных высказываний, которыми так богата жизнь русских людей вообще и охотников, в частности, да еще и в настоящее время, особенно.

Я ограничусь этим маленьким отступлением и теперь перейду к описанию того типа нормальной легавой собаки, а именно английских островных легавых (сеттеров), какого охотник должен требовать при выходе на испытания от воспитанного щенка, а затем опишу и первую охоту (первое поле, как говорят охотники).

Собака должна легко приходить на свисток, выполнять команду "Даун", иметь правильный поиск, обладать стойкой, не бросаться за подранком или битой птицей. При этом подача битой дичи, а тем более охота на уток, в первое поле недопустима. Таких результатов можно добиться от любой островной легавой при занятиях с ней комнатной дрессировкой по 15-20 минут в день. При этом заниматься можно не каждый день, а только через день, но обязательно с самого раннего возраста, то есть с 2-4 месяцев, так как чем старше будет щенок, тем труднее будет покорить его волю и характер,

Первый урок щенком усвоен, если он приучен к своей кличке и приходит беспрекословно на свист и кличку. Второй урок - обучение команде "Даун!", "Лежать!". Получив эту команду, щенок должен моментально ложиться, в каком бы положении до этого не находился. Я уже отмечал выше, что эту команду я считаю наиглавнейшей, с которой начинаются основы всего воспитания щенка. Ее выполнение облегчит вам всю дальнейшую дрессировку и натаску в поле и даст возможность всегда держать в своих руках волю собаки. "Даун!" - гарантия от всех невзгод.

И вот когда собака хорошо усвоит два приказания (свисток и "Даун!", что не так сложно достичь к 4-5-месячному возрасту, собаку можно вывести в поле. До этого желательно выпускать щенка в сад или огороженный двор, но чтобы у него не было возможности встретиться с дичью. Первый выход в поле может быть еще в 6-месячном возрасте (чем раньше, тем лучше). Тогда щенка надо выводить на длинном 30-40-метровом кордовом шнуре (лучше всего для этого подходит "фитильный шнур", который применяется для фонарей, керосинок и т.д., он легок и, намокая, быстро сохнет, да и не так режет руки). И сразу щенка надо заставить несколько раз выполнить "Даун!" и совершать быстрые подходы на свисток. Не забывайте поощрять щенка! Благодаря комнатной дрессировке он все выполнит играючи, шутя. Когда эти два приказа он будет исполнять так же быстро и активно (с удовольствием), как делал в комнате, увеличьте длину корды, разрешив тем самым находиться своему питомцу на большем расстоянии от вас. Снова повторите несколько раз "Даун!" и "Ко мне!".

Вот такой способ воспитания дает возможность с наименьшими затратами труда сразу и окончательно подчинить себе волю собаки. С таким щенком достаточно будет еще три-четыре раза выйти в поле, руководя его поиском, а затем вести в те места, где есть возможность работать с птицей.

Обычно легавых собак заводят люди, любящие эту породу, а уж легавая заставит хозяина, конечно, если он истинный любитель, заниматься с нею в течение всего года. Владелец, сам вырастивший и натаскавший собаку, лучше знает ее характер, особенности ее природных качеств, манеру работать по той или иной дичи. Поэтому владелец должен учитывать на стадии подготовки для себя настоящей охотничьей собаки при каком-либо методе ее обучения и натаски то, что легавые собаки даже за один выход в поле пробегают многие десятки километров и для такой работы собака должна быть хорошо тренирована, иметь крепкие лапы, сильные мышцы и сердце. В связи с этим владелец легавой обязан в течение всего года проводить много времени на воздухе и на прогулках с собакой. После этого и охота по дичи с такой тренированной и подготовленной собакой доставляет колоссальное удовольствие.

К.Г.Горб. "Сеттеры: английский, ирландский, шотландский"

==================================================================

 

С первопольным курцхааром

Что на охоте важнее - ружье или собака? По мнению известного русского охотника прошлого столетия Л. Н. Вакселя, истинный охотник скорее пойдет в болото без ружья, чем без собаки.

В нашей стране с собакой охотятся на болотную, луговую, полевую, степную, водоплавающую, лесную, горную дичь. Особенно увлекательна охота на красную пернатую дичь: бекаса, дупеля, вальдшнепа, куропатку, фазана, рябчика, тетерева, глухаря, стрепета, дрофу.

С щенком курцхааром охотиться можно начинать с шестимесячного возраста, важно лишь не допускать сильного физического переутомления и щадить его психику. В раннем возрасте у собаки быстрее пробуждается охотничья страсть, легче приобретаются и закрепляются необходимые навыки, а натаска по дичи приучает и дисциплинированности в полевых условиях.

Начиная охоту с первопольной легавой, необходимо думать не о выполнении ягдташа, а о поведении собаки, четком выполнении ею команд и безупречном повиновении. Успехи в виде охотничьих трофеев придут позже. Несколько первых охот целиком посвятите молодой собаке, не превращая их в удовольствие для себя. Эти охоты должны стать логическим продолжением натаски, и только к концу сезона, а вернее, со второго поля можно потребовать от питомца должной отдачи. Старайтесь беречь силы вашего курцхаара, направляйте его поиск так, чтобы возможно лучше обыскать участок охоты и не пропустить затаившуюся дичь. В поиске он всегда должен идти впереди вас, на правильных параллелях пересекать ваш путь, равно удаляясь в стороны. Расстояния между параллелями должны быть несколько короче дальности чутья собаки, в уходы в стороны - не далее верного выстрела дробью.

К месту первых охот приходите к семи часам утра, когда установится ветер. Собаку ведите на поводке у ноги, На месте охоты внимательно осмотрите местность и командой "искать" направьте вашего питомца в поиск челноком с подветренной стороны, а сами идите строго на ветер, не позволяя, вначале собаке уходить в стороны далее 30 м.

В охоте с первопольным курцхааром желательно, чтобы выстрелы по дичи были максимально результативными. Поэтому начинайте охоту по перепелу или дупелю. Эти птицы хорошо держат стойку, летят медленно и прямолинейно, и сбить их выстрелом нетрудно. И вот первая стойка. Без поспешности, сдерживая собаку командой "стоять", подойдите к ней с правой стороны и, выдержав секунд тридцать, продвиньтесь неторопливо вперед и сами поднимите птицу на крыло. Постарайтесь непременно сбить ее выстрелом, а затем, приказав стоять или уложив на месте и успокоив питомца, сходите за трофеем и, вернувшись к лежащей собаке, дайте ей хорошенько обнюхать птицу.

Главное внимание после выстрела уделите не дичи, а собаке, В момент подъема птицы она максимально возбудилась, неотрывно следила за полетом и почти не реагировала на выстрел. Убитая же птица непременно разожжет в молодой легавой инстинктивную страсть, придаст смысл ее поиску, упрочит веру в хозяина. Если в натаске собака при выстреле проявляла излишнюю нервозность, на первую охоту с ней пригласите метко стреляющего охотника, который первым же выстрелом собьет сработанную птицу, вы же, следя за поведением собаки и успокаивая ее, поиграйте с ней убитой из-под ее стойки птицей. Собака не только вскоре перестанет бояться выстрела, но и с нетерпением станет ждать его после взлета каждой найденной птицы.

Не спешите давать собаке апортировать первых убитых птиц. Главное - выработать у курцхаара выдержку - оставаться на месте после взлета птицы и ее падения после выстрела. Да и себя необходимо держать в руках, спокойно относиться к трофеям. Не уподобьтесь тем охотникам, которые после удачного выстрела, забывая обо всем на свете, бросаются за упавшей птицей, оставляя без внимания молодую собаку. Безрассудные действия хозяина возбуждают у питомца чрезмерную охотничью страсть; он срывает стойку, гонит улетающую птицу, в азарте рвет убитую и... оказывается окончательно испорченным.

После четырех-пяти взятых из-под курцхаара птиц можно разрешить ему апортирование, а несколько позднее и розыск подранков. Первое апортирование производите по птице, упавшей на виду у собаки. Перед посылом сначала уложите ее, а затем командой "подать" пошлите за убитой птицей. За исполнение похвалите и наградите лакомством. Так достигается контакт с хозяином и воспитывается дисциплинированность. При охоте вдоль небольших речек убитая птица может упасть на другой стороне. Апортирование с другого берега иногда для собаки оказывается более трудным, чем с воды, и поэтому соответствующая тренировка должна входить в курс натаски щенка, Хорошо воспитанный курцхаар не должен рвать или мять подстреленную дичь, играть или убегать с ней. Решительно пресекайте подобные действия. Он должен мягко со спины брать дичь и, поднеся к хозяину, садиться и отдавать в руки или класть птицу у его ног. Подранка курцхаар должен придушить и только затем подать хозяину.

Правильно поставленная собака отличается сдержанным отношением к убитой или подраненной дичи.

В первом сезоне охоты воздерживайтесь от стрельбы по "шумовым" - случайно вылетевшим птицам, чтобы не сбивать курцхаара с поиска и чтобы он понял, что стреляют только по найденным птицам.

Отстреляв с десяток перепелов и дупелей из-под молодого курцхаара, переходите на бекасов, а позднее не брезгуйте и коростелями. Охоту по лесной и водоплавающей дичи начинайте, лишь убедившись в твердой постановке курцхаара по перепелу, дупелю и бекасу. Только в конце первого сезона охоты пустите собаку по лесной дичи, лучше всего по белой куропатке. Охота в лесу осложнена неизбежным нарушением собакой манеры поиска и частой потерей зрительного контакта с хозяином. Поэтому после каждой охоты в лесу обязательна тренировка собаки по болотной или полевой дичи или восстановление поиска челноком на открытой местности, где даже нет дичи. Охоту по водоплавающей дичи отложите на второй сезон. Уток из-под первопольного курцхаара стрелять лучше только взлетающих с небольших луговых озерков или бочагов, причем подходить к ним следует, предварительно взяв собаку к ноге.

Перед окончанием первого сезона охоты надо несколько раз сходить с курцхааром по зайцу и очень желательно на этих охотах взять из-под него хотя бы одного зверька. Охота на хищных или крупных копытных зверей, а также работа по кровяному следу - дело уже опытных курцхааров, и начинать ее следует со второго охотничьего сезона собаки.

В первом сезоне охоты курцхаар должен страстно полюбить охоту, отработать отличное послушание и тесный контакт с хозяином, обрести быстрый поиск и крепкую стойку, охотно и правильно апортировать убитую дичь, активно разыскивать подранков.

...Малоприметная тропинка петляет в густых зарослях, и только свет ручного фонарика не позволяет сбиться с нее. Зачавкала под ногами вода. Нехотя расступились камыши, открывая выход к заболоченному лесному озеру, образовавшемуся на месте давно заброшенных торфоразработок. На дальнем конце частично уцелевшей бровки, метрах в тридцати от берега, наш скрадок.

До рассвета остается около часа времени. Возможно удобнее усаживаюсь на старом ящике. Риф ложится у моих ног на охапку старого сена. Удачными оказались наши охоты на болотную и боровую дичь, отстреляны несколько перепелов, тетерев, белая куропатка. С луговых озерков взято несколько уток. Неплохо для восьмимесячного курцхаара.

Удивительная предрассветная тишина, Неожиданна в ней рождается волнующий охотников нарастающий звук, переходящий в свист крыльев высоко летящей утиной стаи. Вскоре проходит и вторая стая. Неожиданно поднимается Риф и, жадно втягивая носом воздух, всматривается в глубину плеса, Оттуда, из кромки камышей, шумно поднимается кряква, Она тянет над самой водой, пробуждая утиное царство тревожным кряканьем. Кто-то из охотников не выдерживает, и густую тишину вспарывает гром дуплета. Ему вторят выстрелы других охотников.

Стрельба словно вспугнула темноту. Светлая полоса на востоке ширится, небо быстро светлеет. Гаснут немногие звезды. Все больше открывается в осенней красоте озеро. Видимость увеличивается, и можно начинать охоту.

Выстрелом по налетающей крякве я перебил ей крыло и дал подранку возможность укрыться в растительности соседней бровки, вытянувшейся по плесу наподобие небольшого островка. Удар сбитой птицы о воду поставил молодого курцхаара на ноги, и лишь только ветерок донес волнующий запах подраненной дичи, он негромко заскулил, а затем по команде "вперед" смело вплавь кинулся за добычей. Переплыв открытую воду и выбравшись на бровку, Риф повел в сторону подранка и встал в стойку. После тридцатисекундной выдержки вновь крикнул: "Вперед!". Энергичный прыжок - и Риф лапой прижал в траве подранка, пытавшегося удрать на чистую воду, стал с жадностью хватать его пастью. На морде собаки мелкие перышки и пух, и я, боясь, что молодая собака в азарте начнет рвать первого сработанного подранка, резко крикнул: "Брось! Назад!". Оставив изрядно помятую раненую утку, Риф вплавь вернулся ко мне.

Только через полчаса, когда собака окончательно успокоилась, я вновь послал ее за уткой. По команде "подай" Риф взял подранка со стороны спины, придавил его, вплавь вернулся к засидке и, сидя, отдал мне в руки...

Перед сезоном охоты, за две - четыре недели до его открытия, следует заняться интенсивной физической подготовкой собаки, чтобы наладить работу ее сердца и легких. Частые выходы в поле, продолжительные купания с плаванием, ежедневный 10 - 12-километровый пробег за велосипедом при полноценном питании быстро наладят нормальное кровообращение и дыхание. Собака резко увеличат скорость поиска, станет значительно крепче и выносливее.

Легавые собаки обладают наибольшей остротой обоняния, Чутьиста легавая обнаруживает охотничью птицу приблизительно за 25 - 35 шагов, и такое чутье считается хорошим. Частые тренировки по дичи заметно повышают дальность чутья, но перед каждым открытием охоты или перед полевыми испытаниями желательно проводить специальную тренировку, значительно увеличивающую дальность чутья и выносливость вашей собаки. Для этого ей надо "поставить" дыхание, что достигается тренировками в заведомо тяжелых условиях - при жаре с безветрием. Такая работа с резким ограничением потребления воды "сушит" собаку, у нее быстро уменьшается и исчезает одышка.

Ограничивая дневной рацион курцхаара в воде и еще более в еде, выходите с ним в поле по три-четыре раза в день. Заметив, что он теряет ход и не выражает желания продолжать поиск, отводите его на отдых во избежание теплового удара. От выхода к выходу собака становится заметно выносливее, но только на третий день она войдет в норму, как в физическом отношении, так и по чутью, и только тогда ей можно начать давать полную норму пищи. Оттренированный этим способом курцхаар дольше сохранит правильный ритм дыхания, и у него будет значительно больше шансов проявить максимально дальнее чутье и выносливость, обеспечивая ежедневную охоту в любых условиях в течение всего вашего отпуска.

Знание приемов охоты и умение обращаться с собакой являются непременными для каждого ружейного охотника. Для гарантированного успеха надо знать "адрес" дичи, ее повадки и способы охоты на нее.

H.Власов, Охота и охотничье хозяйство N 6 - 1990