Охота с легавыми

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Легавая собака и незнакомая дичь

Бывают случаи, когда во время проведения полевых состязаний собака встретит дичь, по которой состязания не проводятся, например дикую индейку или полынного тетерева. Эти птицы обычно не держат стойку и не дают собаке возможности правильно себя отработать, поэтому по ним собак не натаскивают. Как правило, встречи с этими птицами во время состязаний судьями во внимание не принимаются, независимо от характера встреч и их исхода. Вместе с тем, если встреча закончилась "приемлемым" образом, судьи могут выразить удовлетворение собакой. Таким образом, собака может стать победителем состязаний только в том случае, если покажет хорошую работу именно по той дичи, по которой состязания проводятся.

Однако есть собаки, которые прекрасно работают в сопровождении всадников на скоростных состязаниях по зубчатоклювым куропаткам, а попав в заросли, столь же прекрасно отрабатывают воротничкового рябчика. Не тешьте себя иллюзиями и не спешите брать от них щенков. Эти собаки - не результат целенаправленной селекции, и с их детьми придется все начинать заново.

Когда-то, после ряда неудач с собаками "широкого поиска" (big-goers, horizon workers - собаки, работающие в США "от горизонта до горизонта" в сопровождении верховых охотников. - Прим. перев.), я решил завести "разностороннюю" собаку и обзавелся бретонским эпаньолем. Эта собака великолепно работала по 18 видам дичи, но где бы я с ней не был, всегда где-то неподалеку обнаруживался "специалист", до которого моей собаке было далеко. Шло время, я встретил многих великолепных "разносторонних" практиков, но среди них не было ни одного, который смог бы превзойти настоящего специалиста. Посмотрим правде в глаза. Охотники, так же как и их собаки, склонны к определенной специализации. Большинство из них охотятся в одной и той же местности на один-два вида дичи. Тетерев, вальдшнеп и куропатка Мерна обычно рассматриваются как нечто близкое, и, как правило, собака успешно справляется с ними. Но вот если взять фазана (наиболее ценную дичь для охоты с легавой) и виргинскую куропатку, или лугового тетерева и куропатку Мерна, то здесь собакам придется проявить разные навыки при отработке птиц, что определяется и разными привычками птиц, и разными местами их обитания. И что характерно, в западных штатах, где великое множество самых разнообразных видов дичи, охотники все же предпочитают охотиться на один-два сходных вида, используя специализированных собак.

С другой стороны, если вы отправляетесь на охоту в незнакомое место, то здесь лучше использовать разностороннюю собаку. Как-то со своим бретоном я поехал на Аляску пострелять белых куропаток и познакомился там с местным охотником и рыбаком, который к тому же оказался экспертом по сеттерам. Так вот, он был очень удивлен, узнав, что я собираюсь охотиться на куропаток с легавой. Сам он своих сеттеров использовал только на охотах по тетеревам. Тем не менее я получил огромное удовольствие, хотя, следует отметить, не все куропатки выдерживали стойки. Решив обзавестись собакой, продумайте, где и на кого вы будете охотиться. Существует много крупных питомников, предлагающих собак для специальных целей. Здесь, наряду с высококлассными пойнтерами, предназначенными для обыска обширных пространств, вам могут предложить и специальных собак для обыска "на цыпочках" осинников - мест обитания тетеревов. Но если вам предложат щенка, который "может превратиться во все, что вы захотите", то поостерегитесь: на него вы потратите все свое время. Интересно отметить, что во всех случаях, когда мне приходилось встречать хорошего "разностороннего" работника, собака была особенно привязана к своему владельцу. Если вы намереваетесь после охоты на чешуйчатую куропатку пойти пострелять вальдшнепов, то это вам удастся только в том случае, если вы и ваша собака хорошо понимаете друг друга. Когда безукоризненный работник, способный брать призы на состязаниях по "его" дичи, попадает в абсолютно незнакомые угодья, то он лучше приспособится к ним, если все время сохраняет полный контакт с охотником. Естественно, пеший охотник в этом случае имеет преимущества перед верховым, поскольку собака у него обладает большими возможностями для "взаимного чтения мыслей". Я знавал одного охотника, которых держал одновременно много собак. Большая их часть жила в вольерах, но какую-то одну он постоянно держал у себя дома. И именно эти "домашние" собаки становились наиболее приспособленными к новым для них ситуациям.

Если собака, приученная к охоте на виргинских куропаток, оказывается у нового владельца и увозится им в новые места, где распространен луговой тетерев, то перед ней встает ряд задач. Это и привыкание к новому владельцу, и к новой растительности, и к новой птице с ее привычками. Эта собака не сразу поймет, что острохвостый тетерев, например, тоже является дичью, в отличие от похожего на него жаворонка, который никому не нужен. Лишь время даст этой собаке необходимый опыт.

Мой бретон обладал большой приспособляемостью. Вместе с тем я отнюдь не хочу умалять достоинств других европейских пород: они в течение многих поколений использовались для охоты на самую разнообразную дичь в условиях тесного контакта с владельцами. Я отдаю себе отчет, что мой бретон никогда бы не выиграл приз на состязаниях. Он неважно апортировал, был недостаточно спокоен при взлете дичи, а при секундировании напирал на дичь. Но зато он великолепно "набирался ума-разума", наблюдая за работой специалистов. Так, попав однажды на охоту в компании двух пойнтеров-"вальдшнепятников", он быстро освоил новую для него птицу.

Столь же быстро, буквально за пару минут, он освоил работу по бекасу Уилсона. Несколько сезонов, отправляясь на охоту по фазанам, я проходил бекасиными угодьями, не обращая на них внимания. Но стоило мне отстрелять одного, как мой бретон стал их отрабатывать.

Крайне ошарашивает собаку охота в пустыне, изобилующей кактусами с колючками. Не спешите сдаваться, даже если вам придется на какое-то время превратиться в больничную сиделку, вооруженную пинцетом. Большинство собак через пару дней приспосабливается к этим условиям.

Какая собака лучше приспосабливается - молодая или старая? Вопрос пока открыт. Может так случиться, что двухлетняя собака приспособится быстрее, чем шестилетняя, но здесь все очень индивидуально. Мне кажется, что быстрее приспособится собака, обладающая большей способностью накапливать и использовать опыт, находящаяся в контакте с владельцем, умеющая "читать его мысли".

Лишь бы эти мысли наличествовали в голове владельца.

Чарли УОТЕРМЕН - Перевод Валерия Бадигина
Журнал "Охота" 1997 - 9
- проект ИД "Друг"

==================================================================

 

Основные требования к легавой собаке на охоте

Некоторые охотники, особенно начинающие, не знают, какими же основными качествами должна обладать легавая собака, чтобы хорошо работать в поле.

Прежде всего она должна быть достаточно чутьистой, т. е. прихватывать, а затем делать стойку на таком расстоянии от дичи, чтобы ее не спугнуть; воспринимать запах той дичи, по которой охотятся, и не останавливаться возле различных мелких птичек; не задерживаться на пустых местах, где дичи нет. Собака должна больше работать по птице верхним чутьем, а не идти по следу и не разбирать наброды. Задача собаки - быстро найти птицу. Для этого нужно, чтобы она обладала энергичным, достаточно быстрым, соразмерно ее чутью ходом - галопом или рысью и в зависимости от характера местности в меру широким целесообразным поиском, при котором все места оказались бы тщательно обысканными.

Конечная цель работы собаки - поднять птицу на крыло - выполняется легавой путем подводки, т.е. замедленного, плавного движения со стойки к птице. Подводка собаки соразмеряется с ходом охотника; она должна зависеть и от вида дичи, по которой собака работает. Так, например, при охоте на фазанов нужна очень энергичная и достаточно быстрая подводка.

Большое значение имеет также выносливость собаки, когда при продолжительной охоте ее энергия не падает.

Все эти качества зависят не только от индивидуального природного свойства собаки, но и от правильной подготовки собаки, а также от умения использовать ее во время охоты. При охоте в лесистой пересеченной местности очень ценно иметь собаку, обладающую докладом.

Какими бы высокими полезными качествами не обладала собака, если она не будет всякий раз использовать их применительно к тому или иному виду дичи, по которой ей приходится работать, к характеру местности, к направлению ветра, то эффективность охоты в значительной степени будет снижена.

Тесная связь собаки с охотником имеет большое значение на охоте. Во время поиска собака должна следить за охотником, не выходить из сферы его влияния, быстро являться на свисток и спокойно оставаться на месте после взлета птицы и выстрела.

Вот те основные требования, которые должен предъявить охотник к легавой собаке.

Что же должен делать охотник для того, чтобы полностью и правильно использовать легавую на охоте?

Примерно за месяц до открытия охотничьего сезона охотник подготовляет собаку к охоте. Прежде всего он проверяет общее состояние собаки; если собака худа, необходимо усилить ей питание; наоборот, если она слишком упитана, нужно постепенно тренировать ее в поле и кормить легкой пищей. В случае обнаружения у собаки глистных заболеваний следует принять срочные меры к их удалению, так как во время охоты больная собака потеряет свою работоспособность.

У большинства собак после длительного пребывания в домашней обстановке чрезмерно отрастают коготки, и лапа приобретает более плоскую форму, что значительно мешает правильному движению легавой. Излишние коготки должны быть удалены; у длинношерстных легавых часто между пальцами сваливается шерсть, которую следует тщательно выстричь.

Пускать собаку в поиск следует по возможности против ветра; собака увереннее и на более дальнем расстоянии прихватывает запах птицы.

Если собака в густой растительности скрылась из поля зрения охотника; и, несмотря на свистки, не возвращается, нужно сейчас же обыскать все ближайшие пункты, чтобы выяснить не стоит ли она где-нибудь у найденной дичи. Если же поиски окажутся безрезультатными, необходимо остаться на месте и спокойно ждать возвращения собаки. Когда собака вернется, нужно отправить ее в поиск и проследить, не поведет ли она снова к тому месту, откуда только что пришла и где, может быть, находилась дичь. Это очень важно, так как собака может проявить задатки очень ценного полевого качества - доклада.

Когда собака сделала стойку, следует немедленно же подойти к ней сзади или сбоку и, послав ее вперед идти за ней. При взлете дичи одновременно с выстрелом нужно проследить, чтобы собака оставалась на месте или легла.

Для того чтобы собака от начала до конца охоты могла с одинаковой энергией проявлять свои полевые качества, необходимо заботиться о правильном ее питании на охоте и после охоты; в полуденное жаркое время нужно предоставлять собаке, по крайней мере, двухчасовой отдых.

ЛЕОНТЬЕВ В.В. "ОХОТНИЧЬЕ СОБАКОВОДСТВО", Санкт-Петербург, 1996

==================================================================

 

Охота на дроф

Как известно, выдержка, спокойствие, собранность крайне необходимы на всякой охоте. Любое проявление нервозности, горячности или запальчивости при охоте на. дроф губит дело!

Об этом нужно помнить всегда и особенно с той минуты, когда появление дроф в поле зрения охотника вызывает совершенно оправданное волнение.

Однако это волнение не должно мешать и умелой маскировке, и осторожному подходу, и томительному ожиданию, когда наступит время сделать выстрел в налетевшую стаю.

Подъем на крыло такой птицы, как дрофа, да еще на короткой дистанции, страшно горячит охотника, особенно начинающего, и совсем нередки случаи, когда он позорно мажет по старому дрофичу, у которого в размахе крыльев почти два метра!

Как и на всякой охоте, в степи и в поле стрелять приходится чаще всего в угон и в штык, реже - по боковой птице.

Лучший выстрел-в угон: цель видна отлично, она крупна и уходит от охотника низко над землей почти по идеальной прямой.

Худший выстрел - в штык, особенно по осенней, перелинявшей птице: перо жесткое, пух богатый, дробь скользит по плотному оперению, рикошетирует. И почти любое попадание под углом меньше прямого, когда не перебиты кости крыла и нет смертельного ранения в сердце или в голову, не дает нужного результата. Раненая птица отлетит умирать далеко в степь.

Дрофа делает большой разбег перед взлетом, снимается с земли тяжело, тянет в воздухе плавно, не очень часто взмахивая большими крыльями и издавая громкий звук, будто вдали пыхтит паровоз: ффу-ффу-ффу!

Но полет ее быстр - до семидесяти-восьмидесяти километров в час, и при всяком боковом выстреле, который

считается несколько хуже угонного, надо брать большое упреждение. Таблицы величины упреждения даны во многих охотничьих книгах, в частности и в книге А. И. Толстопята "Охотничьи ружья и боеприпасы к ним", выпущенной издательством "Физкультура и спорт" в 1951 и в 1954 гг. При этом следует иметь в виду, что чем крупнее номер дроби в заряде, тем упреждение меньше.

И, наконец, последнее замечание: дрофа всегда поднимается с земли точно против ветра, но в полете немного отклоняется вправо или влево и движется в полветра. Об этой особенности полета крупной дичи надо помнить. Известны четыре основных способа охоты на дроф: охота с собакой, стрельба с подъезда, охота нагоном и стрельба на перелетах.

Охота с собакой производится только по выводкам и продолжается не больше одного месяца, обычно с половины августа до середины сентября, когда дрофы начинают кочевать стаями по степи и совершенно не выдерживают стойки собаки.

Не без основания этот вид охоты считается весьма трудным, утомительным, так как охотнику приходится очень много ходить по степи в самые жаркие часы дня в поисках затаившегося выводка.

Вся трудность заключается именно в том, чтобы найти место, где залег выводок. Двигаясь по степи, нужно зорко выглядывать, не мелькнет ли в бурьяне или в хлебах голова дрофы. Это и есть тот сигнал, по которому следует идти в определенном направлении. Разумеется, в этот начальный период охоты может сослужить добрую службу хороший полевой бинокль.

Когда расположение выводка обнаружено, собаку необходимо взять к ноге и пойти с ней прямо к выводку. Пустить собаку в поиск надо лишь в то время, когда охотник приблизится к птицам на расстояние выстрела.

Непуганая старка подпускает близко. Она вытягивает шею над травой и показывает голову, залегает, затем бежит, притворяясь больной, и вскоре взлетает. Стрелять в старку нельзя, как бы ни было велико искушение взять ее на мушку.

Не теряя времени, надо взяться за розыски молодых. Они могут лежать на земле, затаившись, но обычно встают и бегут в том направлении, куда улетела старка.

Очень хорошо, если собака приучена выставлять дичь на охотника. Она делает широкий полукруг и заставляет дрофят оказаться между ней и хозяином. Но такие собаки редки даже среди спаниэлей. Поэтому, пока собака разбирается в следах, забежать нужно охотнику. Дро-фята, схваченные в кольцо, начнут подниматься на крыло. При этом после выстрела по первой птице другие взлетают не сразу. Такая охота может продолжаться всего несколько минут, но она очень результативна, так как стрелять накоротке по крупной мишени - несложно.

Охота с собакой возможна с самого раннего утра. Но, если собака прихватит выводок на кормежке или найдет птиц, когда они еще не облежались, они могут сорваться метрах в сорока-пятидесяти от охотника, причем побегут и взлетят все разом. Поэтому на утренней заре нужно двигаться по степи, будучи готовым сделать выстрел в любую секунду.

В дневные часы розыску выводка может помочь наблюдение за старыми дрофичами, которые залегают значительно позже молодых, но держатся от них неподалеку. Они как бы дают указание охотнику, где надо искать выводок. А бывает и так, что в первые дни охоты удается в самую жару подойти на выстрел и к этим старым птицам. Они лежат крепко, обычно в самом центре большого поля, и стойку собаки выдерживают неплохо.

Раненый старый дрофич - птица очень сильная и по-своему злобная. Он нередко бросается на подбежавшую собаку и старается нанести ей удар мощным клювом. Поэтому посылать собаку к раненому дрофичу не следует.

Необходимо также помнить, что мясо убитых дроф, особенно молодых, в жаркий день очень быстро портится, киснет. Чтобы избежать этого, дрофенка следует выпотрошить.

Так как молодые не очень крепки на рану, стрелять их надо дробью № 3-5.

Как только дрофы собьются в стаи и начнут кочевать, собака в степи уже не нужна. С середины сентября начинается охота другими способами: стрельба с подъезда и охота нагоном.

Источник - В.В. Архангельский. "Охота на полевую, степную, пустынную и горную дичь"

==================================================================

 

Охота на кекликов и пустынных куропаток

Охота на этих птиц однотипна: с подружейной собакой по выводкам, с подхода и на водопое.
 
 
Охота с собакой. Лучшей собакой для охоты на эту горную дичь нужно считать спаниеля. Особенно хороши спаниели светлого окраса, которые не так сильно перегреваются на жарком горном солнце, как черные.
 
 
Обе птицы, на первый взгляд, кажутся неосторожными, доверчивыми. Будучи защищены, укрыты от охотника грядой камней или каменистой россыпью, они перебегают невдалеке. Но стрелять их на бегу не удается почти никогда, и почти никакой стойки собаки они не выдерживают.
 
 
Любой подозрительный шорох - и птицы мгновенно пропадают среди камней и травы. Иногда они пробегают и по чистому месту, но вне выстрела. Разбегаются и взлетают обычно раньше, чем собака разберется в их следах.
 
 
И кеклики, и пустынные куропатки ведут себя совершенно иначе, чем обыкновенные серые куропатки.
 
 
Правда, взлетают они с громким треском крыльев, но почти никогда не снимаются одновременно всем выводком. Обычно они поднимаются на крыло вразброд и разлетаются в разные стороны главным образом ниже того места, где их стронули, и затем быстро бегут вверх.
 
 
Минут через десять птицы начинают скликаться, но вовсе не обязательно местом их сбора должен быть куст или какое-либо аналогичное укрытие.
 
 
Как правило, собираются они на открытом месте, вдалеке от охотника, как бы полагаясь главным образом на прекрасное зрение, слух, на быстрый бег по любой пересеченной местности и на стремительный полет.
 
 
На крик потревоженного выводка сейчас же отзываются выводки справа и слева, скоро крик несется со всех сторон, но, к сожалению, ни по одной из этих птиц собаке не удается сделать стойку. Это горячит ее и портит.
 
 
Иногда удается приблизиться с собакой на выстрел к той птице, которая по какой-либо причине не переместилась с выводком. Но такие случаи крайне редки, и для подобной охоты нужна очень дисциплинированная собака.
 
 
Спаниель же тем и хорош, что он лишь находит, где затаилась птица и, не делая стойки, заставляет ее взлететь. Если же собака приучена выставлять дичь на охотника из крепи, лучшего и не следует требовать от четвероногого помощника при охоте за кекликами и пустынными куропатками.
 
 
Охотиться с собакой лучше всего утром и вечером, когда птицы находятся на кормежке.
 
 
Как уже сказано, по-настоящему спортивной охота бывает лишь в конце октября и в ноябре, когда перелинявшие птицы, одетые в яркие наряды, собираются в крупные стаи.
 
 
Охота с подхода. Эта охота требует отличного знания местности, где обитают кеклики или пустынные куропатки, и умения скрадывать осторожную дичь. Кроме того, чтобы добиться хороших результатов, нужно знать повадки горной дичи, о которых рассказано выше.
 
 
С подхода можно охотиться одному, выследив предварительно места жировки птиц, или группой, и тогда один охотник может быть загонщиком, а другие-стрелками. Каких-либо специфических условий для охоты с подхода нет.
 
 
Охота на водопое. Эта охота основана на том, что и кеклики, и пустынные куропатки регулярно посещают источники, родники и другие водоемы в горах.
 
Обычно невдалеке от родника устраивается укрытие. Засидкой его назвать нельзя, так как- оборудовать хороший скрадок среди нагромождения камней (даже если у охотника в руках кирка!) очень трудно.
 
 
В этом укрытии и поджидают прилетающих на водопой птиц. Если укрытие сделано хорошо, удается стрелять по сидячим кекликам и куропаткам. Во всех иных случаях стрельба идет влет.
 
 
Для успеха охоты нужно предварительно выяснить, в какие часы и по какому направлению летят птицы к источнику.
 
 
Кеклики и куропатки чаще всего подлетают часа за два-три до полудня, когда начинает припекать солнце, но бывают на водопое и несколько раньше. Кроме того, они обязательно летят к воде перед вечером. Пустынных куропаток в августе и в сентябре можно встретить у воды в любой час дня. Однако пролежать весь жаркий августовский день в укрытии среди скал нелегко.
 
 
Каменные и пустынные куропатки не придерживаются постоянных путей перелета к источникам и родникам. Поэтому птиц можно ждать с любого направления.
 
 
Однако делать укрытие лучше всего так, чтобы птицы не залетали с тыла и не могли до времени обнаружить присутствия охотника.
 
 
Опытные охотники обычно выбирают место для укрытия с таким расчетом, чтобы за спиной у них находился высокий горный кряж или скала, откуда птицы не подлетают. Да и на фоне скалы или нагромождения камней легче замаскироваться в одежде защитного цвета (светло-бурой или серой).
 
 
Кеклики и пустынные куропатки не очень крепки на рану, но подранка чрезвычайно трудно найти среди камней. Поэтому для стрельбы по горной дичи необходимо ружье с резким боем и средней кучностью. Дробь нужна № 5 или 6.
 
 
источник - В.В.Архангельский. "Охота на полевую, степную, пустынную и горную дичь"

==================================================================
 

Охота на стрепетов

В ковыльной или типчаковой степи, да еще в августовскую жару, и особенно когда в ягдташе не пусто, бродить тяжело; охотничьи угодья - обширны и довольно однообразны, и редко радует глаз какой-нибудь холмик на ровном плато или низинка, заросшая кустами; далеко не всегда удается сделать удобный привал в тени и у воды; заросли бурьяна и других сорняков иногда почти непролазны, колючки цепляются за одежду, колючие семена набиваются за голенища сапог или в ботинки, в кровь могут изранить колени острые иглы колючек; дичь в жару быстро портится, и нужно заботиться об ее сохранности. Поэтому на охоте за стрепетами всегда уделяется особое внимание экипировке и снаряжению.

Стрепет поднимается с громким треском крыльев, иной раз совсем близко, и очень горячит молодого охотника.

Но, конечно, не на каждом участке степи можно обна-' ружить птиц. И если охотник плохо знает их повадки, места обитания, жировок и отдыха, то за долгий летний день, намаявшись и изрядно намяв ноги, он вернется домой без дичи, не сделав ни одного верного выстрела.

Как и на всякой охоте, тут во всю силу действует ценное правило: чем труднее поиски и добывание дичи, тем лучше надо вооружиться прочными знаниями законов ее жизни.

Известны три основных способа охоты на стрепетов: с собакой, с подъезда и нагоном. Охотятся также и на перелетах.

В Средней Азии, осенью, когда стрепеты начинают подваливать с севера, охотники подстерегают птиц в засидках и в скрадках - на клеверищах.

Охота с собакой. Выходы в степь с подружейной собакой начинаются в середине августа и длятся недолго: с тех дней, когда выводки уже могут спасаться от преследования на крыльях, до той поры, пока молодые не собьются в крупные стаи. Таким образом, охота с собакой продолжается примерно три недели.

Собака должна быть хорошо поставлена: послушание и настойчивость - основные ее качества.

Охота производится главным образом в жаркие часы дня и нередко в густых зарослях. Очень хорош для такой охоты пойнтер, особенно верхочут: он далеко прихватывает дичь, да и всякие репьи не так пристают к его шерсти. Оправдали себя на охоте за стрепетами и подвижные спаниели, хотя в бурьянах им работать нелегко из-за малого роста и густого длинного шерстного покрова.

Охотник, который плохо переносит степную жару, может выходить охотиться утром - часов до десяти, и вечером - до сумерек. Но все же стрепет лучше всего выдерживает стойку собаки только' в самую жару.

Искать выводки нужно в траве и в невысоком бурьяне, по соседству с полями или весенними токовищами. При этом надо иметь в виду, что одна старка довольно часто водит своих птенцов неподалеку от другой.

Молодых весьма трудно поднять на крыло, особенно в первые дни охоты: они быстро перебегают и иногда перемещаются так далеко, что горячая собака может их потерять вовсе.

Как и при выводке у дроф, первой взлетает старка, чтобы отвести опасность от молодых.

Стрелять ее нельзя.

К сожалению, далеко не все охотники строго выполняют это первое и самое важное требование, предъявляемое к культурному охотнику: часто они ссылаются на то, что не разобрались, какая именно птица вылетела.

При охоте на стрепетов такая недостойная отговорка явно не годится! Старка при взлете хохочет: это самый ее отличительный признак; самец и холостая курочка издают пугающий звук: пржи! И только невзматеревшие стрепеты срываются молча.

Из выводка, особенно из крупного, далеко не все молодые устремляются за матерью. Остальные с поразительной быстротой кидаются врассыпную, бегут очень далеко и где-то затаиваются так крепко, что собака едва не дотягивается до них мокрым носом.

В жару птицы лежат очень крепко, подпускают собаку почти вплотную. Иногда пес долго стоит над птицей, весь дрожа от волнения, но стрепет не взлетает, пока сам охотник не стронет его с места накоротке.

Так как стрепет летит хотя и быстро, но не делает зигзагов, подъемов и спусков, стрелять по нему нетрудно. Дробь в этот период охоты не нужна крупнее № 4 или 6.

Охота с подружейной собакой заканчивается к середине сентября, когда птицы, готовясь к отлету, сбиваются в большие стаи и становятся весьма строгими.

источник: В.В. Архангельский. "Охота на полевую, степную, пустынную и горную дичь"
==================================================================

 

С курцхааром на болоте и на воде

Велики и разнообразны охотничьи угодья страны, но по-особенному привлекательны луга и болота. В таких местах обитают бекасы, дупели, коростели, погоныши, камышницы и другие виды куликов и пастушков.

Охота по болотной дичи - лучшая школа становления первопольной легавой.

Бекас - небольшая птица отряда куликов, охота на нее из-за трудности стрельбы считается одной из самых интересных. Окрас бекаса коричневобурый с черными полосками на спине и груди и белым брюшком. Вес 90 - 150 г. Селится в топких, с ржавой водой, открытых местах болот и лугов. Легавые обычно причуивают его с расстояния 18 - 25 м, а оттренированные и более чутьистые - с 35 - 50 м. В средней полосе страны появляется в первой половине апреля и держится до второй половины октября.

Брачные игры (тока) бекасов весьма разнообразны. Токующий самец с характерным криком "тэке-тэке-тэке" плавно уходит ввысь, так что его иногда трудно увидеть, и после нескольких кругов, раскрыв крылья и хвост, устремляется вниз. Хвостовое оперение птицы, рассекая воздух, издает дребезжащий звук, напоминающий блеянье ягненка. Такие пируэты повторяются многократно. Полет токующего бекаса красив и эффектен.

В период токования бекасы разбиваются на брачные пары. Гнезда устраивают на кочке с густой прошлогодней травой. После кладки из 4 довольно крупных яиц забота о высиживании птенцов и воспитании потомства полностью ложится на самку. Птенцы появляются через 18 - 20 суток, в трехнедельном возрасте способны перепархивать, а в месячном - прилично летают. Питаются бекасы червями, личинками насекомых, мелкими моллюсками, добывая их длинным клювом из мягкой болотистой почвы или из тины, особенно охотно жируют на ржавых болотах.

Бекас - строгая и пугливая птица. Работа по нему с горячей, несдержанной легавой затруднена. Старые, еще не успевшие набрать вес бекасы очень осторожны и будут срываться с расстояния 40 - 50 м от собаки. Молодые менее пугливы и лучше выдерживают стойку. Результативная охота на бекасов начинается к концу августа, когда старые птицы ожирели, стали более тяжелыми на подъем и близко подпускают собаку. Но лучше всего эти птицы выдерживают стойку легавой в жаркое время дня и в тихую дождливую погоду.

Взлетающий с резким криком "кехчкехч" бекас летит быстро и зигзагообразно, стрелять по нему трудно. Охотники-спортсмены ставят охоту на бекаса с легавой выше других охот, сбитую птицу считают наградой, доступной только искусному стрелку, "красной" дичью, мясо которой обладает высокими вкусовыми качествами. Стреляют дробью не крупнее № 9.

Валовый пролет бекасов в средней полосе страны происходит обычно в конце сентября - октябре, затягиваясь до наступления холодов. Готовясь к отлету на юг, бекасы собираются в крупные стаи. Охота становится затруднительной - ни собаку, ни человека птицы близко не подпускают и срываются с сидок стайка за стайкой.

Дупель тоже из отряда куликов, распространен от западных границ страны до долин Енисея и Вилюя на востоке. По оперению сходен с бекасом, но имеет серовато-желтую в темных пестринах грудь и белые рулевые перья по бокам хвоста. Он крупнее бекаса в полтора-два раза, достигает веса в 220 - 300 г.

Дупель - молчаливая, скрытная птица, ведущая почти ночной образ жизни. День проводит, затаившись среди густой травы или кочек; оживляется с наступлением сумерек, вылетает кормиться на лужи, разбитые скотом сырые выгоны, топкие берега речек и озер; Мягким и длинным клювом достает корм из насыщенной водой болотной почвы. Основная пища - черви, личинки насекомых, мелкие моллюски, на полях кормится злаками, чаще просом.

Дупели прилетают в среднюю полосу в конце апреля, на две-три недели позднее бекасов, токовать начинают с установлением теплой погоды, собираясь с наступлением темноты довольно многочисленными группами, иногда до 30 и более птиц. На достаточно сухих лугах на закате солнца раздаются негромкие звуки, напоминающие кваканье лягушек. Это самки созывают на ток самцов, которые, прилетев, отвечают трещанием, похожим на стук швейной машины или на звук бьющегося об стекло крупного жесткокрылого насекомого. Иногда самец издает свист, очень похожий на свист человека, только более короткий и глухой. Токование продолжается весь вечер, ночь и заканчивается к семи часам утра.

Токуют и гнездятся дупели из года в год на одних и тех же местах. Гнездо устраивают на подходящей кочке в кустарниках. В кладке обычно четыре довольно крупных яйца сероватого цвета с бурыми пятнами. Пуховички появляются через 17 - 18 дней, а еще через 20 - 25 дней прилично летают. С 6-недельного возраста молодые дупели начинают вести одиночный образ жизни, при малейшей опасности крепко затаиваются, крайне неохотно поднимаются на крыло. Так же ведут себя и взрослые птицы. По окончании сезона токования самцы для линьки забираются в труднодоступные, заросшие кустарниками болота.

Дупель хорошо выдерживает стойку легавой, близко подпускает охотника. Взлетает с диким глухим покрякиванием, летит медленно, прямолинейно, на высоте два-три метра и садится не далее 60 - 70 м, крепко запада в сидке. Через 8 - 12 мин он начинает двигаться и становится доступным для причуивания собакой. Сильно напуганный, может лететь быстро, высоко и улететь за 400 - 600 м.

Любимое местонахождение дупелей - потные луга с невысокой травой и не очень сырые кочковатые болота с зарослями кустарников. Во второй половине лета молодые дупели и перелинявшие старые перемещаются на более чистые пойменные луга, особенно где пасут скот. В дождливые периоды, когда обычные дупелиные места оказываются залитыми водой, птицы перелетают на более сухие выгоны домашнего скота, в просяные, гречишные, капустные или картофельные пол и даже на вспаханные под пар. В таких же местах следует искать и высыпки пролетных птиц.

Охота на дупелей с легавой состоит из двух периодов - на местовых и пролетных по высыпкам. Местовые дупели обычно держатся одиночками или группами по 4 - 6 птиц, пролетные же идут всегда группами, иногда весьма многочисленными. К отлету на юг птицы сильно жиреют; у некоторых подстреленных дупелей после падения на землю на грудке лопается кожа, обнажая слой жира. Улетают местовые дупели на юг с середины и до конца августа. Высыпки пролетных северных дупелей в средней полосе можно встретить и в первых двух декадах сентября.

Иногда численность пролетных дупелей оказывается столь значительной, что места их высыпок для охотника с хорошо поставленной легавой становятся истинным охотничьим эльдорадо. Так, в 1980 г., на пойменных лугах близ дер. Воронья Нога (Калининская обл.) после недельных дождей мой курцхаар Риф поднял более четырех десятков этих долгоносиков, находя их через каждые 60 - 100 м. К сожалению, хороших дупелиных угодий становится все меньше, и там, где проводится интенсивная мелиорация земель, исчезают веками обжитые поселения этих птиц. Численность дупелей в последние годы повсеместно снижается. Академик М. А. Мензбир пришел к выводу, что дупель может стать вымирающей птицей, но охота на бекаса еще долго сохранится в многочисленных болотных угодьях страны.

Стрельба дупелей не представляет трудностей; стреляют их дробью N 9, предварительно отпустив от себя на 15 - 20 м.

Коростель - житель луговых просторов. В его окраске преобладают рыжеватые и охристые тона. Вес 200 - 250 г. Увидеть коростеля трудно, но услышать легко. С вечера и до утра в лугах с некоторыми промежутками раздаются далеко слышимые резкие скрипящие звуки "дерг-дерг", за что коростеля часто зовут дергачом или дергуном. Это звуки токующего самца, призывающего самку; они же, по-видимому, и вызов сопернику.

Появляются коростели в средней полосе в конце апреля. Селятся на сухих и потных с кустарниками лугах, по кочкарникам и заросшим высокой травянистой растительностью канавам, всегда вблизи речек и озер, по соседству с хлебными полями. Они полигамы. Самка устраивает гнездо на земле; в кладке 8 - 12 яиц, насиживаемых в течение трех недель. Она является заботливой матерью, способной самоотверженно защищать своих быстро подрастающих птенцов. В южных районах страны старые самки нередко дают по 2 выводка птенцов за лето. Питаются коростели насекомыми, их личинками, червями, гусеницами, семенами трав, хлебными злаками.

Коростели ведут скрытный образ жизни. Неохотно поднимаются на крыло, предпочитая спасаться от преследования бегством по густой траве, чему способствует их сложение - вытянутое и сжатое с боков туловище, длинная шея, короткий хвост, высокие ноги. Даже опытной легавой подчас трудно поднять его с земли. Коростель не выдерживает стойки и убегает от собаки. Взлетает коростель, только когда все пути к бегству оказываются отрезанными. Летит плохо, низко и очень медленно, неуклюже свесив ноги. Управлять полетом в ветер не способен.

К началу сентября коростели сильно жиреют, лучше выдерживают стойку, и охота на них с легавой становится более доступной. Однако стрельба их чаще всего носит попутный характер при охотах на болотную и луговую дичь, но во время осеннего пролета (в средней полосе это вторая декада сентября) эта птица становится завидной дичью. На заливных лугах можно набрести на обильную высыпку жирных, взматеревших за лето коростелей, которые держат стойку и быстро поднимаются собакой на крыло. Стреляют их дробью N 9, отпустив от себя на 15 - 20 м.

Камышница достигает величины чирковой утки. Обитает в болотных крепях, соседствующих с участками открытой воды, заросшей кувшинками, ряской и другой водной растительностью. Она легко и быстро бегает, свободно передвигается в густых болотных зарослях и хорошо плавает. Ведет скрытный образ жизни, заметно оживляясь с наступлением сумерек. После захода солнца и рано утром камышницы выплывают на открытую воду и начинают перелетать с места на место. Летают медленно, часто взмахивая крыльями. На этих перелетах камышниц стреляют из укрытий, используя курцхаара только для розыска и апортирования сбитых птиц. Стреляют их дробью N 7. В августе отправляются на юг дупели, а в сентябре - начале октября улетают бекасы, коростели, камышницы и кулики. Но не думайте, что болота опустели и охота по болотной дичи с курцхааром закончена. В свободные октябрьские и ноябрьские дни берите ружье и четвероногого помощника и отправляйтесь в угодья, где летом встречали бекасов. В местах, где обычно держались эти птицы, появляются гаршнепы.

Гаршнеп распространен от западных границ страны до бассейна реки Колымы. Преимущественными местами его обитания являются южная полоса тундры и зоны тайги, но гнездится он и в Нечерноземье. Этот долгоносик - самый маленький представитель бекасиных, весом до 90 г, окрашен довольно нарядно - преобладают охристые, рыжие и белые тона, верхние плечевые перья оранжевые, на голове широкая черная полоса, верхняя часть шеи орехово-коричневая, черные перья на пленах и спине с металлическим фиолетовым или зеленым отливом. Клюв и глаза бурые, ноги оливково-бурые.

Прилетают гаршнепы рано, с появлением проталин и проточин по краям рек и болот. Для гнездования выбирают болота с негустой травянистой растительностью, не слишком залитые водой, но топкие, с трясинами и участками жидкой грязи. Питаются червями, личинками насекомых, слизняками, но больше семенами и побегами болотных растений. Заботы о потомстве всецело лежат на самке. В гнездо, устраиваемое на сухой кочке, она откладывает четыре яйца, по величине схожих с бекасиными. Гаршнеп ведет ночной образ жизни, затаиваясь днем на сидке. Сидит очень крепко, взлетает с явной неохотой и поднять его без собаки почти невозможно. Стойку легавой держит хорошо, почти под

Полет гаршнепа медленный и спокойный, напоминает летящую бабочку, но в ветреную погоду становится быстрым и неровным. Встречный ветер сбивает его, бросает из стороны в сторону, и стрельба из простой и легкой вдруг становится сложной и трудной.

Гаршнепы задерживаются с отлетом на юг до наступления заморозков и даже до первого снега: сказывается северная природа птиц. Отлетающие гаршнепы встречаются довольно большими группами, и охота на них с курцхааром в позднее время осени всегда доставляет охотнику большое удовлетворение. Стреляют гаршнепов самой мелкой дробью N 11 или 12.

Основными объектами охоты с легавыми на водоплавающую дичь являются широко распространенные и весьма многочисленные породы диких уток. И хотя эта ходовая охота с легавой Ъ сопряжена с преодолением топких и труднодоступных мест, она не лишена своей красоты и поэтичности, требует умения быстро и метко выстрелить по стремительным чиркам и свиязям, по неожиданно и шумно поднимающимся кряквам или по внезапно налетевшему табунку серых гусей.

На охоте на водоплавающих легавой собаке приходится преодолевать густые заросли водной растительности и много плавать. Поэтому особенно хороши для таких охот сильные, чутьистые, выносливые и в любую погоду охотно работающие на воде немецкие легавые.

На утиной охоте немецкий курцхаар с присущей ему энергией разыскивает сидящих в крепях, заканчивающих сезонную линьку старых селезней и укрывающиеся в прибрежной растительности утиные выводки, поднимает их на крыло под выстрел охотника, а сбитых птиц разыскивает и апортирует и с Суши, и с воды.

Неоценимую помощь окажет ваш воспитанник и при стрельбе уток на вечерних перелетах к местам жировок. Стоять на вечерней заре надо под защитой растительности или стогов сена, около речек и озер, над которыми тянут птицы. Курцхаар в продолжение всей охоты находится рядом с охотником и посылается в розыск только за сбитой птицей.

Точная стрельба по летящим уткам в позднее вечернее время затруднительна, сбитые птицы падают в высокую траву, заросли кустарников, камыши, и найти их в густеющих сумерках или наступающей темноте без помощи собаки чрезвычайно трудно. Ваш курцхаар, получив соответствующую команду, разыщет и принесет сбитых птиц и не даст скрыться подранкам. Лучшим трофеем утиной охоты считается кряква. Стреляют уток и лысух на летней охоте дробью N 5 и 6.

Широкое использование курцхаара по водоплавающей дичи начинайте со второго поля, когда надежно усвоены техника и приемы охоты на болотную дичь; Сам принцип охоты на уток прямо противоположен принципу охоты на дичь со стойкой, и поэтому не следует усложнять обучение молодого курцхаара усвоением взаимно противоположных методов.

...На открытие летней охоты на болотную и водоплавающую дичь пригородной электричкой едем в Виноградовское охотхозяйство. Каждый приезд сюда - как встреча со старым другом. Все знакомо: станция, лес, пойма, люди. Приветливо встречает егерь, подробно рассказывает, где и какая держится дичь, куда пойти с собакой. Долго не спится - волнуюсь еще до выхода в поле. Неспокойно спит и собака: то часто перебирает во сне лапами, словно куда-то бежит, иногда нервно взлаивает, вскакивает с коврика и, убедившись, что я в постели, тяжело вздохнув, снова ложится на свое место.

Затемно уходят на озера любители охоты на уток. Мы же пойдем по дупелям спустя час-полтора после восхода солнца. Стрельбу дупелей из-под легавой предпочитаю утиной охоте. Обутый в легкие кеды идешь по отаве, любуясь живописным пейзажем и красивой работой собаки.

Пущенный в поиск Риф, высоко подняв голову, широким челноком идет строго против ветра. Вначале поиск безуспешен. Только выйдя на растоптанные стадом потные луга, он сходу прихватывает птицу и, протянув сполна все тридцать метров, останавливается в красивой стойке перед колком невыкошенной травы, в небольшой луговой впадинке. По команде кобель поднимает дупеля. Птица взлетает с характерным тихим и глуховатым покрякиванием и, перейдя в прямолинейный полет, падает после выстрела.

Риф энергично работает. К десяти утра в сетке шесть длинноклювых птиц; можно поохотиться и на уток. Впереди бочаг, по краям густо заросший осокой. Беру собаку к ноге. По ряске, сплошь покрывающей зеркало воды, многочисленные дорожки - следы утиных жировок. Риф сразу прихватывает дичь. По команде бросается в воду и с противоположной стороны, из осоки, поднимаются чирки, два из которых пополняют трофеи. Укладывая в сетку взятых птиц, вижу над лесом пятерку крякв. Стайка круто разворачивается и со снижением идет в нашу сторону. Жестом руки укладываю на берегу Рифа, а сам приседаю в осоке. Кряквы налетают с тяжелым свистом. После дуплета одна утка падает рядом с собакой. От неожиданности Риф отскакивает в сторону, а затем бросается к птице и лапой прижимает ее к земле.

По луговой дороге возвращаемся на егерский пункт, а к вечеру, когда стынет солнце и спадает жара, мы на станции Виноградово ожидаем электричку на Москву. Из окна вагона открывается пойма. В лучах заходящего солнца густеют ее краски. Справа Фаустовские леса. В них через два месяца с Рифом будем брать зайцев.

H.ВЛАСОВ

==================================================================

 

С курцхааром на лесную дичь

Ружейная охота на лесную пернатую дичь трудна, но и интересна для охотника, особенно когда ему помогает четвероногий друг. Открывается она в августе или в начале сентября, что зависит от местных условий. На этой охоте легавая должна работать, приспосабливаясь к условиям местности. На опушках, болотах, в лесу ей необходимо проявлять незаурядное чутье и ум, самостоятельно сокращать скорость и ширину поиска применительно к трудно просматриваемым местам и почти полному безветрию над землей. Охота будет успешной с хорошо натасканной и послушной собакой, имеющей постоянный контакт и зрительную связь с охотником. Чтобы хорошо работать в лесу, собака должна иметь верхнее и следовое чутье. Вместе с тем мнение, что легавая с верхним чутьем не может брать след, глубоко ошибочно, особенно в отношении континентальных легавых.

Для охоты в лесу на пернатую дичь больше подходят немецкие легавые с их способностью сочетать верховое причуивание со следовым и менять манеру поиска применительно к условиям местности. На первом месте среди них - курцхаар, работающий в лесу, со стойкой; в густых же, трудно проходимых или недоступных для человека зарослях курцхаар поднимает дичь голосом без стойки. В этом случае охотник стоит или осторожно идет в направлении возможного подъема дичи по краю обыскиваемой собакой заросли. Такой поиск курцхаара с использованием следового чутья мало чем отличается от поиска спаниеля и поиска гончей - полаза.

Охота с курцхааром по взматеревшим глухариным или тетеревиным выводкам, по крупным стаям белых куропаток, по осенним высыпкам золотисто-ржавых вальдшнепов особенно увлекательна.

Глухари летом кормятся на земле, а ночуют на деревьях. Осенью они активно посещают галечники на лесных дорогах или по берегам лесных речек, заглатывая мелкие камешки, помогающие перетирать грубые корма, составляющие основной рацион их питания в осенне-зимний период.

Глухариные выводки надо искать по окрайкам и гривам моховых болот, в сырых низинах или глухих борах недалеко от болот и лесных ручьев, у галечников. В начале охотничьего сезона молодые глухари подпускают собаку и хорошо держат стойку. Поднятый выводок улетает недалеко, птицы рассаживаются на нижние ветки деревьев, иногда западают в траву или кустарники и затаиваются на 1 - 2 часа. Первой почти всегда с громким клохотанием взлетает сторка, которую стрелять запрещено. Обученный анонсу курцхаар в короткое время поможет охотнику найти и отстрелять часть затаившихся молодых глухарей. Охота по глухариным выводкам с легавой прекращается в середине сентября, когда взматеревший молодняк собаку уже не подпускает и, убегая, взлетает на большом расстоянии от нее.

В глухих борах и на заросших густой травой и кустарниками моховых болотах нередко можно встретить старого глухаря-моховика, который сразу же будет стремиться убежать от собаки. Опытный и умный курцхаар постарается выжать его на более открытое место, обежать полукругом и поднять на охотника. Бывает, что старый петух, стараясь запутать собаку, возвращается на свой след, чтобы уйти от нее и подняться вне выстрела. Поэтому, когда собака вновь пошла по тому же следу, надо быть готовым к выстрелу.

Для успешной охоты на глухарей необходим хорошо поставленный, опытный курцхаар. Охотиться на этих чрезвычайно осторожных птиц с первопольной собакой не следует.

Тетерева предпочитают опушки лиственных и смешанных лесов с хорошим подлеском, соседствующие с хлебными полями, обширными лесными вырубками, старыми гарями и обязательным наличием различных ягодников. Любимое дерево тетерева береза.

После появления молодых мать начинает кочевать с ними. По мере созревания ягод выводки посещают луга и поляны с клубникой и земляникой, лесные черничники и брусничники, болота с клюквой и морошкой. На утренние и вечерние жировки птицы выходят на созревающие яровые хлеба, возвращаясь на дневки и ночевки в заросшие густыми кустарниками опушки леса. Искать выводки следует и на болотистых лугах с куртинами густых кустарников, и в примыкающих к хлебным полям лесных массивах: В сентябре жирующих тетеревов можно видеть бродящими по стерне скошенных полей или сидящими на небольших копнах собранного льна, овса, проса.

Август - лучшее время для охоты с легавой по тетеревиным выводкам. Охотятся на этих птиц от восхода солнца до 10 часов утра и с 16 часов до сумерек. Утром отправляйтесь в угодья, когда начинает спадать роса, по которой особенно заметны свежие наброды птиц. При обильных росах они выходят на жировку позднее и на более высокие места. В дождливые дни тетеревов ищите на высоких местах вдоль лесных опушек.

Для успешной охоты на тетеревов нужна хорошо поставленная легавая с крепкой уравновешенной нервной системой. Важное значение имеют ее манеры поиска и потяжки. Быстрый и шумный поиск только распугивает птиц. При умеренной скорости поиска и осторожной потяжке выводок успевает рассредоточиться, каждая птица западает отдельно и поочередно разыскивается собакой. Умение легавой сочетать верхнее чутье со следовой работой по набродам птиц делает охоту на тетеревов особенно успешной. Вот почему курцхаар лучшая легавая для тетеревиных охот.

Тетерева поднимаются с земли шумно, полет их быстр и прямолинеен. Подъем всего выводка горячит собаку и, чтобы ее успокоить, лучше переждать четверть часа, чтобы затем поочередно разыскивать разлетевшийся молодняк. В некоторых охотхозяйствах разрешается отстрел только молодых петушков, которые отличаются от других тетеревов черно-пестрым оперением.

Результативная охота по тетеревиным выводкам с легавой продолжается до середины сентября, когда молодые петушки полностью оденутся в черное перо, то есть до времени, когда выводки распадаются и тетерева перестают выдерживать стойку.

Молодые рябчики в начале охотничьего сезона хорошо выдерживают стойку легавой и взлетают поодиночке. Искать их следует на относительно открытых лесных участках. Рано утром или к вечеру, когда выводки разбредаются на жировке, молодых можно поднимать порознь и взять из-под хорошо поставленного курцхаара несколько птиц. Взматеревший молодняк стойки собаки не выдерживает, а находясь на дереве, не выносит облаивания и слетает раньше, нем успевает подойти охотник. Если же курцхаар, обнаруживший скрывшегося в кроне дерева рябчика, анонсирует, то охотнику удается подойти к сидящей птице и высмотреть ее.
Белые куропатки на севере являются одним из важнейших объектов промысловой охоты. В средней полосе, где численность их не столь велика, разрешается только спортивная охота.

Отправляясь с курцхааром на охоту по выводкам белых куропаток, искать их следует в моховых бруснично-клюквенных болотах, в молодых березняках и осинниках, а также в посевах яровых культур и на озимях, соседствующих с лесными мшаниками. На жировке выводок куропаток широко разбредается, оставляя много следов и сильных запахов, что облегчает легавой их поиск. Взятый на чутье выводок старается убежать от собаки, нередко заставляя ее долго вести по следу. Обычно с характерным хохотом первым взлетает старый куропан или кудахчущая старка, которые непременно пытаются увести легавую от выводка. Старых птиц во избежание гибели выводка стрелять не следует.

Молодые куропатки поднимаются дружно, с шумом, метров через сто то пятьдесят планируют за какое-либо естественное укрытие, изображая посадку, после него резко меняют направление полета и, пролетев над самой землей еще некоторое расстояние садятся и затаиваются. В этом случае следует подождать четверть часа и, когда птицы начнут перекличку, пустить курцхаара в поиск. В отличие от других тетеревиных, белые куропатки до конца сезона хорошо выдерживают стойку собаки.

Охота с легавой собакой на вальдшнепов производится осенью по их высыпкам во время валового пролета на юг. Осенний пролет вальдшнепов начинается после первых ночных заморозков и может задерживаться до первого снега. Вальдшнепы летят только по нонам малыми группами или одиночками, часто собираясь на небольших участках в значительных количествах, что, вероятно, объясняется уменьшением в это время года хороших кормовых мест.

Лучшими местами в средней полосе для осенней охоты по высыпкам являются угодья Брянской, Орловской, Тульской, Липецкой, Рязанской, Тамбовской областей - там, где проходит граница лесов и степей. Охоту лучше начинать ранним утром, продолжая ее в течение светового дня. Ищите высыпки вальдшнепов по опушкам мелколесья, долинам речек и ручьев, в заросших кустарниками оврагах, вблизи озимых посевов и пастбищ скота, в больших колхозных и совхозных селах. Осенний вальдшнеп хорошо держит стойку, но стрелять обычно приходится навскидку, без выцеливания, так как, взлетев, птица всегда старается прикрыться от охотника стволом дерева, ветвями ели, густым кустарником.

Н. ВЛАСОВ

==================================================================

 

С легавой

В пору долгого охотничьего межсезонья, в тусклые дни предзимней распутицы и февральской замети - сколько раз предстает мысленному взору охотника-легашатника августовское росное утро, струны солнечных лучей в дымке тумана, сверкающие решета паутины, щебет птиц в купах кудрявого ивняка, темный след собаки на отросевшем лугу, когда веселым нетерпением подрагивают жилки в бодром теле и сердце полнится радостным предвкушением счастливого охотничьего дня! Хорошая погода, раздолье лугов, удачный выстрел, полученный трофей - все это тешит и радует душу охотника, но более всего - горячая и осмысленная работа своей, своими руками натасканной собаки.

Для охотника, который не держит легавой, исчезает целая область в Стране Охоты - охота по луговой и болотной птице. Для него этой дичи как бы не существует вовсе: не будет же он самотопом охотиться на бекасов, устремленно вытаптывать гаршнепов! А если и подвернется под выстрел куличок, он в соседстве даже с нырцом вызовет скорее иронию, чем гордость: эка добыча, чуть поболе воробья! Да и подразбит, обезображен более крупной, не для него предназначавшейся дробью... Нет за ним страстного поиска легавой, ее потяжки и стойки, ее горящих глаз - так, случайный выстрел, случайно попавшаяся на пути дичь. А ведь охота по луговой и болотной дичи, по выводкам боровой птицы одна из самых классических, красивых и спортивных. И потому для истинного легашатника начало утиной охоты это еще не открытие летне-осеннего сезона, "настоящее" открытие, которое бывает, как правило, недели через полторы-две после утиного "разговления" и которого он ждет с нетерпением, - это то долгожданное раннее утро, когда он может взять легавую и отправиться по выводкам, не забыв заглянуть и на влажную, травную пойму.

Правда, неумеренное стремление превратить цветущие заливные луга в пустынные водохранилища резко сократило охотничьи угодья, сильно поубавилось и количества тетеревов, отравленных варварски применяемыми химическими удобрениями, и глухарей, потесненных хищническими рубками леса, но все-таки с легавой поохотиться еще можно.

Так что же предпочесть, куда отправиться - на заболоченные пойменные луга или на старые заросшие, тетеревиные вырубки? При прочих равных условиях владелец молодой легавой, недавно прошедшей натаску, не преминет воспользоваться возможностью закрепить школу натаски охотой на дупеля, бекаса и гаршнепа, для первопольной собаки это лучшая практика.
Наиболее распространен из них бекас, кулик с длинным носом, величиной с дрозда. Его излюбленные места топкие окрайки озер и болот с ржавой водицей и невысокой травой, торфянистые кочкарники, мокрые пожни, однако его пристрастия при выборе угодий не ограничены, и бекаса можно встретить и на мочажине в поле, на луже разбитой лесовозной дороги, на мокром после дождей истоптанном коровьем тырле... В одном месте бекаса можно поднять вместе с дупелем, в другом - по соседству с гаршнепом, требования которых к угодьям более определенны. И по размерам, и по окраске бекас и дупель сходны меж собой, так что неискушенный охотник не сразу их различит. Это легче сделать в сравнении, когда они рядом: у бекаса длиннее нос, более светлое брюшко и по краям хвоста нет белых перышек, как у дупеля. Бекас широко известен, и вряд ли найдется охотник, который не слышал бы его токования над болотом, над мокрым апрельским лесом, когда он, трудно различимый в поднебесье, пикирует наклонно, издавая растопыренными перышками хвоста (а может быть, и крыльев) далеко разносящиеся, дребезжащие, блеющие звуки. Отсюда - его другие названия: небесный барашек, баранчик. Ток бекаса - это один из самых характерных, милых сердцу охотника, звуков весны.

Напротив, охотникам, не имеющим легавых, дупель мало знаком. Он вообще более редок в природе, места его обитания ограничены и не всегда лежат на пути охотников, занятых поисками уток или боровой дичи. Весной дупеля тоже токуют, собираясь в сумерки по несколько штук на постоянное токовище, где самцы, взъерошив перья, возбужденно щебечут, бегают по земле и даже вступают в потасовки меж собой. Очевидцев дупелиного тока среди охотников, по-видимому, найдется не так уж много, - тем более что весной охота на всех куликов, в том числе на бекасов, дупелей и гаршнепов, запрещена (кроме вальдшнепа на тяге).

Вспугнутые, бекас и дупель ведут себя по-разному: с громким "чмоканьем" или молча бекас вырывается и стремительно летит, шарахаясь из стороны в сторону, затем полет его выравнивается, и он снова садится, но иногда, прежде чем сесть, забирается ввысь и только после этого возвращается на болото, высмотрев местечко в некотором удалении. Дупель снимается спокойнее, "солиднее", молчком или с недовольным покряхтываньем, словно бы сетуя, что его потревожили, летит ровно и, отлетев недалеко, западает в траву.

Лучшая пора для охоты на бекаса не только по добычливости, но и с точки зрения образования собаки первые несколько дней после открытия сезона, когда молодые птицы плотно сидят под стойкой. Повзрослев, они становятся осторожными и зачастую срываются раньше, чем легавая сделает стойку, так что для успешной охоты в это время от собаки помимо хорошего чутья требуется известный опыт, в котором первопольная легавая может отстать от взматеревших бекасов.

Стрелять поданного собакой бекаса надо очень мелкой дробью, не крупнее девятки-десятки, которая у охотников так и зовется "бекасинником", выждав, когда его полет выровняется, однако и при этом попасть в верткую птицу не так-то просто. Там, где тростник или кустики могут прикрыть бекаса раньше, чем он выровняется в полете, приходится стрелять навскидку во время его пируэтов, что требует от стрелка подлинного искусства владения ружьем. Такая стрельба породила понятие, вышедшее далеко за пределы охотничьей лексики, - снайпер, стрелок бекасов (снайп - по-английски бекас).

При стрельбе из-под молодой легавой следует очень осмотрительно отнестись к подаче ею дичи. Собака при виде падающей птицы должна лежать или хотя бы оставаться на месте и бросаться подавать только по команде хозяина. Если несдержанный охотник погорячится, забудет дать команду "лежать", а после выстрела не прикажет "подай или, паче того, сам кинется за добычей - навыки натаски пойдут насмарку, собака может быть быстро испорчена, будет кидаться за птицей, и тогда снова придется прибегать к чок-корде.

Дупель избегает осоковых кочкарников, моховых и топких болот, излишне мокрых лугов с высокой травой, его типичными местами являются влажные и потные пожни и луговые низины, переходящие в болев сырые, хлюпающие под ногой мочажины с лозняком и редкими невысокими кочками участки, разграничивающие заливные низины и травные сухие возвышенности, где близки подпочвенные воды, слезящиеся в углублениях и колеях, в следах копыт. В подобных местах его надо и искать, пустив собаку против ветерка. Опытная легавая при этом сама переходит к более размашистому поиску, меньше одергивать можно и молодую: спокойный, даже леноватый дупель выдерживает долгую стойку, охотник не спеша успеет подойти к собаке, если она встала и в сотне метров от него. Смирный нрав птицы, открытые, легкие для ходьбы угодья создают идеальные условия для натаски и охоты с первопольной легавой. В случае промаха дупель обычно садится невдалеке и позволяет подойти к нему снова. Обучение молодой собаки при подходе к переместившемуся дупелю особенно эффективно, у нее создается представление, что хозяин всегда знает, где дичь, она становится более внимательной к его командам и более исполнительной.

Самой интересной охота на дупеля бывает не сразу по открытии сезона, а спустя три-четыре недели, когда к местным дупелям начинают подходить пролетные. К этому времени они сильно жиреют, подолгу задерживаются в полюбившихся кормных местах и все так же крепко сидят под стойкой. Найти такую дупелиную высыпку, имея хорошую легавую, - мечта любого легашатника, которая при ее осуществлении помнится долгие годы!

Пролет дупеля в средней полосе России обычно начинается с первых чисел сентября и, смотря по погоде, длится иногда до конца месяца. Стрельба дупеля несравненно проще, чем бекаса, но в ветреные, "рваные" дни, когда полет его становится более порывистым и резким, легкой ее назвать нельзя.

Гаршнеп - один из самых мелких куличков. Его оперение гораздо наряднее, чем у бекаса и дупеля: на голове по темени проходит широкая черная полоса, верхняя часть шеи коричневатая, черные перья на спине и плечах отливают фиолетовым или зеленым, а верхние удлиненные перышки на плечах - оранжевые. Клюв у него относительно короче, чем у бекаса. Любимые его места - трясинистые, топкие болота, заросшие хвощами, осокой и тростником. Легашатники любят гаршнепа за то, что он продлевает сезон охоты по болотной дичи: когда исчезнут дупеля, почти не останется бекасов, начинаются высыпки гаршнепов, продолжающиеся чуть ли не до снега. В пролет гаршнепы часто появляются в более доступных, чем при гнездовании, местах, менее топких и не таких заросших, на мелких травянистых болотах, где их сподручнее брать из-под стойки. Сидит он довольно плотно, срывается из-под носа с чивиканьем и, как правило, перемещается недалеко. Полет его не так стремителен и верток, как у бекаса, но стрелять его не просто, особенно при ветре: он как бы покачивается на лету, порхает из стороны в сторону, напоминая бабочку или летучую мышь.

Все три вида болотных куликов высоко ценятся из-за вкусного, нежного мяса, особенно осенний ожиревший дупель, предмет гастрономических вожделений самых изысканных гурманов: недаром эта дичь издавна называется царской.

Но, пожалуй, более разнообразной и зрелищной по самой обстановке в лесу, по эффектности трофея все-таки надо признать охоту по выводкам боровой дичи. Но это, конечно же, дело вкуса...

В отличие от уток, "хлопунцы" которых, размером почти в мать, все еще не способны подняться в воздух, у птенцов тетеревиных птиц, еще не оперившихся полностью, полуголых, очень рано, примерно в десятидневном возрасте, отрастают маховые и рулевые перья крыльев и хвоста, и они могут при опасности вспархивать на деревья, отчего их и называют "поршками". Однако ни эта возможность спастись от наземных хищников, ни самоотверженная, трогательная забота матери о своих детях не избавляют от потерь выводки, в каждом из которых к началу охоты остается едва ли половина. К этому времени тетеревята и глухарята хорошо летают, но размеров взрослой птицы еще не достигают и нуждаются в опеке со стороны матери, без которой оставшаяся масть выводка может погибнуть. Все это на охоте по выводкам обязывает охотника быть особенно щепетильным в соблюдении норм этики и благородства: истинный охотник никогда не поднимет ружья на старку, которая обычно первой вылетает из-под собаки и старается отвлечь ее от затаившихся детей. Учитывая, что копалуха (глухарка) и тетерка из года в год делают гнездо примерно в том же месте, к соображениям этики добавляется элементарный расчет: сохранив матку, через год здесь можно получить очередной выводок. Тот же расчет подсказывает пощадить молодую копалушку или тетерку, они тоже дадут в этих местах выводки, поэтому и их надо отпустить без выстрела. В августе тетерок уже не трудно отличить от петушков, начинающих одеваться в темное перо и отращивать косицы в хвосте.

Типичные места тетеревиных выводков - это светлые некрупные смешанные леса с полянками, украшенными небольшими елочками, березняки по старым сечам с обомшелыми пнями, затянутыми брусникой, с уютными травными пустошами, с ягодными солнечными гривками - словом, те веселые лесные уголки где-нибудь неподалеку от мохового, заросшего соснами "и багульником болота, оказавшись в, которых иначе как "тетеревиными" их не назовешь. Несомненными признаками пребывания здесь выводка являются пылевые пурхалища, где купаются тетерева, избавляясь от пухоедов, копки на трухлявых пнях и муравейниках, надклеванные, высосанны ею ягодки брусники, выпавшие линные перышки, примятая трава...

До охоты в лесу легавая должна пройти натаску и школу работы на открытых местах по болотной дичи. Обычно сообразительная собака, теряя из вида хозяина в зарослях, сама укорачивает поиск по сравнению с тем, что был у нее на лугу, но молодую, не в меру горячую приходится одергивать свистком. Если она не появляется на глаза, надо ее поискать: она может замереть на стойке. И даже не по птице, а просто причуяв свежие наброды, в то время как тетеревенок уже отбежал. Ругать ее не следует, надо успокоить молодую собаку, опять поспать в поиск - не все сразу дается, в лесу верхнее чутье нужно сочетать с работой по следу. Набираясь опыта, собака, прихватив наброд, не станет копотливо разбираться в следах и сделает проверочный круг, заходя в охват, чтобы пересечь более теплый след либо взять верха самой птицы. Такие маневры следует всячески поощрять, контрольные круги убыстряют поиск выводка, а когда легавая пойдет по старому косачу, который обычно не держит стойки и удирает в заросли, чтобы взорваться в гущаре за выстрелом, круговой заход собаки обсечет его бегство и выставит петуха на охотника. Охотясь с молодой легавой по выводкам, надо быть вообще очень внимательным к ее поведению, чтобы не упустить проявления задатков ее мастерства, вовремя отметить их и постараться закрепить. Иногда собака, замерев на стойке где-нибудь за кустами, заждавшись отставшего или направившегося в другую сторону хозяина, догадается сойти осторожно, чтобы показаться ему на глаза и снова вернуться и оставленной птице, - заметив такое, нужно при удобном случае попытаться спровоцировать подобный маневр (даже аккуратно отозвав собаку): так может появиться одно из ценнейших рабочих качеств легавой, привычка к докладу, к анонсу. Устойчивое анонсирование легавой избавляет хозяина от необходимости ограничивать широту поиска, делает охоту особенно красивой и успешной.

На любой охоте с собакой самую большую радость доставляет взаимопонимание между хозяином и его помощницей, угадывание действий друг друга при различных обстоятельствах. Такое единение охотника и собаки особенно необходимо на охоте с легавой. Это накладывает повышенные требования к манерам поведения собаки, но еще больше - ее владельца. Его команды, его намерения м желания, его отношение к собаке должны отличаться четкостью и постоянством, вырабатывающим определенный рисунок охоты, ев стиль. Натаска - лишь приобретение навыков, дальнейшее совершенствование работы и приобретение мастерства достигается на охоте, оно при грамотном руководстве собакой должно прирастать от поля к полю. Всякая суетня, сбивчивость команд, изменение стиля охоты могут перечеркнуть приобретенную квалификацию, испортить собаку. Поэтому прокат собаки, с которым скрепя сердце можно согласиться, когда речь идет, например, о гончих, о лайках, применительно к легавой недопустим. Да и вообще, какая это охота - с "наемниками", разве доставит она то удовольствие, которое приносит работа своей собаки...

Как оживляет горячий, энергичный, на быстрых махах, поиск собаки начавший расцвечиваться лес! Ее рубашка мелькает в зарослях иван-чая и житняка среди елочек и березок, ее стремительные челноки прошивают зарастающую вырубку, полнят душу неугасающим радостным ожиданием... Но вот, словно бы наткнувшись на невидимую преграду, она резко повернулась, сменила резвый аллюр на крадущиеся, мягкие, кошачьи движения и с высоко поднятой головой, с раздувающимися ноздрями влажного носа потянула встречь едва ощутимому току воздуха, повинуясь верхнему чутью... Не подпустив, шумно поднялась, встревожено квохча, старка. Высмотрела опасность и тут же запала в траву, забегала с коканьем, то пригибаясь, то вытягивая шею, приглашая следовать за собой собаку, отвлекая ее от выводка. И, бывает, молодая легавая не выдерживает, кидается... Ее немедля нужно отозвать, успокоить и, выждав некоторое время, опять послать в поиск. Сделав несколько шагов, она потянула и встала, косясь на хозяина. Он подошел осторожно, изготовив ружье. Вперед! Стронулась, неслышно продвинулась и снова встала, устремив взгляд в траву. Всмотревшись по направлению взгляда собаки в заросли, иногда можно увидеть в них затаившуюся птицу, ее темный блестящий глазок... Вперед! С хлопаньем крыльев молча взрывается рыжеватобурый, с пестринами черных перьев на шее, с начавшимися загибаться в лиру черными косицами петушок, тянет на уровне человеческого роста в прогал березок. Не надо спешить с выстрелом, если птицу не прикроют деревья, тетеревята поднимаются близко, можно разбить трофей. Или промазать. Для охоты по выводкам хороши облегченные, с недлинными стволами "лесные" ружья. Патроны нужно снаряжать бездымным порохом, шестеркой или семеркой - молодые тетерева не крепки на рану. На охоте вдвоем следует быть очень осторожным при выстреле: птицы уходят обычно низом, необходимо постоянно знать, где находится товарищ.

В начале охоты от выстрела по сработанному легавой тетеревенку выводок, если он не настеган, как правило, не срывается. Нужно не полениться обойти округу, где могут быть затаившиеся, отбившиеся от выводка молодые тетерева. Распуганные тетеревята, как и их мамка, какое-то время сидят в листве деревьев молча и неподвижно. Уверившись в наступившей тишине, что опасность миновала, старка начинает поквохтывать, собирать выводок, и тетеревята с готовностью отзываются, идут на ее голос. Поэтому, когда выводок разлетится вроссыпь, имеет смысл через час-полтора вернуться к этому месту. Если выводок снимается дружно, надо проследить их полет: метрах в трехстах-четырехстах он может сесть и затаиться. Без набродов птиц обнаружить нелегко, но, когда старка успокоится, выводок обсидится, он даст наброды, туда спустя время стоит наведаться и попытаться найти его снова.

Во второй половине сентября взматеревшие выводки не затаиваются и, заслышав собаку, разлетаются. Почерневшие, ставшие лирохвостыми петушки отбиваются от выводка, дневку проводят отдельно. Выводки распадаются, и охота с легавой по тетеревам становится случайной.

Одновременно с открытием охоты по тетеревиным выводкам начинается охота по выводкам глухарей. В этих охотах много общего: те же часы кормежки и дневного отдыха, те же ягодники. Для глухарей более характерно сочетание крупного смешанного леса с моховыми болотами, заросшими сосняком, можжевельником, багульником и голубикой, с укромными влажными лощинами вдоль ручьев, затянутых таволгой, кустарником и некосью, при соседстве открытых ягодных полян и гривок.

Глухарята выдерживают стойку лишь в начале сезона. Очень скоро они, заслышав собаку, стараются заблаговременно и скрытно удрать, используя заросли, а когда спасительное укрытие кончается, встают на крыло, садятся на деревья и с приближением охотника перелетают. Длинный теплый след птицы, хлопанье крыльев, коканье копалухи - все это очень горячит собаку, и молодую легавую такой охотой недолго испортить. Поэтому молодая первопольная собака должна прежде пройти школу работы по тетеревам и научиться умерять горячность послушанием и приобретенным опытом. Глухарята рано приобретают способность быстро бегать, и, если даже немолодая легавая грешит нерешительной, туговатой потяжкой, преследование затянется и, скорее всего, завершится ничем потому, что глухаренок поднимется за пределами выстрела. Чтобы настичь выводок, приходится иногда чуть ли не бежать рысцой. Если толковая легавая, усвоившая обработку тетеревов-косачей заходом вкруговую, воспользуется этим опытом на охоте по глухариным выводкам - такая охота становится куда успешнее.

Глухарят, выдерживающих стойку, стрелять несложно. Опять-таки первой обычно сорвется копалуха, сядет невысоко и будет исходить тревогой и беспокойством, тянуть шею и кокать. Глухарку стрелять строго запрещено. Если охотник не шкурятник, он не станет бить и молодую копалушку: это тоже будущая мать. И по цвету оперенья, и по силуэту достаточно наметанным глазом легко отличить глинисто-серого головастого петушка от рябенькой самочки. Но и заполучив в качестве трофея августовского глухаренка, нескладного и голенастого, рыхло одетого петушка, охотник может пожалеть, что никогда уж не станет он тем мощным красавцем мошником, которого с горделивой радостью несешь с весеннего тока...

К середине сентября взматеревшие петушки отбиваются от выводков и начинают уединенную самостоятельную жизнь. Встретившись где-нибудь в крепких зарослях, в густой высокой траве, они порой выдерживают стойку легавой. Можно взять их и из-под опытной собаки, работающей с заходом. Но чаще все-таки они не подпускают и укрываются на деревьях. В эту пору успешнее охотиться на них с другой собакой - с лайкой.

К боровой дичи относится еще одна птица, на которую можно охотиться с легавой: белая куропатка. Но в лесу она живет далеко не всегда, проникая на севере в тундру, а на юге - в лесостепные березовые колки Западной Сибири, Зауралья и Северного Казахстана. Держится и на Дальнем Востоке, на Сахалине и на Камчатке. В европейской части России она выбирает моховые болота с клюквой, гонобобелем и брусникой на кочнах, с редкими угнетенными сосенками, с ивняком, можжевельником и багульником, дающими укрытие молоди от ястреба, а ближе к северу - и белой совы. Хорошо, если есть на болоте сухие гривки, где куропатки, как все тетеревиные, могут поклевать камешки и попурхаться в пыли. В таких местах и следует их искать.

Выводки белых куропаток, как правило, более многочисленны, чем у тетеревов и глухарей. Их заботливо опекают оба родителя. При гибели матери выводок водит куропач, а полностью осиротевших птенцов принимают чужие родители. Дружный выводок оставляет на жировке широкие наброды, так что легавой не требуется особенно тонкого чутья, чтобы прихватить следы птиц. Заметив человека с собакой, куропатки стараются отбежать, чтобы взлететь где-нибудь под прикрытием кустов. Первым с гоготом срывается куропач, за ним разом взлетает веером весь выводок. Вразнобой птицы поднимаются лишь тогда, когда застигнуты врасплох и разбредшиеся на кормежке куропатки не успели собраться. Даже нестреляный выводок довольно далеко отлетает, делая плавную дугу, снижается, как бы садясь на землю, но летит дальше и западает, выбрав место укрытия и не оставляя там следов. Однако, разбитый выстрелом, выводок рассыпается, птицы садятся порознь, и в этом случае их легче искать. Затаившись, куропатки крепко держат стойку, их можно стрелять поодиночке. Летят они невысоко, то и дело планируя подобно серой куропатке. Стрельба их в угон особых трудностей не представляет, если не мешают, конечно, кусты или деревья, но сама охота требует физической подготовки и охотника, и собаки: ходьба по моховым болотам не легка, и легавая изматывается скорее, чем в лесу. Стрелять белых куропаток из-под собаки можно до поздней осени, до снега, пока они не откочуют к местам зимней кормежки, когда на другую боровую дичь охоты с легавой уже нет.

В лесу есть еще один прекрасный объект охоты с легавой - вальдшнеп. Летне-осенняя охота на вальдшнепа открывается так же, как на боровую дичь, но ни один легашатник не пойдет искать вальдшнепов, когда есть тетеревиные выводки. Вальдшнеп в августе это попутный трофей. Самая вожделенная пора в охоте на лесных куликов с легавой приходит с началом их высыпок. Не пропустить бы их только! Время высыпок коротко, да и погода в конце сентября - начале октября может быть всякой... Лучше всего, если установится тепло и ведро, а там, где-то на севере, уже почувствуется дыхание близкой зимы. Вальдшнеп подваливает, присоединяется к местному и при благоприятных условиях задерживается порой вплоть до заморозков. Надо выйти на рассвете, когда кормятся вальдшнепы, оставляя на повлажневшей утренней земле наброды. Полуоблетевший, ставший более просторным лес светится пряжей лучей низкого солнца. Поблескивает паутина, опутавшая кустики бересклета, жухлую таволгу, - значит, ведро еще постоит. Шуршит под ногой неулегшаяся палая листва, с деревьев падают сами собою, покачиваясь в полном безветрии, листья осинок. Крепко пахнет грибами, прелью, подвядшей, отросевшей травой. Ощущение сытости и довольства земли, напитавшейся долгим летним теплом, ее умиротворенного покоя и готовности к зиме порождает благостную уравновешенность души, состояние особой бодрости и легкости. Легко идти, легко дышать остывшим воздухом, чувствовать его очищающую наполненность в груди...

Искать вальдшнепов нужно в некрупном лиственном лесу по влажным низинкам, заросшим ольшинками, черемушником, мелкими осинками, крапивой, малиной, - лишь бы не было густой высокой травы, путающей их короткие ножки. Отдувая мягкие добрые губы, фыркает легавая, разбирая следы ночной жизни леса. Кабаньи порои, мышиные наслежки, строчка ласки, кротовьи вытолкоши, поскоки дроздов, суетившихся под бересклетом... Все не то. Едва уловимое дыхание проснувшейся от солнца земли наносит тот знакомый, волнующий запах, от которого страстно раздуваются ноздри, от которого не оторваться. Шаги собаки становятся крадущимися, взор устремлен в заросли мелкого крушинника, напряжена каждая мышца... Словно бы видишь, как замер на коротких ножках вальдшнеп, набычился, положив на грудь длинный нос, настороженно смотрит большим черным южным глазом. Подниматься не хочется: он сыт, отяжелел, пригревает утреннее солнышко... Собака замерла, картинно подняв переднюю ногу. Вальдшнеп на взлете старается сразу прикрыться от опасности стволом дерева, его ветвями, надо прикинуть, как лучше встать, чтобы видеть птицу, сейчас для него опасность - застывшая на стойке собака. От стронувшейся легавой вальдшнеп срывается, будто выброшенный чьей-то сильной рукой, заслоняется от собаки деревом, но становится виднее охотнику. Сухо, четко отщелкиваясь в тихом лесу, звучит выстрел. Притихли возившиеся в ветвях синицы, и все так же падают, покачиваясь, листья. Довольная легавая тычется влажным чутьем в теплую птицу, благодарно улыбается влажными темно-ореховыми глазами, чувствуя на своем темени ласковую руку.

- Хорошо, хозяин! Идем дальше?

Случается, что в тридцати-сорока шагах можно наткнуться на следующего вальдшнепа, а там - на третьего... Таковы они, вальдшнепиные высыпки.

Вадим ЧЕРHЫШЕВ
Охота и охотничье хозяйство 1994 - 8

==================================================================

 

С легавой по болотной дичи

Уже давно привычными стали эпитеты: самая спортивная, самая эмоциональная, самая, самая... охота с легавой. А в чем заключаются эта "самая"? А в том, что именно на охоте с легавой сочетаются два основных фактора: классическая работа собаки и снайперская стрельба охотника по летящей птице.

Что таков классическая работа легавой? Это такая работа, когда собака в тесном контакте с охотником обследует правильным челноком на быстром галопе обширные угодья, всегда поворачивает на ветер, не оставляет необысканных мест, когда она, прихватив запах дичи, устремлено переходит на потяжку, которая заканчивается уверенной стойкой. А после посыла переходит на подводку и после взлета птицы сразу же ложится, в крайнем случае остается на месте и попытками посунуться за птицей не нервирует охотника.

Что должен делать охотник, чтобы охота была успешной, а его легавая работала четко всю свою жизнь, учитывая, что она уже натаскана и хорошо работает по птице?

Первое основное правило, на которое обычно охотник не обращает внимания, - легавая вне работы в угодьях всегда должна находиться на определенном месте: на привязи, в доме или в вольере. Это не пункт из правил, а истина, которую не могут взять в толк собаколюбивые охотники. Такое содержание легавой, с одной стороны, позволяет ей хорошо и спокойно отдохнуть после охоты, а с другой - дисциплинирует ее, уж не говоря о том, что она не мешает людям и исключается возможность разборок между себе подобными.

Второе основное правило, на которое охотники тоже не обращают внимания, - легавая по пути на охоту и с охоты домой всегда должна идти на поводке. Это несколько утомительно для охотника, поэтому чаще наблюдается другая картина: идет охотник, иногда не один, а вокруг мечется собака: то вперед убежит, то назад, то в сторону. Работа легавой требует много сил и выносливости, а при таком поведении отдохнувшая дома собака тратит свои силы впустую, да и разбалтывается, производит массу ненужных действий, на которые часто нервно реагирует хозяин. В результате собака доходит до места охоты уже порядком уставшая, а ев хозяин во взвинченном состоянии. Куда проще вести собаку на поводке, а главное - легавая должна четко знать: раз спустили с поводка, значит, надо работать. Тогда она, отдохнувшая дома, пришедшая на поводке в охотничье угодье, начнет четко и хорошо работать в любое время, в любую погоду, и в жару, и в холод.

Хотя есть много охотников, любителей походить по тетеревиным выводкам или уже поздней осенью - по вальдшнепу, мне кажется, самая красива охота по болотной дичи, вернее, по лугово-болотной и самая классическая - по дупелю. К сожалению, мало у нас осталось дупелиных мест, особенно после уничтожившей его исконные угодья комплексной осушительной мелиорации в 70 - 80-х гг., охватившей весь центр европейской части России. В последние десять лет мелиорировать охотничьи угодья перестали, казалось бы, для дупеля наступили благостные времена, но параллельно с этим из-за упадка сельского хозяйства и сокращения поголовья скота сократились площади под выпас и значительно меньше стали косить траву, поэтому луга начали зарастать кустарником, что для дупеля неприемлемо.

Дупель - это птица заливных речных пойм и озерных понижений, которой нужны луга, где в продолжение всего лета встречаются мокрые осоковые низинки и бугорки, первыми освобождающиеся от воды после паводка. В таких местах токуют самцы дупеля. Это угодья наиболее картинной работы легавой: все на виду - четкая работа собаки и сравнительно несложный выстрел по прямо летящему дупелю.

Однако не следует думать, что все может идти так гладко. Многое зависит от состояния погоды весной и летом. Наши многолетние наблюдения показали, что дупеля не населяют луга равномерно, но встречаются в одних и тех же местах из года в год. Когда после пятилетнего перерыва я навестила один из участков лугов, на котором в продолжение многих лет встречала дупелей, то смогла предугадать, где должна быть птица. Правда, не всегда дупель был там, где встречался раньше, но никогда не был встречен в местах, где его никогда не поднимали. Такая привязанность птицы к микрорельефу и растительным ассоциациям не проходит мимо внимания опытной легавой. Равномерно обследуя луг, она в некоторых местах начинает осторожничать и как бы ожидает встречу с птицей. После многих лет охоты и я научилась определять и чувствовать эти места, а главное, научилась доверять собаке, и если ей хотелось обследовать какое-то место несколько в стороне от маршрута, то всегда давала такую возможность удовлетворить свое любопытство и часто не зря.

В начале охоты дупеля держатся выводками, то есть на небольшом участке встречаются 3 - 5 птиц. Потом, разогнанные в процессе охоты, могут встречаться и одиночки. А в конце августа - начале сентября начинается постепенный пролет дупеля с севера. В это время будут встречаться одиночки, а местами на небольших участках на отдых садятся по 10 - 15 птиц. Скопление птиц для работы легавой не так уж и хорошо: много следов, запахов, могут быть пустые приостановки и даже стойки, нечеткое фиксирование птицы.

Не стоит думать, что охота по дупелю проста. В сухое лето птицы концентрируются в так называемых крепях, в пониженных влажных местах с невыкошенной осокой. Тогда работа собаки очень осложняется. С одной стороны, только азартная легавая будет бороздить осоковые крепи, а не выскакивать из них на скошенный луг, с другой - причуять птицу здесь значительно сложнее: птица сидит под кочкой, след не оставляет, а запах от нее "прикрыт" осокой. Поэтому в таких угодьях одинаково возможно и пропустить птицу и почти наступить на нее, когда она выпархивает прямо из-под ног собаки.

В сухое лето дупеля выходят на луг обычно в ночное время по росе или встречаются там, где паслись коровы. Здесь, наоборот, дупель бежит, "как лошадь", далеко и долго, особенно на скотобоинах с изреженным травостоем.

Классическая работа легавой не всегда оканчивается подъемом птицы прямо "по носу", то есть впереди от стойки, иногда дупель не сидит "под собакой", а тихонечко уходит, хорошо если тоже на ветер, а не в сторону. Уходят из-под стойки чаще менее упитанные или старые птицы. Чем дальше к осени, тем жирнее и ленивее становится дупель и тем прочнее он выдерживает стойку собаки и подход охотника, тем легче его стрелять. Здесь уж надо порой немного отпустить птицу, не спешить с выстрелом, чтобы получить приличную дичину, а не "отбивную в перьях".

Самые "умные" старые птицы могут обмануть собаку. Был случай, когда наша "англичанка" встала, мы подходим, а она, тихонечко так на стойке поворачивает голову нам навстречу (подходим всегда к собаке "с хвоста"), и сзади от стоящей собаки поднялся дупель. То есть птица притаилась, не побежала от стойки вперед или в сторону, что чаще всего и происходит на участках с разреженным травостоем, а стала обегать стоящую собаку сзади. Конечно, такой неожиданный взлет птицы чаще всего кончается промахом, так как все внимание устремлено на пространство впереди собаки.

Был случай еще более поразительный. Наша еще молодая, горячая, но уже хорошо поставленная, Олеся-III встала на стойку. Мы зашли сзади собаки, и в это время, не дождавшись продвижения легавой, дупель, который был четко "по носу", то есть спереди, от нашего шума резко поднялся и полетел назад низко над собакой так, что она, стоя на стойке, подпрыгнула вверх и лязгнула зубами, но с места не сошла. После я спрашивала многих маститых экспертов: как расценить такое поведение собаки, как посов за птицей или нет? Ведь, подпрыгнув, собака осталась на том же месте, где стояла на стойке. Но такой случай произошел один-единственный раз за 45 лет охоты с английскими сеттерами. Конечно, о стрельбе не могло быть и речи.

В августе и сентябре дупеля чаще встречаются на излюбленных "потных", то есть влажных, но не мокрых местах, где им легче доставать свой основной корм - земляных червей. Однако 20 лет назад, когда в наших дупелиных угодьях встречалось много кобылок, дупеля охотно их ловили и на сухих местах. Но вскоре кобылки практически исчезли из лугов, и дупель стал питаться почти исключительно дождевыми червями.

Другой обычный объект охоты по болотной дичи - бекас. Бекас, хоть внешне и похож на дупеля и встречается тоже в "дупелиных угодьях", но ведет совершенно иной образ жизни. Он всегда находится в сырых местах: будь то сравнительно небольшие понижения посреди мелиоративной карты или побережья реки, озера или старицы, заросшие осокой. Ему всегда нужна мелкая вода или, по крайней мере, топка грязь. Бекасы держатся сначала выводками тоже по 3 - 5 птиц, а потом собираются в небольшие или даже значительные группы по 30 - 40 птиц - это так называемый "грязевой бекас", но попадаются и одиночные птицы.

Редко какая легавая может работать по скоплениям бекасов. Как правило, еще до того, как собака сможет их причуять, бекасы один за другим взлетают от шума, который производит собака при поиске. И только опытная легавая начинает осторожничать и может сработать одну из птиц. Но обычно эти бекасы не подпускают и охотника на верный выстрел. Зато такие скопления могут испортить молодую собаку, как однажды случилось у нас.

Мы в тот год выехали на охоту в середине августа в Белоруссию, на реку Птичь. Не зная угодий, мы вышли на открытые охоты с двумя минчанами, которые тоже были с английским сеттером. Переплыв на лодке реку, как-то сразу оказались на топкой, поросшей разреженной осочкой болотине. Собаки не успели начать поиск, как и справа, и слева, впереди, сзади стали подниматься бекасы. Засидевшиеся охотники схватились за ружья и устроили канонаду. Собаки заметались, все вокруг пропахло дичиным запахом, а трое охотников палили из шести стволов. Насколько я помню, ни одна птица не упала; на английского сеттера минчан такая пальба особого впечатления не произвела, наша же Олеся, которая в первый раз вышла на охоту по "второму полю" (если это поле можно было назвать вторым, так как в предыдущий год собака не была окончательно натаскана), совершенно сникла и спряталась за моей спиной. Я почувствовала неладное и стала успокаивать собаку. К счастью, бекасов, а их было штук 40, успешно разогнали. Но дальше было так; Олеся ищет на хорошем галопе и правильном челноке, причуивает птицу, подводит и вместо того, чтобы замереть на стойке, поджимает хвост, уходит и прячется у меня за спиной. Она стала бояться шума взлета птицы. Пришлось мне, образно выражаясь, повесить ружье на гвоздь и заняться собакой. Две недели ушло на исправление результатов одного-единственного случая неправильного поведения на охоте и попрания известной всем заповеди - стрелять только из-под стойки собаки по сработанной ею птице, особенно если речь идет о молодой легавой. Было предпринято все: и не стреляли из-под стойки, потом стали стрелять только по птице, летящей в сторону, то есть не стреляли над собакой. Много пропустили дичи, но собаку выправили.

Надо признаться, что работа и по одиночным бекасам требует от легавой большего мастерства, чем при работе по дупелю. Бекас не летит на зимовку так далеко, как дупель, а поэтому и не жиреет, как тот; он подвижнее, не так ленив, более сторожкий. При работе по бекасу от легавой требуются сильное чутье и большая осторожность. Кроме того, на сухих местах бекас чаще убегает от собаки, что делает стрельбу по нему еще сложнее. Ведь известно, что, являясь мелкой мишенью, бекас имеет еще обыкновение летать вихляющим полетом, что делает удачный выстрел по нему более ценным, чем по дупелю, несмотря на меньшую и более постную дичину.

Говоря об охоте по болотной дичи, можно еще упомянуть гаршнепа, болотную курочку, коростеля. Но они встречаются гораздо реже, и охотник "по болоту" предпочитает дупелиные угодья с вкраплениями "бекасиных мест". Работа же по коростелю и курочке, которые очень быстро и зигзагообразно убегают в густых травянистых или осоковых зарослях, горячит легавую, и далеко не всякая имеет опыт, чтобы быстро "дожать" птицу и поднять ее на крыло. Выстрел же по этим птицам обычно не представляет трудности.

Л. ГИБЕТ, экспеpт-кинолог Всесоюзной категории
Охота и охотничье хозяйство N 9 - 1996

==================================================================

 

С легавой по боровой дичи

Под боровой дичью, на которую охотятся с легавыми собаками, обычно подразумевают тетеревиные выводки и вальдшнепов. Мало кому удавалось поохотиться с легавой по молодым глухарям или выводкам белой куропатки, а рябчик, как говорят, не выдерживает стойки, а тем болев подхода охотника. Нам не удавалось поохотиться на рябчика в центральной части России, а вот на севере, в Архангельской области, был случай, когда наша "англичанка" сработала по всем правилам рябчика, сидевшего на земле. Рябчик подпустил и был добыт.

Там же, в Архангельской области, наша Олеся-II страстно работала по выводку глухаря. Мы шли по лежневке среди бескрайней вырубки, которая была труднопроходимой из-за большого количества поваленных деревьев, образовавших причудливые завалы. Собака пыталась работать, била ноги, стукалась о бревна, и я с ней ушла на край этого невообразимого порубочного хаоса, туда, где остались разреженные недорубы. И там, среди редко стоявших хилых елок, собака вдруг преобразилась, с азартом повела и встала. Из-под стойки вылетел уже черный крупный петушок, перелетел через вырубку и сел на случайно оставленное дерево у лежневки, по которой шли мои спутники, то есть прямо под выстрел, и, конечно, был "взят". Мы же с Олесей сработали еще глухаренка, потом глухарку. Собака проявляла невообразимый азарт, такой, какого я не видывала у нее никогда ни по какой другой дичи. У меня же, как это часто бывало, особенно когда выходила на охоту с вооруженными спутниками, в руках была записная книжка, а не ружье, а глухарок (так же как и тетерок) мы вообще никогда не стреляли, зная ( проверено на опыте), что убьешь матку, - выводка в этом месте не будет даже на следующий год. Особенно правильно что по отношению к глухарям.

Бывали и другие случаи. В Карелии наш английский сеттер Мизгирь однажды на поиске вдруг встал на стойку, глядя куда-то вверх. Оказалось, что на сосне, которая росла в понижении, так что собака находилась почти на уровне нижней части ее кроны, сидел громадный петух. Стойка была настолько необычной, что мы птицу подшумели.

В общем, с глухарем легавой собаке встречаться приходилось нечасто, это, скорее, коронная дичь лайки.

В былое время нередко случалась охота по белой куропатке, сейчас же эта дичь стала болев экзотичной, чем глухарь. В тундре, где она водится, с легавой, как правило, не охотятся, а в лесной полосе белая куропатка в большинстве районов запрещена для отстрела. Нам удалось несколько раз отлично пострелять из-под Олеси-II на севере Архангельской области. Для охоты по белой куропатке нужна очень осторожная, вежливая работа легавой, чтобы не разогнать сидящих близко друг к другу птиц из выводка, тогда из 10 - 12 молодых можно взять 3 - 4 птицы.

Основа же охоты по боровой дичи - это охота по тетеревиным выводкам. Надо отметить, что сейчас и эта охота становится редкой. С одной стороны, из-за того, что слишком поздно открывается охота на боровую дичь, а с другой - потому что тетерев в Подмосковье стал редок и выводки к открытию охоты практически распадаются, птица становится очень осторожной и сработать ее собаке по всем правилам удается нечасто.

Самые лучшие для охоты с легавой тетеревиные угодья - те, в которых есть открытые пространства, лучше разнотравные или клеверные луга с многолетними травами и овсом, чередующиеся с полосами участков лиственного леса с густым подлеском. Местами это полезащитные полосы или полосы, ограничивающие отдельные поля, со временем заросшие кустарником и деревьями. Но бывают такие лесные полосы и по старым высохшим мелиоративным канавам. Хороши сочетания зарослей кустарников и отдельных деревьев по небольшим ручьям, протекающим по сенокосным полянам. Именно в таких угодьях мы охотились на тетеревов в Тверской и Вологодской областях. Причем более успешной охота была в полуденные часы, когда птицы отдыхали в кустах. Но для этого нужно, чтобы легавая активно обшаривала заросли кустарников, где обычно, помимо хлама и бурелома, имеются и сплошные заросли крапивы. У нас охота проходила примерно так: мы с Олесей - в зарослях, мой спутник - по краю кустов. Если собака успевала сработать птицу со стойкой - стреляла я, если же птица срывалась от производимого нами шума и вылетала из зарослей - это была добыча спутника.

Но бывала охота по тетеревам и другого рода: мы шли по опушке леса, вдоль которого раскинулось клеверище или овсяное поле, а собака нешироким челноком обшаривала опушку: в лес и обратно, в лес и обратно. На такую охоту лучше выходить пораньше, пока птицы еще кормятся на полях или не ушли с опушки,

Раньше неплохо было охотиться на выводки тетеревов на старых вырубках, которые еще не заросли сплошным жердняком и привлекали птиц брусникой у пней, малиной, костяникой. Тетерева чаще придерживались окрестностей разреженных недорубов. Но в последние десятилетия вырубки остаются почти непроходимыми из-за хаотично набросанных порубочных остатков. Тетерева там встречаются, но для собаки, да и для людей, эти вырубки порой просто непроходимы.

Говоря об охоте по боровой дичи, особенно по тетереву, который своим запахом очень сильно горячит легавую, надо упомянуть, что на эту охоту следует пускать собаку только после того, как она стала устойчиво работать по луговой, болотной или полевой дичи, после надежно отработанной стойки, после выработки безукоризненного послушания и правильного поиска. Все это необходимо потому, что работа по боровой птице портит правильность поиска, за ним невозможно следить, собака зачастую предоставлена сама себе, а сильные запахи дичи и внезапные ее взлеты могут так разгорячить собаку, что она, позабыв все предыдущие уроки, умчится за улетающей добычей, и тогда всю науку придется начинать сначала. Поэтому нельзя пускать даже натасканную (казалось бы) легавую, работающую по "первому полю", то есть первый год. Да и на второй год охоты с ней надо сначала хорошо поработать повторно по птице на открытых пространствах и только в конце сезона охоты можно пойти в лес на боровую дичь. Если же собака работает не очень устойчиво, эту охоту следует отложить до третьего сезона.

Охоту на тетерева с легавой очень усложняют так называемые "наброды", то есть многочисленные и довольно длинные следы кормящихся птиц. Собака, попав на место кормежки тетеревов, начинает горячиться, пытается разобраться в следах, мечется, производит много шума, от которого убежавшие птицы поднимаются зачастую далеко вне стойки и выстрела охотника. Поэтому на данную охоту следует выходить с хорошо поставленной собакой, которая приучена не "ковыряться" в следах, а работать по самой птице.

В архангельской тайге нам пришлось наблюдать, как легавая, приученная к лесной охоте, разбиралась в следах бегущего впереди тетерева. Собака упорно следовала за всеми зигзагами кормившейся птицы, ее хозяин с ружьем на изготовку также продвигался за собакой. Мне кажется, что такая охота несколько утомительна и едва ли продуктивна. В это же время наша "англичанка", сделав несколько челноков, уже вставала по птице и ко времени подхода упомянутой выше легавой тетерев уже давно был сработан. Тот охотник, скорее всего, не гнался непременно за добычей, а был своего рода эстетом, которому доставляло удовольствие бродить со своим четвероногим спутником по лесу. Его собака уже утратила способность к правильному челноку, но, имея хорошее чутье, четко разбиралась в следах, к работе по болотной дичи она была уже малопригодна.

Другой и более доступный объект охоты по боровой дичи - вальдшнеп. Охота по вальдшнепу обычно начинается не раньше сентября и может длиться в течение всего октября. Вальдшнеп шире распространен по угодьям. Он предпочитает такие же места, как и тетерев, но населяет и сравнительно разреженные лиственные леса и даже ельники с примесью березы и осины, но нужно, чтобы там регулярно встречались прогалинки, полянки. Вальдшнеп держится ближе к кустам или даже в них. Работа легавой по этой птице не столь трудна, как по тетереву, вальдшнеп хорошо выдерживает стойку и подход охотника. Но от собаки в лесу требуется более тонкое чутье, так как запах вальдшнепа не так силен, как запах тетерева, он не делает таких значительных набродов, да и приглушенные кустарниками и деревьями воздушные течения и ветер отнюдь не способствуют дальнему причуиванию птицы. Если при работе нашей Олеси по дупелю бывали работы на 60 метров (а на одном из соревнований официально зарегистрирована дальность работы по перемещенному дупелю на 47 метров, за что собака в графе "дальность" получила 10 баллов из 10 возможных), то вальдшнеп от стойки (начала работы, как правило, не видели) в лесу чаще всего поднимался в 6 - 8 метрах, редко - в 10. Хорошо, если во время пролета вальдшнепа в октябре выпадет удача натолкнуться на так называемые "высыпки", когда на сравнительно открытых местах - полянах, чередующихся с кустами, удается сработать несколько птиц. Такая охота не будет сильно отличаться от охоты по дупелю.

В один год нам удалось очень хорошо поохотиться на вальдшнепа в архангельской тайге, вдоль реки Пинеги. Это было на высоком берегу реки, поросшем спелым ельником с примесью крупных берез и осин. Разнообразили картину часто встречающиеся небольшие полянки, оставшиеся от давнего вырубания местным населением крупных деревьев, и полянки по берегам довольно многочисленных маленьких ручьев, впадающих в Пинегу. Именно в таких местах и держались вальдшнепы. Кроме того, был протянувшийся метров на 500 участок средневозрастного березняка, тоже с небольшими прогалами.

Мы обычно шли по еле заметной тропке по ельнику вдоль реки, а Олеся усердно челночила. Челнок у нее был отработан классный, и она на любой охоте не изменяла ему. Мы только слышали ее "хаканье" и видели мельканье то справа, то слева. И когда эти звуки прекращались, начинали высматривать собаку на стойке. Увидеть ее было непросто: то примешь поваленный ствол березы за собаку, то собаку - за березу; "рубашки" у них одинаковые. И в одном из таких подходов мы несколько увлеклись разговором под привычное "хаканье", когда вдруг стало тихо. Не помню, сколько мы прошли, не обращая внимания на собаку. Но собаки не было видно. Значит, работает, значит, стоит, но где? Решили разойтись: пошла вперед, мой спутник - несколько назад и в сторону (конечно, по "вальдшнепиным" участкам). Пройд метров 300 по березняку, я остановилась в недоумении - дальше собака не могла уйти. И в этот момент сзади тихо, с каким-то многозначительным видом, медленной рысцой ко мне приблизилась Олеся, внимательно посмотрела на меня, демонстративно развернулась и так же тихо потрусила обратно. Я поняла, что она приглашает следовать за ней. Не произнося ни слова, я быстро пошла за собакой. Прошли мы метров 300 и вдруг увидели спутника, стоявшего, как изваяние, с ружьем наготове. У меня на глазах Олеся подбежала к хозяину и замерла на стойке слева от него. Я подошла, как обычно провела рукой по ее голове и скомандовала "вперед". Собака сдвинулась на подводку, и метрах в 10 впереди взлетел вальдшнеп. К сожалению, кучным зарядом был срезан стволик молодой березки, птица же улетела. А хотелось бы порадовать собаку за такую уникальную работу. Это был классический анонс.

Оказывается, хозяин Олеси нашелтаки ее на стойке. Как обычно, подошел и, погладив по голове, послал вперед. Но собака не пошла, оглянулась и, не увидев меня, тихонечко попятилась назад и затрусила за мной (она-то знала, где я нахожусь) и привела к птице. Все было сделано так ярко, что мы хорошо поняли собаку и очень сожалели, что не доставили ей удовольствия понюхать добытую птицу. У Олеси всегда была склонность к анонсу. К сожалению, это очень редкое качество, но очень полезное при охоте в лесу. Пишут, что можно приучить легавую к анонсу специальной дрессировкой, - не знаю, не пробовала.

В целом охота по боровой дичи более разнообразна и сложна, чем по болотной и полевой. От собаки требуется не только идеальное послушание, но и личное "соображение", умение примениться к сложной обстановке. Например, в Карелии при охоте по белой куропатке на сфагновом болоте с редкими угнетенными сосенками, на самом краю наш Мизгирь с ходу встал, буквально уперевшись носом в густой ивовый куст. Мы подошли, послали собаку, она, чуть помедлив, вдруг сдвинулась со стойки и тихонько обошла куст и встала с противоположной от нас стороны. По команде сунулась в куст, и оттуда вверх вылетел линный петух тетерева. Сеттер явно сообразил, как отрезать петуха, который может убежать по земле. Подобных случаев сообразительности легавых на охоте по боровой дичи можно припомнить множество, главное при этом, чтобы собака работала много и в самых разнообразных угодьях.

Л. ГИБЕТ, эксперт-кинолог Всесоюзной категории
Охота и охотничье хозяйство N 10 - 1996

==================================================================

 

Стиль работы островных легавых собак

Об экстерьерном различии пород островных длинношерстных легавых собак (сеттеров) было уже сказано выше. Но в чем же их главные отличия? А в том, что у каждой островной легавой собаки свой стиль работы по дичи.

Большинству охотников небезразличны стиль работы его легавой собаки и стиль ведений охоты с ней. Охотникам с легавой доставляет великое эстетическое удовольствие следить за работой той или иной породы легавых собак. Каждая порода обладает своим стилем, они по-разному, на свой лад, скачут в поиске и отрабатывают птицу.

Островные длинношерстные легавые собаки и пойнтер во время поиска дичи используют галоп. Так, английский сеттер на поиске идет страстным, стремительным и широким галопом. Он очень похож на охотника, ищущего дичь- Собака эта очень осторожна и собрана. Характерна манера ее поиска: то она прижимается к земле, то прямо-таки как бы рывками стелится по ней, то вновь прижимается, то вдруг приподнимет голову и, держа ее выше спины, с частыми движениями ее в разные стороны ищет запах затаившейся дичи. И все это время. при смене направления и переходах на быстрые и короткие потяжки, ее голова остается выше уровня спины. То есть английскому сеттеру присуща верхняя манера причуивания. Ход его до того плавен, что говорят: стакан воды не расплещется, если его поставить на спину. Переходя на потяжку, английский сеттер движется по-кошачьи, крадучись, но очень стремительно, как кошка, подкрадывающаяся к жертве- Английский сеттер часто делает стойку или лежа, или полулежа. Иногда, двигаясь на потяжке, он ложится, затем приподнимается, разбираясь в запахе. На стойке голова и шея у англичанина приподняты как бы в направлении птицы (вот-вот она!) Спина и хвост (перо) напряжены и вытянуты, а хвост вытянут, как бы являясь продолжением спины. Стремительность и страсть -вот основные признаки английского сеттера.

Ирландский сеттер двигается быстрым и энергичным галопом, но менее стремительно, чем англичанин. Галоп ирландского сеттера называют охотники "волчьим поскоком". Голову на поиске ирландец держит на уровне спины, но при причуивании он ее высоко поднимает. Красиво смотрится волнообразный галоп ирландского сеттера. Стойки ирландского сеттера четкие, высокие, но без полного замирания, иногда с повиливающим пером. Голову на стойке он держит на уровне спины и выше. Поднимание на стойке одной из ног характерно как для английского, так и ирландского сеттера. Хвост полуопущен. Подводка к птице у ирландцев энергичная и смелая.

Шотландский сеттер - самая медленная и рассудительная порода из сеттеров. В поиске шотландский сеттер идет умеренно страстным, но несколько тяжеловатым галопом, хотя и быстрым, голова - выше уровня спины. Хотя эти собаки имеют уравновешенный и спокойный характер, но это не мешает им во время поиска дичи обследовать такую же территорию, как и остальным сеттерам. Хвост полуопущен и держится спокойно, без движений. Для гордона характерна манера причуивания,  высоко подняв голову, водит носом из стороны в сторону, прежде чем перейти на потяжку. Потяжка у него спокойная и прямолинейная, но без излишней страстности. Стойка отчетливая, но спокойная, хвост держит на стойке полуопущенным, возможно повиливание им. Подводка гордона энергична и прямолинейна, с подвижным хвостом.

источник - К.Г.Горб. "Сеттеры: английский, ирландский, шотландский"

==================================================================