Охота с лайкой

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

На белку с лайкой

Белка, широко распространенная по всей зоне таежных лесов, - один из основных пушных видов промысловой фауны СССР.

На белку охотятся десятки тысяч охотников, примем большинство из них с помощью лайки. Задача лайки - найти белку и облаять ее, правильно указывая место нахождения зверька и одновременно отвлекая на себя его внимание при подходе охотника. Последнему остается осторожно приблизиться к месту облаивания и, обнаружив, отстрелять зверька.

Успешно работать по белке лайка начинает в 8 - 9 месяцев и заканчивает а 9 - 10 лет. Примерно с 8-летнего возраста или чуть позднее у нее начинается прогрессирующее ухудшение слуха и зрения.

Многие считают, что охота на белку с лайкой не представляет больших трудностей и успех охотника зависит главным образом от рабочих качеств м выносливости собаки. Не оспаривая этого мнения, мы должны добавить, что наиболее эффективное использование лайки на беличьем промысле зависит от знания охотником угодий и условий, в которых производится охота, а также от поведения белки.

Для охоты на белку лучше использовать лаек среднего и ниже среднего роста. Они обычно более вертки и подвижны, что позволяет им лучше преследовать и не терять зверьков, уходящих "верхом". Кроме этого, некрупных собак легче прокормить, что при продолжительном промысле имеет немаловажное значение. Некоторые охотники предпочитают иметь рослых лаек, считая, что они могут успешнее работать по глубокому снегу. Подобное мнение неверно, особенно в отношении бельчатниц. Более мелкие и, следовательно, легкие собаки меньше, чем крупные, тяжелые лайки проваливаются в глубоком снегу, если он уплотнен.

Бельчатницам не требуется иметь большую злобу к зверю. Но у них должно быть хорошее чутье, то есть хорошо развитые обоняние, зрение и слух.

Охотники различают следовую и верховую (с верхним чутьем) работу собаки. При следовой работе отмечается наличие хорошего обоняния и относительно слабого слуха. Также собаки прекрасно ищут белок в безморозный период, когда зверек много ходит по земле или по снегу. При розыске белки они пользуются и слухом, но это бывает не столь заметно. С наступлением морозов продуктивность работы следовых собак резко снижается. В это время у них бывает много пустых облаиваний.

Собаки с верхним чутьем пользуются преимущественно слухом. Лайки с выдающимся слухом встречаются редко. Они прекрасно ищут белку как в мягкую, относительно теплую погоду, так и в морозные дни. Лишь при сильном ветре результативность их работы несколько снижается. Во время поиска они часто приостанавливаются и прислушиваются. Услышав белку, лайка тотчас срывается с места и вскоре раздается ее азартный лай. Старый лайчатник П. Худяков (1964), охотившийся со многими лайками, отмечает, что у некоторых из них бывает феноменальный слух. Он пишет об одной из своих лаек: "Острота слуха у Орлика казалась сверхъестественной. В ясный зимний день Орлик различал издаваемые белкой звуки за 300 - 400 метров и шел к ней по прямой. Ошибался он редко. Не только в хорошую погоду, но даже в мороз и по глубокому снегу Орлик работал продуктивно. Лишь в дни осеннего ненастья, когда в лесу стоял шум от сильного ветра и падающего мокрого снега, наша охота бывала менее удачной".

Крайне редки лайки, у которых одновременно имеются выдающиеся обоняние и слух. Такие собаки бывают отличными работниками не только по белке, но и по многим другим видам охотничьих животным.

Лучший период охоты на белку с лайкой - поздняя осень и начало зимы до образования глубокого снежного покрова, кухты на кронах деревьев и установления сильных морозов. Можно охотиться и зимой, но добывать белку в это время трудно, даже когда ее численность высока. При глубоком и рыхлом снежном покрове поиск у лайки бывает очень узкий и она быстро устает. Найденного собакой и облаянного зверька во многих случаях не только невозможно отстрелять, но и обнаружить из-за сильной кухты. В большие морозы белка нередко остается в гайне, а если и выходит кормиться, то на очень короткое время.

Осенью, до наступления сильных морозов, лучшее время для охоты утренние часы до полудня. Утром белка не только много жирует и ходит, передвигаясь по земле, но нередко, особенно в ясную, тихую погоду, активно играет. Во время этих игр малоопытная собаке сравнительно быстро находит зверьков и охота на белку бывает наиболее добычливой. В середине дня белка ходит мало. В это время многие опытные охотники тоже делают перерыв на 1 - 1,5 часа, отдыхают.

Во второй половине дня белка обычно молчалива, хотя много ходит и жирует до сумерек. С наступлением морозов, которые нередко уже с середины ноября, она активна лишь до 14 - 15 часов дня и задолго до темноты уходит в гайно. Все это нужно учитывать, чтобы более эффективно использовать на охоте свою собаку,

Выйдя рано утром на охоту, охотник спускает с поводка лайку в хвойных насаждениях, где держится белка. Собака галопом и рысью обыскивает угодья впереди и по обе стороны хода охотника, ориентируясь на звук его шагов. Иногда она проверяет своего хозяина, появляясь в поле его зрения впереди или пересекая его след, а затем вновь уходит в поиск Ширина поиска лайки зависит от ее опыта и физической подготовки, наличия белки, состояния тропы и некоторых других причин. При средней численности белки вполне достаточна такая ширина поиска, когда лайка отходит в сторону от хода охотника на 200 - 250 м. Найдя свежий след или поедь белки, собака иногда замечает зверька, взбирающегося по стволу или шевельнувшегося на дереве. В таких случаях она сразу начинает уверенно его облаивать. Но нередко, не слыша и не видя, а только причуяв свежий след поднявшейся на дерево белки, опытная лайка делает несколько коротких проверочных облаиваний, а перерыве между которыми внимательно слушает и смотрит, не шевелится ли белка. Некоторые лайки, коротко взлаивая, одновременно царапают ствол дерева лапой, проверяя присутствие белки "на коготок". Лишь убедившись, что зверек находится на обследуемом дереве, собака начинает уверенно лаять.

Точность облаивания - один из наиболее важных показателей работы лайки, который обусловливает производительность труда охотника на промысле белки. Даже при небольшой неточности в облаивании охотник затрачивает много лишнего времени и сил для того, чтобы обнаружить находящегося на близстоящих деревьях зверька. Лайки, часто допускающие неточное облаивание, малопригодны для промысла белки.

Слишком энергичное облаивание белки собакой нежелательно, так как при этом зверек держится настороже и нередко затеивается в кроне дерева до подхода охотника. Если собака спокойно облаивает белку, то зверек обычно не пугается, сидит открыто на ветке дерева, и охотник может легко разглядеть зверька, а затем отстрелять его.

Некоторые собаки во время облаивания белки находятся под кроной или у самого комля дерева, на котором затаился зверек. С такой манерой облаивания лайка может не заметить ухода белки на соседние деревья и упустить ее. Собака, облаивающая белку, должна находиться в нескольких метрах от дерева и наблюдать за его кроной. При подходе охотника к месту облаивания она обычно переходит на противоположную от охотника сторону. Подобное расположение лайки и охотника исключает возможность незаметного перехода белки на другие деревья. Следует отметить, что, как по нашим наблюдениям, так и по мнению других охотников (Худяков, 1964), лайка с отличным слухом не нуждается в удобной позиции для наблюдения м зверьком. Любое перемещение белки она улавливает на слух и не упускает зверька, уходящего верхом.

Если белка тронулась и пошла грядой, то есть по вершинам деревьев, лайка должна внимательно следить за ней и преследовать с лаем, передвигаясь либо сбоку от ее хода, либо забегая вперед и останавливаясь точно возле тех деревьев, на которых западает зверек. В большинстве случаев белка проходит верхом сравнительно небольшие расстояния, обычно в пределах 30 - 60 м. Зверек, уходящий от опасности, прекрасно ориентируется и всегда стремится быстрее добраться до больших деревьев с густой кроной, откуда его практически невозможно выпугнуть. Но иногда попадается такая прыткая белка, которая очень быстро бежит грядой и проходит (с редкими остановками) до 500 - 600 м. Чтобы не потерять таких зверьков, лайка должна обладать хорошей слежкой, которая вырабатывается с опытом, а также является следствием хорошего чутья.

Собаке нельзя прекращать облаивание найденного зверька до тех пор, пока он не будет добыт или лайку не отзовет хозяин. Необходимость последнего возникает в тех случаях, когда охотник видит, что затраты времени и труда на добычу белки будут велики. Но, охотясь с молодой собакой, лучше избегать таких действий и стремиться отстрелять зверька, не считаясь с потерей времени, иначе у собаки не выработается хорошей вязкости.

Наиболее легкая и успешная охота на белку с лайкой ждет охотника в светлохвойных насаждениях (лиственничниках и сосняках), конечно, если в них отмечается средняя или высокая численность белки. В таких угодьях охотник легко обнаруживает зверьков, облаянных собакой, и не затрачивает на их отстрел много времени.

В старых, густых ельниках, пихтарниках и кедровниках белку добывать трудно. Часто облаянный зверек стремится затаиться среди ветвей и хвои, где его очень трудно, а иногда и невозможно деть. В этом случае охотник применяет различные приемы, чтобы заставить зверька пошевелиться и тем обнаружить себя. Если охотник охотится с малокалиберной винтовкой, то он обычно стреляет пулькой в ствол дерева вблизи предполагаемого места нахождения белки и внимательно наблюдает за кроной дерева. Нередко одного такого выстрела бывает достаточно, чтобы обнаружить слегка шевельнувшуюся белку и затем отстрелять ее. Когда применение этого способа невозможно (из-за отсутствия пулевого оружия) или он не помогает, то охотник подходит к дереву, стесывает топором небольшой участок коры и сильно бьет по затесу обухом или, вырубив жердь длиной 3 - 4 м (колот), приставляет ее к дереву, а затем, отведя верхний конец, сильно бьет по стволу так, что дерево содрогается до самой вершины. Все это делается для того, чтобы заставить белку перескочить в другое место, где увидеть ее будет легче. Однако, пользуясь подобным способом, охотнику не всегда удается заметить переместившегося зверька, так как в момент удара по стволу он находится прямо под деревом. Поэтому зимой, когда белка сильно затаивается, лучше охотиться вдвоем. Найденную собакой белку один охотник выпугивает ударами топора или колота, а другой, со стороны наблюдающий за кроной, всегда увидит не только прыжок на соседнее дерево, но и малозаметное движение потревоженного зверька.

При охоте вдвоем лучше пользоваться одной лайкой. Охота с парой собак, особенно молодых, нежелательна, поскольку одна из них станет подваливать к лучше работающей и в дальнейшем может потерять самостоятельность в работе. Кроме этого, каждая собака стремится первой завладеть отстрелянным зверьком, нередко вырывая его друг у друга и порт шкурку.

Промысел белки - тяжелый, напряженный труд, поэтому охотник должен беречь своего помощника - собаку и обеспечить ей хороший отдых в перерывах между работой и хорошее питание. Кормят ее в это время два раза в сутки, обычно жидкой кашицей, сваренной из овсянки или муки грубого помола, которую варят вместе с тушками белок. Для собаки среднего размера вечерняя дана корма состоит из кашицы и двух-трех белок. Утром, чтобы у лайки не был излишне полный желудок, дают одну-две белки и немного жидкой болтушки, чтобы собака не хватала снег.

Не рекомендуется охотиться в дни, когда есть "чир", или тонкая корочка льда на поверхности снега, образовавшаяся в результате оттепели. При работе по "чиру" лайка быстро обдирает ноги и надолго выходит из строя. "Чир" же держится всего несколько дней.

Некоторые охотники не впускают своих лаек на ночь в зимовье, оставляя их спать под открытым небом на снегу. В таких условиях, особенно при недостаточном питании, собака не может за ночь восстановить свои силы и работоспособность ее резко снижается. Вместе с тем нет ничего страшного в том, если она переночует под нарами в зимовье. Хороший отдых сторицей окупится во время охоты. В ином случае для собаки необходимо построить будку или шалаш из жердей и ветвей, хорошо утеплить его снаружи и положить внутрь побольше сухой травы.

Некоторые охотники-спортсмены считают окоту на белку неинтересной и даже примитивной. Но кто значительное врем охотился с лайкой, тот знает, насколько она увлекательна.

А. ВОЙЛОЧНИКОВ, старший научный сотрудник ВНИИОЗ имени проф. Б. М. Житкова, эксперт республиканской категории
Охота и охотничье хозяйство 1982 - 1

==================================================================

 

На уток с карелкой

Все лайки, если они к тому приучены, прекрасно работают по утке, причем охота с ними очень добычлива, а зачастую и значительно легче, чем с подружейными собаками. Охотясь с лайкой, не обязательно идти на ветер - собака сама ищет дичь, используя не только обоняние, но и зрение и, особенно, слух. Она замечает любое движение утки и настойчиво разыскивает птицу. Поэтому и подранков лайка находит больше, чем другие собаки. При охоте на уток с лайкой собака должна держаться поблизости, не поднимая птицу вне выстрела. Особенно трудно это дается молодым азартным собакам.

У многих охотников-лаечников бытует мнение, что карело-финская лайка не хочет работать по утке. Однако мой, теперь уже богатый, опыт свидетельствует об обратном.

Первая карело-финская лайка Зорька, с которой пришлось познакомиться в Карелии, превосходно работала на воде. Ей не составляло труда переплыть сотни метров с острова на остров одного из бесчисленных карельских озер. Впоследствии, когда Зорька стала почти нашей (она была казенная собака и принадлежала Карело-финскому филиалу АН СССР), мы с ней весьма успешно "делали науку" - проводили абсолютный учет нор ондатры. На охоте же она уток доставала из любой крепи и выноска к ногам - вынесет и с презрением выплюнет утку, не нравился ей утиный запах. И все карелки, с которыми мы тогда охотились на уток, прекрасно работали по этой дичи. Таков уж характер карело-финской лайки, ее огромная охотничья страсть, внимательное отношение к хозяину, контактность. Какой дичью интересуется хозяин, по той дичи и будет работать карело-финская лайка.

Первая наша карело-финская лайка, привезенная в Москву из Карелии в 1053 г.,- Койра 1001/лкф у очень строгого эксперта П. А. Беляева, до конца своей жизни не любившего этих собак, дважды выставлялась на испытания по утке и оба раза была дипломирована, Когда потребовалось отстрелять утку для проверки подачи, именно Койру, как наиболее надежную, вместе с ее хозяином Л. П. Никифоровым послали добыть птицу.

Что же требуется от лайки для получения диплома по утке? Согласно правилам по этому виду испытаний собака должна быстро и тщательно обыскивать утиные угодья, проявляя избирательное отношение к наиболее вероятным местам нахождения утки. При этом она должна быть в контакте с ведущим и все время находиться в пределах выстрела, то есть не удаляться от охотника дальше чем на 25 - 30 метров. Такой поиск по шкале оценок работы по водоплавающей дичи максимально оценивается 15 баллами.

Чутье (обоняние, слух, зрение) - один из самых важных элементов работы лайки по водоплавающей птице - максимально оценивается 25 баллами. При этом существуют минимальные оценки чутья, при которых собака может получить диплом той или иной степени. Например, для получения высшего диплома I степени собака должна за чутье получить не менее 20 баллов, для получения диплома II степени - не менее 18 баллов, а диплома III степени - не менее 16 баллов.

При охоте на уток, а также на испытаниях собака должна энергично и настойчиво разыскивать след или птицу, При этом условия могут быть очень сложными и трудными; заросли растущих в воде тростников или камышей, высокий осоковый кочкарник, водная гладь, заросшая телорезом или кубышкой, - все это должно обследоваться собакой, несмотря на та, есть ли утка в этих угодьях или нет. Порой собака с большим трудом продирается сквозь такие заросли. Известный эксперт по лайкам Л. В. Ушакова рассказала мне, как в заливе Московского моря, где проводились испытания по утке, значительно упала вода, и многие заросли стали просто недоступными для крупных собак, которые не могли плыть из-за скопления крупных листьев кубышки, но не имели возможности и идти, так как все же было довольно глубоко. Подошла очередь маленькой карело-финской лайки. Она выпрыгнула из лодки и пошла прямо по листьям кубышки, почти не проваливаясь, (Настойчивость в поиске максимально оценивается 15 баллами.)

При охоте очень важна вязкость собаки, то есть ее стремление дойти до птицы по следу или, услышав ее, выгнать на воду и преследовать по воде, или поднять на крыло; способность обязательно найти убитую или раненую птицу. (Этот элемент работы максимально оценивается 10 баллами.)

Помимо того что собака должна найти утку, подать ее под выстрел, а потом разыскать в крепи, она обязана поймать ее раненую или достать убитую и подать охотнику. (Максимально подача убитой или раненой птицы оценивается 25 баллами.). Подача птицы - один из важнейших элементов работы собаки, поэтому разработаны минимальные оценки данного элемента, дающие право на получение полевого диплома той или иной степени. Если она безотказно бросается в воду, упорно разыскивает птицу и, схватив ее, плывет к хозяину, выносит на сухой берег и кладет ее к ногам, то такая подача оценивается не менее чем на 20 баллов, минимально необходимых для получения диплома I степени. Хорошо, если собака подает утку в руки хозяину, но требовать этого, особенно от лайки, нельзя. Для получения диплома II степени этот элемент работы собаки должен быть минимально оценен в 18 баллов. То есть собака должна сделать все то же, но, может быть, не так активно и четко. Для получения диплома III степени подача должна минимально оцениваться в 16 баллов. Это когда собака неохотно или не сразу бросается в воду, или выносит птицу только на берег, или неохотно отдает птицу ведущему, или при подаче мнет дичь.

В настоящее время испытания по утке обычно проводятся недели за три до открытия летне-осенней охоты. Молодые утята уже достаточно велики или уже летают, поэтому собаки практически не могут причинить им вред, Для отработки и проверки элемента подачи выделяют специальных уток, разводимых в охотничьих хозяйствах для выпуска под выстрел. Утке связывают крылья и частично лапки, выпускают в подходящем участке, и такую птицу собака должна поймать и подать. Лайки, как правило, обладают мягким прикусом, и поэтому часто утка после таких испытаний остается живой. Там, где невозможно достать подобную птицу, для проведения испытаний получают специальное разрешение на отстрел дикой утки и используют ее.

И, наконец, последнее требование правил испытаний охотничьих собак по водоплавающей птице - послушание, которое максимально оценивается 10 баллами. Собака обязана четко и безотказно выполнять все команды охотника при розыске птицы, не терять с ним контакта. Самое плохое при этом стремление собаки уйти в поиске далеко от охотника или убежать от него с найденной битой птицей.

Испытания охотничьих собак проводятся только после проверки угодий на наличие в них водоплавающей дичи в количестве, обеспечивающем встречу с птицей и достаточном для дипломирования нескольких собак.

Приучать щенка к подаче можно, используя игровые моменты, по команде заставлять его подавать мячик, палочку, игрушку. При этом не забывать каждый раз награждать лакомством за правильно выполненную команду и никогда не заставлять делать одно и то же больше трех раз кряду. Через некоторое время занятия можно повторить.

Затем щенка необходимо приучить к воде. Это следует начинать с щенячьего возраста - ходить по лужам, чтобы щенок следовал за хозяином и потерял чувство боязни воды. Но не всегда это удается, когда щенок растет осенью и зимой. Тогда в теплое время посадите молодую собаку на голодную диету и изо дня в день проделывайте следующее: киньте кусочек белого хлеба в воду так, чтобы собака могла дотянуться до него с берега. Потом кидайте чуть дальше, собака войдет в воду, потом еще дальше, но не переутомляйте ее. Повторять это надо часто, может быть, ежедневно, пока, наконец, собака не поплывет.

При всех занятиях надо доброжелательно разговаривать со щенком, особенно это необходимо при занятиях с карело-финскими лайками. Тогда на охоте они будут творить чудеса, Подходя к утиным угодьям, обязательно надо говорить ей: "ищи утку". На месте, с которого только что слетела птица, звать ее примерно так: "здесь, здесь, утка". Чем чаще вы будете проводить такие тренировки, тем больше будет доверять вам собака и тем прочнев будет контакт с нею.

На охоте со своей карело-финской лайкой ч. Реймой 1002/лкф в далекие времена, когда эти собаки были еще очень редки, в пойме р. Ветлуги, мы обычно выходили на зорьку и вставали в прибрежных кустах ивняка, растущих вдоль береге длинной старицы, Утки, как правило, летели вдоль старицы и поэтому были доступны для собаки. Моя Рейма обычно тихонько сидела в кусте и только поворачивала голову в сторону, откуда налетала птица. После выстрела она вскакивала и, если утка шлепалась на воду, без приказания бросалась за ней и приносила ее мне в куст. В случае промаха опять молча садилась. Вдруг налетела кряква с Волги, из-за спины, и после выстрела упала на противоположном берегу старицы. Очень было жалко птицу, уж лучше бы и не стрелять. Обходить кругом - несколько километров. Наступали сумерки. Рейма же, как обычно, после падения птицы бросилась и поплыла. Переплыла старицу, вышла на противоположный берег, нашла утку. Собака не была приучена подавать с суши. Под мои настойчивые призывы она все же мяла утку, подошла к воде, но отпустила птицу. Потом, явно что-то сообразив, опять взяла утку и уверенно приплыла с ней к моему кусту. То есть собака, столкнувшись с необычной ситуацией, смогла найти правильное решение, и в этом ей, конечно, помог контакт с владельцем.

Хочу рассказать еще об одном случав. Это было в Вологодской области, в пойме Сухоны. Длинная старица реки, так называемое "Марьино болото", заросшее по краям высокой осокой на громадных трудно преодолеваемых кочках. Вытянутые плесы воды, по краям заросшие камышом и осокой. В этом месте практикуются два способа охоты на уток: сначала охотники стоят в кочкарнике и поджидают птицу на перелетах, а потом проходят вдоль старицы, выпугивая ее. Когда уток порядком уже разгонят, идут охотники со спаниелями и вместе со своими помощниками продираются через водоросли прямо по воде, иногда проваливаясь до пояса. Роль спаниеля при этом ограничивается не столько выпугиванием утки, сколько ее нахождением и подачей после выстрела.

В то время, когда мы пошли с Реймой, утка была уже порядком разогнана, идти по воде мне было не под силу. И мы с молодым охотником решили идти по двум сторонам старицы, по уже порядочно натоптанным тропинкам среди осокового кочкарника, почти по сухому. Рейму я пустила в заросли камыша, растущего в воде. Обследовав вдоль берега первый плес, она сообразила пересечь его вплавь прямо посередине. Было очень интересно наблюдать за аккуратно плывущей рыжей головкой, которая, прядя ушами, внимательно прислушивалась к малейшим шорохам и поворачивалась то в одну, то в другую сторону. Услышав утку или прихватив запах, собака устремлялась к береговым зарослям и часто не без результата, - как правило, из крепи поднималась утка. Таким образом, идя параллельно с охотником и плывущей или пролезающей по зарослям собакой, мы прочесали всю старицу. Причем Рейма четко ориентировалась на нас и как бы сознательно подавала птицу под выстрел. Результатом этой охоты стали три матерые кряквы.

Л.ГИБЕТ
Охота и охотничье хозяйство 1995 - 8

==================================================================

 

С лайками за медведем

Ходил я на медведя долгие годы. К тому же собирал и обрабатывал рассказы тех зверовых охотников, которые, промышляя пушнину, охотились и на медведя с лайкой. Некоторые добыли около сотни медведей и вели свои линии лаек-медвежатниц. Рассказы всех моих знакомых, будь они из Карелии или из Красноярского края, удивительно схожи, что говорит о их достоверности. В этом я убедился и на своих охотах. Поэтому я расскажу про обычную работу лаек по медведю.

Специально за медведем таежники ходят в свободное от промысла время - по чернотропу туда, куда звери в массе стягиваются на сезонные корма. Здесь медведи держатся весь сезон, след искать легко, а это очень важно для охоты. Такими местами являются закрайки овсяных полей, обильные брусничники и клюквенники. Собираются медведи и у трупов крупных животных. В Архангельской области распространена охота "на копках" - медведи копают клубни шпажника по соседству с клюквенным моховым болотом или сырым лугом. Звери очень любят эти корни, и, бывает, на одно болото выходят сразу несколько медведей.

В отличие от копытных медведь стоит под собакой плохо. Саму собаку он не боится, но чувствует ее причастность к человеку. Особенно ходко идет медведь от собак в людных местах, где его часто преследуют. Если же его не преследуют, он быстро привыкает и к человеку, и к собакам и не боится их. Непривычный к людям медведь боится человека панически. Почуяв его запах, он, "заухав", срывается с места и уходит куда глаза глядят стремительно и неудержимо. Случается, что даже подминает не успевшую отскочить собаку. Только треск идет по лесу! Так же пугается он и собаки, от которой пахнет человеком: от прикосновения рук, когда снимали ошейник, или если собака перед охотой заходила в жилье. Как пишет В. Сысоев, "испуганного или разъяренного медведя собаки не держат".

Спугнутого с берлоги медведя или "шатуна" иногда преследуют по насту. Собаки его "заганивают" - утомляют. Усталый и раздраженный зверь забивается в чащу, в завал и отдыхает, подолгу отсиживаясь под собаками. Слабый наст не держит медведя, режет ему лапы, не дает хода. Собаки его быстро догоняют. От назойливых лаек медведь садится, прикрыв спину деревом или каким-либо другим укрытием. Так же ведет себя и раненый медведь, Лайки не в состоянии догнать медведя ни в зарослях, нм по чистому месту. Поэтому охотиться вдогонку по чернотропу невозможно. Не знакомый с собаками медведь их не боится. Хоть улавливает он все звуки и запахи в округе, относится к ним беспечно. Если собака идет с голосом, медведь настораживается на подозрительный звук, а когда лай приближается по его следу, быстро уходит. Хорошая зверовая лайка идет по следу молча и подает голос только рядом со зверем, когда он станет или идет медленно. На обычный лесной шум, на собаку, молча бегающую по его жировочным набродам, медведь не обращает внимания. Развернувшись из любопытства на близкий шум и увидев, что лает некрупный зверь, не пугается и не стремится убежать. Таким образом, по чернотропу можно охотиться только за медведем непуганым, не знакомым с собаками - за "ходовым". "Ходовой" - это не "шатун", не легший или сбежавший из берлоги. "Ходовой" потому что ходит под собакой, а не убегает от нее. Он старается отделаться от надоедливых, "липучих" собак, стоит под ними, возится, идет тихим шагом. На охоту за ходовым медведем выходят в одиночку с 1 - 3 собаками в вольном поиске. Лайка находит зверя на жировке или когда он неторопливо бредет по своим угодьям, и взлаивает около него. К первому голосу охотник успевает редко - если только медведь близко и стронется не сразу. Обычно же лайки облаивают его с "почтительного" расстояния, ню лезут хватать работают "на облай", не злят, а надоедают. Медведь, не занятый возней с собаками, ходит под ними неторопливо, вразвалку. Он остановится, постоит, пугнет, отгонит собак и опять идет.

На ходу собаки лают голосами потоньше, чем на месте. Охотник слышит, где идет зверь, подходит метров на 300. Но вот лай загудел грубее, гуще зверь остановился, стоит минут 5 - 10, реже дольше - собаки надоедают. Затем начинает ходить во все стороны. Охотник или ждет на месте, или забегает на перехват, Догоняя медведя, надо держаться поближе к собакам, поспевать за ними скорым шагом, иногда и побегать. Через несколько перебежек на одной из остановок вы настигнете зверя (иногда и на ходу).

Лайка находит зверя на сезонном корме в радиусе не более полукилометра. По свежему следу устремляется к нему с большим азартом, Приближаясь к зверю, остерегаясь, сбавляет ход. Большинство лаек, найдя зверя, лают на него, как на чужого человека. Чем ближе и азартнее - тем грубее, порывистее, возбужденнее. Так лают только на медведя. Во время работы лай меняется, перемещается в стороны, обрывается, когда зверь бросается, а собака отскакивает.

Медведь сначала стоит и недоуменно рассматривает собаку. А она близко не лезет, облаивает спокойно с места, вертится перед ним, обегает. Медведь вертит башкой, следит, потом прыгает, пугая движением, идет к ней шагом, отходит и возвращается на прежнее место, опять старается уйти. Собака увязывается за ним, облаивая на ходу - сзади, сбоку, забегает вперед, не давая ходу. Одной собаке работать трудно. 2 - 3 облаивают с разных сторон - только поворачивайся, - уйти не удается. Медведь отбивается лапами, фыркает, огрызается направо и налево. Когда прыгает на одну собаку, башку поворачивает назад к другим. А они иногда осмеливаются даже теребить его за кончики шерсти. Но если они теребят слабо, медведь не возится с ними, а спокойно идет.

Найденный на опушке или в редколесье медведь углубляется в лес погуще и останавливается в самой чаще, где собаки близко не подходят, так как опасаются запутаться в ветках. Ему же любая чаща нипочем.

Садится медведь на остановках в чаще сам по себе, а не от собак. На чистом месте не стоит - "пулей летит в лес" - говорят медвежатники, но не с испугу - просто на открытом месте чувствует себя неуверенно. Лайки медведя не кусают, а рвут шерсть. Одни слегка теребят, другие рвут сильно и набивают полный рот шерсти. Большинство лаек рвут шерсть с убитого зверя, даже на шкуре появляются залысины. Но кровоподтеков на мездре не бывает. У многих лаек зубы не слабее волчьих, но хватка не та. К тому же они не успевают вцепиться в зверя во время стремительных бросков и возни.

Медведь отмахивается, ловит собак лапами и зубами, разгоняет их и сам гоняется за ними. Неудача злит медведя, он не срывается от собак, как это делают копытные, а возится с ними. Иногда обманывает собак - делает вид, что бросится на одну, а бросается на другую.

Когда он садится к укрытию - дереву, выворотню, камню, прикрывая зад, собаки близко к нему не лезут - спереди остерегаются. Ходовой, не уставший медведь долго не сидит, бросается на собак, потом опять садится. Когда 2 - 3 собаки работают слаженно, получается "карусель" - медведь стремительно кружится, собаки поочередно хватают его. Летят в воздух листья, хвоя, сучья, шерсть, и собачья, и медвежья, а то и собака катится кувырком от удара медвежьей лапы.

Собака-одиночка не кидается хватать медведя за шерсть, а облаивает с близкого расстояния. Медведь это не любит, фыркает и бросается за собакой. Ни словить, ни прогнать ее не может, злится. Присядет на минуту, а она опять лает. Начинает зверь уходить - собака за шерсть хватает и, отскочив подальше, лает. Таким образом она задерживает медведя, вызывая его на возню.

В этом и состоит задержка, когда охотник старается подойти к зверю перебежками.

Подходить к стоящему под собаками медведю надо осторожнее, чем к лосю и глухарю. Если медведь стронется сам, надо переждать и подходить снова. Если же стронете его - уйдет далеко, не останавливаясь под собаками. В этот день ходить за ним бесполезно.

Подходить, особенно скрадывая последние сто шагов, надо из-под ветра, под более густой, громкий лай, скрытно, не подшуметь, отводить каждую веточку. Зверь не так боится треска сучка под ногой, как "лишнего" звука ветки по "шумной" одежде или хлестнувшего по сапогу прутика - то есть всех "неместных" шорохов от человека, которых не бывает у зверей. Когда зверь встает в чаще, разглядеть его трудно. Скрадывать на выстрел приходится шагов на 20 - 30. Сначала увидишь собак, а потом уж зверя.

Если медведь бросается на охотника, не каждая собака кидается на выручку. Спасение хозяина - это не работа на охоте, а инстинкт, который бывает не у каждой. Лайка теряет осторожность, набрасывается на медведя, не просто хватает за шерсть, а плотно вцепляется всеми зубами. Обычно разъяренного медведя собаки не держат. А тут, почувствовав собачьи зубы, даже в такой горячке медведь отвлекается на собаку. Оплошавший охотник успевает вскочить на ноги, схватить ружье, выгадать спасительную секунду. При этом случается, что лайка получает тяжелые увечья, даже гибнет, но выручает хозяина.

Так проходит охота на сезонных кормах. Вязкость собаки - основа работы. Она решает успех охоты.

В Архангельской области медвежатники говорят: "Мои собаки медведя не держат, всегда приходится догонять, но убьем наверняка". На Урале говорят: "Лишь бы след найти, а медведь никуда не денется".

Охота и охотничье хозяйство N 7 - 1989
Я.Иванов (записки старого охотника)

==================================================================