Охота с гончими

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Требования, предъявляемые к гончим на охоте

Гончая должна поднять (побудить) зверя (зайца или лисицу) и преследовать по следу с голосом, указывая охотнику его местонахождение. Вот вкратце и весь, казалось бы несложный, процесс охоты с гончими. Однако она требует опытности, сметки и неутомимости!

Прежде всего гончая должна обладать совокупностью многочисленных качеств: полазом, добычливостью, чутьем, мастерством, вязкостью, паратостью, настойчивостью.

Для охоты по красному зверю - по лисице и волку - необходима еще злобность. А чтобы охота была приятной, у гончей должно быть и послушание (назывистость, позывистость): умение идти у ног до начала и после охоты, вываливание на рог к концу охоты или при желании перейти в другие места, появление на наклик охотника, побудившего шумового зверя и желающего насадить на след гончую.

Полаз и добычливость. Охотиться с гончими обычно приходится в местах, неплотно населенных зверем; первое требование к гончей собаке - хороший полаз и добычливость.

Многие гончие после того, как их пустят в лес, ходят близко от охотника, а некоторые и вовсе пугаются у ног, все время останавливаясь, прислушиваясь, не погонит ли товарка, или просто стоят, поглядывая на хозяина. Есть среди них любительницы ходить исключительно по дорожкам, по опушкам, не желающие лезть в крепкие местечки с подседом: словно ждут, пока хозяин сам поднимет зайца.

Хорошая гончая должна идти широко в полаз, достаточно далеко от охотника, обследуя все крепкие, подозрительные места; но полаз должен сообразовываться с направлением охотника, для чего необходимо изредка порскать. Старые опытные гончие обыкновенно время от времени, как бы далеко они ни уходили, пересекают след охотника, отлично ориентируясь в его местонахождении. Широта и глубина полаза, конечно, должны быть осмысленными. Гончие, отбивающиеся или пропадающие на целый день из глаз, чрезвычайно неудобны. Они поднимают зверя так далеко, что охотник не слышит не только момента подъема, но и последующего гона.

Манера полаза зависит еще и от того зверя, на которого вы охотитесь. Если на зайца особенно широкий и глубокий полаз не требуется, то по красному зверю необходим как раз глубокий полаз, при котором опытный "красногон" непременно должен обрезать опушкой, полянами и дорогами остров (лес), чтобы перехватить след лисицы и особенно волка.

Заключительная часть всякого полаза выражается в подъеме зверя. Мало широко и быстро искать, надо еще, чтобы все эти качества были осмысленно применены. Охотник должен быть уверен, что, проходя, он не оставит сзади себя лежащего зверя нетронутым. Поэтому добычливость нельзя объединять с понятием "полаз".

Полаз - это поиск, его широта, глубина, самостоятельность, быстрота и т. п. Добычливость же есть умение разыскать зверя, уверенность гончей в том, что надо обследовать именно те, а не другие кустики, особый нюх найти зверя, что бывает особенно важно в те дни, когда заяц плотно лежит. Большинству охотников известно, что бывают гонцы, про которых говорят, что они "знают, где зверь лежит".

Чутье. Подняв зверя и погнав его по следу с голосом, гончей необходимо наличие основного качества, помогавшего ей, правда, и при подъеме, - чутья. Верно держать след гончая может только тогда, когда у нее хорошее чутье. Чутье поможет ей провести гонного зверя по полю, по проезжей дороге; даст возможность верно определить, куда пошел зверь, когда он повернул под прямым углом; безошибочно позволит разобраться в более резком запахе последнего следа на жировках, перед лежкой; "осознать", который из следов, наложенных один на другой при двойке или тройке, является более свежим, избегнув тем самым гона в пяту. Чутье неизменно помогает гончей при всех случаях, когда заяц, напутав, напетляв, скинулся и залег в надежде обмануть собаку.

Мастерство. Когда заяц стерян, утрачен след гончей приходит на помощь ее мастерство, т. е. умение разыскать потерянного зверя. Тут важна опытность, усвоение собакой путем многолетней работы всех заячьих уверток и хитростей, умение работать на кругах, постепенно суживающихся, чтобы проверить подозрительные кустики, пни, валежник, в которых мог затаиться заяц.

От мастерства зависит непрерывность гона, его красота. Проносясь от горячности на небольшое расстояние, умея быстро справить след, гончая умолкает лишь на недолгое время, измеряемое секундами, и эти незначительные паузы, называемые "перемолчками", не портят общей музыки гона. Паузы при разбирании следа и нахождении запавшего зверя, длящиеся иногда до 10 - 20 мин, называются сколами и нарушают общую гармонию гона.

Требовать мастерства можно только у взрослой, часто бывавшей и лесу опытной гончей. Вот почему так важна ежегодная тренировка, или "нагонка", собаки.

Вязкость. Это качество гончей также необходимо для успешной охоты.

Вязкость определяется упорством в преследовании, нежеланием бросить гонного зверя, старанием во что бы то ни стало отыскать его, вновь и вновь преследовать.

Старый опытный гончатник Н. П. Кишенский, один из первых теоретиков ружейной охоты с гончими, писал:

...Первым и самым необходимым качеством ружейных гончих должна быть вязкость, и вязкость без подзадоривания; они должны работать одни, не слыша и не видя человека, гнать поднятого зверя до тех пор, когда положит его выстрел охотника или он сдастся и попадет н лубы...

Вязкость очень хороша в сочетании с нестомчивостью, когда собака работает долго и при любой погоде.

Паратость. Общая картина гона не будет столь эффективной без паратости, резвости, с которой гончая преследует зверя. Среди охотников распространен ошибочный взгляд, что паратость не нужна, что паратая гончая теряет след, чаще проносится, что убить из-под нее зайца труднее и т. и. Взгляд этот распространен из-за того, что многих молодых, неопытных, без толку носящихся гончих отождествляют с паратыми. Следует знать прежде всего, что как пешая, так и паратая гончая обычно гонят во все ноги, поэтому вопрос, какая из них должна скорее проноситься, остается открытым. Если в пользу пеших говорит как будто то обстоятельство, что при более быстром беге труднее чуять (откуда даже пошла поговорка чутье не по ногам ), то это совершенно неверно, так как ведь и пешая гончая Гонит во все ноги, следовательно, и у нее затруднено дыхание. В пользу же паратой говорит то, что, находясь ближе к зверю, она ловит более сильный по запаху след. Зверь, слыша сзади себя неумолкающий голос преследующей собаки, не имеет времени пускаться на те хитрости, которые он обычно проделывает с пешей гончей. Мы не говорим уже о том, что под паратой гончей зверь ходит обычно на более правильных кругах и определить его местонахождение гораздо легче.

При пеших гончих заяц ходит, как хочет, может сколько угодно петлять, двоить, троить, скидываться, идти своим следом назад навстречу собаке - словом, проделывать тысячи уловок. Правда, в этом случае заяц идет тихо, часто присаживается, прислушивается к гону, и в него легче попасть, чем в зайца, идущего полным ходом из-под паратой гончей.

Конечно, паратая гончая должна иметь хорошее чутье, иначе она все время будет проноситься и гон будет идти с большими перемолчками, а то и сколами.

Обычно предпочтение пешей гончей отдают из-за того, что охотники привыкли охотиться в одних и тех же местах, где заячьи лазы (переходы) хорошо известны; встав на них, охотник ждет, когда появится зверь, стронутый гончей. Случается, что, слыша далеко перед собой гон, охотник вдруг видит появившегося сзади зайца, стреляет по зверю, раздумывая, гонный это или шумовой, а через некоторое время появляется на этом же следу гончая, не прекращая гнать и подтверждая, что это был гонный зверь.

Злобность и настойчивость. Злобностью называется врожденное свойство гончей, заставляющее ее предпочтительно гнать красного зверя и даже бросать след гонного зайца и переходить на след лисицы или волка. Злобность заставляет гончую преследовать матерого волка, а зачастую и вступать с ним в неравный бой. Это драгоценное свойство передается по наследству, его можно умелой нагонкой развить, но ни в коем случае не привить.

Настойчивость совершенно необходима на охоте в сплошных лесных массивах, в овражистых или гористых местностях или же в местах с буреломом, болотами, осокой. Особенно важна настойчивость при охоте, продолжающейся два-три дня. Только хорошо тренированные, с крепкими ногами, настойчивые гонцы выдержат такую нагрузку. Такие гончие даже на третий день охоты от зари до зари сумеют проявить достаточную энергию в полазе, необходимую вязкость в гону и не станут бросать зайца на сколе и выходить к охотнику, или, по меткому его выражению, "плести лапти", т. е. болтаться у ног охотника.

Самое же важное свойство гончей, отличающее ее от всех других пород охотничьих собак, - ее голос.

Голоса гончих. Голос гончей, его сила, тембр, красота, фигурность, непрерывность отдачи превращает охоту в настоящий праздник, доставляет огромное наслаждение и оставляет неизгладимое впечатление. Голосовые данные гончей весьма разнообразны как по силе и тембру, так и по манере отдачи. Образный охотничий язык богат яркими терминами в отношении голосов гончей, наиболее часто встречающихся.

Ординарный голос имеет мало характерных особенностей, лишен залива, недостаточно напряжен по тону и т. п.

Яркий голос означает, что гончая во время гона часто отдает голос.

Башур - это низкий басовый голос, приближающийся к октаве.

Голос с гнусью скорее можно было бы назвать "томный", так как, когда гончая отзывается, звук ее голоса напоминает вопль, заунывный, томный плач. Название "голос с гнусью" имеет основание: действительно голос у такой "гончей гнусит, как бы выливается с помощью органов носа.

Голос с заливом - это голос, не ограничивающийся одной какой-либо нотой, а как бы изменяющийся, переходящий с низких на высокие ноты и наоборот. Голос у таких гончих, когда они ведут, как будто не прерывается, вследствие чего, когда гончая помкнет по зверю, о ней говорят: "залилась", "заливается". Когда гончая с заливом идет по зверю, кажется, что ведут зверя несколько голосов, несколько собак.

Редкоголосая - это гончая, которая ведет зверя, отзываясь очень редко, с большими промежутками.

Слабоголосая гончая отдает голос и тогда, когда не находится на следу; особенно часто это бывает с молодыми азартными гончими, которые, снесясь со следа, продолжают отдавать голос. Слабоголосость в небольшой степени у молодой гончей хотя и нежелательна, но простительна. Однако слишком длительная слабоголосость часто переходит в пустобрехство и является крупным пороком.

Пустобрех - это гончая, которая отдает голос попусту, без всякого следа.

Голос нельзя улучшить никакой нагонкой; это природное качество, передающееся по наследству, вследствие чего гончие с хорошими голосами должны особенно цениться как производители.

Голоса гончих в зависимости от того, по какому зверю они гонят, заметно меняются. Так, по зайцу гонят не очень азартно, отдают голос реже; по лисице гонят ровнее, азартнее, голоса дают больше и чаще. Особенно яркий гон бывает, когда злоба заставляет гончую гнать полным голосом, как бы захлебываться от ненависти, с характерным заревом.

Азартность, более частая отдача голоса и ровность гона в работе по красному зверю, объясняется тем, что след этого зверя более пахуч, чем след зайца. Кроме того, лисица и волк не запутывают своего следа, как это делает заяц и не западают.

Опытный охотник, поохотившись с гончими недельку, сумеет отличить по голосам, по какому зверю они гонят: по зайцу или по красному.

Вежливость. Необходимо сказать еще несколько слов о вежливости гончей, без чего охота сплошь и рядом превращается в мученье. Одним из обязательных признаков вежливости воспитанной гончей является умение ходить на сворке (или даже без сворки) у ног охотника до тех пор, пока хозяин не снимет с нее смычка (ошейника) и не разрешит ей возгласом броситься в лес для розыска зверя. Гончая, тянущаяся, бросающаяся на сворке из стороны в сторону, выматывает не только себя, но и охотника, особенно при больших переходах. Вторым непременным условием вежливости гончей должно 6ыть спокойное отношение к скотине, особенно к овцам. Гончих, набалованных к скотине, почти невозможно отучить от этой пагубной привычки, и страшная этикетка "скотинница" равносильна смертному приговору, так как эта дурная привычка упорно передается по наследству.

Послушание (назывистость, позывистость). От гончей мы должны требовать еще двух качеств: назывистости, чтобы собака появлялась на крик охотника, называющего ее на свежий след перевиденного зверя, и позывистости - вываливания на рог при условии, что гончая в это время не гонит, Непослушная, непозывистая гончая может иногда сорвать всю охоту, если охотник по каким-либо соображениям хочет перейти в другой остров или место леса, а собака упорно не выходит на рог и не дается в руки, хотя и находится где-нибудь поблизости. Неопытные охотники часто принимают такое непослушание за проявление вязкости, хотя никакой вязкости здесь и нет.

ЛЕОНТЬЕВ В.В. "ОХОТНИЧЬЕ СОБАКОВОДСТВО", Санкт-Петербург, 1996

==================================================================

 

Как вести себя под гончими

   Собираясь на  охоту, собак  не кормят.  Выходят на охоту   как   можно   раньше,  поскольку   зверь  жирует (кормится)  обычно   ночью  и   рано  утром   его  следы свежее  и  дают  больше  запаха.  В  сильный  дождь  или мороз  отправляться  на  охоту   нецелесообразно.  Когда мороз  спадет  и   прекратится  дождь,   тропа  делается более мягкой и удобной для гона.

     Придя  на место,  охотник размыкает  гончих (снимает с них  смычок или  смычки, если  собак три  и более), но  не  горячит  их,  а   направляется  к   лесу,  слабо посвистывая.  Начинать  сразу  активно   порскать  (подбадривать  криком)  не рекомендуется,  так как  от этого молодые  гончие   с  напуска   могут  погнать   в  голос бесцельно  и  слабоголосость  у  них  войдет   в  дурную привычку.    Порскать     следует     начинать    через 5  -  10  мин  после  напуска,  давая  этим  направление собакам и подбадривая молодых.

     Существует  множество  манер  порсканья.  Они главным  образом  зависят  от  голосовых   данных  охотника. Наиболее    характерными   являются   короткие   фразы "Ух, добери, добери, добери его!", "Ах, буди, буди, буди его"   и   др.,  сменяющиеся   посвистыванием.  Порскает только  один  охотник,  ведущий  собак.  Часто охотники-новички  полагают,  что  кричать  надо  всем  участникам охоты,   и  каждый   начинает  порскать,   сбивая  этим собак  и  мешая  другим.  Особенно  вредно,  когда одни охотники  уходят  в  сторону  от  намеченного направления и увлекают за собой гончих, в  то время  как другие безрезультатно   продвигаются   по   правильному  пути, напрасно  ожидая  подъема  зверя.  Кроме  того, сильный шум  и  громкие  разговоры  недопустимы  при  охоте  на красного зверя.

   Иногда  охотники, вместо  того чтобы  порскать, весь день трубят в рог. В этом  случае собаки  привыкают все время слышать его и перестают,  когда следует,  идти на вызов.

   Рогом   надо   пользоваться  осмотрительно   и  трубить  только  в  необходимых   случаях,  но   при  этом проявлять   настойчивость.   Полезно   постоянно  иметь лакомые  кусочки  и  раздавать  их  пришедшим  на вызов гончим.  Чтобы  приучить  собак к  дисциплине, рекомендуется  всегда  брать  с  собой  немного  такой прикормки.

   Когда  охотник  перевидит  зверя,  он  должен  наманить  на   него  гончих.   Для  этого   охотник  обычно становится  на  следу и  начинает громко,  по возможности  без  перерыва  кричать:  "Ах-ах-ах!  Ай-яй, ай-яй, ая-яй!,  А-ля, а-ля, а-ля!". Собаки всегда  очень охотно идут на этот зов,  а напав  на след,  принимаются гнать зверя.

   Наманивать  разрешается,  когда  нет гона;  во время гона   нужно   молча   пропустить   даже   выскочившего из-под ног  шумового (негонного)  зайца. Если  гон идет по  зайцу,  а  охотник  наткнулся  на  красного  зверя, тогда, если гончие  недалеко или  же во  время перемолчки,  следует  начать  азартно наманивать  собак. Когда гон  идет  далеко,  надо  заметить  место,  где  прошел красный  зверь,  чтобы  после окончания  гона набросить туда гончих.

   С   наманиванием   охотники  часто   обращаются  еще неосторожнее, чем с  рогом. Случается,  что, отчаявшись вызвать гончих на рог, их  владелец прибегает  к этому, стараясь  добиться  своего  обманом.  Пагубность такого приема в  том, что  гончие перестают  верить и  идти на зов, даже  если он  бывает и  на горячем  следу. Собаки стараются,  наоборот, уйти  подальше, чтобы  не попасть на смычок.

   Следует  знать  еще  одно  правило.   Многие  гончие бывают  приучены  бросаться на  выстрел, иногда  даже с гона.  Поэтому  никогда не  следует стрелять  не только по  случайно  вылетевшей  птице,  но даже  по  шумовому зайцу если в это время собаки  гонят вдали  по другому зверю, - это портит собак.

   Набросив  собак,  охотник,  наметив  себе направление,  не должен  спешить, если  в местах,  которыми он идет,  много  зайцев.  Наоборот,  он  должен двигаться медленно,  задерживаясь время  от времени.  Если среди собак  нет надежных  опытных гонцов,  следует походить с  ними  в  более  густом  лесу, чтобы  помочь поднять зайца.  Некоторые  гончие  имеют  очень  вредную  привычку   долго  копаться   на  жирах   (месте  кормежки зайца).  Подъем не  зайца на  них -  большая редкость, так  как дневная  лежка находится  всегда в  стороне от мест жировки.

   Молодых,  неопытных  собак,   продолжительное  время  копающихся  на  жирах,  нужно отзывать  и увлекать за собой в те места,  где предположительно  могут быть лежки  зайца.  Опытный  охотник  всегда  сумеет  найти такие места.  Там он  задерживается, поощряя  гончих к поиску  в  подозрительных   местах. Отвлечь  гончих от мест  жировки  важно  еще  и  потому,  что  на  старых следах  собаки  привыкают  отдавать  голос,  тогда как искать зверя они должны молча.

   На охоте  с гончими  участники находятся  почти все время  в движении.  Перемещаясь, следует  быть особенно   внимательным  и   осторожным,  чтобы   не  ранить нечаянным  выстрелом  своего  товарища.  Нельзя  также стрелять по птице, если она летит на  уровне человеческого роста. По зверю стреляют  лишь тогда,  когда его хорошо  видно.  Ни  в коем  случае нельзя  стрелять на шум, так можно  убить собаку  или попасть  в человека. Нельзя  стрелять  навстречу  зверю,  если  он  идет на штык,  а  сзади  него  неподалеку бегут  гончие; нужно пропустить  зверя  и  бить  в  угон, иначе  можно убить собаку  или,  ранив,  навсегда  лишить  ее способности гонять.

   На охоте,  когда зверь  будет убит,  следует громко кричать: "Дошел, дошел! Ого-го-го, дошел!",  тем самым сообщая другим охотникам о взятии зверя.

   Если  убитым  зверем  окажется  лисица   или  волк, можно  дать  собакам немного  потрепать его;  от этого они становятся злобнее и азартнее. Если  из-под гончих взят  заяц,  то  его надо  отпазанить, т.  е. отрезать пазанки -  часть задних  ног от  скакательного сустава до коготков - и  отдать их  собакам. Это  является для них  лакомством  и  наградой  за  проделанную  работу.

   Бывает,  что  собаки  раньше  охотника  схватывают убитого  или  раненого  зверя.  В  таких  случаях его нельзя  отбивать  от  собак  ружьем  или   ногой.  Можно сломать  ружье,  а  то  и  случайно выстрелить.  Если не удается отнять у  собак зверя  путем окрика  или лаской, то в крайнем случае можно прибегнуть к хворостине.

     Чтобы добыть зверя, надо с ним  встретиться. Место, где  охотник  рассчитывает  перехватить  зверя,  называется  лазом.  Определить  лазы  можно  по  ходу  гонного зверя.  Каждый  зверь  ходит  по   лесу  не   по  прямой линии,  а  кругами,   вернее  замкнутыми   кривыми.  Ход зверя  зависит  от его  повадок, а  величина круга  - от характера   местности.   Радиус   круга   беляка   самый небольшой,   круги   русака  значительно   шире;  лисицы еще  шире,  а  волк  двигается  кругами  самого  большого радиуса,  уходя  на много  километров вперед.  В овражистой  и гористой  местности, а  также в  сплошных лесных массивах  радиус  кругов  зверя  гораздо меньше,  чем на равнине  и  в  небольших  островах.  Если  угодья  представляют  собой  несколько  лесных   отъемов  (небольших участков  леса),  расположенных  не  очень  далеко  один от  другого,  то  зверь непременно  побывает во  всех. В случае, когда один  отъем отстоит  от другого  далеко, а тот  отъем,  где поднят  зверь, достаточно  велик, зверь может долго ходить в нем кругами.

     Время  года  и  погода  также  влияют  на  величину кругов.  Ранней  осенью,  до  сплошного  листопада,  она будет  меньше,  чем поздней  осенью, когда  лес обнажится.  В  мороз,  когда  земля  замерзает,   радиус  круга самый  большой,  а  в  ветреную  погоду,   когда  голоса гончих  слышатся   слабее,  он   меньше,  чем   в  тихую погоду, и форма круга менее правильная.

     Наконец,  размер круга  зависит от  того, насколько парата   гончая.   Под   пешими   гончими   зверь  ходит малыми   и  менее   правильными  кругами;   под  паратыми - широкими, но зато и более правильными.      Первый,  второй  и  последующий  круги   обычно  не совпадают  друг с  другом, и,  как правило,  первый круг всегда   меньше   двух-трех   последующих,   после  чего круги  опять  уменьшаются.  Первые  два-три  круга,  как правило, пересекаются.

     Расположение  лаза  (места,   выбранного  охотником для встречи со зверем)  также зависит  от хода  зверя, а каждый  зверь  имеет  свою  особенную  манеру  держаться под  гончими.  Важно  знать,  как  вести  себя  на лазу. Мало  того, что  лаз удачно  определен и  вовремя занят. Чтобы  не  отпугнуть зверя,  охотнику надо  заметить его первым.  Нельзя   забывать  при   этом,  что   у  зверей обоняние  и  слух  развиты  сильнее, чем  зрение, движущийся предмет  всегда быстрее  бросается в  глаза, чем неподвижный.  Из  этих  положений   вытекают  основные правила,  которых  надо  придерживаться,  становясь на лаз.

   Волк,   лисица  и   кабан  чутьисты   и  осторожны. Поэтому становиться на лаз  всегда следует  так, чтобы ветер дул от зверя  на охотника,  а не  наоборот. Если
это невозможно, то лучше даже не  подходить к  лазу, а стать  на  него  лишь  тогда,  когда  гончие переведут через лаз зверя. Так, если охотник находится посередине  острова,  ветер  дует  с  юга,  а собаки  гонят в северной  части  острова,  то  нужно  ждать,  пока они переведут зверя в южную часть,  и только  тогда быстро занять  лаз.  Можно  находиться   при  неблагоприятном направлении ветра около  главного лаза,  которых зверь выходит из острова, но  непременно на  открытом месте, на виду, для того чтобы  зверь (лисица  в особенности) заметил человека  и дольше  продержался на  острове не выходя.

   Став  на  лаз,  необходимо расположиться  как можно удобнее:  осмотреться,  не  мешает  ли   какая  ветка; попробовать,  можно  ли  удобно  прицелиться  по  всем направлениям.  По  чернотропу  откинуть  сухие  ветки, чтобы  не  треснули  под ногой,  а по  пороше утоптать снег,  чтобы  не  скрипел.  Занимая   лаз,  необходимо оглядеться вокруг, заметить, где заняли  места товарищи,  и легким  посвистом дать  знать о  своем местонахождении  ближайшим  из  них.  Затем  определить  расстояние  от  занятого  места  до прогалин  и просветов между деревьями, где  может показаться  зверь, изучить местность в пределах  выстрела. Зверь  может появиться и  без  гона  (шумовым),   причем  он   идет  особенно осторожно, поэтому на лазу в  любой момент  надо быть готовым  к  выстрелу  -  быть  внимательным,  реже держать  в  руках  со  взведенным  курком,  а  не ставить около себя.

   Необходимо  соблюдать  на  лазу  полнейшую  тишину. Стоять  на  лазу  надо  по  возможности   скрытно,  но главное - неподвижно, так чтобы  было видно  то место, откуда  может  показаться  зверь.  Лицо  должно  быть открыто, но следует позаботиться о том, чтобы голова и верхняя  часть  тела  сливались  с темным  фоном. Лучшее  место  ожидания  -  под  деревом.  Стоя  спиной к стволу,  охотник  как  бы  сливается  с  ним.  В таком положении  охотнику  ничто  не  закрывает  поля зрения и  он  долго  может  сохранять  неподвижное положение. Поэтому  лучше  носить одежду,  по цвету  подходящую к коре  дерева.  Становиться  за  деревом, как  это нередко делают,  не  следует,  так  как  трудно  устоять  за  ним неподвижно.   Охотник   непременно   будет   из-за   него выглядывать,  и зверь  скорее  его заметит.  В кустарнике,   где  нет   высоких  деревьев,   необходимо  выбрать такое  место,  чтобы  перед  охотником  был  низкий куст, а за ним  - высокий.  Если такого  куста нет,  то следует обрезать  (но  не  обламывать)  ветки  так,   чтобы  куст закрывал  охотника  только  по  грудь  и ничто  не мешало смотреть  вперед.  Охотясь  в  камышах,   надо  становится  на  краю  камышовых  зарослей  и  обрезать  их  перед собой.  Для  этих  условий  лучше  надевать не  темную, а защитного  цвета  одежду.  На  одежде  и  на   оружии  не должно  быть  ничего   блестящего  или   бросающегося  в глаза.

    Для  того чтобы  знать, как  вести себя  под гончими,  какой  лаз  занять,  надо   угадать,  по   какому  именно зверю  гонят   собаки.  Опытный   охотник,  поохотившись несколько  раз  с  одними  и   теми  же   гончими,  почти безошибочно  может  определить,   по  какому   зверю  они гонят,  даже  если  сам и  не видит  его, Устанавливается это  прежде  всего  по  собачьим  голосам.   По  красному зверю  гончие  гонят всегда  азартнее, их  голоса громче, 6олее  злобны,  а  сколов  и  перемолчек  меньше,  чем по зайцу,  поэтому  гон их  ярче и  ровнее. Кроме  того, при определении  зверя  большую  роль  играет  подъем  зверя. По  зайцу,  например,  почти  не  бывает  добора (предварительной  отдачи  голоса  перед  тем,  как  погнать),  а если  и  есть,  то  очень  короткий. Затем,  когда гончая наткнется  на  зайца и  погонит на  глазок или  станет на горячий  след,  сразу  помкнет  -  зальется.  По красному зверю,  который  более  осторожен  и близко  не подпустит собаку,  почти   всегда  бывает   довольно  продолжительный  добор.  Помычка  (начало  гона  с  азартной  отдачей голова)  по  красному  зверю  не  столь внезапна,  как по зайцу, а гон постепенно переходит в ровный и яркий.     Немаловажным   способом   определения   лаза  является  ход  самого  зверя,  т.  е.  те  места,  которыми  он двигался,  величина  кругов,  все его  поведение. Поэтому охотник,   знающий   привычки   зверя   и   ходы   его  в данной  местности,  сможет  довольно   верно  определить, какого именно зверя преследуют собаки.    

Охотникам  часто  кажется,  что  стрельба   по  зверю гораздо  легче,  чем  по  птице.  Конечно,   полет  птицы быстрее,  чем  ход  зверя,  и  почти всякая  птица меньше зверя.  На  болоте  птица  поднимается  в  15 -  20 шагах от  стрелка   на  открытом   месте,  у   него  достаточно времени,   чтобы  хорошо   прицелиться.  По   зверю  же приходится  стрелять   с  гораздо   большей  дистанции: обычными   считаются  выстрелы   на  расстоянии   30 - 50 шагов, а то и дальше. Часто приходится  стрелять на нешироких  просеках  и  дорожках,  так что  при быстром беге  зверя  нужна   хорошая  реакция   стрелка.  Кроме того, птицу  достаточно лишь  зацепить дробью,  в зверя же  мало  попасть:  его надо  положить на  месте, иначе раненый  зверь  (особенно  заяц) может  достаться собакам.  Красный  зверь,  если  он  легко   ранен,  уведет гончих  далеко  от охотника.  Поэтому по  зверю необходимо стрелять наверняка, попадать в убойное место.

   Первое   правило,  которого   следует  придерживаться, -  стрелять  зверя на  расстоянии, когда  ружье бьет достаточно   резко.   Обычная  дистанция   выстрела  по зверю  составляет  от  30  до 50  шагов. В  зайца можно иногда  выстрелить  и  с расстояния  80 шагов,  так как этот зверь гибнет даже от  легкой раны.  Однако стреляя по  лисице,  надо  сокращать  дистанцию,  по  волку  же
стрелять  с расстояния  свыше 60  - 65  шагов рискованно.

   Легче всего попадать в зверя,  когда он  находится в профиль, стараясь целить  ему под  лопатку -  это самый верный  и убойный  выстрел. Выстрел  по заду,  в голову или в грудь, хотя  и может  быть смертельным,  но сразу не   остановит  зверя.   Тяжело  раненый   зверь  может пройти   еще   довольно   далеко.  Удачный   выстрел  в штык  -  навстречу  бегущему  зверю -  маловероятен. Он редко  кладет  зверя на  месте. Нельзя  рекомендовать и выстрел в  угон -  вслед зверю.  Не надо  торопиться за первым  выстрелом  тотчас  же делать  второй. Стрелять надо  спокойно,  не  волнуясь,  когда   ясен  результат первого  выстрела,  в  случае  промаха   исправить  его вторым.  Во  время  сильного  дождя  или   снега  ружье необходимо   держать   дулом   вниз,  чтобы   капли  не
попали в ствол.

 Б.В.Дмитриев "Гончие"

==================================================================

 

Охота на зайцев с гончей

При охоте на зайцев следует различать охоту на беляков и русаков. Беляк - житель сплошных лесных массивов, болотистых мест; русак - обитатель перелесков, небольших островков, иногда полей. Каждый из них по-разному ведет себя под гончими. Беляк требует от гончих главным образом мастерства, русак - чутья.

Поздней осенью беляки, живущие в сравнительно небольших островках леса, окруженных полями, любят кормиться на озими. Беляк, живущий в больших сплошных массивах, где поблизости полей нет, пользуется лесными покосами, полянками, осинником. Для лежки беляк выбирает место с густым подседом, плотной травой, любит залегать в буреломах, в вырубке и редко ложится на открытом месте, у самой опушки, в отдельно стоящих кустах, среди поля и т. д. Часто любит он ложиться под вершиной давно срубленного дерева. Н. Н. Фокин рассказывает в своей книге Охота на зайцев-беляков случай, когда из-под одной валежины его знакомый охотник за одну осень убил семь беляков.

Ближе к зиме, когда корма станут похуже, беляк жмется к озимым и осиннику. В сухой, засушливый год зайцы подаются к воде. В сырую, дождливую осень беляк выбирает места повыше и посуше и из лиственного леса переходит в хвойный или смешанный, предпочитая густой соснячок или ельничек. Вообще беляк на зимовку обычно переходит в большой строевой лес. Во время листопада заяц избегает лиственного леса и предпочитает ельничек, сосняк, можжевельник жмется к опушкам.

Как правило, поднятый беляк делает сначала небольшой круг, обычно возвращаясь к лежке. Второй круг всегда больше и шире. Последующие уже не имеют такой правильной формы; начиная с третьего или четвертого круга, беляк идет более затейливо. Он не ходит полями, поэтому круги его всегда в чаще, в острове. Впрочем, если в лесу протекает речка, по краям которой часто бывают поляны и вырубки, он выбегает на них и снова своим следом скидывается в лес. Не прочь он иногда и залечь где-нибудь на такой вырубке, но в отличие от дневной лежки ложится на довольно открытом месте, под каким-нибудь пнем или кустом. В чаще обычно выходит на дорогу, на просеку и по ней делает свою излюбленную двойку или тройку.

Беляк чаще всего перебегает лужайки, полянки и дорожки своим же следом. Такая привычка становится для него чрезвычайно пагубной, так как на эти-то лазы и становится охотник. Известны случаи, когда в течение трех дней подряд беляки ходили, как по нитке, краешком одной вырубки, переходя из одних мелочей в другие.

Вообще лаз беляка всегда бывает в самом острове, а не около опушек, и самый верный - у места подъема, куда почти непременно возвращается всякий поднятый заяц. Лесные поляны и дороги - тоже надежные места для перехватывания. Но в сущности на беляка нет таких верных лазов как это бывает при охоте на русаков, лисиц и волков. Для того чтобы выбрать верный лаз на беляков, надо хоть несколько раз поохотиться в данной местности и изучить их ходы; на русака же и лису можно довольно верно угадать лазы даже и незнакомой местности.

Добычливость по чернотропу всегда лучше, чем по белой тропе, так как запах следа на снегу слабее. Особенно недобычлива бывает охота в день первой пороши. Объясняется это тем, что зайцы обычно не выходят кормиться ночью, не дают жировых следов, почему и розыск их весьма затруднителен. В такие дни зайцы лежат очень плотно, и на них можно чуть ли не наступить. То же бывает в сплошную капель, когда заяц встает очень неохотно, видимо не желая мокнуть. Лучшие дни подъема, когда морозец схватит землю, в лесу станет "шорстко", шаги охотника и собак разносятся гулко. В это время зайцы вскакивают издали, и собаки скоро и легко прихватывают их взбудные следы.

Гон всегда лучше по матерому (взрослому) беляку, который ходит на правильных больших кругах, а самый скверный - по мелкому прибылому, который все время "тыкается", западает.

Следует еще отметить, что гон по зайцу, поднятому собакой, всегда лучше и ровнее, чем гон по зайцу, согнанному скотиной, другой собакой и т. д.

Русак в начале осени держится около полей, залегая в плотных местах с подседом, недалеко от опушки. Чем ближе к зиме, тем охотнее русак ложится под кустами и елочками, растущими в полях. В сильные морозы и большой снег он подается еще ближе к жилью, и его можно поднять в стогах сена, около овина.

Ход русака отличен от хода беляка. Русак часто ходит полями. С подъема обычно идет прямиком километра два, зачастую по дороге, любит "сесть на дорогу", как говорят охотники. Если русак и задаст круг-второй островом, то в отличие от беляка не полезет чащей, а выберет более открытые места, полянку, дорожки, покосы, несколько раз выскочит на опушку.

Овраг, балку, полянку русак перейдет в том месте, где они шире, где больше чистого места, в то время как беляк, наоборот, воспользуется местом, где одна крепь ближе подходит к другой. Но когда в полях топко и глинистая земля сильно подлипает к лаптям, он немедленно сойдет на дорогу. В сильную капель после дождя русак не ляжет в лесу или под кустом, а выбирает укромное местечко на открытом месте около опушки, а то и в поле.

В отличие от беляка русак западает обычно меньше, чаще ходит прямиком, дорогой, полем. Одним из его излюбленных трюков бывает стремление после подъема пройти стадом и этим запутать свой след. Действительно, собаки с плохим чутьем, дойдя до стада, теряют след. Вообще для русака нужны более чутьистые и паратые гончие.

В старой охотничьей литературе долго велся горячий спор, так и не приведший ни к чему; по кому легче гонять - по русаку или по беляку. Кишенский и его сторонники утверждали, что самое сложное - гонять матерого беляка. Эмке лаконично формулировал это положение: "Мерило чутья и мастерства у гончей не красный зверь, а матерый беляк". Другие охотники считали, что гон по русаку гораздо труднее, чем по беляку, мотивируя это положение тем, что "особого чутья для работы в острове или отъеме, т. е. вообще в местности, почва которой покрыта растительностью и где не так сильно сносится ветром запах следа, не требуется".

Разумнее всего решить этот спор так: для работы по беляку нужно больше опытности и мастерства, для работы по русаку чутья и вязкости. Однако хороший гон одинаково требует полного развития всех рабочих качеств гончей.

При охоте на зайцев очень ранний выход необязателен, и хорошая, чутьистая гончая в течение всего дня чует жиры и след на лежку, Но лучше все же выходить пораньше, так как после ночной кормежки следы свежее и дают больше запаха. Исключение составляют лишь такие дни, когда с утра идет сильный дождь или стоит морозец, который позднее отойдет, после чего тропа сделается более мягкой и удобной для гона.

Правила охоты с гончими весьма несложны. Решив накануне, откуда бросать в остров гончих, охотники ведут их на смычках к этому месту. Ведущий, к голосу и рогу которого собаки привыкли, размыкает гончих на опушке или в самом острове и начинает не очень сильно порскать, т. е. подбадривать голосом рассыпавшихся в полазе собак. Если среди них много молодых, сильно порскать не следует, так как это нервирует собак и они могут начать "подголашивать" - отдавать голос попусту. Порсканье ориентирует собак в том направлении, в котором идет ведущий, и ободряет их и розысках зверя.

При старых опытных гончих ведущему нет нужды лезть самому в чащу и обследовать подозрительные местечки. Но если собаки молодые, работающие по первой осени, это необходимо.

Следует оговориться, что порскать и вообще кричать разрешается только ведущему, так как беспорядочный шум и там только дезориентируют собак. К сожалению, часто наблюдается, что охотники считают своим долгом помогать криками собакам в надежде скорее поднять зайчишку. Если последнее и достигается, то очень вредно в тех случаях, когда один из участников отобьется куда-нибудь в сторону от намеченного направления и своим шумом и криком увлечет за собой собак. Этим он может сбить их с правильного пути, и все другие охотники будут безрезультатно продвигаться по правильному пути, напрасно ожидая подъема зверя.

Существуют бесчисленные манеры порсканья, зависящие главным образом от голосовых данных охотника. Наиболее характерными являются короткие фразы, вроде: "Ух, добери, добери, добери его!", "Ах, буди, буди его!", "Толкни, толкни его!" , - сменяющиеся посвистыванием, а иногда и хлопаньем арапника.

Многие охотники вместо того, чтобы порскать, имеют обыкновение весь день трубить в рог, после чего собаки совсем перестают идти на вызов, так как привыкают слышать рог. Рогом следует пользоваться очень осмотрительно, трубить можно только в необходимых случаях и делать это настойчиво. Можно брать с собой немного прикормки и давать ее вываливающим на вызов гончим.

Когда охотник перевидит зверя, он должен наманить на него гончих. Для этого он обычно становится на следу и начинает громко и по возможности без перерыва кричать: "Ах, ах, ах, ай-яй, ай-яй, а-ля!", - причем собаки всегда охотно идут на назыв и, приняв след начинают гнать. Однако наманивать разрешается только в то время, когда гончие не гонят по зверю; во время гона следует пропустить молча даже выскочившего из-под ног зайца, если по нему не успели выстрелить. Исключение может быть сделано только в том случае, если охотник перевидел лисицу, а гон идет по зайцу. Тогда, если гончие недалеко, воспользовавшись их минутной перемолчкой следует начать азартно наманивать собак.

К сожалению, с наманиванием охотники обращаются еще более неосторожно, чем с рогом. Частенько случается, что, отчаявшись вызвать гончих на рог, охотник прибегает к наманиванию, стараясь обмануть собак. В таком случае гончие вскоре перестают идти на "назыв", стараясь уйти подальше, чтобы не попасть на смычок.

Следует сделать еще одно предупреждение. Многие гончие приучены бросаться на выстрел, иногда даже с гона. В этом случае никогда не следует стрелять не только по птице, но даже и по шумовому зайцу, так как это портит собак.

Многие гончие имеют неприятную привычку долго копаться на жирах. Молодых, неопытных собак следует сбивать с жиров и увлекать за собой в те места, где предположительно может лежать заяц.

Так как на ходовой охоте охотники находятся почти все время в движении, меняя места, следует быть особенно осторожным во время выстрела. Категорически воспрещается стрелять по птице, если она летит на уровне человеческого роста. Второе правило - стрелять по зверю только тогда, когда он хорошо виден. Стрелять на шум ни в коем случае нельзя, так как можно убить собаку или попасть в человека. Третье правило никогда не стрелять навстречу зверю, если он идет на штык, имея сзади себя собак, так как можно задеть или поранить гончих. Следует пропустить зверя и бить его в угон.

После того как убьют зверя, следует громко крикнуть: "Дошел, дошел, ого-го-го-го, дошел!" - и этим поставить в известность товарищей, что зверь взят, а не стерян гончими.

Если заяц убит, следует немедленно взять его, чтобы подоспевшие гончие не разорвали. Если заяц еще жив, его берут за задние ноги мордой вниз и быстрым и сильным ударом ребром ладони по шее, около ушей, приканчивают. После этого следует "отпазанчить", т. е. отрезать пазанки и раздать их собакам. Делается это так: охотничьим ножом подрезают кожу вокруг скакательного сустава задней ноги зайца, затем переламывают кости, перерезают сухожилия, и пазанок отделен. Его разрывают на отдельные части по пальцам и куски бросают собакам, для которых они служат большим лакомством.

Лучшее время охоты на зайцев - середина осени, когда лист опадает, но тропа продолжает еще оставаться мягкой и сырой от прошедших дождей. Конец осени, перед наступлением белой тропы, нехорош тем, что он обычно сопровождается наступлением гололедицы, когда земля скована морозом, лужи затянуты льдом, а снега еще нет. В такую погоду собаки работают плохо и сдирают себе мякиши лап, надолго выбывая из строя.

Мелкий осенний дождь нисколько не вредит работе собак, и в дождливый день гончие часто работают даже лучше, чем в ясный, погожий.

Однако при проливном дожде, который заливает следы, гончие работают очень плохо, да к тому же из-за шума дождя их легко отслушать. Самая хорошая для гона погода - безветренная, пасмурная, достаточно прохладная, при условии чтобы под ногами было мягко и умеренно сыро.

Однако бывают дни, в которые, несмотря на внешние и благоприятные условия, гончие работают плохо. Такие дни у охотников называются "днями плохого чутья"; объяснения этому до сих пор не дано.

Плохой гон бывает еще во время пестрого поля или тропы. Тропой на языке гончатников называется состояние земли в полях и в лесу. Черная тропа - время до снега; белая тропа когда земля покрыта снегом; пестрая тропа - когда впервые выпавший снег покрывает землю неравномерно или в лесу снега нет, а поля им покрыты, или, наоборот, на полях снег уже успел стаять, а в лесу еще держится; мягкая тропа - когда в лесу и на полях достаточно сыро и влажно; жесткая тропа - когда землю сковало морозцем".

ЛЕОНТЬЕВ В.В. "ОХОТНИЧЬЕ СОБАКОВОДСТВО", Санкт-Петербург, 1996

==================================================================

 

Охота с гончими на зайцев

В европейской части нашей страны водятся два вида зайцев, хорошо известные всем охотникам, беляк и русак. Они различаются по внешнему виду и поведению под гончими. Охотникам знаком еще заяц - тумак (помесь русака и беляка), больше похожий на русака, но он встречается крайне редко.

Летом и ранней осенью беляк окрашен по спинке и бокам в буроватый цвет без каких-либо других оттенков, в то время как спина русака буровато-желтовато-серо-землистого цвета, не сплошного окраса, а с разными оттенками. Беляк к зиме выцветает и становится совсем белым, за исключением кончиков ушей, в то время как русак только светлеет, приобретая серебристый оттенок. Особенно различаются у них хвост и лапы. У беляка хвост меньше и шире, у русака длиннее и уже, по нему идет черная полоса, остающаяся и зимой. Столь же характерно различие между их лапами. У беляка они шире, распущеннее, следистее, у русака более вытянутые, узкие. Русак крупнее беляка: длина его тела достигает 69 см (чаще 55 - 60 см), масса - 7 кг (чаще 4 - 5 кг). Длина тела беляка 45 55 см, масса - 2,5 - 4 кг. Помет беляка имеет форму шарика, немного сдавленного, помет русака более удлиненной формы, с острым кончиком.

Издали зайцы различимы по манере хода. Русак всегда выше на ногах, движется, высоко подняв голову, как будто скачет. Беляк же приникает к земле, словно "стелется".

В просторечии и в охотничьей литературе принято называть зайца "косым". Часто зайцы влетают в ноги охотнику, открыто стоящему на лужайке. Причем интересно, что так происходит, когда охотник находится на дороге. По наблюдениям профессора П. А. Мантейфеля, заяц хорошо видит перед собой только на расстоянии 10 - 15 шагов, чем и объясняются эти явления. Часто приходится наблюдать, как заяц, выйдя из-под гона на прогал, поляну, садится и поворачивает голову, чтобы лучше осмотреться.

Со второй половины осени, с наступлением холодов, после опадения листвы зайцы начинают постепенно линять, причем старый, матерый заяц раньше прибылого. Последними одевают зимний наряд зайцы-листопадники, т. е. родившиеся в последнем помете. Заяц начинает выцветать, или, как говорят охотники, "затираться" с ног, живота и портков (задних частей). А когда еще в теплую погоду встретишь зайца в белых "штанах", то ожидай скорое наступление холодов. Иногда природа шутит с беляками: выпадет на 3 - 4 дня, а то и на неделю первый снег, оденется заяц по-зимнему, как вдруг снег тает. И носятся тогда беляки по черной тропе белыми привидениями.

Лучшее время охоты на зайцев - середина осени. В ранний период осени жара, обилие некошеной травы и опавших листьев мешают работе собак - гон бывает всегда слабым. Лучшее время, когда лист опадет и земля от прошедших дождей долго остается мягкой и сырой. Конец осени, перед наступлением белой тропы, нехорош тем, что, как правило, сопровождается наступлением гололедицы: земля скована морозом, лужи затянуты льдом, а снега еще нет. Это наиболее трудное время для гона. В такую погоду собаки не только плохо работают (потому что запах сохраняется гораздо хуже), но и сбивают свои лапы, надолго выбывая из строя. Мелкий осенний дождь не вредит поиску собак. Нередко под таким дождем гончие ищут лучше, чем в сухой солнечный день. Кроме того, из-за шума дождя в лесу можно не услышать собак.

Самая подходящая для гона погода - безветренная, пасмурная, достаточно прохладная, при условии, если под ногами мягко и умеренно сыро.

 

Плохой гон бывает и во время пестрой тропы. Случается иногда, что первый выпавший снег покрывает землю не равномерной пеленой, а частично: в лесу еще нет снега, а поля покрыты им или, наоборот, в полях снег уже успел стаять от солнца, а в лесу еще продолжает держаться. Такое состояние поверхности называется пестрой тропой. Гон в эту пору не ладится, гончие плохо поднимают зверя, часто скалываются и быстро его теряют.

При выходе на охоту нужно обязательно учитывать погоду. Например, поздней осенью, когда шкурка зайца уже побелела, а пороши еще нет, он любит очень крепко и поднять его трудно, так как на лежке он почти не оставляет запаха. Старые охотники знают, что даже самая чутьистая собака не почует зайца на лежке и в 10 шагах. Если бы заяц сам не вскакивал, то подъем его мог бы быть только случайным. Этим объясняется большая продолжительность скола по залегшему (упалому) зайцу.

Ровность гона и его паратость в значительной степени зависят от наличия чутья у гончих. Особенно важно это качество в работе по русаку, который любит ходить полями. Чтобы гнать зверя по открытым местам, нужно больше чутья, чем для гона по лесу, поскольку на открытых местах меньше точек соприкосновения зверя с окружающими предметами, запах быстрее разносится ветром. В лесу же заяц плотнее соприкасается с высокой травой, кустами, и поэтому запах, не подвергаясь воздействию ветра, дольше сохраняется.

Добычливость всегда лучше по чернотропу, чем по белой тропе, так как запах следа на снегу слабее. Особенно мало добычи бывает в дни первой пороши. В это время зайцы не выходят кормиться ночью, не оставляют следов, поэтому и розыск их затруднен. В такие дни их трудно поднять - таящиеся зверьки поднимаются буквально из-под ног. В сильную капель зайцы также встают неохотно, видимо, не желая мокнуть.

Лучшие дни для подъема зверя, когда легкий морозец схватит землю, в лесу станет "шерстко", т. е. шаги охотника, собак - все звуки гулко разносятся. В это время зайцы не задерживаются на лежке, вскакивают, и собаки скоро находят их следы.

Чтобы охота была успешной, необходимо знать места, где можно встретить больше зайцев. Поздней осенью зайцы-беляки обитают в сравнительно некрупных лесных островах, окруженных полями, любят ходить кормиться по озими. Беляк, живущий в сплошных лесах, вдали от полей, питается возле лесных покосов, полянок. Для лежки он выбирает места с густым подлеском, плотной травой, залегает и в буреломах, на вырубках. Беляк редко когда ляжет у самой опушки, в отдельно стоящем кусту или среди поля. Он устраивает лежку под вершиной срубленного дерева. Ближе к зиме беляк старается находиться ближе к озимым полям, осиннику; в засушливый год - к воде. В сырую, дождливую осень он выбирает места повыше, посуше и из лиственного леса переходит в хвойный или смешанным, в густой соснячок или ельничек; на зимовку переходит в старый лес.

Поднятый гончими беляк, как правило, сначала пробегает небольшой круг, а затем возвращается к своей лежке. Второй круг его всегда больше и шире. Последующие круги уже не имеют прежней правильной формы; с третьего и четвертого кругов беляк движется более затейливо. Беляк не любит ходить полями, поэтому пути его всегда в чаще, в острове. Впрочем, если в лесу протекает речка, по краям которой поляны и вырубки, он любит выбежать на них и снова своим следом скинуться в лес. Иногда беляк залегает где-нибудь на вырубке, но, в отличие от своей основной лежки, затаивается на открытом месте под каким-нибудь пием или кустом. Из чащи он также любит выйти на просеку, на дорогу и проделать свою излюбленную двойку или тройку (сдвоить или строить следы).

Беляк охотно передвигается из острова в остров, не раз перебегает лужайки, полянки и дорожки. Эту его привычку хорошо знают охотники. Тут они и становятся на лазы. Чаще всего лаз на беляка бывает в самом острове, а не около опушек; верный лаз у места подъема зайца, куда он непременно возвращается. Лесные поляны и дороги тоже представляют собой надежные места для перехватывания зайца. Чтобы выбрать верный лаз на беляка, надо несколько раз поохотиться в той местности и изучить ходы зайца, учитывая его привычку бежать заранее облюбованными местными. Гон всегда лучше по матерому (взрослому) беляку, который движется правильными широкими кругами, и хуже по зайцу прибылому: гончие все время скалываются, так как он то и дело западает.

Если беляк преимущественно житель сплошных лесов, то русак предпочитает поля и перелески. В начале осени русак держится около полей, залегая в чаще недалеко от опушек. Ближе к зиме русак охотнее ложится под кустами, елочками, одиноко растущими в полях. В сильные морозы или в большой снег русак подается ближе к жилью: не редкость поднять его из-под стога сена или возле овина.

Ход русака тоже отличен от хода беляка. Русак выбирает полянку, тропку, дорожку, покос, не раз будет выходить на опушку. Овраг, балку, полянку русак перейдет в том месте, где они шире, где побольше чистого места; беляк же пройдет там, где одна крепь подходит ближе к другой. Русак любит ходить полями, но когда там от дождей топко и земля сильно прилипает к лапам, он движется по дорогам. В сильную капель, после дождя русак не ляжет в лесу или под кустом, а выберет укромное местечко около опушки или в самом поле.

Русак в отличие от беляка западает реже, но зато перемещается по прямой - дорогой, полем, проделывая путь в 2 - 3 км. Один из его излюбленных трюков пройти следом стада и этим запутать свой след. Собаки со слабым чутьем, дойдя до стада, теряют след. Для охоты на русака нужны более чутьистые и паратые гончие, чем для беляка.

Если снега много, он рыхлый и не держит русака ни в поле, ни в лесу, то заяц старается передвигаться исключительно по дорогам. По глубокому снегу он нередко держится в чаще хвойного леса и не выходит и опушкам, где всегда образуется толстый снежный покров.

Б.В.Дмитриев "Гончие"

==================================================================

 

С гончей по зайцу

Говорить об охоте с гончей волнующе приятно. О вкусах не спорят - у каждого своя любимая охота, но я убежден, что нет охотника, слышавшего хоть раз работу кровной гончей в осеннем лесу и оставшегося равнодушным...

Гончая выведена человеком для настойчивого преследования зверя, и не просто преследования, а обязательно с голосом. Давно существует этот вид охотничьих собак, однако использовался он различно. В самые давние времена гончие и гнали и останавливали зверя, "травили" даже самого крупного. В Англии и по сей день гончие фокс-гаунды применяются для сганивания лисиц в сопровождении конных охотников. На Руси процветала псовая охота. Ста из шести, десяти и больше смычков, голосистых, подобранных по ногам гончих, вываживала из лесного отъема острова зверя (волка, лисицу, зайца) на поджидавших в поле верховых охотников с борзыми. С течением времени, при изменившихся условиях, эта охота постепенно вытеснялась ружейной. Теперь уже не борзые ловили зверя, а стоящие на лазах охотники стреляли его. В таком виде охота с гончими дошла до нашего времени.

Ружейная охота с гончими на зайца основана на том, что поднятый и преследуемый собаками заяц не убегает безгранично вперед, а ходит в пределах обычного местопребывания. Гончая не направляет ход зверя, не гонит его на стрелка, как это думают некоторые неискушенные люди, - она только преследует. Охотник, находясь на этой же территории, старается перенять зверя.

Заяц под гончей ходит весьма разнообразно. Влияет на это многое: погода, состояние тропы, лежал ли заяц на привычном ему месте или на случайном, прибылой он или матерый, бывал ли под гоном, как ведут себя охотники. И все же он стремится идти излюбленными, привычными путями, а не куда попало. Называют эти пути лазами, и на них-то и старается попасть охотник, заслышав помычку.

Как найти лаз? Есть общие для всех зайцев привычки и этим надо пользоваться. Прежде всего, беляк под гоном обычно возвращается к лежке. Там, поблизости от нее, и стоит подождать. Угадать лаз можно и по характеру местности. Чаще всего беляк ходит по естественным рубежам: склонам оврагов, лесным тропам и дорогам, сухим гривам вдоль болот, берегами ручьев, поросшими ивняком, или лесистыми перемычками между покосами. Привычному глазу охотника их легко заметить. Само собой разумеется, что совпадение этих признаков делает лаз наиболее надвижным. Вот сеновозная дорожка пристегнула узкий клин леса между двумя полянами. Стойте тут и зайцу ход, и стрелять удобно.

Последнее обстоятельство имеет в этой охоте немаловажное значение. Представьте надежный лаз беляка: третий раз гон пересекает одну и ту же узкую просеку в молодом ельнике. Лаз надежный, но подстаивать положительно не стоит: под паратым гонцом заяц идет быстро и так махнет через просечку, что и ружья поднять не успеете.

Порядок охоты на беляка с гончей примерно такой. Еще не выходя из дома, надо наметить маршрут. Лучше всего кольцевой, с тем, чтобы к концу дня приблизиться к дому или выйти на обратную торную дорогу, а не идти по лесу в осенней темноте.

Где искать зайца? Беляка можно встретить в лесу любого типа, даже в чистых сосновых борах, еловых лесах, в маленьких островках леса и заросших оврагах среди больших полей. Все же, если вы знакомы с местностью или можете расспросить местных жителей, лучше идти в смешанные леса, особенно лиственные (березняки, осинники) с еловым подростом. Особое внимание надо уделить озимям. Беляк любит пощипать свежую озимь и ложится на день неподалеку от жировки.

Вопреки довольно распространенному мнению надо утром перед охотой накормить собаку. Не обильно и пораньше, пока сборы на охоту еще не так заметны. Многие нервные собаки не едят перед охотой, особенно если мимо них на улицу проходят с ружьями охотники.

Собаку по деревне и до самого места охоты надо держать на поводке. На опушке леса командуют: "Стоять!", снимают поводок, непременно вместе с ошейником, и, выдержав гончую две-три минуты "под островом", подают в рог и набрасывают.

С утра нет смысла ни ведущему, ни всей компании идти в лес за собакой. Лучше выбрать просеку или лесную дорогу и идти по ней. Ведущий порскает-покрикивает, давая собаке направление охоты. Хорошо поставленная гончая в полазе скачет быстро и широко, однако через каждые 15 - 20 минут показывается ведущему, обычно догоняя его по следу. Если гончая не показывается, надо остановиться и подождать. Очевидно, гончая прихватила след и разбирается, стараясь поднять. Если продолжать идти, собака может помкнуть далеко позади, гон легко отслушать, особенно в ветреную погоду, и вся охота будет испорчена.

Но вот близко ли, далеко ли взвизгнула или взлаяла ваша гончая. Это добор заяц еще лежит, но он близко, собака добирается до него... Есть гончие совсем без добора - подают голос только по побуженному. Добор не недостаток, в какой-то мере он даже удобен для охотника, если оканчивается помычкой. Плохо, когда собака отдает в доборе голос щедро и задолго до подъема; совсем плохо, если на жирах или на сколе. Это большой недостаток и называется он слабоголосостью.

Еще раз взлаяла, еще и... яркая помычка, зверь поднят! Захлебываясь от азарта, взревывая, гонец бросается вдогонку. Стойте на месте, не бегите! С самого начала, придя в лес, вы оглядывались вокруг, выбирая место, где встать, если начнется гон, запомнили это место, и теперь, когда гончая помкнула, надо выждать некоторое время и идти туда. Надо постараться определить, кого побудила собака (заяц! лиса? на лося наткнулась?), и действовать в зависимости от этого. Если это заяц и поднят близко, самое надежное идти к месту подъема и там встать. Очень плохо, когда вся компания охотников после помычки бежит на голос собаки. Безнадежное дело догнать гон, а вот отжать, сбить с круга, отшуметь зверя, продвигаясь по лесу, - проще простого.

Допустим, все охотники опытные послушали, определились и, стараясь не мешать друг другу, разошлись по местам. Каждый выбрал лаз, где, как ему кажется, пойдет заяц. Встали, постарались показаться друг другу, приготовились, Тут и курки взвести или предохранитель подвинуть не грех и, главное, есть время послушать. Никуда не денется заяц от доброго гонца - вернется почти непременно. И вот стоим, слушаем...

Голоса гончих резко отличаются от голосов собак всех других пород. Это и хорошо и совершенно необходимо. Кроме того, голоса гончих весьма разнообразны. У выжловок чаще всего голоса высокие, дискантовые. У выжлецов пониже - от альтовых до баса-башура. Голос может быть громкий, доносчивый или тихий, может быть однотонный-простой, может быть фигурный - двух- и даже трехтонный. Может быть с подвывом или с гнусью, когда собака как бы трубит в нос. И манера отдачи может быть разной. Иная гончая льет голос почти непрерывно, другая бухает размеренно и не часто - таких называют редкоскалыми.

Изумительные, своеобразные голоса у гончих создали природа и человек! Не забуду, как однажды, набросив на опушке выжловку, шел по лесной дороге. Меня догнал шурин, знавший мою собаку только по дому. Пошли рядом. Неподалеку, за стеной леса, выжловка натекла в упор на днюющую лисицу и помкнула горячо, с плачущим заревом. Шурин вздрогнул, остановился, спросил удивленно:

- Что это? Что?

- Долька.

- Долька? С ней что-то случилось?

Так необычен был голос кровной гончей для ушей не охотника.

Для чего нужны такие голоса? В далекие годы псовой охоты музыка гончей стаи ценилась высоко. И сейчас мы отнюдь не сбрасываем со счета такой эстетический фактор, как музыкальность голоса гончей. Мы рады в ясную осеннюю зорьку, когда лес прозрачен и тих, послушать яркий музыкальный гон по зайцу или, еще лучше, по красному зверю - лисе. Однако теперь сила и своеобразие голосов гончих имеют и чисто практическое значение. Нередко мы охотимся в шумных лесах: прогремит, просигналит электричка; гудят машины на шоссе; летит реактивный самолет... Как тут не потерять со слуха гончую с недоносчивым, слабым голосом? Гон отдален, вы прислушиваетесь, а неподалеку, в деревне или поселке, лают дворовые собаки; в лесу ходят охотники с лайками, их собаки облаивают белок. Особый, присущий только кровной гончей голос позволяет его отличить.

В редких случаях совпадения благоприятных условий: погоды, легкой тропы и удобного места при высочайшем классе собаки гон слышится непрерывно, гончая "висит на хвосте", то есть идет сразу за зайцем, в минуте или даже меньше от него. Обычно же гон складывается иначе. Сначала, пока заяц не отдален, гон непрерывен и азартен, далее следуют короткие промежутки в 1 - 2 минуты (перемолчки), затем более продолжительное молчание - сколы. Гончая временно потеряла след и выправляет его молча. Чаще всего это происходит около "мертвой точки" - через 20 - 25 минут после начала гона.

Тишина, но вот снова голос, и гон продолжается. Обычно после двух, трех сколов гон становится вялым. Заяц отделел, его след не так сильно пахнет. Далее гон становится все увереннее и ярче. Заяц приустал, начал меньше путать след и надеется больше на быстрые ноги, тем более, что гонец (или гонцы) начинает приспевать, голоса их, пугающие зверя, слышатся все ближе.

Я нарисовал только схему, которая имеет много вариантов. Однако окончание известно: если гончая настоящая не малотренированная выставочная медалистка, не деревенский ублюдок, заяц либо попадет под выстрел, либо будет сгонен, либо гончую придется снять с наступлением темноты.

Характер гона, количество перемолчек и сколов во многом зависит и от зайца. По старому беляку гон идет шире, быстрее, ровнее. Прибылой, постоянно западающий заяц делает гон неровным, идущим как бы толчками. Позднышок-листопадник, из тех, что зовут "лаптями" или "рукавичками", путает даже мастера-гонца, да так, что м гона по существу нет: то короткое взревывание по зрячему, то бесконечные перемолчки - и все это на небольшом участке леса.

По-разному ходит заяц под паратыми и под пешими гончими. От паратых собак он спасается во все ноги, закладывает огромные круги, а то и ударяется на прямую не за один километр. Под медленным, даже настойчивым гоном беляк крутится на малых кругах, присаживается, слушает, без конца скидывается, петляет и западает. Легче стрелять зайца из-под пеших гончих, однако охота с паратыми собаками намного интереснее и красивее.

Гон отдален, матерый беляк увел гончую через лесные покосы в болотистую низину и там крутит на границе слуха. Вернется ли заяц? Может быть, гонец устанет и надоест ему распутывать слабо пахнущий след отдаленого зверька? Бросит и вернется к хозяину? Нет! Стойте спокойно и терпеливо, потому что гончая обладает ценнейшим свойством - вязкостью. При переходе от псовой охоты к ружейной от гончих потребовалось не кратковременное выставление зверя из острова в поле, а настойчивое, длительное преследование. Любители гончих генетически, путем подбора, развили до высокого совершенства и закрепили вязкость гончих. Именно поэтому, как я писал выше, гон может кончится только взятием зверя, сгоном его или отзывом гончей с наступлением темноты. Вязка гончая скорее ляжет, обессилев на гону, если она плохо тренирована, чем сойдет со следа и вернется к ведущему.

Гон, который вдалеке слышался, как ровный гул, приблизился, голос гонца слышится яснее. Еще далеко, но будьте готовы. Заяц может значительно опередить собаку и появиться неожиданно, причем необязательно впереди, а сбоку или, бывает, даже позади стрелка. Заметив мелькающую фигурку беляка, замрите. Заяц слабо чует, плохо различает неподвижный силуэт охотника м может прибежать прямо в ноги. Однако он мгновенно скинется в сторону, если вы преждевременно пошевелитесь, подняв к плечу ружье или принимая удобную позу.

Прежде нем стрелять, вспомните, где стоят товарищи-охотники. Заячья охота - одна из самых опасных: стрелять приходится понизу и почти всегда в гущаре. Стрелять можно, только твердо определив, что перед вами заяц, а не что-нибудь иное. Помните, что где-то поблизости ваша собака, да и чужие могут быть в лесу.

Выстрел по беляку прост, не требует ружья с особо сильным боем, и дробь достаточна 4 - 5 номеров. Часто приходится стрелять в медленно идущего, иной раз даже сидящего зайца. Бывает, конечно, что скол был неподалеку от вас, гончая нашла запавшего и залилась навзрячь. Тут уж заяц летит мимо вас птицей и стрелять приходится, немедля и изрядно взяв переда, как на стенде по низкой боковой тарелочке.

Выстрел удачен. Подойдите, убедитесь, что это не подранок, и кричите громко и протяжно: "До-ше-ол! До-ше-ол!". Обязательно протяжно, потому что на расстоянии слова разобрать трудно. И пусть ведущий, услышав, подаст в рог. И так кричите, пока все не соберутся. Строго надо соблюдать это правило. Чтобы понять почему, поставьте себя на место любого компаньона. Он слышит гон, выстрел, после которого гон продолжается или замолк. Что это? Промах? Скол? Выстрел чужой охоты? Стоит, ждет, время теряет, нервничает.

Если вы промахнулись или только перевидели зайца, не называйте собаку, не сбивайте ее с толку. Если вы стреляли гонного, собака, продолжая работу, придет к месту, где вы стреляли, погонит дальше или словит подранка. Если вы назовете на шумового, то увидите, как гонец, нюхнув горячий след, не примет его, вернется к своему зайцу, и вам будет неловко, что помешали.

Вот и гончая подоспела с полным голосом. Не давайте трепать зайца, но и не торопитесь запихивать его в мешок. Достаточно при подходе собаки на расстоянии нескольких шагов поднять его и показать. Если собака будет прыгать, хватать тушку из рук, скажите построже: "Отрыщь". Не давайте гончей пазанков, особенно если вы гость на охоте; придет ведущий и, если захочет, сам отпазанчит и даст. Я считаю, что не нужен этот традиционный прием ни собаке, ни хозяину, но это вопрос спорный.

Все охотники собрались, поздравили с полем, полюбовались на трофей. Положите зайца спиной на колено и отожмите мочу. После этого упакуйте его в полиэтиленовый мешок и только тогда кладите в рюкзак, иначе даже несильно разбитая тушка окровянит в сумке все вещи.

С этого момента охота продолжается. Не всегда она проходит по такой схеме, много бывает вариантов. Часто беляк, особенно если он не раз бывал под гоном или по ряду причин дневал не в обычном для себя месте, с подъема или после первого круга уходит на прямую, далеко и не хочет возвращаться. В этом случае надо, отнюдь не торопясь, простояв на месте долгое время, идти в гон. Если вы подровняетесь к гону только часа через два, три и больше от времени подъема, задача облегчается. Заяц приустал, ходит под самой собакой, можно идти прямо на голос с большой надеждой на встречу.

В первый месяц охоты, когда дни еще продолжительны, весьма полезно, если собака не на гону, а в полазе, подозвать ее, взять на поводок, дать отдохнуть с полчаса, а самим в это время позавтракать.

Во второй половине дня характер охоты надо изменить. Ночной след, по которому гончая находит зайца, значительно остыл. Охотники становятся в цепь, лучше всего на расстоянии прямой видимости, и, не торопясь, идут, покрикивая и поворачивая к подходящим для лежки беляка местам: вершинам поваленных деревьев, густым кустам ивняка, пожухлой некоси на лесных полянках.

Заметив соскочившего с дневки зайца, охотник кричит: "Пошел! Пошел!" (коротко, непротяжно) и называет гончую привычным для нее сигналом. Обычно это частое повторение: "Вот! Вот! Вот!") или ("Аля-ля! Аля-ля! Аля-ля!" как у кого принято.

Бывает, особенно когда заяц начинает белеть, что охотник подозрит его на лежке. Надо подойти и поднять. Стрелять лежачего или вскочившего из-под ног зайца при наличии гончих некорректно, противоречит охотничьей этике.

За час-полтора до сумерек надо гончую снимать. Особенно если она наброшена прямо от машины или без захода со станции на базу. Подзывают сигналом рога. Вот тут и скажется еще одно качество гончей - позывистость, или, по-старому, приездка. С гона страстная гончая не сойдет, со скола - охотнее, с полаза - обязана. Нельзя пользоваться для этой цели обманом: называть как бы на поднятого зайца или стрелять - это дурной стиль и портит собаку. Так идет охота по черной тропе. Особенно хороша она в туманные деньки предзимья, когда облетели и распахнулись лиственные леса, первый снег примял траву и сошел, а зайцы взматерели и выкунели. Недвижен прохладный воздух, застоялся в нем кисло-медовый запах влажного древесного отпада и побитой утренниками травы. Робкий стукоток дятла и попискивание синиц покоят тишину...

Охота по белой тропе протекает примерно в том же порядке, но с некоторыми особенностями. При пороше можно помочь собаке поднять зайца, стропив его по малику, и лаз легче выбрать, заметив по следам, как ходит заяц под гоном. С другой стороны, по белой тропе уже не услышишь такого яркого гона, как по черной, гончие скупятся на голос и упрощают его. К тому же даже самая незначительная навись сильно глушит звуки.

По мере выпадения снега охота с гончими становится все затруднительное. По большим снегам, когда собаке трудно бежать и охотнику неподвижно стоять на лазу холодно, охоту приходится прекращать.

А.ЛИВЕРОВСКИЙ

==================================================================

 

Охота на лисиц с гончими

Охота с гончими на лисиц несколько отличается от охоты на зайцев. Лисица обыкновенно живет и выводит детей в норах, которые или роет сама в крепких местах, или пользуется готовыми норами барсуков, занимая верхние их ходы и отнорки.

Лисица гораздо осторожнее зайца и ведет себя под гончими несколько иначе.

При охоте на лисиц следует выходить как можно раньше, еще затемно, чтобы застать зверя, а то и целый выводок в полях, около опушек. Громкое порсканье в этом случае не нужно и даже вредно, так как, услышав подозрительные человеческие голоса, лисица постарается слезть куда-нибудь, и гончим придется долго и упорно до нее добираться.

Если в местности, где предполагается охота на лисиц, охотнику известны норы (а для успешной охоты это весьма желательно), несколько участников становятся на полянах, находящихся вблизи нор; лиса, дав под гончими круг-другой, непременно запросится к норам и подставит себя под выстрел.

Убив одну лисицу, надо, не теряя времени, собрать гончих и набросить их с полей, так как собаки почти наверняка захватят еще и другую.

Следует добавить, что чем раньше осенью производится охота, тем удачнее будут результаты, так как лисицы в это время держатся выводком, не разбредаясь далеко одна от другой.

Гон по лисице, если только гончие красногоны, т. е. гонят по лисице и волку, всегда азартнее и ровнее, чем по зайцу. След лисицы более пахуч, и чуять его легче, да к тому же лисица не прибегает к тем хитростям и уверткам, свойственным беляку или русаку. Зато она делает большие круги, а то и прямиком уходит на километр и дальше.

Осторожность лисицы заставляет ее, заслышав первые подозрительные звуки (шум людских голосов, повизгивание собак, звон цепочек смычков), тотчас же улизнуть как можно дальше. Поэтому охотники должны занимать лазы намного впереди того места, откуда набрасывают гончих.

Вообще лисица избегает ходить чистым местом, а предпочитает чащу, крепкие места, болотины, и если два острова соприкасаются перемычкой, она перейдет как раз здесь.

Обычно первый круг лисица делает в острове, держась ближе к опушкам, затем по более крепким местам. Там круги будут расширяться, если она не пойдет прямиком или не переберется в соседний остров, где снова даст два-три круга и либо вернется в первый остров, либо перейдет в новый. В этих случаях следует как можно скорее подровняться под гон, чтобы не спустить гончих со слуха.

Для успешной охоты на лисиц нужны: а) хорошие ноги, б) умение тихо стоять на лазу и в) гончие, которые предпочитают лисицу зайцам. Обычно во время гона по лисе такие собаки отдают полные голоса, звучащие злобой, перемолчки и сколы бывают реже, чем по зайцу, а чудная музыка наполняет лес.

Первое правило, которого следует держаться, - это бить зверя в меру, т. е. на таком расстоянии, на котором ружье бьет достаточно резко. Обычная дистанция выстрела по зверю колеблется от пятидесяти до семидесяти шагов. По зайцу можно иногда допустить выстрел и до восьмидесяти шагов, так как он очень убоен. Однако по лисице всегда следует несколько сократить дистанцию, а по волку стрелять с расстояния свыше шестидесяти - шестидесяти пяти шагов рискованно.

ЛЕОНТЬЕВ В.В. "ОХОТНИЧЬЕ СОБАКОВОДСТВО", Санкт-Петербург, 1996

==================================================================

 

Охота с гончими на лисиц

Лисица распространена по всей европейской части нашей страны и в Сибири. В зависимости от ландшафтных зон меняется ее цвет и размер. Длина тела лисицы 60 - 90 см, хвоста 40 - 60 см. Масса самцов 5 - 10 кг, самок - 4 - 8 кг. В степной полосе размеры лисицы значительно меньше, она окрашена в более светлый цвет, чем ее сородич на севере. Охотники делят лисиц по окрасу на огневок (ярко-красных), крестовок (у которых по спине, спускаясь к лопаткам в виде креста, идет темная полоса) и сиводушек (с черной с проседью - сивой грудью и темно-бурыми боками). Н. А. Зворьжин в своей книге Охота на лисиц разделил этих зверей на белесоватых, русовато-рыжих, желто-рыжих и красных (огневою). Однако деление это произвольно, резкого различия между ними нот.

Лисица обыкновенно живет в норах, которые или роет сама в укромных местах, или пользуется готовыми норами барсуков, занимая удобные для нее верхние отнорки.

С поздней осени и зимой лиса отыскивает мышей на полях. Зимним днем часто можно увидеть мышкующих в поле лисиц, которые делают грациозные прыжки в поисках завтрака.

Лисица осторожнее зайца. Нижняя часть ее лап опушена волосами, что защищает мякиши от порезов и делает поступь совсем неслышной. Если в какой-то местности обитают лисицы, то они не держатся, как зайцы, одного района, а, напротив, встречаются на любом участке своей довольно обширной охотничьей территории. Рано утром, еще в темноте, лисицу можно встретить около полей, возле опушек; ближе к полудню - в глухих, укромных уголках леса. Лисица любит держаться ближе к болотам, и гончим выгнать ее оттуда бывает не так легко.

На охоту за лисицами никогда не надо собираться большими компаниями: всякий лишний шум, неосторожный разговор могут испортить охоту. Оптимальное число - три-четыре участника. Выходят на охоту еще затемно, чтобы застать лисицу в полях, около опушек, где на ее след скорее натыкаются гончие. Этого правила особенно придерживаются, когда хотят сразу "насадить" гончих на лисицу, а не давать им работать по зайцам. Гончих набрасывают прямо с полей, не подводя их к опушке: нужно лишь следить за тем, чтобы они не задерживались на заячьих жировках, и двигаться легонько, посвистывая.

Громкое порсканье на этой охоте не рекомендуется, оно даже вредно, ибо зверь очень чуток. Услышав человеческие голоса, лисица быстро уходит, и гончим приходится долго до нее добираться. Если в угодьях поблизости есть норы, то для успешной охоты двум-трем охотникам надо отправиться к ним и стать поблизости на удобных перемычках и полянках, а одному участнику идти полями вдоль опушек с гончими. На втором или третьем кругу лисица непременно устремится к норам. Если, убив одну лисицу, снова набросить гончих, то собаки почти наверняка смогут захватить еще одну.

По лисице гон всегда азартнее и ровнее, чем по зайцу. Дело в том, что след лисицы значительно более пахуч, чем след зайца. Кроме того, лисица не прибегает к характерным для зайца уверткам по запутыванию следа, которые сбивают даже опытных гонцов. Она не делает скидок, двоек и троек и не западает так часто, как заяц. Зато часто уходит напрямик, иногда на несколько километров. Как только послышатся первые подозрительные звуки (людские голоса, повизгивание собак, звон смычковых цепочек), осторожность заставляет лисицу сразу же бежать как можно дальше. Поэтому охотники должны занимать лазы намного впереди того места, где предполагается набрасывать гончих. Только в глухих болотистых угодьях лисица не сразу убегает от подозрительного шума, а некоторое время вертится в острове под гончими, не желая выходить из чащи болот. Вообще лисица предпочитает передвигаться чащей, и если два острова соприкасаются перемычкой, то она перейдет как раз по ней.

Первый круг лисица обычно делает в острове, придерживаясь опушек, а следующие - по крепям. Часто, когда острова небольшие, отъемистые, она может сразу пойти напрямик и затем перебывает подряд в нескольких отъемах, делая в них по одному или по два круга, пока не остановится на более глухой чаще, в которой и будет кружить. В лесу лисица не пойдет дном оврага, так не как и гребнем бугра, а будет бежать посередине склона.

При охоте на лисицу не следует стрелять шумовых зайцев, так как этим можно отпугнуть осторожного зверя. На лазах необходимо соблюдать осторожность и терпение: стоять неподвижно, не шуметь, не курить и не кашлять - лисица особенно чутка и никогда не побежит туда, откуда доносился подозрительный шум.

Б.В.Дмитриев "Гончие"

==================================================================

 

Охота с гончими на волков

Волки широко распространены почти по всей территории СССР. Зимой они, соединившись в стаи, ведут кочевой образ жизни, главным образом из-за недостатка пищи. В конце января - начале февраля у волчиц начинается течка, и волки с этой поры разбиваются на пары. В марте - апреле через 62 - 64 дня волчица приносит от двух до шести и более волчат и устраивает для них в укромном месте гнездо. Волк-самец с этого времени вынужден заботиться о пропитании не только самого себя, но и волчицы. Прозревают волчата, как и щенки собак, на 12 - 14-й день, а начиная с 4 - 5-недельного возраста принимаются есть мясо, принесенное родителями, а позже и сами понемногу овладевают искусством добывать себе пищу.

Всю осень и начало зимы волчья семья не распадается - родители так и кочуют по окрестностям со всем своим выводком. Охота на волков с гончими может быть успешной лишь тогда, когда она проводится по выводкам. Охота на волков-одиночек носит случайный характер. Но охота по выводкам недоступна отдельным охотникам, поскольку ее организация требует значительных затрат. Чтобы успешно охотиться с гончими на волков, нужна прежде всего стая гончих, состоящая из 10 - 12 собак. Все гончие должны быть злобными, способными взять, или, как говорят, растянуть волка. Стая эта может хорошо работать только под руководством специально приставленного к ней человека - доезжачего. Она должна привыкнуть к своему хозяину, знать его, быть отлично приезженной и беспрекословно слушаться. От доезжачего требуются охотничья опытность, знание волчьих привычек, умение подвывать и ездить верхом на лошади. Но одному доезжачему трудно приездить стаю, невозможно успешно провести и саму охоту, поэтому нужен хотя бы еще один помощник-выжлятник.

Для успешной охоты по волчьему выводку необходимо точно знать место их дневного пребывания (логова). Выводок состоит обычно из двух матерых хищников, прибылых (волков этого года) и нескольких волков-переярков, уцелевших с прошлого года. Старые волки со своим приплодом стараются держаться в той части леса, которая ближе к полям. Обычно это топкие места, глухие острова среди болот. Район кормежки волков определяется приблизительно радиусом 10 км. Случается, что и другой выводок селится по соседству, но у него должен быть непременно иной район охоты. Волки от выводка никогда не режут домашний скот там, где живут, на охоту они уходят в более отдаленные угодья. Приблизительно с августа волки на утренней и вечерней заре воют - родители начинают перекликаться с молодежью.

Расспросы местного населения помогают приблизительно установить местонахождение выводка. Кроме того, доезжачий сам заранее старается отыскать выводки. Когда в небе появляются первые звезды, он пробует подражать волчьему вою - подвывать (вабить) - воет матерым волком или переярком. Первым отзывается материк (отец семейства), иногда отвечают переярки, продолжают прибылые, которых часто покусывает за это старуха-волчица, но и она, не сдержавшись, тоже отвечает. При подвывке к самим логовам не приближаются, поскольку старуха-волчица может уловить у охотника-вабельщика (подражателя) чужие, не волчьи, нотки и тогда непременно переведет выводок на другое место. Нельзя попадаться на глаза матерому волку, который тут же уведет выводок. На утренней заре еще раз проверяют выводок. Опытные охотники умеют по голосам довольно точно подсчитывать количество волков и их возраст, что очень важно для определения, целиком ли взять выводок или нет.

Обнаружив подвывкой выводок, охотник-разведчик должен как можно точнее определить местонахождение логова, чтобы во время охоты с большей удачей набросить на него стаю. Ведь гончие, пущенные на большом расстоянии от логова, могут поднять и погнать зайца, а волки тем временем уйдут через какой-нибудь лаз. Набрасывая стаю непосредственно на логово, доезжачий не боится громким порсканьем и улюлюканьем повредить охоте и спугнуть волков, он, наоборот, помогает собакам, подзадоривает их: слыша его голос, они становятся смелее, азартнее. Более того, насажанная на логово, стая сразу разбивается и гонит нескольких волков. Это чрезвычайно выгодно для стрелков, так как волки бросаются врассыпную и выйдут на линию стрелков в разных местах. Особенно важно, чтобы матерые волк или волчица не приняли на себя всю стаю собак, задержавшись на логове, тем самым давая возможность прибылым и переяркам уйти от гона одним лазом.

Чтобы охота была удачной, важно знать, где и как расставить стрелков, как вести себя на лазах. Если волки лежат в отъемных местах и стрелков достаточно, то охотникам лучше всего расположиться по всему острову со всех сторон. При расстановке стрелков важно знать очертание острова и его расположение по отношении к остальной местности. Волки, как правило, не пойдут к деревне, поэтому эта сторона может оставаться незащищенной. Когда стрелков мало, то их размещают в местах, где наиболее вероятно появление зверя. Молодые волки в начале осени дольше держатся в острове и неохотно выходят в поле. В конце октября они уже больше надеются на свои ноги и уводят собак в поля. Поэтому стрелкам следует располагаться там, где один остров соприкасается с другим, где есть овраг, перелесок или иное прикрытие.

Если стая захватит на гнезде матерого и вся погонит его, то доезжачий с выжлятником должны постараться, чтобы успеть обогнать стаю, остановить ее и снова набросить в остров, где еще могут оставаться волки. Если матерый уведет стаю за 12 - 20 км, охота в этот день не получится, так как если гончие и вернутся, они от усталости уже не в состоянии гнать других волков. Доезжачему и выжлятнику, даже если стая разобьется и погонит сразу нескольких волков, следует держаться ближе к собакам, чтобы помочь, когда они остановят волка, не опоздать принять его из-под них, и знать, что происходит на линии стрелков: сколько волков прорвалось. Эти сведения дают возможность определить, следует ли еще бросать стаю или выводок взят целиком и молодых в острове не осталось.

Волков, которых стая берет в острове на кругах еще до того, как выведет их на линию стрелков, обычно принимает из-под гончих доезжачий или выжлятник. Их обычно убивают, прыгая на них с лошади и вонзая кинжал под ребро или в пах, или же "струнят", т. е. связывают и берут живьем. Связывают передние ноги с задними крест-накрест. Однако такого струненого волка нельзя приторачивать к седлу, его обычно перекидывают через лошадь и прихватывают спереди тороками под лопатки, а сзади - около пахов. Такие струненые волки нужны для притравливания молодых гончих, не видавших еще этих хищников. Участники охоты имеют право стрелять только по волку. Они не должны покидать своего места до сигнала распорядителя и беспрекословно выполнять все его приказания.

Б.В.Дмитриев "Гончие"

==================================================================

 

С гончими

В середине октября, с первых чисел ноября - где как, по-разному открывается охота с гончими. Прекрасная, бодрая, долгожданная пора для каждого гончатника! Сезон, завершающийся, как это бывает нередко, в зимнюю стужу, в глубокоснежье, начинается всегда по черной тропе. Охотничье слово "чернотроп" звучит для гончатника магически. Оно вызывает в его душе волнующие воспоминания о былых охотах, о далеких плачущих голосах гончих, оживляющих тихий осенний лес, о горячем порсканье и перекликах охотников, и перед его глазами встают картины гона: осыпанные палой листвой тесно поднявшиеся елочки, мелькающий в сквозном осиннике чалый беляк, красная, с черными ушками лиса, в летящем галопце пересекающая травную просеку густых сосновых посадок, жаркие, жадно-счастливые глаза гончих, подваливших на выстрелы и крики "дошел!"... В охоте с гончими по чернотропу слышится отзвук давних шумных отъезжих полей с их раздольем и удалью фанатичными в своей страсти ловчими, с мужскими компанейскими застольями, озорными розыгрышами, шуточными спорами, обрядовыми охотничьими песнями - со всем тем, что дает выход застоявшимся молодецким душевным силам.

Гончатник, в отличие от лаечника и легашатника, редко охотится в одиночку. Ему нужно тут же, на охоте, поделиться своими переживаниями и чувствами, нужно видеть выражение таких же чувств на лице своего компаньона, ему требуется общение с человеком родственного склада души, разделяющим его страсть. Некоторое отдаленное представление об этом можно, пожалуй, получить, вспомнив, как ведет себя на футбольном матче ярый болельщик, как он кричит, свистит, забыв о своем возрасте, как он подпрыгивает среди своих, себе подобных единомышленников и уходит со стадиона радостно-возбужденный, с душой помолодевшей, освеженной пережитой встряской. Но - получил ли бы он такое удовольствие от игры, если бы сидел в наше стадиона в одиночестве?

Очень подвижная, азартная, веселая, шумная охота с гончими, как никакая другая, дает выход здоровым душевным силам. Охотник после такой охоты - это человек с чугунными ногами и легкой бодрой душой. Охота с гончими требует от охотника изрядной выносливости, чтобы сделать сорокакилометровый, а то и больше кружок, из которого "и лешему за ночь не выскакать", требует отличного знания своих мест и угодий, лазов и переходов зверя, расположения лисьих нор, Не отвергая возможности поохотиться на такой охоте горожанину, надо все-таки признать, что гончие - это собаки сельского охотника, который затемно уходит от родного крыльца и к нему же возвращается в густые сумерки. Гончие, эти флегматичные в быту, звероватого вида и независимого нрава собаки, менее всего приспособлены к житью в городской квартире. Нельзя их держать на цепи и на сельском дворе: у них разбредется, ослабнет лапа, и тогда уж работы от них не жди. Гончие - это великие труженики: если для хозяина полсотни километров за охоту обычное дело, то сколько же накручивают на свой "спидометр" его собаки?

Гончатники и гончие - это совершенно особый тип охотников и особый тип охотничьих собак. Отменные ходоки, гончатники до старости хранят в душе молодой задор охотничьей страсти. Добрые к человеку, непритязательные к условиям содержания, уравновешенные по натуре, гончие преображаются, прихватив след зверя. Утянувшись за лисой на несколько километров, сойдя со слуха, они должны самостоятельно искать и находить выход из многочисленных, самых разных затруднений, которые встречаются им на длинном гону.

К такой работе гончие должны быть подготовлены. Ранее 9 - 10-месячного возраста нагонку начинать не следует - от неумеренной и слишком ранней нагрузки собака может "сесть на ноги" - получить искривление костей конечностей. Лучше всего проводить нагонку весной после схода снега, по брызгам : в это время по мягкой влажной тропе хорошее чутье и много ходит в пору спаривания заяц. Нагонку можно продолжить в летнее время, опять-таки в отведенных для этого местах, потому что нахождение с собакой в охотничьих угодьях весной м летом запрещено. Надо делать это ранним утром, пока не жарко и пока не обсох след. Некоторые гончатники выводят своих собак нагонять ночью, но вряд ли стоит следовать их примеру, потому что свежие жиры других зайцев будут сбивать с толку. Кроме того, ночная нагонка опасна для собак, если в угодьях встречаются волки.

В конце сентября, в октябре не только молодых собак, которым нагонка в это время необходима, но и осенистых гончих очень полезно взять несколько раз в места нагонки, чтобы после долгого межсезонья подготовить к охоте, "собрать лапу", чтобы они обрели рабочую форму. Такая нагонка переходит в охоту, и завершением подготовки для молодой гончей-первоосенницы будет, если она в открытие сезона доберет, заловит подранка - это лучший для нее урок, после которого она наверняка будет работать с большей страстью. Только ни в коем случае нельзя позволять рвать зайца: собака может привыкнуть жрать подранков и даже прятать остатки, и этот тяжкий порок легче предупредить, чем устранить. Нужно успокоить, обласкать собаку, отобрать зайца и поощрить ее отрезанным пазанком - задней (или передней) лапкой. Такой обряд благодарения следует совершать при каждом взятом зайце, гончая привыкнет к нему, и ей этого будет вполне достаточно. Изредка встречаются расчетливые стрелки зайцев, которые тут же, в лесу, чтобы не носить лишнюю тяжесть, потрошат добычу, поощряя собаку внутренностями. Не говоря уж о неэстетичности подобной процедуры и потере вида трофея, скармливать внутренности в сыром виде нельзя, это может заразить собаку глистами, к которым зайцы очень расположены, особенно в сырые годы.

Собаки очень переимчивы, охотно учатся одна от другой, поэтому очень хорошо проводить нагонку со старой осенистой гончей - если она, конечно, не имеет каких-либо пороков, потому что молодая собака позаимствует у нее не только хорошее в работе, но и недостатки. По возможности нужно избегать нагонки по пороше - это приучает собаку пользоваться в первую очередь глазами, а затем уж проверять след чутьем. Сам процесс нагонки и связанные с ним надежды на будущую охоту со своей воспитанницей доставляют охотнику не меньшее удовольствие, чем охота и полученный трофей, - если, разумеется, собака хватко берется за дело.

Люди, не державшие своих собак, оказавшись на охоте с чужими, часто полагают, что, если есть собаки, они должны, как лайки, выдать на выстрел дичь в "лучшем виде", а им, охотникам, остается только ждать, когда это произойдет, да не промахнуться, что и будет свидетельством их охотничьего профессионализма. Им невдомек, что в работе собаке встречается множество затруднений, невидимых и остающихся неизвестными для охотников. Лисьи уловки, заячьи "двойки", "тройки" и скидки - это все обычное. Но сколько еще самых разных, непредвиденных обстоятельств! След затоптан пасущимися в лесу коровами; прошли рабочие на делянку с шавками, суетившимися на свежем следу; проколесил тракторишко, подтекавший соляркой; прихваченный след пересекся и совпал с другим таким же следом; на жирах в озими - вонь рассыпанных удобрений... Да мало ли что еще может вмешаться в работу гончей! Это вызывает у нее замешательство, досаду, сомнение, нетерпеливое раздражение и прочие чувства, отражающиеся на ее поведении, на выражении глаз, которые надо уметь подметить и прийти на помощь. Вовремя сделанная подсказка позволяет собаке в дальнейшем самостоятельно справиться с подобными затруднениями. Так накапливается опыт, растет класс мастерства гончей. Чтобы охота с собакой была успешна, нельзя относиться к ней как к служке - с ней надо сотрудничать. Конечно, это касается всех собак, но гончих - в особенности. Ведь им приходится работать вдали от хозяйских глаз - тем ценнее будет для них помощь, когда-то оказанная им хозяином. При таком сотрудничестве вполне сносно начинают работать и полукровки, собаки сомнительного происхождения, без родословных, каковых немало в России. Достичь этого непросто. Получить отменного гонца из полукровки так же трудно, как легко своим невниманием и равнодушием загубить собаку отличных кровей.

Любая гончая должна гнать зайца. Заяц для гончей - то же, что белка для лайки. Это уж потом, когда собака познает разного зверя, определятся ее пристрастия: одна проявится, как рьяный лисогон, другая, быть может, с особой злобой пойдет по кабану, третья обнаружит редкую в нынешние времена склонность гнать волка, но начинают все с зайца. Хуже или лучше, с меньшей или большей страстью и сноровкой, но зайца гонят все: если не гоняет зайца - какая же это гончая?! Это не означает, что заяц прост на гону и его легче гнать. Он чаще встречается, он делает меньшие круги, чем лиса, но плести свои хитрости, чтобы сбить собак, он большой специалист. Особенно так называемые "профессора", от которых можно ждать самой неординарной уловки.

В России два основных вида зайцев: русак и беляк. Беляк - житель лесной зоны, тайги и даже кустарниковой тундры, но кое-где обитает и в лесостепи. Русак предпочитает открытые пространства более южных и центральных областей России, но охотно селится в отъемных лесах и сосновых посадках. Соседствуя, русак и беляк дают помесь зайца-тумака. Зайцы отличаются не только окраской, размерами и прочими признаками (не об этом сейчас речь), распознать их нетрудно и по следам: у беляка длина прыжков меньше, а отпечатки лап круглее, с растопыренными, густо опушенными пальцами, особенно задних лап. Прыжки русака более разгонисты, отпечатки лап вытянуты ("Русачья лапа", говорят иногда про собак). Оба зайца ведут ночной образ жизни, в сумерки отправляясь на кормежку, а с рассветом - на дневку. Весь день они лежат, приложив к спине уши, стараясь быть не замеченными среди окружающей растительности. Беляк выбирает место для лежки где-нибудь в чаще, в ельнике с травой, в осокистых тальниках на краю обсохшего болотца; русак в бурьянистой меже, в лесополосе, в затянутой ивняком м конками полевой лощинке, он любит пашню, в особенности - крупные травные коблы поднятой целины. На гону под собаками ходят кругами, возвращаясь примерно к тому месту, где были взбуждены. У беляка круги короне, он больше петляет, пытается снова залечь, если ему покажется, что опасность миновала. Русак закладывает круги шире, идет резвее и, оторвавшись от гончих, западает не сразу. Размер кругов может меняться в зависимости от характера гона: паратые гончие, несущие зайца на чутье, вынуждают его, забыв про хитрости, задавать более длинные и правильные круги. Оба зайца, в общем, живут оседло, но вчерашней лежкой, как правило, не пользуются, каждый раз выбирая новое место. Этот выбор часто зависит от погоды: в мороз забираются в заросли, в кочкарники, а в оттепель ложатся повыше, на более открытом месте. Прежде чем лечь, и тот и другой зайцы путают следы: проходят одним и тем же местом дважды, а то и трижды, делая так называемые "двойки" и "тройки", после которых обрывают след длинным прыжком в сторону, собрав лапки "купочкой", чтобы уменьшить площадь их отпечатков, - такой маневр охотники называют "сметком" или "скидкой". Не раз проделав подобные хитрости, заяц залегает, наконец, головой к следу. Однако зимой видно, что намеченное место лежки зайца чем-то не устраивает: копнув снег, он бросает начатое и принимается копать в другом месте, в третьем... Такие копки - верный признак близкой лежки.

Все эти заячьи загадки гончие по черной тропе должны разгадать самостоятельно.

В нынешние времена гончатник чаще всего имеет одну собаку или пару смычок, выжлеца и выжловку. Смычок работает обычно лучше, чем одиночка, но для этого он должен быть хорошо выражен - то есть приучен к дружной совместной работе, к ходьбе на сворке и иметь ровные ноги. В смычке могут быть соединены те качества, которые характерны для выжловки и выжлеца: дотошность, догадливость на дирах и сколах, свойственные многим сукам, и нестомчивость, настойчивость и злоба к зверю, которыми преимущественно обладают кобели. Поэтому часто выжловка задает тон при работе по зайцу, а выжлец - по лисе. Заботясь о чисто рабочих качествах, владелец смычка в то же время старается подобрать голоса собак таким образом, чтобы они создавали ту музыку гона, которая составляет неповторимую прелесть охоты с гончими. Сочетание голосов может быть разным, но одним из самых красивых "дуэтов" бывает, когда частому и высокому, с заливом голосу выжловки вторит, "бамкает", будто в колокол бьет, басовитый голос - башур - выжлеца. Угостить собрата по страсти охотой со своими гончими и услышать от него признания в адрес собак - удовольствие для большинства истинных гончатников.

Охотники иногда соединяют своих собак, чтобы насладиться не "дуэтом" или "трио", а целым хором голосов. При этом гончие должны быть "свальчивыми", то есть способными работать стаей, среди них не должно быть "отдир", пытающихся гнать наособицу, и хитроватых "переек", которые, отделившись от стаи, стараются угадать направление гона и перехватить зверя, забежав наперед. (Само собой, не должно быть подобных "отдир" и "перек" и среди владельцев собак.)

Охота с гончими на зайца сводится к тому, чтобы найти, взбудить его и, угадав по голосам собак направление гона, подбыть вовремя под него и встретить выстрелом. Этот общий порядок зависит от многих условий, которые гончатник должен учитывать. Во-первых, погода: в сухие, ясные, хрусткие дни заяц лежит слабо, на слуху, поднимается далеко и охотно, а в мягкую, теплую так крепко, что хоть выковыривай его сапогом. Пахнет не так сам заяц, как его следы, и плотно лежащего зайца даже чутьистые гончие могут пропустить, особенно если накануне было ненастье, метель или первая осенняя пороша, когда заяц вообще мог не ходить и не дать жиров. В такие дни взбудить зайца трудно и, хочешь не хочешь, надо помогать собакам, лезть с порсканьем в чапыжники, чтобы вытурить его. Во-вторых, характер угодий: в заразистых, труднопролазных местах опять-таки следует помочь собакам, продраться через них с порсканьем, В-третьих, сами собаки: когда они старательны в полазе и чутьисты, лучше предоставить им самим разобрать жиры и, взбудив зайца, помкнуть по-зрячему. Это делает гон более жарким и дает навык выправления сколов в работе по удалелому зверю. Правда, некоторые гончатники с удовольствием порскают, когда в этом вроде бы нет особой нужды, считая это обязательным ритуалом охоты, позволяющим пошуметь, разрядиться и позабавить друг друга шутливыми вариациями в обращении и косому злодею : "Вставай, косой!", "Ишь, заспался!", "Вот я тебе!", "Ай-ай-ай, а-ля-ля" и т. п.

Подняв зайца, нужно сразу накликать собак, указать им след рукой: "Вот, вот, во, во!.."

При охоте компанией надо заранее условиться, стрелять ли зайцев из-под себя - многие истинные гончатники считают зазорным взять вытоптанного зайца без гона, лишить гончих работы, а себя - удовольствия послушать гон и волнующего нажидания гонного зайца на лазу.

Как пройдет заяц, где вернее ждать его? Беляк предпочитает кружить в чаще и не вылезает на открытые места - исключая глубокоснежье, когда он может воспользоваться дорогой, но скорее - натоптанной тропой. Стронутый собаками, беляк стремительно срывается с лежки, отрастает от них, сбавляет ход, останавливается, слушает гончих, начинает петлять, не завершив круга, делать двойки и сметки. Затянувшаяся перемолчка успокаивает его, он не прочь снова лечь и затаиться. Но вязкие гончие, выправив скол, опять подают голос и вынуждают его наддать хода, продолжать круг. Нажидать беляка надо где-нибудь в районе лежки, между лежкой и гоном, выбрав местечко с наилучшим обзором. При этом следует учесть, что беляк (как и лиса, кстати) просекой ходить не любит, скоро скидывается с нее, а чаще просто пересекает ее. Как большинство зверей и птиц, заяц замечает движение, а не фигуру человека, поэтому особенного укрытия не требуется - достаточно встать на фоне дерева, куста или стены ельника, чтобы силуэт не рисовался на светлом, и не шевелиться. Не надо торопиться покидать свое место при сколах собак, и лишь непривычно долгая перемолчка может потребовать вмешательства и помощи хозяина. При охоте вдвоем целесообразно в таких случаях, если есть снег, одному пойти к месту скола, а другому продолжать ждать на лазу. Томительно тянется время перемолчки... Неужели потеряли? Наконец голоса гончих опять заполнили полуоблетевший, ставший гулким, лес, и от сердца отлегло: молодцы собачки, разобрались, натекли на след... И вот меж стволов напряженный взгляд замечает движение: мелькая среди деревьев и кустов, бежит, ковыляя, вскидывая, побелевший зад с белым пушистым хвостиком-цветком, еще не затершийся по-зимнему, с бурыми боками беляк...

Стрелять в лесу далеко не приходится, крупнее пятерки-четверки дробь для осеннего беляка не требуется. Раскатившийся по лесу выстрел струной натягивает душу напарника: что там? Взял ли? Удачливый охотник невольно спешит к светлеющему на земле, разбрасывающему задними ногами палую листву, беляку и кричит, ликуя: дошел! Доше-ол! Гончие все еще идут по следу, отдают голос. Вывалятся из ельника с сухими осыпавшимися иголками на спинах, с шалымы глазами, похватают жаркими пастями воду из лужицы и, благодарно щурясь, схрумкают по пазанку. Продираясь сквозь кусты, отводя рукой ветки, выйдет вспотевший напарник, и пойдут шумные обсуждения, как все это произошло...

Охота с гончими по русаку в открытых степных местах, разнообразие которых составляют просвечивающие лесные полосы, кочкарники-солонцы с тальниками и сад у ставонка, менее живописна. Приходится ломать ноги на кобластой зяби, где любят ложиться русаки, прочесывать ряды обломанных подсолнухов и сухой кукурузы. Открытое пространство гасит голоса собак. Но зато все видно. Взгляд тут же прихватывает вдруг возникшего на разлинованной бороздами пашне зайца, можно поглядеть и на лежку, из которой он только что вымахнул, небольшую продолговатую луночку с подталой грязцой на дне, запечатлевшей вмятинки от лапок. Долго видно, как по дальней межевой канаве, на грани земли и неба, катится клубочек, а значительно поотстав от него, вытягиваются в гонном намете выжлец и выжловка. Почти все происходит на глазах. Кто-то, едущий на телеге, остановил лошадь, даже встал в рост как же, интересно, идет охота!

Русак отвернул, покатился по озими - кажется, к лесной полосе, успеть бы к ней... И охотник, оступаясь в корявых бороздах, трусит к полосе, загадывая, как из глубины рядка, выстланного листвой черноклена, акаций и лоха, выкатится на него заяц...
Но в колках и рощах средней полосы, в пойменных лесах и сосновых борах с подлеском из бузины, крушины и бересклета, где держится русак, охота на него с гончим мастером интереснее, чем на беляка. Он не водит собак по чапыжнику, не путает по мелочам - русак закладывает пространные круги, иногда так долго идет по прямой, что начинаешь подозревать, уж не по лисе ли залились гончаки? Гон идет ровнее, жарче, чем по беляку, и старые, застывшие в дымке утреннего тумана сосны отзываются ему, как пустые гулкие залы.

Приходится задавать длинные концы и охотникам, но ходить по мягкой хвое в чистом бору: с реденькой травкой легко, ходьба доставляет наслаждение - во всяком случае, в первой половине дня, когда поигрывают мышцы и расправившиеся легкие полны соснового, не потерявшего утренней свежести воздуха.

Русак менее точен, нем беляк, при возвращении после круга к своей лежке, его может увести в сторону подвернувшаяся дорожка или просека. Охотник, нажидающий зайца где-нибудь у квартального столба в пересечении просек, начинает догадываться, что гон идет стороной и, скорее всего, русака удастся перехватить метрах в трехстах от его столба. Подхватившись, охотник в "полной выкладке" бежит эти триста метров, чтобы успеть подбыть на лаз и не оттоптать зайца, не быть замеченным в своей беготне... Но все напрасно: русак оказывается более удалелым, чем можно было предполагать, он сильно отрос от собак, и не управившийся подбыть охотник замечает, как перевидевший его русак резко отвернул и утекает, мелькая меж сосен... Ах, черт возьми! А ведь шел как раз там, куда метил охотник... Близятся, вываливаются гончие, идут с голосами по следу, не опуская голов, покосились на хозяина и расчетливым галопцем потекли дальше. Но - проскочили сметок, скололись, затолклись... Выправятся, конечно. У зайца потовые железы на подушках лап, нем больше гоняют его, тем сильнее чуется след. Но хозяин нетерпеливо тычет рукой туда, где отвернул русак, - вот, вот, вот! Гончие подхватили и залились, покачиваясь в галопце. Как, куда теперь пойдет заяц?

Охотник постоял, послушал, куда заворачивает гон, прикинул, где может пройти русак, и поспешил, то скорым шагом, то побежкой, чтобы поспеть на этот раз... Сколько же будет пройдено, сколько беготни будет за длинный, с темна до темна, охотничий день?

Нередко бывает, характер гона на заячьей охоте меняется: он обретает особую страсть, становится ровнее, удаляется по прямой и может совсем сойти со слуха. Опытный гончатник с первых минут определит: собаки пошли по лисе. Скорее всего, по шумовой, подавшейся от кого-то из охотников, от порсканья и перекликов, от голосов собак. Многие гонцы лучше работают по лисе и предпочитают ее зайцу. Такое не пресекается - хуже, когда гончая, работающая по лисе, бросает ее и заливается по выскочившему зайцу.

Если идут специально за лисой, шуметь и порскать не следует. Охотник должен знать, где находятся в округе выводные лисьи норы и запасные норы-укрытия: без этого взять лисицу значительно труднее. Молодые лисы, начавшие самостоятельную жизнь, первое время держатся в районе выводной норы - там и надо набрасывать собак. Лисы на гону ведут себя по-разному: некоторые сразу же, как только натекут на них гончие, направляются к ближайшей знакомой норе, другие сначала долго водят по ельникам и сосновым посадкам, по сухим тростниковым болотам и только потом, как бы досадуя на неотвязных гончих, сворачивают к спасительным норам. Есть и такие, которые уходят по прямой, утягивают собак и кружат по знакомым чащобникам и пропастинам, не изъявляя желания понориться.

Нет ничего досаднее и для охотника, и для собак, когда лиса, поводив гончих, вдруг исчезает в норе. Обазартившиеся гончие обиженно поскуливают, пытаются влезть в узкую, пахнущую близким зверем нору, скребут когтями вход, отрывают зубами шматы дерна, пытаясь расширить лаз, - но все тщетно... Поблескивая в темноте глазами, часто дыша после жаркого гона, лисица сидит, слушает топотание и поскуливание собак, шаги человека, бормочущего проклятия, - не скоро она решится помкнуть нору, даже когда уйдут охотник и собаки.

Поэтому лучше на лисицу охотиться с гончими вдвоем, втроем, чтобы с началом гона занять лазы, ведущие к ближайшим, наиболее посещаемым норам.

Говоря о работе гончих мастеров, нельзя не сказать несколько слов о страшной опасности, которая может подстерегать их на гону, - о волках. Совсем не обязательно собакам отрываться далеко и сходить со слуха волки могут взять собаку почти на глазах у хозяина. Они осторожны, умны, хорошо оценивают расстояния до собаки и до человека и безошибочно сознают пределы своей безопасности. В этих пределах они действуют дерзко и нагло. Хозяин, стоящий на лазу, слышит, как ровный, уверенный гон вдруг обрывается. Скол? Перемолчка затягивается. Он направляется туда, где последний раз слышал выжловку. Время идет. Лес молчит. Нет, это не скол... Может, понорилась лиса? Но на гону был заяц... И в этой стороне вроде бы не было нор... Охотник накликает выжловку, трубит. Наконец стреляет несколько раз в воздух. Собаки нет. На снегу хозяин, в конце концов, прочитает подробности происшедшей трагедии. Но на черной тропе найти разгадку трудно. Можно представить, что на душе у человека, потерявшего свою любимицу-выжловку.

Однажды я видел, как волк готовится к охоте. Моя собака гоняла русака в сосновых посадках. С бугра, поросшего бурьяном и красноталом, где я стоял, была видна часть зеленого моря молодых ровных сосенок. Выжловка гоняла далеко, и было неясно, как идет гон, где лучше встать. Вдруг я заметил, как на соседнем бугре метрах в восьмидесяти появилась... собака? Да нет же - волк! Я был под ветерком, он меня не видел. Его внимание было обращено на собаку. Подняв голову, он так же, как я, старался определить направление гона. Он прислушивался, как прислушивается гончая-первоосенница, отставшая от собак, чтобы понять, как напрямую махнуть к старикам. Надо было скорее стрелять, надо было разрушить его намерения, хотя бы в воздух, все равно тройкой не достать! Но я все же успел заменить дробь картечью и выстрелил по нему, чтобы напугать сильнее. Волк крутнулся и, болтая передней перебитой ногой, исчез в посадках. Я стал стрелять, накликать гончую а вдруг он не один? Но в тот раз все обошлось...

Как же все-таки уберечь собаку от волчьих зубов? Некоторые охотники подвешивают к ошейнику ружейную, стрелянную дымным порохом, гильзу. Знакомый лаечник рассказывал, как он натирал собаку перед охотой своей грязной нижней рубахой, хранившей запах пота. Мы перед напуском гончих надевали на них ошейники с подвешенным колокольчиком (бубенец не годится, он забивается снегом) и кумачовыми тряпками, протянутыми через ствол ружья после дымного пороха. Ошейник должен быть не слишком прочным, чтобы собака, если зацепится, могла его порвать, но не настолько слабым, чтобы потерять колокольчик.

ВАДИМ ЧЕРНЫШЕВ
Охота и охотничье хозяйство 1994 - 10

==================================================================